Сегодня: Воскресенье, 30 Апреля    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Приют в Острове Как правильно сушить детскую обувь? Стиллавин ввязался в медвежью торговлю Выставка «Строй-Дом» Мой Псков Собственной персоной «Глэдис» снижает цены на запчасти Псков-ЭКСПО Тест на протест Лучшая интерьерная печать в Пскове



«Моя фамилия Матвеев, и я – не «как все» - Дмитрий Матвеев в проекте «Перейдем на личности»

18.11.2008 14:26 ПЛН, Псков

Псков

Псковская Лента Новостей представляет очередного героя проекта «Перейдем на личности». Сегодняшний собеседник – 38-летний председатель комитета по АПК и природопользованию Псковского областного Собрания депутатов, председатель Совета директоров Великолукского молочного комбината и, образно говоря, «владелец заводов, газет, пароходов» Дмитрий Матвеев. В последние месяцы его имя не сходит со страниц газет и лент информагентств региона в связи с реализацией плана по строительству 4 мегаферм и созданию крупнейшего агропромышленного холдинга на юге Псковской области.

Беседу ведет автор проекта «Перейдем на личности», журналист Александр Савенко.

 

Главные темы интервью: Бизнес-империя - Начальный капитал: при чем здесь Ташкент и Мотыль? – «Аdidas». Made in Velikie Luki –  «Самое страшное» преступление – Претензии правоохранительных органов - Агрохолдинг и мегафермы: прожектерство или прорыв? – Слухи об «освоении» бюджетных средств – Война за «Великолукское»: Дмитрий Викторович, вы – рейдер? - Покушение на Петрова - Конфликт с Козловским – Два губернатора - Эволюция взглядов: из СПС в «Единую Россию» - Чубайс – Общение с актером Машковым -  Сын - Образование

«Я – состоятельный человек, который может позволить себе все. В разумных пределах, конечно»

- Дмитрий Викторович, вы кем себя больше ощущаете – политиком или предпринимателем?

- Я думаю, что все-таки предпринимателем. Когда у меня спрашивают: «Ты занимаешься политикой?», я отвечаю: «У меня на сегодняшний день только одна политика – это сельское хозяйство». Я занимаюсь политикой в области сельского хозяйства, а именно разработкой законов, которые помогут развитию сельского хозяйства Псковской области. Но, в первую очередь, я все-таки предприниматель.

- Что включает в себя ваша бизнес-империя, кроме Великолукского молочного комбината и сельскохозяйственных объектов?

- Это Великолукский завод щелочных аккумуляторов. Сеть автозаправочных станций, недвижимость. Есть торговые площади. Ну и последнее – это медиа-бизнес: радиостанции и газета.

- Вы свое состояние как оцениваете? Каков его размер?

- Я свое состояние никак не оцениваю. Не потому, что не хочу его оценить, а потому что не считаю нужным этим «заморачиваться». Если отвечать на вопрос более детально, то я – состоятельный человек, который может позволить себе все. В разумных пределах, конечно. Я не могу позволить себе самолет «SuperJet» за 50 миллионов евро, но могу позволить себе отдыхать там, где хочу, ездить на той машине, на которой хочу…  

Знаете, у меня после 30 лет жизни произошла какая-то внутренняя ломка. Задумался: а много ли человеку надо? У меня есть машина, на которой я хочу ездить? Есть, и не одна. У меня есть квартира? Есть. У меня есть дача? Есть. Правда, к сожалению, ее спалили. Я могу купить продукты питания, которые хочу? Могу. Могу обучать детей, где хочу? Могу. Я могу позволить потратить на детей столько денег, сколько хочу? Могу. Для меня главная свобода – в этом. А вот так, чтобы утром проснулся, открыл сейф и пересчитал: «Сегодня у меня там лежит, допустим, 300 тысяч долларов», а завтра уже 320 тысяч – вот такого у меня нет.

Давайте по-честному: всех денег с собой туда (Дмитрий Матвеев показывает наверх – А.С.) не унесешь. И каждый нормальный, здравомыслящий человек рано или поздно приходит к этому. Это в 90-е годы в глазах у всех стояли $ - доллары, которые нужно зарабатывать. А когда у тебя есть средства, появляется определенная степень свободы, для тебя деньги -  уже не главное. Для меня сейчас самое главное – результаты моего труда. Я занимаюсь делом, которое мне интересно. Это сельское хозяйство. Если я успешно реализую свои проекты, то смогу сказать, что не зря жил на этой земле.

