Общество

Константин Вилков: Если ФСКН войдет в структуру МВД, мы потерпим крах в борьбе с наркотиками

06.02.2015 19:10|Псков

По информации российских СМИ, в органах власти на федеральном уровне обсуждаются предложения о ликвидации Федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ФСКН) как самостоятельного органа и передаче части ее личного состава в МВД. Об этом пишет газета «Ведомости». Руководитель Псковского отделение общественной организации «Город без наркотиков» Константин Вилков прокомментировал эти предложения.

- Начнем разговор с итогов деятельности ФСКН. На общегородском совещании в Пскове 3 февраля прозвучала информация: за январь 2015 года изъято из оборота 300 грамм наркотических и психотропных веществ.

- Для одного месяца нормальные цифры. Нужно понимать, что Псковская область – приграничный регион. Идет очень большой объем контрабанды через наши границы, что отражается на результатах работы ФСКН по изъятию. Насколько я помню, наибольшие веса они изымали именно на границе. Что касается результатов работы ФСКН – ребята работают, молодцы. Правда, грядущее сокращение не может радовать.

- Информация об упразднении ФСКН как самостоятельной структуры и вхождении в состав МВД пока неофициальная, это только одно из предложений. Источники, на которые ссылаются СМИ говорят, что будет сокращено до 20% состава наркоконтроля. Можно предположить, что это произойдет и в Пскове.

- Этого вообще нельзя делать. Это предложил недальновидный и совершенно далекий от темы человек. Во-первых, ФСКН эффективна сама по себе. Не просто эффективна, а дает основные результаты, по крайней мере, в Псковской области. Наркоконтроль активно соревнуется с полицией. Они очень хорошо работают друг против друга. Самое главное – менты с ФСКНом никогда не договорятся. Если менты где-то крышуют, ФСКН их «долбит» и наоборот, если ФСКН где-то крышует, менты их «долбят». У ведомств разные руководители, разное начальство.

- Очень много жаргонных выражений сейчас прозвучало...

- Я могу говорить на любом языке и разговаривать с любым собеседником. Если говорить о музыке, культуре и искусстве, то и слова нужно подбирать соответствующие. Если говорить о природе, то и тут слова, конечно же, будут совершенно другие. Если мы говоримо такой грязи как наркотики, здесь слова подбирать не приходится. Нужно называть вещи своими именами.

Предполагаю,  что возможное объединение двух ведомств кратно увеличит уровень коррупции. Я сейчас не знаю фактов, чтобы кто-то в Псковской области занимался крышеванием. Если мент прикрывает точки или наркосбытчика, его ФСКН будет «долбить» и эту точку, и также наоборот. Были примеры, когда сотрудник ФСКН налаживал сбыт наркотических средств, и он был задержан сотрудниками ФСБ. Это было больше 10 лет назад.

- Между ними идет конкуренция...

- Конкуренция идет очень сильная. Это самодостаточная организация. Эта структура доказывает свою состоятельность уже больше 10 лет. Она очень сильная сама по себе. У наркополицейских совершенно другой подход к работе. Они более профессиональны в своем деле. Объединить их с полицией - значит полностью загубить структуру. В регионе появится один начальник, который будет курировать все наркотики. В городе появится один начальник, который будет курировать все наркотики. А если на это место попадет нечестный человек, имеющий меркантильные интересы?  Мы можем получить хорошую коррупционную составляющую. Сейчас, по крайней мере, ведомства соревнуются друг с другом. Кто больше сделает, у кого лучше показатели. Это видно на всех межведомственных коллегиях и совещаниях. Только эти два факта говорят, что нельзя объединять два ведомства.

- Когда в небольших районах объединяли отделы полиции, некоторые отделы были присоединены к соседним. Не получится, что районные структуры могут быть ослаблены после объединения?

- Мы очень здорово потеряем. На плечи сотрудников полиции ложится все. Кроме выявления и раскрытия преступлений, они привлекаются на охрану общественного порядка, от митингов и демонстраций до футбольных матчей. Сотрудники контроля работают только по наркотикам. Если сейчас навялить им дополнительные обязанности, а они в любом случае к ним попадут, если ФСКН войдет в структуру МВД, мы просто потерпим крах в борьбе с наркотиками. Этого категорически нельзя делать!

- Комментарии псковичей на интернет-форумах: «Ничего не слышно про подвиги ФСКН по Пскову, что они вообще делают есть? Какие значимые результаты работы можно вспомнить?»

- У нас было хорошее мероприятие совместное с ФСКН в сентябре. Был задержан крупный наркосбытчик на улице Чапаева в Пскове. С ним было связано еще 8 преступлений, в основном тяжкие. На такой работе подвиги совершаются каждый день, просто они незаметны обывателю. Для кого-то это не подвиги, а обычная рутинная работа. Ребята работают и выполняют свою работу на отлично.

Обыватели, как правило, сталкиваются с бытовыми наркотиками - наркотики в школах и клубах, шприцы в подъездах. Борьба с бытовыми наркотиками лежит и должна лежать на плечах полиции. ФСКН – совершенно другая структура. Ее задачи намного глобальнее – это борьба с контрабандой, с организованными преступными группами, с межрегиональными поставками. И со своей задачей в нашей области ФСКН справляется на «отлично». По крайней мере, справлялась под руководством Александра Дроздова. Он вообще вывел нашу область на совершенно новый уровень. Что будет дальше, я пока не знаю.

- Сейчас четыре структуры занимаются наркотиками. Кроме полиции и ФСКН, есть ФСБ и отдел по борьбе с контрабандой наркотиков в таможне.

