www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

Фестиваль Здравствуй, солнце золотое! Крупнее, чем в жизни «Фантазии Фарятьева» как «Объяснение в любви» Пять фриков и один фантом С премьерой!
     Фестиваль Сергея Довлатова «Заповедник»   

Артем Татаренко о планах по развитию филармонии, зарплатах и вакханалиях на сцене БКЗ

06.12.2016 16:00 ПЛН, Псков

2 декабря гостем радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» стал новый директор Псковской областной филармонии Артем Татаренко. В рамках программы «Особое мнение» ведущие Алексей Семенов и Надежда Назаренко побеседовали с ним о планах по дальнейшему развитию учреждения. Предлагаем вашему вниманию стенограмму эфира.

Алексей Семенов: Добрый день. В прямом эфире радио «Эхо Москвы в Пскове», программа «Особое мнение». В студии Алексей Семенов и Надежда Назаренко. У нас сегодня в гостях директор Псковской областной филармонии Артем Татаренко.

Артем Татаренко: Здравствуйте.

Надежда Назаренко: Артем, насколько мы знаем, накануне у тебя состоялась встреча с коллективом, где ты был представлен сотрудникам, артистам. Как прошла эта встреча, какие вопросы тебе задавали и как в целом принял тебя коллектив?

Артем Татаренко: Встреча прошла хорошо. Действительно, вчера встретились практически со всеми, кто является сотрудниками не БКЗ филармонии, что очень важно, а филармонии. Потому что БКЗ - это лишь небольшая часть, зал - это лишь одна ипостась. Самое-то главное, это, конечно, коллектив, который в основном состоит не из технического персонала, а из артистов, музыкантов, в первую очередь, оркестра. Встреча прошла продуктивно. Там не только я был. Там присутствовал Дмитрий Дмитриевич Месхиев, он же меня и представлял. Поэтому многие вопросы были к нему обращены. Они касались разного: творческой жизни, в том числе разных предложений на будущее, быта. Конечно же, коснулись и не самых высоких в мире зарплат. Все прошло конструктивно. Я пока очень рад знакомству с теми, кого не знал до этого, людям, которые работают в филармонии. Атмосфера конструктивная, позитивная. Посмотрим, что время покажет, потому что неоднородная среда, это культура… Но я к этому отношусь с пониманием, спокойно. Я понимаю, что вопросы будут касаться разных направлений: и хозяйственных, и материальных, и эмоционально-творческих.

Алексей Семенов: Как к твоему назначению отнеслись представители нашего культурного сообщества? Известно ли тебе их мнение? Что говорят люди?

Артем Татаренко: Мне известно мнение тех, кто звонил и поздравлял с этим назначением. Я не знаю, как относятся другие. А таковых было много. Я, наверное, не слукавлю, достаточно много людей выразили поддержку. Ожидание того, что все будет хорошо и все получится, я им благодарен за это, потому что дело большое, ответственное, не в последнюю очередь эта поддержка для меня важна. Наверняка были и те, кто удивился, расстроился, опечалился.

Алексей Семенов: И не позвонил…

Артем Татаренко: И не позвонил. Я, конечно, всех запомнил, переписал в черный список, коричневую книжечку. Это шутка. Нет, все дела покажут. Я думаю, те, кто в чем-то сомневается, будем надеяться, эти сомнения утратит, если все будет у нас в порядке.

Надежда Назаренко: Ну, а теперь о конкретном. Что будет входить в твои функции, какими конкретно вопросами будешь заниматься?

Артем Татаренко: Функции директора филармонии охватывают весь процесс. Повторюсь, наверное, 2 главных кита и 2 больших направления - это гастрольная деятельность приезжих (аренда зала, техники и т.д., обеспечение этих гастролей) и творческая деятельность собственных коллективов. В первую очередь - симфонического оркестра. Это несколько две разных задачи. Если в первом случае это больше хозяйственно-организационные вопросы, то во втором случае - это в том числе художественно-творческие и какие-то даже личностно-эмоционально-моральные. Я для себя определил, как и Дмитрий Дмитриевич Месхиев ориентировал меня, что оркестр симфонический – это большое достижение для нашей области, особенно учитывая, что у нас нет консерватории. Такое количество хороших артистов, такое количество выступлений – это большое региональное достижение, которое нужно удерживать и развивать. Это базис. Будем к этому все усилия прикладывать.

Надежда Назаренко: А как по-твоему, почему было принято решение о смене директора филармонии. Разделение полномочий какое-то есть? Галина Александровна остается. Какие у нее функции будут?

