Новости партнеров
Общество

Сброс имущества

03.07.2013 12:07|ПсковКомментариев: 32

Общественный совет по культурному наследию при губернаторе стал одним из первых достижений Андрея Турчака по пришествии в Псковскую область. И спустя время можно сделать вывод, что одним из самых главных. В рамках совета было решено немало проблем, связанных с сохранением памятников, что для региона всегда являлось больным вопросом. В этой аудитории, состоящей из архитекторов, археологов, искусствоведов, научной общественности, практически никогда не было речи о политике. Как это ни пафосно прозвучит, работа совета стала примером демократии, что, думается, во многом и стало причиной того, что со временем он собирался все реже и реже. Последний раз заседание проводилось ровно год назад.

Требуется «охранник»

К очередному заседанию тем для обсуждения накопилось немало. Важным вопросом в преддверии 850-летнего юбилея Великих Лук был проект реконструкции городской крепости. Однако большая часть прошедшего совета была посвящена особенностям работы территориального управления Росимущества. О проблемах деятельности (а по большей части – бездействия) Росимущества многократно говорили и чиновники, и журналисты, и научно-культурная общественность. Однако ведомство является территориальным представительством федерального органа, а в таких случаях призвать кого-либо к ответу гораздо сложнее.

На вчерашнем совете «накипь» всех вышеперечисленных вопросов исторглась на работников ведомства. Губернатор Андрей Турчак завуалировано дал понять свое отношение к территориальному органу Росимущества, для краткости называя его «террорган».

Предприниматели, работавшие с Росимуществом и приглашенные на Общественный совет, такой негласный эпитет целиком и полностью разделяли. Председатель комитета по культуре Псковской области Александр Голышев в двух словах рассказал о чиновничьем коллапсе и предъявил управлению Росимущества претензии в том, что, являясь собственником ряда памятников федерального значения, ведомство фактически довело их до разрухи.

Впрочем, началось заседание совета все-таки с политических новостей: Андрей Турчак сообщил членам совета по культурному наследию, что в ближайшее время от областного комитета по культуре отпочкуется новый орган, зоной ответственности которого станет исключительно охрана культурного наследия. Более того, глава региона сразу нескольким участникам совета предложил поучаствовать в конкурсе на место руководителя новой структуры. Среди «фаворитов губернатора» оказались руководитель регионального ВООПИиК Ирина Голубева, депутат областного Собрания (по совместительству – заместитель Голубевой) Лев Шлосберг и директор Псковского археологического центра Елена Яковлева (чуть позже к группе озвученных кандидатур присоединилась работник областного комитета по культуре Надежда Волова). Впрочем, шутил глава региона или был серьезен, по-моему, так и осталось загадкой.

Обсуждение новой структуры вытекало из обсуждения неожиданно нарисовавшейся проблемы застройки в Выбутах, которая была одной из главных культурных тем последнего месяца. Турчак сначала достаточно жестко покритиковал уже «хромую»  администрацию Псковского района, заявив, что в проблемах «некоторые муниципальные чиновники либо не разобрались, либо не хотели разбираться и дали «добро». Правда, позже оговорился, что не так уж и важно, кто виноват: муниципалитет, областной комитет по культуре или кто-то еще. «Виноваты мы все с вами», - резюмировал губернатор. Правда, такая формулировка не сделала выражение лица первого замглавы администрации Псковского района Виктора Герасимова более лучезарным.

Остатки роскоши

Ну а потом разговор пошел о Росимуществе. Начальник «терроргана» Александр Сребролюбов поступил в лучших традициях своего ведомства и не пришел. Правда, прислал вместо себя начальника отдела федерального имущества Ирину Тараканову, которая стала главным солистом всего совета. И не только солистом, но и главным раздражителем совета: во-первых, Ирина Ильинична войдет в историю как человек, который мастерски и без малейших сомнений перебивал и Андрея Турчака, и Льва Шлосберга. Во-вторых, госпожа Тараканова, разумеется, стала активно защищать свое ведомство, что делать в присутствии такого благородного собрания было очень самонадеянно.

«Территориальное управление Росимущества – публичный собственник, при этом денег у них нет ни на содержание, ни на реставрацию», - грустно констатировал Александр Голышев. Среди объектов, которые находятся в плачевном состоянии, руководитель комитета по культуре назвал семь памятников, среди которых были Дом Батова, Гремячая башня и Дом Печенко. «В Доме Печенко на 90% утрачен предмет охраны», - философски резюмировал Лев Шлосберг.

«Вы планируете заниматься Домом Печенко?», - уточнил у главы Пскова Ивана Цецерского Турчак. Тот стал рассказывать губернатору, что работа по поиску инвесторов начата, но «заинтересованности предпринимателей нет». «Я вас не о том спросил: вы сами планируете заниматься Домом Печенко?». Иван Цецерский попросил у губернатора «тайм-аут» и обещал все узнать.