- Тогда получается 5. Еще есть линейный отдел полиции. Сейчас с наркотиками по городу активно борются четыре ведомства – УМВД Пскова, УМВД области, наркоконтроль, «линейники». Работы выше крыши, всем хватает.

- В обывательском представлении они выполняют одну и ту же работу. Между ними идет соревнование или есть разделение обязанностей?

- Нет, все могут работать.  В нашей практике были случаи, когда по одному торговцу работали все 4 перечисленных ведомства – область, город, наркоконтроль и «линейники». Соревновательный принцип - это правильно и хорошо. Вообще любой опер в душе – азартный человек. Как вообще характеризуется оперативная работа – количеством выявленных и раскрытых преступлений. Чем больше и лучше выявишь и раскроешь, тем ты лучше, тем выше котируешься, тем больше тебя уважают сослуживцы. Все это отдельно происходит в полиции, в наркоконтроле. Также идет постоянное соревнование между наркоконтролем и УВМД. Иначе, зачем тогда высчитывается процент общих раскрытых преступлений от общего валового в области?

- Кто больше раскрывает? Наркоконтроль?

- В среднем соотношение было 70% - наркоконтроль, 30% - УМВД, когда управление в Псковской области возглавлял Александр Дроздов. Но если посмотреть штатный состав, в наркоконтроле 100% личного состава занимается борьбой с наркотиками. В полиции только два специализированных подразделения – в городе и в области. Со всеми начальниками в общей сложности человек 20.

Но в целом по стране статистика обратная. Везде по стране наоборот, 70% раскрывает полиция, остальное – наркоконтроль. У нас здесь штат очень сильно порезали, работать просто некому.

Как можно целое ведомство профессионалов и асов своего дела отдать в структуру полиции? У них совершенно разный подход к делу. Если человек идет работать в наркоконтроль, он идейно идет бороться с наркотиками. Кто против преступности, идет в уголовный розыск, в службу участковых, в ГИБДД или ППС. В том числе, если человек хочет надеть погоны и быстрее уйти на пенсию. Есть и такие, в системе довольно часто попадаются случайные люди. В наркоконтроль идут именно для борьбы с наркотиками.

Любой нормальный опер, у которого есть результат, всегда находится на грани. Я никогда не встречал и не знаю ни одного опера с хорошим результатом – убежденного законника. В любом случае, приходится где-то нарушать. Приходится идти не со всем в ногу с правом. Опер всегда находится на грани. Стоит на ней чуть-чуть качнуться, не дай бог, опер упадет на ту сторону, его сожрет сама система.  Сотрудники полиции и правоохранительных органов – самые незащищенные перед законом. В отношении них активно и с большим удовольствием возбуждаются уголовные дела. Конечно, в большей степени они прекращаются. Но сразу начинаются служебные проверки, выговоры, мотание нервов. И никто никогда не вспомнит, сколько опер сделал пользы, сколько раскрыл преступлений, сколько выявил, сколько людей бросили употреблять наркотики благодаря ему. Никто этого не оценит. Сама система его сама и сожрет. Вот это менять надо!

Оступиться может каждый. Просто у каждого своя работа. Если опер оступился, сразу преступление. С наркотиками очень тяжело работать, трудно сохранить себя.  Там могут подставить, могут все что угодно сделать. Опера это очень ценные люди и я вообще не знаю, что будет, если ФСКН объединят с МВД. Сколько специалистов просто пойдут охранять футбольные матчи.

- Когда проводят такие реформы, обычно убеждают что оперативный состав сохранится, что будут сокращаться управленческий персонал и технические работники.

- Нельзя сохранять технические службы, они обеспечивают оперативную работу. Специалисты, которые сейчас сидят в наркоконтроле – неоценимые люди. Вообще сложно оценить их работу. Как показывает практика, обычно не сокращают бухгалтерию, кадры, тыл. Не хочу никого обидеть или оскорбить, но приведу такой пример. Мой товарищ, взрослый человек давно пришел устраиваться в милицию, в уголовный розыск. Вместе с ним пришел устраиваться парень в кадры. Товарищ был одним из лучших оперов в управлении. Прошло около 3 лет, они встретились на подведении итогов. За эти три года он и задерживал вооруженных преступников, неоднократно применял табельное оружие и сам подвергал свою жизнь риску и опасности. У него один значок за окончание высшего учебного заведения, а у кадровика ряд медалей.

- За что?

- Да ни за что. Когда кадровики одевают форму, такое ощущение, как будто они участники Сталинградской битвы. А опера выглядят как будто тыловые крысы, которые сидят всю жизнь и никуда не выходят и наградить их не за что. Сама система службы держится на двух китах – это уголовный розыск и служба участковых уполномоченных. Если бы не было этих двух служб, кого бы обслуживали кадры, кого бы снабжал тыл, кого бы обсчитывала экономика? Какие преступления расследовало бы следствие и дознание? О чем тут говорить? Их никто не ценит. Как показывает практика, именно такие люди первыми оказываются на улице.

Очень много ребят уходят недооценёнными из службы по разным причинам. Либо просто начальство переоценивает свою значимость, стоимость своих кресел и своих погон. Проще уволить какого-нибудь опера, чему получить самому какое-нибудь взыскание. Я за оперов. Всю жизнь был и буду. Я знаю эту работу изнутри, чем ребята рискуют, как они работают.

Беседовал Антон Кондратьев

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 396 человек
Лента новостей
Последние новости