Артем Татаренко: Тут смена произошла даже скорее под влиянием рамок договора с руководителем. Там прописаны в том числе и всякие возрастные ограничения нахождения в должности. То есть это не связано с какими-то там просчетами, недовольством работы и т.д. Это процесс, который был неизбежен, о котором Галина Александровна знала сама. Она в последние месяцы участвовала в процессе решения того, как будет происходить дальнейшая жизнь. Она была информирована об этом. Много раз я такую историю повторяю, но она соответствует действительности. Это не революция, это эволюция. Галина Александровна не уходит, мои силы добавляются к ее силам и от этого синергетического эффекта (как один нам знакомый человек некоторое время назад ввел этот термин в обиход) будем достигать совместным трудом. В принципе, у нас сейчас все получается. Галина Александровна идет во всех вопросах навстречу, обо всем меня информирует, вводит в курс дела. Где-то она продолжает взаимодействовать с продюсерами, с которыми она начинала взаимодействовать, ведь гастрольная политика начинает строиться за 2-3 месяца. Она больше планирует уделять внимание как раз-таки творческим вопросам собственных коллективов и в этом помогать. А я, так понятийно пока договорились, сфокусируюсь в большей степени на хозяйственной деятельности, на вопросах продвижения, рекламы, пиара, как близкого мне направления. Параллельно буду знакомиться со всеми делами, потому что как человек, ставящий подписи на документах и по договору несущий ответственность всеобъемлющую, с этим связан, я в любом случае буду разбираться во всем и де- юре отвечать за все буду тоже я.

Алексей Семенов: Ранее ты говорил, что будете работать с Галиной Ивановой в тандеме. На чем основан такой прогноз? Понятно, что в любом случае мы как будто бы два руководителя по сути видим: один формальный, другой собственно в первой ипостаси. Нет ли опасений каких-то, что в каких-то вопросах будут обсуждения, полемика?

Артем Татаренко: Еще месяц не прошел, прошло 20 дней взаимодействия, пока ничего подобного не произошло. Надеюсь, что не произойдет в будущем. Находимся в конструктивном взаимодействии, пока с этим не было проблем. Встречаемся, договариваемся о том, что я вот сейчас, например, сконцентрируюсь на этом деле, она на каком-то ином, потом сверяем позиции. Никаких пока конфликтов не предвидится, надеюсь, что не будет, потому что я с большим уважением к Галине Александровне отношусь, и мы друг друга давно знаем. И с залом, и по другим мероприятиям мы не раз взаимодействовали, сотрудничали, она нам помогала давным-давно, еще по КВНу к нам по-доброму относилась и всячески сопутствовала нашим творческим достижениям.

Алексей Семенов: Артем, у тебя, как у человека творческого, наверняка возникнет такой соблазн не то, чтобы вмешаться, но как-то поучаствовать в творческой составляющей, в творческой политике филармонии, может быть, советы какие-то дать или предложить какие-то свои креативные решения...

Надежда Назаренко: Я так поняла, что творческая политика на тебя тоже возложена, да?

Артем Татаренко: В общем, как я и говорил, де-юре директор один, нет двух в этом смысле позиций, но, опять же про творческую составляющую, я сейчас пытаюсь в этом смысле для себя понять максимум информации, как-то в этом смысле образоваться музыкально. Мне кажется, что моего художественного вкуса недостаточно для того, чтобы диктовать всецело политику. Есть дирижер оркестра, есть другие специалисты в этой области. Я свою роль в этом вижу как максимальное содействие этим творческим процессам, организационно-экономическим даже. Никуда не деться, предлагаемые программы, идеи должны базироваться на материальной основе, на возможности куда-то уехать, поставить декорации и т.д. Вот в этом я буду содействовать.

Если говорить о гастрольной деятельности, вопрос цензуры даже не в моей компетенции и не в компетенции филармонии. Здесь я вижу, что мы можем сделать одно: донести до зрителей максимум объективной информации, не пытаясь ее приукрасить. Отзывы и какие-то материалы можно будет найти на сайте. Только сегодня мы беседовали о том, что в ближайшее время, 7 января, будет одна антреприза в филармонии. Лифанов, хорошо известный киноактер, там участвует. Но, посмотрев отзывы, мягко говоря, качество постановки вызывает вопросы у меня, например. Я посмотрел видео. С другой стороны, в массе комментариев оценки в основном не слишком хорошие, встречаются и такие, что «наконец-то в наш город приехал этот актер, я вот его живьем хотела увидеть давно, и мне даже все равно, в каком он спектакле участвует». В этом случае, мне кажется, надо просто дать зрителям возможность самим разобраться в этом, оценить, насколько это адекватно ценовой политике, удобно ли им это, интересно. Если они обо всем информированы и принимают решение туда прийти, значит и обижаться, скорее всего, не будут. А вот если они, скажем так, слегка введены в заблуждение рекламными ходами, что бывает тоже сплошь и рядом, это уже граничит с определенным обманом потребителя. И здесь, мне кажется, надо прикладывать усилия для того, чтобы людям объяснять, что и как: это ростовые куклы, это спектакль, это шоу. И «Юнона и Авось» от «Щенячьего патруля» отличаются сильно при одной и той же цене на билеты. Но на ту и на другую услугу находятся свои потребители, фанаты, что угодно. Как-то так. Конечно, цензурировать и как-либо отсекать какие-то по моему внутреннему ощущению нехорошие вещи я просто не могу, потому что я не считаю себя экспертом. И вообще, быть заложником мнения одного человека для всего города это, по-моему, очень неправильно.

