Сцена / Из первых уст

Борис Бирман приглашает псковичей посмотреть на новый интересный ракурс истории «Ясон и Медея»

17.04.2018 12:27|ПсковКомментариев: 4

Санкт-Петербургский театр «Рок-Опера» - один из первых исполнителей легендарной рок-оперы «Юнона и Авось» - 22 апреля представит на большой сцене Псковского драмтеатра рок-мюзикл «Ясон и Медея» - новый русско-немецкий проект. О постановке рассказывает режиссер Борис Бирман.

- Борис Наумович, как пришла идея поставить мюзикл «Ясон и Медея»? Насколько, на ваш взгляд, актуален этот миф, этот древний сюжет сегодня?

- Пришел в театр композитор Сергей Эдуардович Колмановский со своей музыкой и идеей поставить «Ясона и Медею», но либретто, которое было, по общему мнению, не очень подходило. А со мной предварительно поговорили, чтобы я поставил это произведение. Надо было искать поэта, чтобы быстро сделать огромную работу и переписать либретто к уже готовой музыке. Я робко предложил свою кандидатуру, потому что я писал песни, тексты - в общем такой опыт есть. Достаточно быстро написал тест, проверочный вариант и отправил Колмановскому. И раздается звонок, что все - работаем, давайте. И в общем подтвердил мою кандидатуру. Вот так это произошло...

- На сколько это современный спектакль, и как вам удалось приблизить его к сегодняшнему дню?

- Когда писал текст к спектаклю и вникал в оригинальный текст, то видел, что там есть какой-то юмор, но в общем древний сюжет довольно серьезный. Когда мы стали уже репетировать, я понял, что, во-первых, надо как-то этот пафос сбивать, а во-вторых, то, что рождалось по ходу, оказалось с элементами юмора. Получилась такая линия, что есть некий Корифей, такой заслуженный артист, который хочет, чтобы спектакль прошел грамотно, так сказать, без сучка и задоринки, все как положено, на высоком уровне, а есть труппа помоложе, которая легко общается между собой и при этом рассказывает эту историю. И в общем, появляется еще один пласт, еще одно измерение, где довольно много юмора. Конечно, поюморили-поюморили, а потом выяснилось, что все-таки заигрались и дошли до всей необходимой трагедии. Суть в том, что это история про любовь, измену, про испытание властью, про то, что является для человека главным, про выбор и так далее. Это никуда не девается ни в какие годы и времена, поэтому это актуально.

- А почему это рок-мюзикл? На что будет сделан акцент в спектакле именно в музыкальном плане?

- Потому что такая оркестровка, аранжировка и так задумано. Это все-таки театр «Рок-опера» со своими традициями. Музыка тоже была аранжирована в сторону рока. Это не то чтобы тяжелый рок, но решили назвать рок-мюзикл, и это, видимо, правильно, потому что там есть и мюзикл, и рок, и драматические куски, и тексты стихотворные. На самом деле, разноплановый и эксцентрический театр, в смысле того, что там все жанры.

- Костюмы стилизованы под эпоху или это будут современные костюмы?

- Стилизованы под эпоху. Выходят артисты, участники хора в исторических костюмах с древнегреческими масками, затем по ходу сюжета артисты отделяются от хора и играют какие-то роли, потом кто-то возвращается обратно в хор.

- Команда работала творчески, с куражом? Это произведение уже давно вдохновляет музыкантов, режиссеров, постановщиков, и даже художников. Насколько вы прониклись этим сюжетом? Насколько вам всем было интересно работать?

- Сначала были какие-то скептические настроения, связанные с тем, что серьезная история, насколько мы все потянем и музыкально, и драматически, и литературно? А потом, когда все стало прорисовываться, уже появилась пьеса, новая аранжировка, и Сергей Эдуардович дописал музыку к новым стихам - стало понятно, что да - это забавно, интересно, и работали, по-моему, очень слаженно и с интересом.

- А хореография? Насколько это будет зрелищный мюзикл?

- Да, там есть пластические номера. Был забавный момент, когда Сергей Эдуардович как-то сказал: «Ой, а как же так? Там поначалу планировалось, что будет очень много балета. Как же так, куда же делся балет? У нас спонсоры, которые именно на балет-то и клюнули». Я успокоил его, сказал, что балетные номера и пластические сцены будут, впрямую балета, конечно, не будет, потому что у нас не театр балета, это все-таки немножко другое. В мюзикле - это как поддержка сюжета, не самое основное, но пластика и танцы там есть.

- Борис Наумович, а каким бы вы хотели видеть зрителя на этом спектакле?

- Всегда хочется, чтобы зритель был открыт к восприятию. Я бы не рекомендовал ни на что настраиваться, просто прийти посмотреть на новый интересный ракурс, который мы предлагаем к этой замечательной истории «Ясон и Медея».

Подготовлено пресс-службой ТКД

Лента новостей