Новости партнеров
Культура

Василий Сенин: Если меня будут называть душителем и убивателем, я не буду молчать

28.03.2013 16:16|ПсковКомментариев: 114

27 марта, в Международный день театра, в эфире радиостанции «Ретро-FM. Псков» (102.6) выступил художественный руководитель Псковского академического театра драмы им. А. С. Пушкина Василий Сенин. Он рассказал о творческих планах, жизни вне здания театра и предстоящем ребрендинге.  С театральным деятелем в прямом эфире пообщался ведущий программы «Феличита» Владимир Добин, а также слушатели радиостанции.

- Сегодня Международный день театра, и у нас в гостях человек, который неразрывно связан с театром уже много-много лет.  Это художественный руководитель Псковского театра драмы имени Пушкина Василий Георгиевич Сенин.

Театр драмы им. Пушкина – основная сценическая площадка нашего города, поэтому, как бы мы ни хотели, обойти тему реконструкции, естественно, не можем. Но спрашивать худрука о материальной стороне вопроса тоже как-то глупо, тем более что наши коллеги-журналисты уже давно муссируют эту тему.  Мы хотим поинтересоваться другим: чего ждет труппа от реконструкции и чего ждать нам, зрителям?

- Мы надеемся, что театр откроет свои двери в конце 2013 года, поздней осенью. К этому мы сейчас готовимся, готовимся, готовимся…

Существует ряд придуманных мною проектов, также мне предложены проекты, которые меня заинтересовали. Одним из них я бы хотел похвастаться. Псковский театр выбран из многочисленных театров России (наряду с театрами Омска и Новосибирска) для программы «Почерк», организованной Центром им. Вс. Мейерхольда и фестивалем «Золотая маска». В этом проекте на федеральном уровне будет происходить ребрендинг Псковского театра им. Пушкина. Сейчас это уже решенный вопрос.

- Он будет по-другому называться?

- Нет, это связано с лицом театра, которое встречает зритель и на которое он покупает билет. Это связано с тем, что отличает хороший театр, его лицо в прессе, его лицо в интернете, на афишах от театра, который об этом старается не задумываться, который не «умывал» свое лицо с рождения и давно уже потерял его под слоем всего возможного.

Второй проект, который будет реализован уже очень скоро и нашел поддержку у губернатора, - начало настоящих молодежных уличных (не фольклорных) фестивалей европейского уровня. Мы начинаем его разрабатывать, и я хочу, чтобы он стал не только летним, но происходил и в другие времена года, а, может быть, и целый год. В рамках этого фестиваля мы привозим на дни города, помимо традиционных выступлений театра «Карусель», лауреатов «Золотой маски» из Москвы со спектаклем «Свадьба», который уже побывал во многих городах России и на многих зарубежных фестивалях. Мне очень радостно, что это мои друзья. Я вместе с ними учился в ГИТИСе.

Следующий проект, который, скорее всего, состоится в 2014 году, - совместный проект с лондонским театром, замечательными учениками европейского мэтра Лекока и его школы в Париже. Мы познакомились с ними в Москве, когда они ставили свой спектакль в Центре Мейерхольда по произведению Даниила Хармса «Как человек рассыпался». Они приедут, покажут свой спектакль псковской публике. Затем возникнет резиденция -немножко новое слово не только для Пскова, но и для всей театральной культуры России. В этой резиденции будут 2-3 актера из лондонского театра и несколько актеров из труппы псковского театра, которые создадут спектакль для участия в программе Эдинбургского фестиваля «Фриндж-2014».

Я надеюсь, что произойдет вещь, которую не смогло реализовать прошлое руководство театра. Я надеюсь способствовать тому, чтобы к Пушкинскому фестивалю вернулась былая слава далеких лет, чтобы на него приезжали достойные театры. Я хочу, чтобы в 2014 году на Пушкинский фестиваль фактически впервые в России приехал спектакль очень известного режиссера из соседней Латвии Алвиса Херманиса. Широкой публике он известен по спектаклю «Рассказы Шукшина» с Евгением Мироновым и Чулпан Хаматовой. Алвис делает очень интересные спектакли. Он привезет в Псков спектакль, поставленный в Берлине по «Евгению Онегину» Александра Сергеевича Пушкина.

Эти четыре проекта должны состояться. Я сейчас с легкостью об этом говорю, потому что мне дали на это добро. Я, как человек очень нервный и эмоциональный, переспросил. Мне подтвердили это добро. Сейчас театр настроен на то, чтобы это произошло.

- Получается, что и к нам много гостей приедет, и наши актеры себя где-то покажут?