Надежда Назаренко: Мы продолжим эту тему. Сейчас хотелось бы вернуться к твоему назначению и спросить, какие тебе были поставлены изначально условия при приеме на работу на эту должность. Должен ли ты был подготовить какой-то план реорганизации работы филармонии, возможно, обновление материально-технической базы.

Артем Татаренко: Конечно. Условия были такие: работать добросовестно. На самом деле, мы беседовали с Дмитрием Дмитриевичем на эту тему. Я прекрасно понимаю серьезность задачи, обширность и важность этого учреждения для региона вообще, заметность его в том числе. Поэтому одним из условий - это полная отдача процессу, не совместительство с другими работами. Этого я намерен придерживаться. Во-вторых, конечно, какие-то предложения и ожидались. Более того, я их уже сделал. Но это не было в каком-то ультимативном порядке, что сейчас мы тебя на работу возьмем и если ты нам через 3 дня что-нибудь такого фантастического не предложишь, то конец тебе… Нет, конечно. Все в конструктивной, позитивной атмосфере. Общих задач я уже даже коснулся. Это, конечно же, сбережение развития собственных артистических сил, гастрольной деятельности, улучшение экономических показателей, потому что не всегда залы полные собираются. В этой части много разных инструментов и современных существует, и дополнительных и личный опыт организации мероприятий. По большому счету, дела ближайшей перспективы, может, не самые глобальные, но которые должны какой-то вклад внести, я уже себе представляю, набросал…

Надежда Назаренко: Поделись с нами.

Артем Татаренко: Ну, хорошо. Может, это не слишком хитрые дела. Планируем поработать в плане рекламы по нескольким направлениям. Во-первых, усилить свое присутствие даже такими небольшими действиями, крепить флаеры с анонсами на все мероприятия театрально-концертной дирекции к каждому продаваемому билету. Уже договорились со спонсорами, которые напечатают эти флаеры, и ничего это не будет ничего стоить ни государству, ни театрально-концертной дирекции. Поговорили о том и сейчас будем это делать, чтобы более точно проанализировать характеристики продаваемости мероприятий, то есть выбрать те, которые наиболее успешны. Главное, понять параметры, отчего это зависит: от цены билета, от тематики, от времени года, от артистов. После того, как мы получим всю эту аналитику, мы сможем разобраться, почему на тех мероприятиях, где не было аншлага, его не было. И как сделать так, чтобы он был.

Надежда Назаренко: Вот в связи с этим у нас такой вопрос. Ты недавно заявил, что намерен провести детальный анализ продаж. Это ты как раз и сейчас это сказал. То есть до твоего прихода никакая ценовая политика в филармонии не велась, и анализа такого никто не делал. То есть ставили, что хотели, показывали, что хотели, ни на кого не ориентировались, так получается?

Артем Татаренко: Да нет, конечно. Такие вещи, даже с тем же опытом Галины Александровны, даже понятийно, она в состоянии, пользуясь внутренней аналитикой и в прошедшие годы приезжающих артистов, она с высокой точностью прогнозирует и собираемость зала, и все остальное. Вы поймите тут какой нюанс. Позвонил продюсер. Он по большому счету имеет полное право и собственный маневр на то, какой ценовой диапазон должен быть билетов, какова тематика мероприятий, как будут выглядеть афиши, в каком объеме он будет их рекламировать и т.д. В этом смысле, кроме как рекомендательных каких-то вещей, нет. Мы заключаем с ним договор об аренде зала, оборудования и т.д. Это не значит, что мы не можем отказать приезжающей стороне, но это значит то, что эти все вещи на совести и на финансовой благополучности продюсера. Другое дело, что они часто готовы прислушиваться и к каким-то аргументированным вещам относиться с пониманием. Я так себе представляю процесс: если приезжает к нам продюсер и собирается продавать билеты по 50 000 рублей, мы ему можем сказать: «Дорогой продюсер, вот поверь, вот чуйка у меня, не продашь ты». Он: «А у меня чуйка, что продам». В этот момент, наверное, было бы уместным и для нас, и для продюсера достать сформулированную бумагу, где это все посчитано. Современные технологии захлестнули нас не так давно, это интернет, электронные продажи т .д. Не так давно это стало просто сделать: включить камеру и посмотреть, сколько людей было в зале и т.д. Сейчас это все есть. Если к этому приделать правильные ноги, то мы получим полный анализ того, что происходит.

Надежда Назаренко: Это в том случае, если продюсер обращается к вам. А филармония сама ищет артистов, чтобы привлекать больше зрителей к себе?

Артем Татаренко: Естественно. Но это в основном касается мероприятий собственных. Это ансамбль «Псков», это группа «Классика» и симфонический оркестр. Есть государственное задание, в котором прописано необходимое количество концертов, которые должны пройти. В этой части у нас полная свобода творчества, как от способов рекламирования ее объемов, как от составления программ и т.д. Здесь тоже усилия не будут лишними. Об этом тоже на встрече говорилось. Хотя, на мой взгляд, тут история получше складывается, о чем говорит 20-летие, которое будет 9 числа. Фактически билетов нет. Уже проданы все билеты. Для приезжих артистов это достаточно редкое явление в данный момент. Поэтому востребованность ощущается, но тут еще, надо сказать, что концерт будет уникальный: приедут солисты Мариинского театра, большая специально подготовленная программа, грянет весь оркестр. То есть это не вечер дарения красных папок, а это, действительно, концерт. Повторюсь, билетов 20 на него осталось. Это хороший показатель.

