Сегодня: Среда, 20 Сентября    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Фит-модель Аренда Ниже не будет! У ребенка мерзнут ноги: что делать? Свободный участок охотхозяйства Сделай подарок любимой учительнице Театр кукол Творог «Прасковья Молочкова» признан лучшим «Охота на свалки» «Авентин-Псков» приглашает на День открытых дверей Лучшая интерьерная печать в Пскове 26 августа



Самые бесплатные и новые автоматы казино Вулкан играть без регистрации.
Вин Вин казино win-win-system.net

Ржавчина: хамство

20.09.2017 16:15 ПЛН, Псков

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию программы Дениса Кугая. Напомним, его авторский аудио-блог «Ржавчина» выходит по средам в эфире радио «Эхо Москвы в Пскове».

Вся театрально-концертная дирекция только-только завершила серьёзный и трудоёмкий блок работ на фестивале «Заповедник», можно выдохнуть, проанализировать, что было хорошо, а что не очень, и как можно сделать лучше в следующем году.

Но это дирекция. А в ней, в этой дирекции, как и везде, трудятся отдельные люди. И, пожалуй, каждый из них эти дни рассказывает фестивальные истории – о невозможных сроках, о предотвращённых «катастрофах», о произошедших с ними в ходе фестиваля курьёзах и прочая, прочая…

Могу коротко рассказать и я, но не совсем о фестивале. Но начну, всё же, с него. Всю прошлую неделю жил я, в числе других артистов нашего театра и некоторых столичных, на турбазе в Пушкинских Горах. Режиссёр Талгат Баталов ставил там променад-спектакль «Хранитель», в котором мне посчастливилось играть главную партию. Пришлось выучить километр текста за пять дней, развести десяток сцен, найти импровизационные точки. В общем, получить колоссальное удовольствие.

И всё это время, подспудно, нас, как мне представлялось, преследовала память Сергея Донатовича Довлатова, которому весь фестиваль, в сущности, и посвящён. У него есть один текст, где он обстоятельно рассказывает об уникальном русском явлении, с переносом которого на американскую действительность бился ещё Набоков в пору своего преподавания в университетах США. Речь о хамстве.

Среди прочего, Довлатов объясняет: «Хамство тем и отличается от грубости, наглости и нахальства, что оно непобедимо, что с ним невозможно бороться, что перед ним можно только отступить. И вот я долго думал над всем этим и, в отличие от Набокова, сформулировал, что такое хамство, а именно: хамство есть не что иное, как грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом - умноженные на безнаказанность. Именно в безнаказанности все дело, в заведомом ощущении ненаказуемости, неподсудности деяний, в том чувстве полнейшей беспомощности, которое охватывает жертву. Именно безнаказанностью своей хамство и убивает вас наповал, вам нечего ему противопоставить, кроме собственного унижения...»

Если упрощать, то это почти животное состояние человека в главенствующем положении. Понимая, что собеседник ему подчиняется или же, так или иначе, от него зависим, русский нахал и грубиян легко превращается в хама.

Конечно, в Пушкинских Горах - этом трансцендентальном пространстве творческой ссылки - многое дышит прошлыми веками и сейчас. Если заказываешь там такси, тебя не спрашивают, где и когда тебе будет удобно сесть в машину – тебе говорят, где и когда ты должен в неё сесть. На твой вопрос о том, что это будет за машина, тебе недоумённо поясняют, что будет «такая, какая приедет». Или вот, например, реальный случай: в один день мы едва успевали поесть между репетициями и попросили держать наготове контейнеры, чтобы мы смогли взять обед с собой на площадку. Помощница режиссёра предупредила, что подтвердит это. Но так как эта услуга работникам столовой турбазы в диковинку, они решили заблаговременно разложить обед по ланч-боксам, не дожидаясь никаких подтверждений.

Как часто бывает в подобных ситуациях, вопреки обстоятельствам, артисты успели к обеду добраться до столовой. Работницы кухни были нами недовольны. Была середина недели, людей, остановившихся на турбазе, было совсем немного, и наша группа была в тот день самой многочисленной. Официанток, видимо, отпустили, и в столовой оставались только поварихи. Мы с актрисой нашего театра Катей Мироновой пришли в столовую первыми, объяснили, что все мы будем обедать там. Дальше, кухня разыграла для нас следующий этюд:

- И что мне теперь делать?! Я им всё уже по контейнерам рассовала! – говорила одна кухарка другой.

- А фигли тут делать – вывёртывай обратно по тарелкам! – поясняла ей вторая.

Мы сели за стол. Вместо официантки, наш обед нам вынуждена была подавать сама повариха. Наиболее ловко у неё выходило подавать компот, разлитый по низким стаканам. Она ставила на стол по шесть стаканов одним движением: она прижимала их стенкой к стенке большим, указательным и средним пальцами обеих рук. Судя по чёрной каёмке вокруг ногтей, работа с землёй – второе любимое занятие девушки. Чтобы стаканы не выскальзывали, пальцы ей приходилось засовывать глубоко в напиток.

В голове моей тогда мелькнула мысль о неизживности классического советского хамства. Но тогда мне вспомнилось два случая произошедших буквально за пару дней до того в Пскове. Об одном я прочёл в ленте местного новостного агентства, а другой случился непосредственно со мной. О первом рассказала женщина, которая увидела в кафе знаменитого актёра Сергея Безрукова и решила завязать с ним непринуждённую беседу о том, что видеть его пьющим кофе, а не водку, странно. Когда артист отказался реагировать, она отметила, что его характер, судя по всему, заслуженно называют «паршивым» и вернулась к своим важным делам.

То есть это не анекдот, которому кто-то стал свидетелем. Это рассказала сама эта женщина, уверенная, что она как раз всё сделала правильно. Я прочёл об этом, ужаснулся и, честно говоря, даже подумал, что это выдумка журналистов, чтобы как-то оживить новостную гладь.

Буквально через десять минут я стоял у главного входа в театр, и ко мне подошла скромно одетая вполне приличного вида женщина лет шестидесяти. Мы вежливо поздоровались и, без лишних прелюдий, она мне заявила:

- Вам бы очень пошла короткая стрижка.

- Спасибо, - говорю я, - но ведь есть и те, кто думает, что с длинными волосами мне хорошо.

- Нет, - мягко, но уверенно настаивает она. – Так на вас неприятно смотреть.

Я опешил:

- Вы отдаёте себе отчёт, что вы немотивированно говорите незнакомому человеку на улице, что он вам неприятен? – спрашиваю я, тщательно подбирая слова.

- Я понимаю, что вам обидно, – продолжает она. – Но на вас же весь город смотрит…

В этом диалоге прекрасно всё, как мне кажется. Но более всего мне интересна в нём, и в той анекдотической ситуацией с Безруковым, одна деталь. Обе эти женщины понимали свою безнаказанность, так как, по меньшей мере, с их точки зрения, говорили они с позиции подавляющего большинства. Это звонкое и безапелляционное «Крым наш!» обескураженной Украине. Я вполне допускаю, что Безруков только и делает, что пьёт водку, а мне действительно много лучше с короткой стрижкой, но этот новый формат взаимодействия взрослых людей в обществе кажется мне не вполне допустимым.

Хамство – это тоже ржавчина. Та, в себе с которой лучше всего бороться, а не запускать.

Не ржавей. Это был Денис Кугай. До скорого.

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Устраивает ли вас, как в Пскове справляются с последствиями сильных дождей?












Loading...


Голосование

Устраивает ли вас, как в Пскове справляются с последствиями сильных дождей?












Календарь

«« 2017 г.
«« сентябрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30