- Если не получится, то выходит, жили зря?

- У меня не может не получиться. Все, за что я берусь, успешно довожу до конца.

Знаете, у меня есть одна проблема. Несколько лет назад во время одной предвыборной кампании  со мной работал психолог. Никогда не доверял этим людям – не потому что они плохие, просто я сам себе очень хороший психолог и реально знаю все свои плюсы и минусы. Так вот специалист составила мой психологический портрет. Основное, что она написала: Дмитрий Матвеев - человек, который не умеет наслаждаться победой. И это правда. В этом мы – те, у кого есть деньги, – бедные. Деньги есть, но они не приносят радости. Не потому, что их много, просто ты меняешься, тебе удовольствие доставляет другое. Вот я построю мегафермы – это для меня будет главное удовольствие. Построю вопреки тем, кто выступает против, вставляет палки в колеса. А врагов у нас сегодня больше, чем сторонников.

- С чего начинался ваш бизнес? Откуда был первоначальный капитал?

- Все задают этот вопрос, всех интересует: откуда же у Матвеева столько денег? Ведь он строит 4 мегафермы, строит заправки. Отвечаю всем ответственно: деньги из банка.  Если говорить о стартовом капитале, то в 90-х, как и все, занимался «купи-продай». Заработал какие-то деньги, и постепенно это все шло и шло.

- Вы чем торговали?

- Продуктами питания - сахаром, мукой, рисом… Вы же помните 1991 год? Еды не было, рынок опустел, все этим занимались.

- А водкой?

- И водкой тоже, но это было не серьезно. Я бы проще сказал: занимался всем, что приносило прибыль. Вообще если проследить этапы становления бизнеса в Великих Луках, то я везде был пионером и тяготел к производству. Так что Матвееву надо сказать: «Дмитрий Викторович, спасибо: вы являетесь «локомотивом» экономики Псковской области. На вас все смотрят и тем, чем занимаетесь вы, хотят заниматься все остальные» (смеется – А.С.).

- Знаю, что в Великих Луках ходят слухи относительно того, откуда у вас деньги. В этой связи называют имена таких персон, как Ташкент, Мотыль и других. Что вы по этому поводу можете сказать? Знакомы ли с этими людьми, брали ли у них деньги?

- Бред… Давайте начнем с того, кто сегодня этих людей не знает? Их знают все. По поводу того, что они мои акционеры – это бред. Можете прямо так и написать: бред сивой кобылы. Откуда это вообще пошло? С выборов 2004 года, когда я баллотировался на пост мэра Великих Лук. Ни для кого не секрет, что люди у нас любят какие-то жареные факты. Вот так меня «доброжелатели» и подали. Но, честно говоря, меня это никак не трогает, потому что те люди, которые знакомы со мной близко, знают, что это не так. А то, что какая-то бабушка Маня что-то на скамеечке во дворе говорит… Меня это не сильно интересует, поверьте.

- У вас счета в зарубежных банках есть?

- Нет. Все мои счета в российских банках. Я предпочитаю деньги вкладывать в себя и в свой бизнес.

- Недвижимость за границей?

- Нет.

- Что у вас за жилищные условия?

- Жилищные условия у меня самые обыкновенные: квартира в Великих Луках. Домов нет. Хватает тех жилищных условий, которые у меня есть. Будет не хватать – я об этом задумаюсь.

«Если б я нарушил что-то серьезное, то уже «сидел» бы»

- Вы сказали о том, что начинали с «купи-продай». Говорят, вы еще и пошив спортивных костюмов наладили…

- Да, было такое.

- Костюмы вы шили под какой-то оригинальной маркой или использовали известные бренды?

- «Баловались» и известными - «Adidas», например. Но было это не в промышленных объемах.

- Я так понимаю, это было нарушение закона об авторских и смежных правах…

- Ну да, наверное. Но я уверен, что в Российской Федерации нет ни одного предпринимателя, начиная с 1991 года, который бы занимался бизнесом и где-то что-то не нарушал. Те, кто будут говорить, что это не так, поверьте мне - врут. Все когда-то что-то нарушали.  Это была эпоха дикого капитализма. Нас никто не учил заниматься бизнесом.

- Какое из ваших нарушений закона было самое серьезное?

- Я думаю, что ничего серьезного не нарушал. Ну да, клеили мы на костюмы «Adidas». Было это? Да, было. Но это же было не в промышленных масштабах. Могу честно сказать: да, я нарушал, но если б я нарушил что-то серьезное, то уже «сидел» бы. А я не «сижу» – значит, ничего серьезного не нарушал.