Алексей Семенов: Давайте прервемся, послушаем первого дозвонившегося. Это наш коллега, Александр Савенко.

Радиослушатель: Добрый день, коллеги. Рад вас слышать. Внимательно слежу за эфиром. Прежде чем задам вопрос, хотел бы поздравить Артема Сергеевича с назначением директором филармонии в хорошем смысле. Карьерный рост такой, рад за него.

Артем Татаренко: Спасибо.

Радиослушатель: Второе оценочное суждение выскажу. На мой взгляд, это правильное решение господина Месхиева - назначить на такую должность Татаренко с его кипучей энергией, разносторонними интересами и известностью в Пскове и области. Как мне представляется, человек, который может быть очень полезен и эффективен в должности руководителя филармонии. А теперь, собственно, вопрос. Он не про деньги, не про площади, которые принадлежат филармонии, скорее, о творчестве. Вот у нас драматический театр теперь больше, чем театр. Все последние годы говорится о том, что он должен стать этаким центром притяжения людей талантливых, увлеченных театром и не только театром, но и кино. Вот у меня вопрос к Артему. Нет ли в его планах, в его задачах примерно того же самого: сделать областную филармонию центром притяжения для псковичей, увлеченных музыкой, причем не только тех, кто ходит на концерты, следит за гастрольным графиком, но и сам этим занимается, и второе, для талантливой молодежи тоже таким же центром стать, в том числе для выпускников колледжа, музыкальных школ, ну, и даже близких тебе квнщиков, тем более, что сегодня уже про КВН упомянул.

Артем Татаренко: Спасибо большое. И спасибо большое за такие лестные оценки деятельности и авансы. Приятно слышать, постараюсь не подвести. Если по сути ответа, совершенно верно, анализ продаж будет касаться, тут я, может, не до конца расшифровал, не только цифр статистики, а и тематики в первую очередь. Мне кажется, не все сферы на данный момент и не все артисты как бы традиционно и привычно смотрятся на сцене БКЗ. О чем это говорит? Мы сейчас на внутренних планерках сформулировали для себя такой первичный посыл, который заключается в том, что БКЗ филармонии - это главная площадка области, вот так смело.

Надежда Назаренко: У нас же театр - главная площадка области.

Артем Татаренко: Почему?

Надежда Назаренко: Так было заявлено…

Артем Татаренко: Давайте спорить. Хорошо, самая крупная площадка области. Самая крупная сцена области. С одной стороны, это накладывает определенные обязательства, все- таки какого-то дикого разврата, вакханалии, любительщины, запрещенных шоу не должно быть.

Алексей Семенов: К сожалению многих, наверное.

Артем Татаренко: Может быть, да. Если таких сожалеющих человек 800, то можно какой-то закрытый показ сделать. 95+ и вперед. С другой стороны, это мультиформатная площадка. Мне кажется, отличие от второй главной сцены области – театра, в том, что филармония дает больше возможности для разносторонних мероприятий. Если тот же КВН может немного странно и неуместно на театральной сцене смотреться, в филармонии это будет отлично. И так по многим вопросам. Этим нужно пользоваться. Мы подумаем о том, как вот эту мысль, месседж попробовать донести до продюсеров и для псковичей. И действительно выстроить программу таким образом, чтобы она охватывала наибольшее количество интересов. От детских, на это спрос, кстати, большой, до, может быть, каких-то рок-концертов, таких наших рокеров типа «Чайфа». Можно привести в пример Гарика Сукачева и т.д. Это не те рокеры, которые зажигают на голове факел, обливают себя бензином и с матом прыгают в зал, а те, у которых достаточное количество поклонников, качественная музыка и т.д. В этом качестве тоже, мне кажется, есть момент, над которым можно поработать. Этот ассортимент, грубо говоря, попробовать расширить. Будем проводить работу обоюдную. Мне, как организатору, директору филармонии, никто не запрещает самостоятельно позвонить тому артисту, на которого есть спрос, и предложить ему у нас выступить, ему или его продюсерскому центру

Надежда Назаренко: Я об этом говорила, чтобы вам привлекать зрителя.

Артем Татаренко: А переходим мы к третьей части вопроса, о чем я хожу уже неделю, пользуясь повышенным вниманием уважаемых коллег, и клянчу у всех: помогите нам, уважаемые СМИ, в этом вопросе. Что имеется в виду? Давайте попробуем принять обратную связь, чего бы люди хотели видеть. Можете мне вот в этом посодействовать? Можем мы опросы на ПЛН такие сделать?

Надежда Назаренко: Конечно, сможем.

Артем Татаренко: Нас же господин Савенко слушает сейчас. Подключите его, пожалуйста, еще раз, мы у него спросим, можно ли это сделать или нет. Это без всяких шуток. В том числе, с помощью опросов мы будем исследовать ожидания репертуарные, ожидания ценовые, недовольства какими-то вещами. Зритель у нас главный цензор и король.