Кстати, минут через двадцать после этого Андрей Турчак, до этого набирая смс-сообщение, кивнул Цецерскому на телефон. Тот, прочитав сообщение, схватил в охапку вещи и спешно покинул заседание, опрокинув по ходу свой стул. «Под главой Пскова зашаталось кресло», - дорисовался сам собой журналистский штамп.

Впрочем, многих действительно заинтересовало, что же губернатор такое написал главе Пскова, что тот сорвался и убежал? Среди журналистов потом даже вспыхнул шуточный спор. Может быть, губернатор прислал главе Пскова смс: «Так что там с домом Печенко? :-)». Или, например: «Иван Николаевич, у вас Ганза/уборка/выборы сити-менеджера на носу, а вы тут прохлаждаетесь?!». Альтернативные версии относительно содержания послания вы можете высказать в форуме под этим материалом.

«Стрижка купонов»

... А заседание продолжалось.

«Зимой Дом Печенко развалится, - строго резюмировала беседы о памятнике Ирина Голубева. – Областной комитет по культуре выделять средства на реставрацию памятника не имеет права, а в управлении Росимущества на запрос вообще не ответили. Андрей Турчак поинтересовался ценой вопроса хотя бы для старта работ, на что председатель ВООПИиК обещала в кратчайшие сроки представить смету.

Ирина Тараканова на критику Александра Голышева разразилась неудержимой тирадой, содержание которой частично осталось непознанным. «Теперь я понял, почему Александр Александрович [Сребролюбов] вместо себя вас прислал: вы нас заговорили!», - скажет ей в конце встречи максимально любезно Турчак. Голышев будет не так толерантен: «Ирина Ильинична, спасибо, хватит. Вы всех переговорите».  

Так вот, Тараканова пеняла присутствующим и невидимым врагам на то, что Росимущество хоть и является собственником памятников, денег на их содержание, консервацию или реставрацию не имеет, а контроль за сохранностью должен осуществлять «государственный орган субъекта федерации», то бишь комитет по культуре. «Это парадокс: у собственника нет средств на поддержание собственного имущества», - развел руками Шлосберг.

«Тяжелой артиллерией», которая не оставила от позиций Росимущества камня на камне, стали предприниматели, которые рискнули связать свою деятельность с памятниками федерального значения, взяв их с обременением. С возмущением выступил директор ООО «Двор Подзноева» Николай Загоруй, его поддержал и представитель «Технологии металлов». Но самой эпичной стала история художника Михаила Тихонова, взявшего в аренду Дом у мешка (памятник XVII века на ул. Школьной в Пскове). «Раньше я друзьям, которые ко мне обращались с подобным вопросом, советовал брать такие памятники в аренду. Сейчас я никому этого не посоветую», - сразу признался Тихонов. В 2000-м он продал свою квартиру и вложил в реставрацию Дома больше 3,5 млн. рублей. В 2010 году представители Росимущества пришли к Тихонову, сказали спасибо за бесплатную реставрацию и напомнили, что памятник принадлежит им.

«Когда у памятника крыша рушится, представителей Росимущества не видно и не слышно, но как только предприниматель проводит реставрацию памятника и начинает использование, налетают специалисты с десятками проверок: «А соблюдаешь ли ты охранные обязательства? А правильно ли оплачиваешь?». Я жду, когда Росимущество ответит за свою халатность относительно памятников», - отрезал возмущенный представитель «Технологии металлов».

«Росимущество деньгами не распоряжается, зато при ведомстве была создана дирекция по привлечению инвестиций – для того, чтобы стричь с предпринимателей «купоны», - возмутился Загоруй, у которого арендная плата в один момент выросла в 30 раз по сравнению с ранее оговоренной.

После такой атаки «герой дня» Ирина Тараканова окончательно сдалась и выдала фразу, которая больше напоминала капитуляцию: «территориальные органы не могут заниматься объектами, это все мы уже понимаем». По ее словам, нынешние законодательные веяния говорят о том, что к 2018 году объекты культурного наследия государственной казне принадлежать не будут. Правда, сразу несколько человек ей возразили и отметили, что вилами по воде писать несложно.

Да и сколько памятников доживет до 2018 года? Вот, Дом Печенко может погибнуть этой зимой. А ничейный Дом Батова, глядишь, с энной попытки так и сожгут. Правда, никаких конкретных шагов по решению проблем озвучено так и не было. Во всяком случае, пока. Хотя перед Домом Печенко засиял свет в конце тоннеля, но на все памятники этого тонкого луча явно не хватит.

Денис Камалягин

 

 
опрос
Подаете ли вы деньги «на благотворительность» молодым людям с прозрачными ящиками на улицах Пскова?
В опросе приняло участие 723 человека
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.