- Претензии правоохранительных органов в какой-то период были?

- Претензии правоохранительных органов к людям, которые занимаются бизнесом, всегда есть -  они же должны чем-то заниматься. Когда человек, который заработал деньги, покупает хорошую машину, сразу возникает вопрос: «А откуда у тебя денежки»? К сожалению, это проблема, над которой государству стоит задуматься.

- Что вы отвечаете скептикам, которые считают, что ваши планы строительства мегаферм и создания крупнейшего агрохолдинга – это, во-первых, прожектерство, во-вторых, видно за этим желание «освоить» миллиардные кредиты, бюджетные средства и т.п.?

- С этими людьми разговаривать бесполезно. По крайней мере, сегодня.

- Почему?

- Еще полгода, пока мы на 100% не запустим мегафермы, говорить с ними не имеет смысла. А когда запустим, мы готовы их всех пригласить, показать и поговорить в присутствии прессы. А убеждать сейчас – дело по меньшей мере не благодарное.

- Ну а что касается желания «освоить» средства?

- Агрохолдинг «Великолукского молочного комбината», как и сам комбинат – это частный бизнес. Мы деньги не «осваиваем», мы их зарабатываем. Все деньги, которые мы получаем в кредит из банка, обязаны вернуть в течение 5-8 лет. Так зачем же мне у самого себя воровать? Зачем пускаться в проекты, в которые я не верю?

«Здесь написан бред по поводу того, что Матвеев и компания «Слактис» гробит ЗАО «Великолукское»

Псков

- Наверное, разговоры попадают на благодатную почву – я как не приеду в Великие Луки, куплю местную прессу и в одной из газет неизменно встречаю критические статьи о вас: мол, Дмитрий Матвеев - рейдер. Я взял с собой заметку из сентябрьского номера. Здесь речь идет о вашей фирме «Слактис».

-  Я этой статьи не видел. Но зная, кем все это пишется и выпускается, могу, не читая, рассказать, что здесь написано. Хотите?

- Давайте попробуем.

- Здесь написан бред по поводу того, что Матвеев и компания «Слактис» гробит ЗАО «Великолукское»: скупает земли, не дает жить колхозникам и все остальное. Но у меня есть вопрос: почему никто, кроме этой «многоуважаемой» газеты об этом не пишет?

- Так что же там произошло, в ЗАО «Великолукское»?

- В марте мы купили контрольный пакет акций ЗАО «Великолукское». Купили у 600 акционеров.  Это притом, что всего у предприятия было 1200 акционеров, между которыми было распределено около 18000 акций. Грубо говоря, по 15 акций на человека. Но почему-то никто до нас эти акции не покупал.

На протяжении года мы вели переговоры с тогдашним директором ЗАО «Великолукское» Сергеем Александровичем Петровым на предмет  вхождения предприятия в агрохолдинг. Просили, чтобы он дал нам возможность встретиться с коллективом хозяйства, но он этого нам сделать не давал. И мы не понимали, почему.

Поняли, когда 29 января увидели в районной газете объявление о собрании акционеров, назначенное на 24 марта. Один из вопросов - увеличение эмиссии акций на 180 тысяч по 1 рублю! И того аж на 180 тысяч рублей. Ну, вроде бы благое дело: хотят распределить между всеми 1200 акционерами. Но не все так просто! Читаем дальше, видим вопрос №8: одобрение сделок заинтересованных лиц. Собранию предлагается одобрить распределение этих акций: из 180 тысяч 92 тысячи акций номиналом аж по 1 рублю должны достаться гендиректору Петрову. То есть всего за 92 тысячи рублей он должен был стать владельцем контрольного пакета акций ЗАО «Великолукское».  

Теперь уже все понимают: если бы акции не покупал «Слактис», их бы не покупал уже никто. Поймите, если бы Петров хотел купить акции, он бы собрал всех своих тружеников и сказал: «Ребята, продайте мне акции». Но он нашел гораздо более простой способ.  

- Как вы считаете, почему?

- Потому что он не пользовался авторитетом в хозяйстве. Поверьте, если бы не вмешались мы, решение о передаче акций Петрова наверняка бы прошло, поскольку акционеры ЗАО «Великолукское» - сельские труженики, далекие от каких-то юридических норм.

Плюс и сам господин Петров весьма основательно готовился к  этому собранию. Еще за полгода до него, ничего не подозревающие начальники участков хозяйства ездили по акционерам и просили их подписывать пустые доверенности. И те без задней мысли подписывали бумаги, по которым право голосования на собрании передается Петрову.