Надежда Назаренко: Хотелось бы спросить, известен ли тебе среднестатистический портрет зрителя филармонии на сегодняшний день.

Артем Татаренко: Он мне известен в той части, в которой я мог изучить. Вы, как я помню, впереди планеты всей, я имею в виду холдинг, ПЛН. У вас наибольшая посещаемость в регионе, а сколько это?

Алексей Семенов: Много.

Артем Татаренко: Много. Хорошо. Для меня было большим открытием, что сайт филармонии посещают 50 000 человек в месяц. Если не ошибаюсь, это хороший показатель даже для СМИ. Яндекс-статистика честная, открытая. Кто хочет, может посмотреть. Этот круг интересующихся выглядит примерно так. На удивление, достаточно много молодежи. Основной процент - от 25 до 30 и после 40 и до 50. Короче говоря, самый широкий диапазон. Где-то 5% - совсем молодые ребята до 14, а все остальные - достаточно однородная масса. Интересуются люди примерно в равных пропорциях. Их много. Их, действительно, много. Это не собственные заходы, это не Галина Александровна вместе со мной рассматривает сайт. Кстати говоря, в части сайта мы придумали ряд действий, которые сделают поиск более удобным, сделают графы, где можно будет посмотреть подробную дополнительную информацию о тех, кто к нам приезжает. И вообще, знаете, у меня мечта какая. Я тут недавно понял, в кино на фильмы всегда делают рейтинги. Почему не делать такое на театрально-концертные постановки? Теоретически. Где-то есть собственные оценки, выбор редакции, еще чего-то. А чего нам мешает делать? Вот идет тур по 6 городам сразу. Давайте как-то поможем зрителям обменяться информацией. Ведь это с двух сторон очень важно. Это не даст возможности откровенной халтуре поживиться на людях и просто не принеся прибыли в следующий раз не будет повторяться. Это отсечет недовольных на первом этапе, человек предупрежден, значит, вооружен. Он или проголосует непокупкой билета, или наоборот, сделает это обязательно. Недовольные будут и в том, и в другом случае. Здесь парадокс такой, что настолько разнородная масса с противоположными желаниями, что угадать желания всех сложно. Но надо, чтобы было много мероприятий, хороших и разных.

Надежда Назаренко: Давайте послушаем нашего радиослушателя. Алло, здравствуйте, вы в эфире.

Радиослушатель: Добрый день. Анна Владимировна. Я начну сначала с критики. Мне не нравится, что филармонию вы называете БКЗ. Просто это ужасно звучит. Но это мое мнение. В филармонии очень маленькая сцена, очень плохие микрофоны, входной зал, где раздеваются, безобразен. Когда входишь еще, сдаешь одежду, это ладно, а когда все кучей стоят плечо к плечу - это ужасно. И почему, когда расширяли здание, не предусмотрели это? А теперь дальше. Предложения мои. Я приехала из большого города, города Омска, где большой академический симфонический оркестр и еще там всякое разное. Я работала директором детской филармонии. При областной филармонии была детская филармония. И мне давали раз в месяц сцену для детей. Выступали и музыкальные школы, и творческие коллективы. Это вы представляете, на всю жизнь у ребенка остается, что он выступал на такой большой сцене. Конечно, детские филармонии - это, наверное, доступно только большим городам. Но я была во всех лицах. У меня был только администратор и я. Больше никого. И я справлялась с этой работой. И я даже организовывала концерты Крамера, джазиста нашего. Приезжал он с учениками. Они играли классику и джаз. После этого он дорогу нашел в этот город, и абонементы были. У симфонического концерта были детские концерты и продавались абонементы, и специально была музыка для детей. Еще, например, по поводу Нового года. Обязательно филармонией приглашался коллектив, который делал маленькие спектакли. Продавались билеты, елка стояла. Это были целевые концерты. Но я не представляю, чтобы филармония была для КВНа. Это уже, знаете, заработок какой-то пойдет. Я не знаю, у меня много мыслей. Сейчас нашей детской филармонии 30 лет. Они меня приглашали на 25-летие, на 30-летие. И я отсюда двигалась туда, оплачивали мне все-все, и я была генералом на этих концертах.

Алексей Семенов: Анна Владимировна, мне кажется, Артем забыл ваш вопрос.

Артем Татаренко: Анна Владимировна, большое спасибо. Очень ценный звонок. Действительно, вы специалист.

Надежда Назаренко: Такие ценные бесплатные советы от специалиста.

Артем Татаренко: Да, более того, меня даже радует критика прозвучавшая. Почему? Потому что она объективна, и мысли сошлись в этом плане. Я с большинством моментов соглашусь сразу и сходу. И по поводу того, что некоторые моменты мы разрешить не в силах, как мгновенно расширить сцену, глобально изменить зал, построенный давно. Он, действительно, не идеальный по акустическим параметрам и т.д. Но есть и радостные в этом смысле события. Во-первых, утверждена и начала действие программа перевооружению оркестра и самое главное, да, я совершенно согласен, и я сам себя все время поправляю, что филармония - это не зал. Зал - это одна небольшая ипостась. Я сам себя пытаюсь в этом смысле одергивать. Это действительно так. Это более широкое понятие, и вторая часть более важная. Поэтому я тут с вами соглашусь. Первое наше усилие направлено на переоснащение оркестра. Это закупка на большую сумму, я сейчас точно не помню, это несколько миллионов рублей, закупка новых инструментов . И этот процесс уже начался.