- Что касается наших актеров, то это сложный вопрос. У нас должны появиться новые спектакли. Если мы хотим перестать быть театром, который приглашают только из-за продукции театра «Карусель», то есть фольклорной продукции. Если мы хотим вписаться в некое новое культурное пространство, которое выдвигает определенные требования. Это наш выбор: либо эти требования принять, либо остаться тем, что было. Во втором случае мы превратимся в областной культурно-досуговый центр, который почему-то носит имя академического театра имени Александра Сергеевича Пушкина. Это очень гордое имя. Нужно каждый день понимать, что это ответственность, тем более что театр – единственный большой театр в городе вообще.

- Можно сказать, что он почти единственный…

- Академический драматический театр единственный. Существуют другие замечательные театры, но такой ситуации, как в Петербурге, здесь нет. С одной стороны, это легче, потому что нет конкуренции. С другой, когда являешься монополистом в каком-то сегменте, ты должен осознавать это и нести ответственность.

- В любом случае, даже не имея своего угла, театр продолжает работу. Интересно, какие постановки зрители увидят весной и на каких площадках?

- Театр пытается как-то сохранить ощущение того, что он существует вне стен. Это очень сложно и, по моему мнению, не совсем правильно. Тем не менее, ситуация есть, и мы в ней живем.  Уровень спектаклей, созданных в этот период, этим объясняется.

Спектакли нам помогает играть филармония, с детскими спектаклями помогает «Пароход», летом они будут играться в «Карусели».

Я, честно говоря, рассчитываю, что мы сможем с началом вступления в новые стены не только на словах, но действительно заинтересовать жителей города нашей работой. Концепция заключается в понимании того, что это театр не для 100 человек, которые в нем работают, а для тех 200 тысяч, которые живут в городе. Это очень важно. Как говорит мой коллега Клим, театр не собес, это немного другое заведение. Я намерен эту точку зрения отстаивать. Если меня будут называть душителем, убивателем, я не буду молчать. Я всегда буду уточнять, что я душу, кого я убиваю. Такие громкие обвинения должны быть мотивированы.

Сейчас на работу в театр приходят новые молодые люди. У нас появился прекрасный маркетолог Ирина Королева, которая работала в культурных учреждениях Пскова. Она мне только что прислала план, я его прочитал и очень порадовался. Это человек, который не говорит о том, что что-то невозможно, а предлагает варианты. Это маркетолог, который оперирует терминами «лайф-плейсмент», который понимает, что театр должен повернуться не только в сторону бабушек и дедушек, но и в сторону людей, которые знают, что такое QR-код. Театр должен понять, что он живет в 21 веке и находится совсем недалеко от Евросоюза.

- К нам и гости могут зайти…

- Да, к нам и гости могут зайти. Если моим оппонентам интересно, пускай они съездят и посмотрят спектакли Лиепае и Валмиеры. Это замечательные постановки. Почему-то театр Лиепае в стране, которая переживает очень сложный финансовый период, может себе позволить пригласить Константина Богомолова и поставить спектакль «Ставангер», а псковский театр в стране, которая немножко побогаче Латвии, не может. Потому хочется повернуть в ту сторону (может быть, кому-то не понравится эта фраза), которая мне интересна. Самое главное - заниматься в жизни тем, что тебе интересно, и нести за это ответственность. Если заниматься тем, что тебе не интересно и не нести ответственность, тогда и жить не стоит.

- Вы сказали, что на работу приходят новые люди. А актеры молодые приходят?

- На моем «мигрирующем» рабочем столе лежит 15 предложений от молодых актеров. Конечно же, город Псков не может позволить себе серьезную актерскую школу. Были такие эксперименты, когда специалисты из именитых вузов приезжали в какой-то город сессиями, но, по моему мнению, это не давало плодотворных результатов. Воспитание актера первые 1,5 года – это 24 часа в сутки в определенной концентрации людей, которые на него влияют. Не только Псков, но и другие очень крупные города не могут себе этого позволить. Такая школа не может появиться за год, за два, за три…

- А где учились эти 15 человек? 

- В Санкт-Петербурге, Москве, Екатеринбурге… Они присылают свои резюме и готовы приехать.  Существует множество актеров из Москвы и Санкт-Петербурга, которые готовы работать по системе, по которой работают многие театры за рубежом, когда люди, не являясь актерами в штате, приезжают и играют спектакли.