То есть, представьте, приходит Петров 24 марта на собрание, и собранными доверенностями голосует за то, что бы передать 92 тысячи акций себе. А оставшиеся 1200 акционеров остаются с носом.

- И вы решили покупать акции хозяйства?

- Понимаете, у нас и раньше были предложения о покупке акций ЗАО «Великолукское»: и от членов совета директоров хозяйства, и от рядовых акционеров. Ведь выводить ценное имущество из хозяйства Петров стал не вчера и не сегодня. Так было с магазинами, например, которые Петров еще в 2005 году вывел из собственности ЗАО «Великолукское». Ну а после того, как люди увидели уже упомянутое мною объявление и поняли, в чем его суть, – предложения о покупке акций  посыпались одно за другим.

После этого мы приняли принципиальное решение покупать акции по рыночной стоимости. Процесс был максимально прост: к акционерам приходили работники «Слактиса», спрашивали: «Хотите продать?». Им отвечали: «Да, хотим». Ну а те, кто не хотели продавать, –  естественно, не продавали. Таким образом, мы и приобрели контрольный пакет акций ЗАО «Великолукское».

Как вы думаете, если бы Сергей Александрович Петров пользовался должным авторитетом в хозяйстве, сумели ли мы бы купить контрольный пакет акций? Купить акции не у одного или двух, а у 600 акционеров? Я убежден, что нет. 

- В одном из номеров той самой газеты я прочитал, что Матвеев покупал акции по цене хорошего мороженого. Вы же говорите, что покупали их по рыночной цене. Что это за суммы? Сколько платили вы, и сколько платил Петров?

- Петров, когда начал скупать акции, платил по 100 рублей за акцию. Мы покупали акции по цене от 500 до 2000 рублей за акцию.

- Переплачивали, выходит?

- Мы платили людям столько, сколько люди просили. И в результате,  купили контрольный пакет…  И тут появились председатель Великолукской городской Думы Николай Козловский, а вместе с ним Гусев и Павлюк. Ну, не дает Козловскому спокойно жить то факт, что Матвеев такой молодой и успешно развивается…

- Основная причина конфликта в том, что он вас считает молодым и успешным?

- Да. Но он это никогда и нигде не скажет. У Козловского есть одна большая проблема. Он постоянно от кого-то зависит. А Матвеев сам себе хозяин. К тому же Козловский человек слабый:  по его разумению все должны приходить на работу и говорить ему: «Ты великий, Николай Николаевич, ты – могучий»… А Матвеев не ходит к нему и не говорит этого. Матвеев его и на три буквы послать может. Отсюда и все проблемы.

В конфликте в ЗАО «Великолукское» Козловский и компания увидели реальную возможность заработать денег. И решили создавать нам проблемы. Их действия в ЗАО «Великолукское» как две капли воды похожи на войну десятилетней давности на заводе «ЗЭТО»: тогда Козловский вначале скидывал оттуда Бориса Каракаева, а потом и своего друга Геннадия Коваленко. Тогда все происходило по тому же сценарию, что и сейчас. Ничего не изменилось.

Причем Козловский – это человек очень далекий от сельского хозяйства. Посмотрите на его хозяйство «Борки», которое находится в состоянии банкротства. И вам все будет понятно.

- Ну, и, на ваш взгляд, сейчас кто в этой войне побеждает? И чем все это закончится?

- В мае, учитывая, что у нас в руках контрольный пакет акций, мы провели собрание и переизбрали генерального директора. Руководителем поставили главного инженера хозяйства….

«Зачем ВМК и Матвееву надо было бить Петрова по голове за 4 дня до собрания?»

- Это же произошло вскоре после того, как было покушение на Петрова?

- Через пять дней. Но вы же прекрасно понимаете, и прокуратура понимает, что меньше всех в этом «покушении» был заинтересован Матвеев. Зачем Матвееву делать из Петрова рыцаря? Очевидно, что это была инсценировка, четко спланированная акция. И сегодня, слава Богу, все это понимают.

- И правоохранительные органы тоже понимают?

- Правоохранительные органы в том числе.

- И уже есть какое-то конкретное решение по этому делу?

- Не знаю, есть ли решение. Но есть четкое понимание того, что в каждом поступке, который совершает человек, должна быть какая-то мотивация. В чем была мотивация Великолукского молочного комбината, и в частности, Матвеева, бить Петрова по голове?