Алексей Семенов: Филармония сама платит полностью? Или это какие-то …

Артем Татаренко: Это результат очень тесного и конструктивного взаимодействия Дмитрия Дмитриевича Месхиева с Андреем Анатольевичем Турчаком и комитетом по культуре. Вторая важная составляющая – это многомиллионная программа с банком реконструкции и развития. В ее рамках поступил новый светодиодный экран, это прекрасная новость и радость. Это и дополнительный сервис и, главное, дополнительная возможность для наших выступлений, их расцвечивать. Там учтены очень многие параметры. Звук, как справедливо было сказано, свет и т.д. В этом смысле мы надеемся на позитивные изменения. Более того, может меня будут ругать за то, что я тайну открыл, но что касается входной зоны. Я согласен, что холл сейчас, может быть, не очень уютный и удобный. Мы в существующих обстоятельствах некоторые действия произведем, начиная от общего оформления. Есть у нас художники интересные. Кофе-точки, перекусочные, мы сейчас немножко переформатируем там. Здание бывшего филфака педуниверситета, вплотную примыкающее к филармонии, с колоннами, убранством, высокой лестницей, удобным пространством, дополнительными гардеробными, в обозримом будущем может стать филармонийским. Там не все согласования получены, я оговорюсь, боюсь на воду надышать, но процессы идут. И тогда у нас появится в этом смысле маневр, как репетиционный, так и для того, чтобы встречать достойно наших гостей. Справедливо. Сейчас как ни странно, несмотря на то, что внимание к филармонии повышенное от властей, хозяйственных вопросов накопилось много, честно скажу. Не знаю, насколько людям интересно слушать, но там и на текущие крышу и фасад необходимы серьезные средства. Более того, нам в них в общем не отказывают, но вы понимаете, что это мгновенно и вдруг не происходит. Идут процессы, беседуем, как это сделать, есть разнообразные планы. Отрадно слышать, что люди замечают те же моменты, которые я, придя, тоже для себя как приоритетные пометил.

Алексей Семенов: В целом, Артем, как ты оцениваешь техническое состояние всего этого хозяйства: свет, звук, декорации, сцена, система электроснабжения, вентиляция, которые были у нас в 2011 году после второго пожара отремонтированы, восстановлены. Твой приход означает ли, что мы можем ожидать, что в ближайшее время, год-два-три, какие-то элементы будут отремонтированы, заменены, обновлены?

Надежда Назаренко: Предполагается ли капитальный ремонт здания?

Артем Татаренко: Я могу сказать, что есть список приоритетных задач, в которые в том числе входит кровля, фасад и другие вопросы. Это список №1, который уже где-то просчитан, даже в процессе исследования есть смета. Я буду настойчиво и последовательно пробовать эти вопросы продвигать.

Надежда Назаренко: Финансирование где планируете брать? Это областной бюджет или федеральный? Какие-то, может быть, программы.

Артем Татаренко: Дмитрий Дмитриевич ведет активную работу и в том, и в другом направлении. Комитет культуры, насколько я знаю, в переговорах находится. Если где-то находятся федеральные программы, в которых учреждения театрально-концертной дирекции могут поучаствовать, их туда интегрируют. Если это какие-то местные программы, тоже. Ну, и третья составляющая - собственные доходы и возможности тоже для решения этих задач используются. То есть это такой тройственный бюджет. Как вы думаете, сколько стоит один профессиональный инструмент, валторна, например. Какие ощущения?

Алексей Семенов: Порядка сотни тысяч?

Артем Татаренко: А вот не порядка сотни тысяч, это стоит как Toyota Camry, к примеру. Я вам серьезно говорю по стоимости. Есть инструменты и дороже. Это не потому, что самые шикарные инструменты мира заказали. Это цена профессионального оборудования.

Алексей Семенов: Все мы помним стоимость рояля за 5 млн.

Артем Татаренко: Да. Понимаете, и это оправдано в том смысле, что этим-то симфонический оркестр отличается от любого любительского объединения. Это другой уровень, который требует другого уровня исполнителей, другого уровня инструментального и т.д. К сожалению, не все работы, которые были проведены даже с 2011 года, выполнены идеально по той же, кстати говоря, вентиляции и т.д.

Алексей Семенов: Там и сроки поджимали, мы помним.

Артем Татаренко: Нет, там все, что нужно было, сделано, но есть в этом плане над чем работать серьезно.

Радиослушатель: Скажите, пожалуйста, а вот к Рождественским вечерам что-нибудь будет в филармонии?

Артем Татаренко: Спасибо за вопрос. Это и у Анны Владимировны прозвучало. Никто традиции не нарушает. Готовятся нашими артистами специальные программы, часть из них будет представлять из себя детский «новогодний ликбез». Существуют образовательно-творческие программы.