Есть очень много проблем. Я очень четко понимаю, что кому-то кажусь человеком жестким. У многих срабатывает защитный рефлекс. Они считают, что пришел какой-то юноша, который начал говорить, что надо делать так или так. «У нас и так все было хорошо». Я так не считаю. Но всегда говорю, что если было хорошо, пусть также хорошо и будет дальше, но без меня. Я четко знаю, что для меня хорошо. Я хочу, чтобы был театр, чтобы были актеры, на которых хочется идти, которых узнают на улице, которые достойны быть избранными 30-40 людьми, чтобы они были локальными кумирами своего города. Чтобы кинорежиссеры приезжали сюда, актеры отпрашивались у меня на съемки, а я говорил: «Не пущу!». Этой нормальный театральной действительности мне очень хочется и очень не хочется, чтобы ничего не было или были какие-то симуляции процессов, а приходилось приходить в СМИ и делать вид, что что-то происходит. Это не моя история. Мне кажется, что государственным театром должны заниматься профессионалы. У нас в стране их достаточно, и им все это интересно. Мой пример это доказывает. Я приехал в город Псков и готов сделать здесь то, что мне интересно. Доказывать, что я имею на это право, я не хочу.

- К нам приходят вопросы. Я думаю, что это вопрос от журналистов. Почему вы до сих пор не встретились с бывшим директором театра?

- Я даже думаю, что это не просто вопрос от журналистов, а вопрос от тех журналистов, которые занимаются подбиранием прошлогодних сплетен. Я встретился с бывшим директором театра, но, видимо, журналистов интересует не член Общественной палаты Павлов, а некая другая фамилия. Вот и все. Я встречаюсь с людьми, которые мне интересны и которых я считаю компетентными.

Раз уж такой вопрос задается... Псковская журналистика в прошлом году меня очень сильно удивила некой фамильярностью. Был репортаж в Псковской Ленте Новостей с фразой (я прочитал его в Москве, и над фразой теперь все смеются. Я думаю, что это та же журналистка, которая задала вопрос): «Посмотрим, станет ли он Василием Георгиевичем для наших 70-80-90-летних деятелей театра или так и останется просто Васей». (Данная фраза был опубликована не на Псковской Ленте Новостей, а в газете «Псковская правда» в материале Надежды Лищенко «Столичный Вася» - прим. ред.).

Для меня, человека на четвертом десятке, это некая фамильярность. Я хочу официально в эфире вашего радио ответить этой замечательной женщине, которая выражает свое мнение и ни в чем не заинтересована (говорю я с иронией). Для 70-летних еще есть шанс, а вот для 80-90-летних я, наверно, так просто Васей и останусь.

- У нас есть звонок в студию. Здравствуйте. Как вас зовут?

(Слушатель) - Юрий.

- Задавайте вопрос. 

(Слушатель) – Я задал вопрос Василию Георгиевичу, но так и не получил ответ. Почему Василий Георгиевич до сих пор не встретился и не объяснился с бывшим директором театра Татьяной Александровной Комиссаровской, которую вся театральная общественность города знает много лет и знает только с положительной стороны?

- Да, программа действительно называется «Феличита» (смеется – ред.). Юрий, вы можете сказать, зачем вы так настаиваете на этом вопросе?

(Слушатель) - Потому что меня всегда волнует вопрос, когда человек принимает хозяйство непростое, сложное, противоречивое из рук бывшего руководителя и пытается навести в доме порядок, почему просто не поговорить с этим руководителем?

- Я принимаю хозяйство, и в этом мне помогает проверка Счетной палаты.

(Слушатель) - Да, но это только финансы. Это финансы и не более того…

- Юрий, я думаю, что я ответил на ваш вопрос. Я не хочу с вами спорить, отлично понимая, что в данном случае вы выступаете адвокатом дьявола. Поэтому большое спасибо.

- Давайте теперь о добром, о детях поговорим.

- Не о Комиссаровской, а о добром, да? (Смеется – ред.)

- О добром, о детях. Когда я был маленьким, шли неплохие детские спектакли. Есть ли сегодня планы по детскому зрителю?

- Да, есть. Эти планы будет реализовать очень сложно (практически все, что я буду говорить, будет ответом на вопрос Юрия), потому что в том самом хозяйстве детские спектакли составляют абсолютное зеро, их нужно будет создавать заново.

Так как открытие театра очень близко к новому году, то один из проектов будет называться «Новый год в новом театре».  Хочется говорить не о детском театре, а театре семейном, чтобы это было действительно каким-то семейным времяпрепровождением. «Новый год в новом театре» будет проходить не только на большой сцене, но и на прилегающих территориях. Все это сейчас разрабатывается, придумывается…

Дальше возникает очень много проектов. Мне прислали несколько новых переведенных детских шведских пьес. Одна из них - экстремальный вариант «Золушки». Ее хочет ставить молодой московский режиссер. Пока не буду говорить имя, вдруг не получится.