- Я могу сказать только как сторонний наблюдатель, особо не посвященный в тонкости ваших взаимоотношений. Возможно, хотели запугать человека, заставить отказаться от продолжения этой борьбы. Показать, что сейчас мы тебя ударили битой, а потом можем пойти и на какие-то более радикальные меры…

- А зачем это делать, когда у вас в руках контрольный пакет акций хозяйства?

- Но мы же не знаем этого. Мы видим, что идет борьба…

- Кто мы?

- Обыватели, скажем так.

- То, что обыватели, да, я согласен. Это и было сделано для обывателей, чтоб потом сказать: вот Петрова-бедолагу запугали, по голове били, несчастного. Но зачем Матвееву это надо было за 4 дня до собрания?

- Могу предположить, что, с вашей точки зрения, это сделано для того, чтобы уйти на больничный…

- Да это со всех точек зрения. Ведь эта ситуация имеет большой резонанс. Представляете, если бы нашелся хоть один довод в пользу того, что это сделал Матвеев или «ВМК»? Об этом бы писали все СМИ. Да так, что мама не горюй. Но почему-то никто об этом не писал и сегодня не пишет. Почему-то органы даже не вызывали.

- Вас не вызывали на допрос?

-  Конечно, нет. А зачем? Когда я беседовал с прокурором, первое, что она мне сказала: «Дмитрий Викторович, мы понимаем, что первый, кому это не выгодно, - это вы». Вот и весь ответ. Прокуратура сейчас так или иначе больше заинтересована действиями Петрова. Например, на сегодняшний день есть подтверждение тому, что часть документов, которые с легкой руки «великолукского парламентария» подписывал Петров, передавая в аренду и продавая имущество структурам Козловского – чистейшая фальсификация. То есть на деле оказалось, что их даже не Петров подписывал.

- Что это за договоры?

- После того, как мы избрали нового генерального директора, через 3 дня вдруг появились договоры аренды. По ним, например, Петров, учредив новую фирму, через подставные компании Козловского передал сам себе все основное имущество хозяйства. В частности, задним числом заключил договор аренды на Тепличный комбинат за 80 тысяч рублей в месяц, включая коммунальные услуги.  Административное здание он сам себе вообще сдал за 1 тысячу рублей в месяц, включая ту же «коммуналку». Для сравнения могу сказать: за одни лишь коммунальные услуги тепличного комбината хозяйство платит порядка 1 миллиона рублей в месяц. То есть что он сделал? Оставил все долги на ЗАО «Великолукское», а все ценное имущество перевел на себя.

Поначалу часть людей поддерживали Петрова, но после того, как начали разбираться в ситуации и узнали, что он продал Козловскому животноводческий комплекс за 7 миллионов рублей (а там только в оборудование вложено 30 миллионов рублей кредитных денег; не говоря уже про сам комплекс), в хозяйстве начался раскол. Надо честно сказать, что информационно мы работаем не так, как они. Но я убежден, что не стоит уделять этому много времени и внимания. Время все расставит на свои места.

- По-вашему, как скоро это произойдет?

- Суд передал нам на ответственное хранение все имущество хозяйства - это уже о чем-то говорит. Есть и первые результаты судебных разбирательств. В частности, договоры по аренде и продаже имущества ЗАО «Великолукское», подписанные Петровым, признаны недействительными. А на самого Петрова, к слову, заведено уголовное дело по факту мошенничества.

Знаете, я вообще считаю, что оценку тому, «кто прав, а кто не прав» должны давать суды, а не Козловский на страницах своей газеты. Что, кстати, в ней написано по поводу земли?

- Да я газету по другому поводу достал. Вот тут написано: «из миллиарда денег по нацпроекту, выделенных в 2007 году на область, фирма «Слактис» получила 540 миллионов, а ЗАО «Великолукское» - 12. В связи с этим мы обращаемся в администрацию области, в главное государственное управление сельского хозяйства и государственного технического надзора, к начальнику управления Кириленку Василию Алексеевичу. Уважаемый Василий Алексеевич! Кто ж так мудро поделил денежный кредит, выданный на область в прошлом году?» У меня по этому поводу вопрос: соответствует ли это действительности?