Надежда Назаренко: Это для детей будут рождественские мероприятия какие-то или для взрослых?

Артем Татаренко: И для детей, и для взрослых. Всех приглашаю посмотреть и на сайте, и по афишам. Достаточно плотно выстроенный январь, гастрольный тур. Там начиная от приезжих с рождественскими мероприятиями артистов, заканчивая своими. То есть программы готовятся, они будут продемонстрированы. У нас их можно посмотреть. Мне кажется, они в этом году очень интересные. Галина Александровна ходила на репетиции. Сейчас все активно готовятся. И для детей, и для взрослых специализированные программы филармонии будут, всех приглашаем.

Надежда Назаренко: Тогда вернемся к вопросу, который тоже поднимала Анна Владимировна, по поводу детской аудитории. Будете ли вы делать упор на то, чтобы больше привлекать детей? Может быть, школьные группы, как это будет, приглашенные какие-то артисты или вашими силами собственными.

Артем Татаренко: Она коснулась момента абонементов. Хочу сказать, что абонементы существуют в филармонии, и очень активно, традиционно, многолетняя практика их использования. Есть костяк из настоящих, не побоюсь этого слова, фанатов, поклонников, в случае с оркестром сказать корректнее, людей, которые с благодарностью и ожиданием ходят на все мероприятия оркестра. Есть группы людей, которых приводят в первый раз. Они для себя открывают этот мир, часто это молодые ребята. Потом они посещают это постоянно. Кстати говоря, интересный симбиоз произошел, молодежь больше смотрит кино, нежели слушает классическую музыку. Но даже в этой части возможны, вы знаете, точки соприкосновения. На 20-летии будут исполняться многие подобные произведения.

Алексей Семенов: Из кинофильмов?

Артем Татаренко: В том числе. Артисты оркестра рассказывали, что к ним подходят школьники и говорят: «Эх, Штраус, Бах, не слышали таких музыкантов, кто ж это, а вот музыка, где Джонни Дэпп играет Джека Воробья на дальних берегах, «Пираты Карибского моря», вот классный музон. Вот бы нам послушать». В ответ на эти чаяния нашим оркестром создана классная аранжировка. Представляете, 60 человек, музыкальная обработка, как это богато и насыщенно выглядит с узнаваемыми нотками вот этих мелодий. На «ура» пошла программа, и тенденция эта будет развиваться. Тут же такой встречный ликбез. Нельзя делать вид, что мы умнее всех, и кто не понял, тот свободен. В то же время нельзя идти на поводу, исполнять шансон, чтобы лишь бы народу нравилось. Здесь взаимно-встречное движение.

Надежда Назаренко: Ты же сказал, что вы будете расширять репертуар, но одним расширением репертуара вы зрителей не привлечете. Тут нужны крупные рекламные кампании. В связи с этим вы будете ориентироваться на псковского зрителя или, может, на приезжих туристов, потому что на выходные приезжают из Питера довольно часто, почему бы им не прийти в Псковскую филармонию..

Артем Татаренко: Хороший вопрос, мне нравится. Это как раз обратная связь в действии. Я понимаю, что первые намеченные шаги, видимо, актуальны, раз об этом спрашивают и не раз. Мне кажется, что оркестр для нашей действительности – это такой бонус, к которому мы привыкли. Это так же, как пробегая каждый день по мосту через Великую, так, скользя, бросаем взгляд на Кремль, на наши 500 церквей, и для нас эта картинка привычная. А потом видишь какого-нибудь чернокожего мальчугана из Нигерии, у которого рот падает до реки, он не может остановиться, фотографирует, а японец вообще ничего подобного не видел. Для него это запредельной невероятности дела, уникальности. То же самое, может быть, и с оркестром происходит. Это в некотором смысле социальная миссия. Это бонус наш региональный, которым нужно пользоваться. Сходите вы где-нибудь за границей за 200 рублей на симфонический оркестр в составе 60 человек! Думаю, вряд ли. Евриков 200 у вас за это попросят.

Надежда Назаренко: Хорошо. Как ты собираешься популяризировать Псковский оркестр?

Артем Татаренко: Мне кажется, что здесь нужно делать параллельно. Во-первых, нужно выстроить постоянно работающие, не требующие компанейщины схемы. Это важный момент. С прикрепленными флаерами, с индивидуальным стилем, с какими-то долгосрочными акциями, билет как подарок или семейный билет, долгосрочными договоренностями со СМИ, которые, может быть, в регулярном порядке через какую-то периодичность будут проводить опросы

Надежда Назаренко: Это информационные кампании, да?

Артем Татаренко: Совершенно верно. Масса усилий может уходить на точечные действия. Лучше эти действия применить 1 раз, выстроив длинную схему, и потом контролировать только. Более того, легче отслеживать эффект, меняя эти компоненты со временем, подключая одно, убирая другое, можно адекватно получить срез того, что работает. Еще как, чем кампания опасна? Налетели, точечно по всем распространили рекламу и потом точно понять, что сработало в какой степени достаточно сложно. А в долгосрочной перспективе это реально. Подключили один компонент, посмотрели, как он работает, соответствие его стоимости, эффекта. Глядишь, через полгодика - год выработается самая оптимальная по цене и по эффективности кампании схемы, которые будут существовать

Надежда Назаренко: Чтобы у нас очереди в филармонию были такие, как в Третьяковскую галерею.