Мне хочется сказать: друзья мои, давайте, чтобы было интересно. Мы идем в кино - там интересно. Мы идем на мультики - там интересно. Почему же мы хотим, чтобы для наших детей все было в формате матрешки? Вспомните мультфильмы, на которых выросло наше поколение. Мне кажется, что, если сейчас сделать фильм «Ежик в тумане», то многие люди начнут кричать: «Ой, он очень серый, он испугает детей! Такое нельзя показывать!»

- Сейчас молодежь говорит, что это психодел.

- Если посмотреть мультики… мое первое детское эротическое впечатление - Забава Путятична. Мультфильм мог быть вообще прикрыт за пропаганду, я не знаю чего (смеется – ред.).

- Это «Летучий Корабль», насколько я помню.

- А «Бременские музыканты»! Вспомните, какой длины мини-юбка в мультфильме «Бременские музыканты». Мне кажется, что есть люди, которые хотят жить, рожать детей, воспитывать их и оставаться в этой стране. Они становятся заложниками какого-то другого количества людей, которые на самом деле хотят, чтобы все было как у матрешки, чтобы все люди были похожи на детей матрешки и клоуна Рональда Макдональда. Я против этого. Если жизнь одна, то она должна быть интересной. Если мне человек интересен, то я буду делать все, чтобы сохранить с ним диалог. Если человек мне не интересен, если он глуп, если он не профессионален, если он думает только о том, чтобы побольше урвать, мне не о чем с таким человеком разговаривать.

- Псковичам очень близок «Заповедник» Довлатова. А вы почему обратили внимание на это произведение?  

- Когда мы выпустили спектакль «Заповедник», очень многие проблемы, которые стали очевидны… Помню, журналисты, когда мне задавали этот вопрос, я говорил им: «Посмотрите, что происходит!». Они говорили, что нет, не то, не то. Не было никаких белых движений. Это был 2009 год. Тогда общество еще боялось говорить открыто о каких-либо проблемах. А проблема в «Заповеднике» только одна. Это произведение начинается с эпиграфа: «Моей жене, которая была права». И становится ясно, что все это прекрасное, что является для нас наследием Сергея Донатовича Довлатова, он написал, будучи не на этой земле. 

Я тогда для себя очень серьезно размышлял, что же делать. Неужели мы придем к такому же моменту, и единственным выходом будет бегство? Не в смысле экономического бегства, а в смысле бегства, чтобы как-то сохранить себя. Поэтому мне это было интересно. А момент, почему «Заповедник»? Он вечен. Я сейчас смотрю, он вечен этот «заповедник», к сожалению.

Меня действительно очень раздражают эти люди, которые стали звонить и задавать очевидные вопросы. Есть у Довлатова такое выражение (недавно в Фейсбуке оно пролетело), что товарищ Сталин, конечно, ужасный человек, но кто же написал 400 млн доносов? Да, такая проблемка. Или как у Шварца в замечательной пьесе «Дракон». Прежде всего, нужно убить дракона вот здесь (Василий Сенин сейчас стучит по своей голове), тогда вы станете свободными. Если вы живете в каком-то иллюзорном мире собственных представлений непонятно о чем, лучшим способом избавиться от фантомов или проверить свои убеждения на верность является путешествие. Даже короткое, даже маленькое, всего лишь неделя. Но не в Турцию или в Египет, а просто куда-то в неизведанное. Физическое перемещение в неизведанное. И тогда ваш мозг сам подвергает все ваши установки некому сомнению, а вы их проверяете на истинность.

- У нас остается всего лишь минутка. Слушатели просят узнать у гостя, как ему живется в Пскове после северной столицы.

- Дело в том, что я в северной столице давно уже не живу постоянно. Я там родился, там мама. Отец живет в Москве, я учился в Москве. Работал я и за рубежом, и там, и там. Я уже привык к чемоданной жизни, поэтому у меня нет такого момента, что «ах». Я работал   несколько лет назад в городе Вараждин на границе Словении, Хорватии и Австрии в замечательном театре - одном из трех национальных драматических театров Хорватии. Он абсолютно сопоставим с Псковом. Честно говоря, я пока увидел такую часть Пскова, которая есть в любом городе, - проблемную. То, что здесь происходит, какая-то культура молодежная, андеграунд, пульс жизни, я только сейчас начинаю про него узнавать. Все еще впереди. Насколько у меня хватит сил быть в диалоге с людьми, которые еще живы во всех отношениях, настолько я и буду это делать.

- Спасибо огромное за хороший интересный разговор, приходите к нам еще.

- Спасибо большое. До свидания. 

Аудиозапись эфира:

 

 

 

 
опрос
Удовлетворяет ли вас нынешний формат празднования Дней города в Пскове?
В опросе приняло участие 48 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.