- Во-первых, я прекрасно знаю, кто пишет эти статьи: это главный редактор «Великолукских Ведомостей», человек по фамилии Павлюк. Как вы думаете, человек с такой фамилией вообще может в чем-нибудь разбираться?  (смеется – А.С.) Во-вторых, этот человек, просто не понимает сути нацпроекта. Что такое национальный проект «Развитие АПК»? Суть его не в том, что на область пришло 2 миллиарда рублей, а Кириленок сидит и делит, кому сколько дать: миллиард - Матвееву, 12 миллионов - «Великолукскому», 30 миллионов - «Красному знамени»... На самом деле вам просто субсидируют ставку рефинансирования Центрального банка.  То есть вы идете в банк, берете кредит,  допустим, под 20 процентов годовых. Ставка рефинансирования в этот  момент, например, 10 процентов. После этого вы идете в Администрацию области, и записываетесь в участники нацпроекта. После чего, две трети из ставки рефинансирования ЦБ (10%) вам компенсирует федерация, одну треть – область. А остальное вы платите из своего кармана. Вот что такое национальный проект «Развитие АПК».

 «Сидели в избирательном штабе, пили водку и думали, сушить весла или нет?»

Псков

- Дмитрий Викторович, а в чем причина ваших неизменно хороших отношений с губернаторами – и с прежним, и с нынешним?

- Могу ответить однозначно: только в результатах работы. Все мои компании показывают результаты.

- А у вас сложности с Михаилом Кузнецовым не возникали из-за того, что вы возглавляли предвыборный штаб Евгения  Михайлова? Правильно же формулирую…

- Я не был начальником избирательного штаба Михайлова. Но я был одним из тех людей, которые поддерживали бывшего губернатора.

- Ну и вот в связи с этим какие-то проблемы возникали?

Псков

-  Если честно, после выборной кампании новый губернатор сам позвал меня к себе и сказал: «Всё, выборы закончились. На 2005 год губернатор – Кузнецов. Меня не волнуют твои взаимоотношения с Михайловым, я сейчас должен думать об интересах Псковской области. Поэтому я сам хотел тебе сказать, что ничего против тебя не имею». Губернатор не стал делить людей на тех, кто был за него, и тех, кто был против.

А сразу после выборов я, честно говоря, сам сидел и думал, что ж теперь со мной будет. Как сейчас помню, сидели тогда в избирательном штабе, пили водку и думали что теперь: весла сушить или нет?

- С бывшим губернатором у вас какие сейчас отношения?

- Они остались нормальными. Я к этому человеку отношусь с уважением. Не могу сказать, что мы с ним постоянно встречаемся, но периодически созваниваемся. У нас с Михайловым никогда не было тесных дружеских отношений. Как и с Кузнецовым… Просто Кузнецов поддерживает тех людей, которые приносят реальную пользу области. Поэтому мы и работаем.    

- Вопрос о политике, вернее об эволюции ваших идеологических взглядов. Вы же были членом СПС, теперь – в «Единой России».

Псков

- Я был членом партии по идейным соображениям, так как человек демократически настроенный и придерживаюсь либеральных взглядов. Вот говорят: «СПС – это Чубайс». А я шел в СПС не из-за Чубайса. И не из-за Немцова. Я шел туда именно из-за идеологии. Я считаю, что если и быть в оппозиции, то в оппозиции конструктивной. А не просто так -  «Баба Яга против». К сожалению, после 2003 года, когда выборы проиграли, у СПС позиция стала именно такой. Поэтому я и вышел из партии. И сейчас являюсь членом «Единой России».

– Почему туда вступили?

- Потому что мне импонирует лидер партии Путин – сильный, волевой, принципиальный человек, нацеленный на результат. Кроме того, мне близка идеология «Единой России», проповедующая рыночные взаимоотношения и социальную ответственность бизнеса.

- А вам с Чубайсом доводилось встречаться?

- Да, доводилось.

- Какое мнение об этом человеке сложилось?

- Очень позитивное. Очень умный и талантливый человек. Очень талантливый организатор. Недаром сегодня его направляют на те объекты, в которых нужно принимать непопулярные решения. В свое время я разговаривал с Чубайсом по поводу приватизации. И он признал, что было совершено много ошибок. Но тогда он сказал очень правильную вещь: «Когда мы это задумывали, хотели сделать благие вещи. Но где в книжках написано, что именно нужно делать в переходный период – от коммунизма к капитализму? Где это написано? И кто знал, что директора предприятий так себя поведут?»

«Захочу сняться в фильме - снимусь»

Псков

- Кроме работы в областном Собрании, вас с кем-то из депутатов связывают личные отношения – может, в гости друг к другу ходите, праздники отмечаете?

- Конечно, связывают. С Каленским, например, с Севастьяновым, Гизбрехтом, Тихановым. С Мишей Ивановым у нас были хорошие отношения. Я совершенно нормально общаюсь с Брячаком. Со Смирновым…

- Такой бизнес-клуб получается. Только Миша Иванов – не предприниматель, а так все люди – очень состоятельные по нашим меркам. Деньги к деньгам, выходит?

Псков

- Нет, не в этом дело. Мы не являемся конкурентами. И у нас нет проблем, которые люди обсуждают на кухнях. Мы не говорим о «болячках»: дескать, мне плохо, в магазин не с чем пойти. У нас совершенно другие проблемы, и мы обсуждаем более глобальные вещи.

 - А вот такой момент, что при общении с другим депутатом или любым другим состоятельным человеком, вы понимаете, что ему от вас не нужна какая-то материальная помощь, - это важно?

- Нет. У меня есть много друзей, которые вообще бизнесом не занимаются… Мне очень интересно общаться с действительно умными людьми. Для меня крайне важно, чтобы у человека, с которым я общаюсь, были какие-то цели и желания, чтоб он не был аморфным существом. Когда общаюсь с человеком, который только и говорит, что у него какие-то вечные проблемы, это не получается, этот - нехороший, а этот вообще плохой, я всегда задаю вопрос: «А ты сам вообще что сделал?».  Мне интересны люди, у которых есть цели. И неважно, какая эта цель: написать хорошую книгу, картину, или что-то другое. Я, например, достаточно тесно, хотя, к сожалению, и не очень часто общаюсь с актером Владимиром Машковым.

- Как вы познакомились?

- Через друзей в Москве. Очень интересный человек. Мы с ним общаемся не по поводу фильмов, а вообще по поводу отношения к жизни.

- По поводу отношения к жизни – это совсем интересно. Он же католик, кажется. Вас в свою веру еще не обратил?

- Нет. Это даже не обсуждалось.

- А что обсуждаете?

- Вот, помню, весной прошлого года мы сидели на даче моего друга и обсуждали тему внимания.

- Тему чего?

- Что такое внимание. Мы разговаривали о дельфинах. Я сам этого не ожидал. Он мне говорит: «А ты знаешь, что у дельфинов внимание развито в тысячу раз больше, чем у людей»? И очень интересно об этом рассказал. А я просто сидел и слушал. Мне было интересно. Так что у меня совершенно разный круг общения.

- Артистических талантов Машков в вас не обнаружил? Не предлагал попробовать свои силы в кино?

-  У нас не было такой задачи. Если я когда-нибудь захочу сняться в фильме, я в нем снимусь. Но на сегодняшний момент у меня нет на это времени. Когда мы общаемся с ним, у нас не бывает разговоров вроде: «Володь, я хотел бы в фильме сняться – не протолкнешь ли меня туда».

Кстати, советую посмотреть сериал «Ликвидация», лучший сериал года. Я летал на съемки этого фильма в Одессу, видел весь процесс «изнутри».

- Когда вы говорите, что смогли бы сыграть в фильме, что имеете в виду – попросите Машкова и он посодействует? Или вы «пробашляете»? Или чувствуете в себе талант?

- Я чувствую, что был бы успешен.

- Учиться этому, считаете, не надо?

- Учиться надо, конечно. Артистами тоже становятся. Это не так просто, что сразу взял и родился актером. Это бред. И, конечно, какие-то данные должны быть. Ведь для того, чтобы играть такие роли, как Машков в «Олигархе», их надо переживать. Он полностью входит в роль. Прежде, чем начать играть в фильме, он по полгода живет в этой атмосфере. Перед съемками «Ликвидации» он полтора года жил в Одессе. Изучал их говор, и, рассказывает, что некоторые фразы тренировали по полгода.  Я, наверное, не смог бы сыграть в «Ликвидации», как он. На любую роль тщательно подыскивается человек. А у него харизма подошла к этому: он там вечно в сапогах ходил, в галифе.… Ну, а сняться – почему бы нет?

«Если сын придет и скажет: «Папа, купи машину», я ему откажу однозначно»

- Время на личную жизнь у вас остается?

- Не буду врать: остается. Я думаю, те люди, которые говорят, что на личную жизнь времени нет вообще, лукавят. Ведь у кого ни спроси, все куда-то ездят отдыхать. Но свободного времени у меня, конечно, не столько, сколько бы я хотел бы посвящать своим детям.  Хочется посвящать им хотя бы в 2 больше времени, чем сейчас. К сожалению, с детьми я сейчас могу заниматься только в выходные.

- Расскажите о своей семье – жене, детях.

- Не очень бы хотел на эту тему беседовать, потому что я и так публичный человек. У меня что-то должно личное оставаться.

- Хорошо. Ответьте тогда только на один вопрос. Они с вами в Великих Луках или они уже за границей, как говорят в народе?

- Нет, они не все за границей.  За границей у меня сейчас учится сын, ему 17 лет. Он хочет заниматься тем, чем занимается его отец - сельским хозяйством. Все каникулы проводит со мной. Работает в цехе на комбинате и в хозяйствах, которые входят в агрохолдинг. В том году он работал в цехе по розливу молока, потом - на фасовке глазированных сырков. У меня подход такой: я тебе в жизни должен дать только одно – образование. Образование ты будешь получать такое, какое хочешь, но больше я тебе ничего не должен. Если сын придет и скажет: «Папа, купи машину», я ему откажу однозначно. А если скажет: «Я заработал вот столько. Добавь», добавлю.

- Такой строгий подход у вас только к сыну или к дочери тоже?

- Не буду врать, к дочери мягче. Это тот человек, который может из меня веревки вить. А что касается сына, то он учится там, где хочет. И я им горжусь, потому что в прошлом году он был признан там лучшим учеником школы по шести номинациям.

Когда он здесь учился, все знали: это сын Матвеева. А там всем «по барабану», чей он сын. Он учился с детьми короля Объединенных Арабских Эмиратов. Я думал: для них какие-то специальные школы есть. Оказалось, что нет, обычные. Я у него спрашивал: «Как у вас общение?» Он говорит: «Как со всеми». Фотографии мне показывал, где их отец вместе с Джорджем Бушем.

- Это Великобритания или США?

- Он учится в Великобритании, в Англии.

- А вы беспокоитесь? Все-таки ребенок за границей…

- Я совершенно спокоен. С супругой были споры по этому поводу. Но я сам с 14 лет пошел в суворовское училище и был предоставлен сам себе. Считаю, что сыну надо создавать трудности, из которых он должен научиться самостоятельно выплывать. Часто говорю ему: «Девочки любят мальчиков, которые сами из себя что-то представляют, а не просто у них есть родители». Он это понимает. И я вижу, что он старается. Я ему говорю: «У тебя есть шанс получить то образование, которое ты хочешь. Но если думаешь, что ты приедешь, и я тебе весь бизнес просто так передам, то ты глубоко ошибаешься. Ты должен это заслужить. У меня работают люди, и я не допущу, чтобы ими руководил какой-то папенькин сынок. Ты должен доказать, что можешь это делать». И я его готовлю.

- Вы сказали о том, что сын имеет возможность получить то образование, которое хочет. А вы такой возможности были лишены?

- Конечно. Я не мог получать образование за границей. Окончил Калининское суворовское военное училище, потом Харьковское гвардейское танковое командное училище.

- До конца отучились?

- Ушел с четвертого курса.

- Почему?

- Учился в Харькове, и нас стали заставлять принимать присягу на верность Украине. В результате, половина училища ушла.

- Этими четырьмя курсами училища образование ограничилось?

- Нет, я в 2002 году окончил Великолукскую сельскохозяйственную академию.

- Собираетесь ли продолжать образование, получать степень кандидата наук?

- Без ложной скромности скажу, что не вижу, где бы я мог повышать свое образование в России. Я не страдаю тем, что мне нужно написать кандидатскую или докторскую.

Псков

- Так все ж кругом пишут…

- Пускай пишут. Моя фамилия Матвеев, и я не «как все». Всегда стремился жить не «как все». И делаю я не так, «как все». «Как все» – это уже большое стадо. А я себя к этой категории не отношу. Если я пойму, что мне докторская нужна, я сяду и сам ее напишу. Но платить за это деньги… Нет. Если я пойму, что мне это нужно, я все сделаю сам.

Где мне получать образование? Я, если честно, убежден, что и сам могу преподавать. Но, к сожалению, мне не хватает усидчивости, чтобы готовиться. Когда я беседую со студентами, вижу, как они меня слушают, вижу, что им интересно. После одной из встреч со студентами, мне даже предложили почитать лекции. Но у меня на это сейчас попросту нет времени.

Источник: Псковская Лента Новостей



cюжет:
Проект "Перейдем на личности. Интервью без компромиссов"


 

Доверяете ли вы премьер-министру Медведеву?











Loading...


Голосование

Доверяете ли вы премьер-министру Медведеву?











Календарь