Артем Татаренко: Да. И их усиливать, в том числе кампаниями. Я себе вижу это так, что мы идем в плановом режиме, видим, что какие-то моменты проседают, тут мы можем усилиться. Причем, достаточно технических вещей, покупка с помощью кредитной карты в кассе билета. Была такая вчера картина. Нет у людей у многих вообще налички. Карточка есть. Он второй раз, может, не придет в кассу, раз карточка не сработает. Здесь нужно вести работу как с приезжими, так и с местными. Более того, мы уже предварительные беседы провели с людьми, занимающимися туристической деятельностью. В театрально-концертной дирекции есть еще одно объединение – туристский центр, рожденный сознанием и фантазией госпожи Труновой в бытность института инвестиционного развития. И он теперь в структуре театрально-концертной дирекции активно взаимодействует, и через него, а соответственно через объекты культуры, мы имеем возможность распространять информацию. А сейчас попробуем заходить, опережая, прямо в города. То есть сейчас будут готовить тур в Псков , который сразу учитывает несколько позиций, в том числе подогнанный и синхронизированный с гастролирующими группами.

Надежда Назаренко: Артем, у нас осталось совсем немного времени, хотелось бы поговорить о гастрольной деятельности. Как сейчас выстроена гастрольная деятельность, будете ли чаще выезжать в районы и за пределы страны или ставка будет сделана все-таки на Псков?

Артем Татаренко: Здесь такая история. Если говорить о собственных коллективах, есть абсолютно четкие количественные показатели концертов, и они не маленькие. Оркестр в год играет 120 обязательных концертов. Это, конечно, не только в Пскове. Это по районам, выезжали в прошлом году за границу, в том числе в Финляндию. Я бы эту практику только усилил по возможности. Я понимаю, сейчас трудно что-то обещать, потому что, представьте себе, вот 60 человек, 50, даже 40 - это обратная сторона медали. Надо всем собраться, на чем-то доехать, где-то ночевать и чего-то покушать. Когда 50 человек с этими всеми делами, даже не говоря о гонорарной части, это выливается в весьма серьезную сумму. Собственно, это, наверное, и объясняет стоимость за границей подобного искусства. Это может быть гонорар какому-нибудь сверхмузыканту типа Дениса Мацуева, а, может быть, просто объективная величина количеству и трудозатратам, каждый инструмент даже везти надо отдельным образом. Если подобного рода оркестр выезжает за границу, исполняет специальную программу отечественных русских композиторов, музыкантов, да не надо никаких слов о величии России, достаточно человеку прийти на такую программу, прослезиться и понять, кто есть в мире кто.

Алексей Семенов: Вопрос в заключение задам. Ты говорил, что среди вопросов, с которыми вчера на встрече с коллективом поднимались, был кадровый, в частности низких зарплат. Эту проблему эксперты называют по сути унифицированной для всех филармоний и во всех регионах страны. По твоей оценке, насколько сейчас конкурентна зарплата в Псковской филармонии и будешь ли ты рассматривать вопрос об их изменении в сторону увеличения?

Артем Татаренко: Я вам сразу скажу: если бы у меня были такие полномочия и финансы, я бы с удовольствием повысил бы зарплаты всем сотрудникам филармонии в 3 или в 5 раз. Правда. Что проще? Когда зарплата в 100 000 и очередь стоит из 50 человек, которые мгновенно готовы занять упавшего бойца, или когда зарплата не очень высокая, а еще люди нужны с консерваторским образованием? 11 вакансий в оркестре, тут шашкой не помашешь. Во-первых, никто не собирается, во-вторых, зарплаты не такие, чтобы завидовать нашим артистам. С одной стороны. С другой стороны, они все практически, конечно, работают и в других местах, как минимум, преподают, совместительствуют и т.д., выступают на коммерческих мероприятиях. Есть единичные оркестры в России, которые имеют личную поддержку, скажем, губернатора или главы региона. Они получают несколько больше, чем другие. Но в то же время средний показатель их зарплаты даже несколько выше, чем у большинства творческих работников региона. Вы вспомните, когда культура зажиточно жила-то? Зарплаты небольшие, но я бы их не назвал вопиющими. Будем стремиться к тому, чтобы они выросли. На то у нас есть доходная часть, гастрольная, которую мы можем потратить на стимулы для нашего коллектива.

Надежда Назаренко: Артем, мы желаем тебе всяческих успехов в твоих начинаниях, процветания нашей псковской областной филармонии. Большое спасибо, что пришел к нам в гости. Всего хорошего.

Источник: Псковская Лента Новостей





 


Сколько вы готовы отдать за билет в театр?











Опрос

Сколько вы готовы отдать за билет в театр?










Арт-календарь

Дата события: