Культура

Культобзор: жалованная грамота

21.05.2013 21:28|ПсковКомментариев: 3

Самыми масштабными, многими тысячами посетителей и участников исчисляемыми событиями минувшей недели, конечно, стали празднования Международного дня музеев — в Пскове, в Изборске, в Пушкиногорье. Расчёт составителей по-фестивальному пёстрых, «многолепестковых» программ, включающих в себя акции и действа, рассчитанные на разного по возрасту, вкусу и уровню подготовки посетителя, прост и уже поэтому верен. Кто-то, к примеру, специально шёл в Псковский музей, чтобы послушать джазовые импровизации Аркадия Галковского (одно дело, когда маэстро «обыгрывал» современное изобразительное искусство на вернисажах «На Бастионной», и совсем другое — импровизировать о картине Айвазовского или, пуще того, каких-нибудь малых голландцев…). Но вот пришёл человек «на Галковского», и «заодно уж» зашёл на выставку фарфора, которым никогда не интересовался. Возможно, — проникся и в следующий раз придёт специально рассматривать фарфор. Возможно, — не проникся и не придёт. По меньшей мере, музейщики вправе сказать: сделали всё, что смогли, чтобы привлечь человека в музей — на этом этапе и в этой социально-культурной ситуации…

Был век каменный…

«Проникнуться» кстати, и вправду было чем. Диковинные предметы из глубины веков показывали в эту ночь в Псковском государственном музее-заповеднике. Чего стоит, например, скипетр-жезл, который археологи нашли близ деревни Дяздицы Усвятского района и датировали серединой третьего тысячелетия до нашей эры (выставку «А был век каменный…» в музее ещё можно увидеть). Или жалованная грамота Ивана Грозного 1581 года, подтверждающая «права на кормление» псковскому дворянину Леонтию Андреевичу Окуневу…

Одним из наиболее интересных событий Международного дня музеев в Псковской области, пожалуй, можно назвать и выставку «От экскурсии до палитры» в Государственном Пушкинском Заповеднике. На ней были представлены работы художника-монументалиста, выпускницы Санкт-Петербургской академии художеств Натальи Аксёновой. В юбилейном пушкинском 1999 году она приехала в Петровское, тут и прижилась. Научный сотрудник музея, интересный экскурсовод, но первого своего призвания Наталья не оставляет и по сей день.

Наталья Аксёнова. «Автопортрет в осенних листьях» (2001)

— Она переживала, думала, раз я её начальник по Союзу художников, — буду за что-нибудь ругать, — со смехом рассказывает председатель Псковского отделения СХ РФ Виктор Лысюк. — Да, я буду её ругать! Почему в Пскове не выставляется? Посмотрите, какие сильные работы прошлого года, этого года. У нас не так много хороших художников!..

Большая выставка — 80 полотен и графических листов — действительно производит очень сильное впечатление. Выразительные портреты детей, близких, друзей. А рядом, например, триптих о ганнибаловском вязе — старинное дерево зимой, весной, осенью. Работа столь живая, что многолетний хранитель Петровского и художник Борис Козмин, не оговаривается, а акцентирует: это портрет дерева…

Призраки прошлого

Благодатная ситуация для художника: вокруг Натальи Аксёновой прихотливое пространство музея-заповедника, где за каждым деревом — история и душа. Пленившая Виктора Лысюка работа «Петровское. Ночь в музее. Призраки прошлого» (2013 год) была задумана совсем иначе, признаётся художница. Начиналось всё, казалось бы, с «прикладного» сюжета:

— Представляла себе музейное мероприятие, вот как сегодня, — рассказывает Наталья. — Поздний вечер. Дети, в сумерках бегающие по усадьбе. Взрослые, рассматривающие цветы на клумбе перед музейным домом — роскошные розы у нас на усадьбе растут… Но картина будто сама стала развиваться по-другому. Задуманные, реалистические образы не складывались, а сложились вдруг фантазийные, прозрачные, призрачные. По-другому лёг свет, поток воздуха пошёл по-другому, рождая завихрения в атмосфере. И сложилась такая вот ночь, когда оживают персонажи, которых себе вообразили наши экскурсанты, пока мы рассказывали им о насельниках здешних мест…

Наталья Аксёнова. «Петровское. Ночь в музее. Призраки прошлого» (2013).

От экскурсии до палитры — дистанция огромного размера, но именно она даёт особую глубину, силу и музейную точность образу. Сотрудникам Пушкинского Заповедника особенно дорого, что из-под кисти Натальи Аксёновой выходят иллюстрации в пушкинским произведениям — не поверхностные, мимолётные, а исполненные понимания и чувства. Это и «парижские» сцены романа «Арап Петра Великого», и деревенские, «михайловское», картины из «Евгения Онегина». А ещё — «Полтава», «Моя родословная»… Неожиданными для стороннего, не музейного зрителя, оказываются образы, навеянные историей и жизнью заповедника. Не случайно, например, в фигурах Абрама Петровича и Христины Матвеевны на боковых створках триптиха «Рождество у Ганнибалов» угадываются фигуры Бориса Козмина, до недавних пор бывшего хранителем Петровского, и его жены Любови Козминой, которая работает в этой должности сейчас.

Наталья Аксёнова. Эскиз к триптиху «Рождество у Ганнибалов» (2002).

— В этом триптихе, конечно, именно эти фигуры главные: они встречают гостей, — поясняет Наталья. И добавляет, что сама картина была здесь же, в Петровском, на выставке в 2004 году, а сейчас продана. Эскиз вот случайно сохранился.

— Куда продана? — спрашиваю, памятуя о том, что многие работы Натальи Аксёновой разлетелись по миру и украшают частные собрания во Франции, в Польши, в Ватикане, Швеции, Канаде…

— Нет-нет, в Россию, в Елизаветино под Петербургом, — отвечает художница. — Там восстанавливали старинную усадьбу. Кажется в ней теперь загородный частный пансионат, я не знаю точно.

Круглые сутки музея

Новоржевский музей в акции «Ночь музея», столь популярной в мире, не участвовал. Хотя бы потому, что музейное здание не первый год ремонтируют. И более всего директор музея (а по сути — душа музея) Марина Пахоменкова боялась, что за то время, пока экспозиционные залы чинят, белят и красят, новоржевский народ вообще забудет, что музей у него есть…

Тогда и родилась идея сделать сам город, ну, хотя бы самую посещаемую точку его — выставочным пространством. Так музей попал …в витрину самого большого в Новоржеве магазина.

Зимой в витрине открыли выставку о знаменитом уроженце Новоржева — известном российском журналисте патриотического, даже националистского толка Михаиле Меньшикове. Крупнейший публицист в России ХХ века, единственный русский журналист, в 1915 году приглашённый на Всемирный конгресс печати в Сан-Франциско, в сентябре 1918 года он был расстрелян на берегу Валдайского озера, напротив Иверского монастыря. Новые условия диктовали новый подход к подбору и размещению экспонатов, к составлению пояснительных этикеток — ведь фотографию или текст надо было подать так, чтобы всё можно было рассмотреть и прочесть с тротуара. И быть готовым к тому, что мало кто из прохожих будет внимательно рассматривать всю выставку от начала до конца — на бегу-то.

То, что идущие по делам люди задерживались у витрин, Марину Пахоменкову убедило. И уже послезавтра в витринах появится новая выставка. На этот раз — о нашем современнике, «главном брандмейстере страны», начальнике Главного управления Государственной противопожарной службы МЧС России генерал-майоре внутренней службы Валерии Кишкурно. Он тоже родом из Новоржева.

— На выставке будут представлены 72 фотографии, рассказывающие о жизни и службе этого удивительного, очень жизнерадостного человека, — говорит Марина Пахоменкова. И добавляет, что многие материалы о выдающемся новоржевце передала в фонд музея сестра Валерия Тимофеевича, Антонина Тимофеевна Григорьева. А часть фотографий принесли в музей его друзья, одноклассники, сослуживцы.

Сегодня Марина Михайловна завершает работу над этикетажем: пояснения к фотографиям должны быть, с одной стороны, не очень длинными (условия показа обязывают), а с другой стороны — исчерпывающими. Ведь около продуктового магазина экскурсовода на «Круглые сутки музея» не поставишь…

Человеческий голос

Премьера спектакля об Анне Ахматовой на малой сцене Великолукского театра… Выставка к 155-летию Ильи Александровича Шляпкина, историка литературы, профессора и действительного статского советника из крепостных; причём, собранная буквально «вокруг» уникальной, отпечатанной на «деревянной» бумаге книги в Центре по работе с редкими и ценными документами Псковской научной библиотеки… Интересно было всё, но особое место среди многих «не музейных» событий этой недели по праву нужно отдать концерту симфонического оркестра областной филармонии под управлением Иохана Каца.

Английский дирижёр голландского происхождения уже не раз выступал в Пскове и без такого повода, как президентское распоряжение «О проведении Года Российской Федерации в Королевстве Нидерландов и Года Королевства Нидерландов в Российской Федерации». Теперь же, когда Академия музыки «Пётр Великий» в Санкт-Петербурге затеяла широкомасштабный проект «Голландско-российский симфонический сезон» (более двух десятков концертов по всей России), — не пригласить маэстро в полюбившийся ему город было бы даже странно.

Маэстро приехал и не обманул ожиданий. Программа была составлена из русской и голландской музыки первой половины ХХ века. Сочинения нидерландских композиторов стали открытием для большей части псковских слушателей. Псковские музыканты были хороши в Симфонии Юлиуса Рёнтгена — постромантическом размышлении об одиночестве, когда отдельные голоса (очень короткие сольные реплики духовых, первой скрипки, рояля, человеческого голоса, введённого в симфоническую ткань на правах инструмента и взятого на пределе высоты…) сминает «машина» оркестра. Разлаживающаяся, впрочем, время от времени машина, что, конечно, итога написанной в 1930 году симфонии не меняет, — легко нам слушать эту музыку из 2013-го…

Очень хороша была и Карла Лёрс (Нидерланды), солировавшая в Скрипичном концерте Глазунова так свободно и счастливо, что дух захватывало.

Словно жалованную грамоту нам выдали — о праве на красоту.

Лидия Токарева — специально для Псковской Ленты Новостей.

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 744 человека
Лента новостей
Последние новости