Общество

Вынесен приговор по делу об осквернении могил на Мироносицком кладбище

02.12.2009 17:28|ПсковКомментариев: 79
Псков

В Псковском мировом суде 2 декабря 2009 года завершился процесс по делу об осквернении могил на Мироносицком кладбище.

Как позднее скажет прокурор Галина Белик,  судебные заседания подсудимый пытался превратить в процесс над свидетелем Николаем М. «Очень грустно, - сказала прокурор. – Человек, проявивший активную гражданскую позицию, облит грязью…»

Очередная порция грязи была вылита на первой минуте заключительного заседания. Впрочем, в тот момент еще не было известно, что заседание – заключительное.

Подсудимый Денис Фещенко преподнес новое ходатайство, в котором просил возобновить следствие «в связи с вновь открывшимися обстоятельствами».

Этими обстоятельствами, по утверждению г-на Фещенко, было «заболевание нервной системы и головного мозга», которое подсудимый якобы обнаружил у свидетеля.

И далее бывший следователь Фещенко зачитал некий документ, который кому-то мог даже показаться чуть ли не смертельным приговором главному свидетелю, которому будто бы грозит «выпадение сознания, выпадение зрения, удвоение предметов в глазах…»

- Откуда у вас такие познания в медицине? – осторожно спросила судья Ольга Фишова.

- Эти симптомы изложены на трех-четырех страницах учебника по неврологии, - бодро ответил подсудимый, получивший, по его словам, консультацию у двух врачей (их фамилии в суде не прозвучали).

По мнению Фещенко, «свидетель скрыл свое заболевание от следствия» и, следовательно, все, что он говорил на этапе следствия и подтвердил в суде, - неправда. Что взять с человека, у которого происходит «выпадение сознания» и «двоится в глазах»?

Прокурор Галина Белик и потерпевшая Надежда Н. высказали свое мнение по поводу ходатайства. Оно им показалось несерьезным. По словам прокурора, подсудимый пытался подменить неврологическое заболевание психическим.

Если отбросить все сложные медицинские термины, то на самом деле речь шла о банальном шейном остеохондрозе, о котором в Википедии действительно написано, что он может приводить к двоению в глазах и к приступам внезапной потери сознания. Но никаких доказательств того, что Николай М. когда-либо страдал этими заболеваниями, сторона защиты не привела. Более того, подсудимый ссылался на документ (медицинскую карту), в котором последняя запись была датирована 11.07.2006.

Кстати, как говорится в той же Википедии, первопричиной остеохондроза позвоночника (в том числе и шейного отдела) является прямохождение. Значит, когда наши предки в далеком прошлом начали ходить, они изначально подвергли себя опасности заболеть остеохондрозом. Следовательно, все люди, когда-либо жившие на земле, исходя из логики Фещенко, теоретически должны быть готовы к «выпадению сознания, выпадение зрения, удвоение предметов в глазах…» Чтобы не заболеть, надо снова становиться на четвереньки. Или забираться на дерево.

Прокурор, еще раз внимательно взглянув на фигуру подсудимого, поинтересовалась: здоров ли сам Денис Фещенко? Слишком уж он сутулится. Нет ли у него сколиоза?

Г-н Фещенко, признав, что он действительно имеет такую особенность – сутулиться, успокоил Галину Белик. Сколиоза у него нет. И это косвенно означало, что он физически готов к исправительным работам, которые ему грозили.

Наиболее любопытным оказался способ, которым Денис Фещенко и его защитник Леонид Стороженко раздобыли медицинскую карту свидетеля Николая М. Будто бы это сделали по адвокатскому запросу в адрес поликлиники № 2.

Это очень удивило сторону обвинения. Даже сам свидетель Николай М. не мог получить свою медицинскую карту на руки. А тут вдруг его медицинские документы спокойно передаются совершенно постороннему гражданину Леониду Стороженко, раскрывается медицинская тайна… (Стороженко был лишен адвокатского статуса 9 сентября, а справка из поликлиники получена 25 ноября).

Кроме того, Ольга Фишова попыталась разобраться в записях на справке. Кто выдал этот документ? Какой врач? С трудом ей удалось разобрать, что справка предоставлена в доврачебном кабинете и подписана некоей Ивановой (без инициалов). Еще в одной справке фигурировал специалист из отдела кадров поликлиники №2.

И это означало, что решение дела об осквернении могил на Мироносицком кладбище сторона защиты попыталась переложить на анонима Иванову и специалиста по кадрам.

Судья, выслушав аргументы сторон, отправилась в совещательную комнату, где, видимо, начала сверять предоставленные справки с медицинским словарем, и обнаружила там грубые орфографические ошибки в названии болезни.

В это время наблюдатели, находившиеся в зале, заговорили о том, что неплохо бы завести очередное «Дело врачей», слишком уж явными казались нарушения.

Тем временем Ольга Фишова вернулась в зал и объявила, что отклоняет ходатайство. И в этом не было ничего удивительного. Если бы судья поступила иначе, то это был бы прецедент.

Отклонив ходатайство, перешли к отложенным прениям. На этот раз слово предоставили подсудимому. Он повторил то, что уже звучало в ходе судебных заседаний. Из слов Фещенко выходило, что в милиции ему служилось непросто, начальство его преследовало. Особенно мешал следственной работе его начальник Никифоров, с которым «по службе возникла конфликтная ситуация». Отрицательная характеристика, выданная ему, «была предвзята», выговор и строгий выговор свидетель считает необоснованным. По словам Фещенко, начальство склоняло его написать задним числом рапорт об увольнении, но он мужественно отказался. Были высказаны претензии и в адрес наряда вневедомственной охраны, которая «нарушила закон о милиции», на кладбище надев на Фещенко и Константинова наручники.

Досталось от Фещенко и сотрудникам прокуратуры, и Центра «Р» УВД по Псковской области, которые «в оскорбительной форме требовали оклеветать невинного человека». «Жертвой» был Алексей Константинов, которого следователь И. якобы «склонял к даче ложных показаний».

Денис Фещенко настаивал, что вечером 9 мая был трезв и шел вместе со своим другом Алексеем Константиновым привычным маршрутом – через кладбище («мы ходили этим же маршрутом с рыбалки с реки Великой»).

И все же в речи Денис Фещенко не все сводилось к критике. Одну категорию своих коллег он даже попытался защитить. Это оказались сотрудники Завеличенского отдела милиции, которые игнорировали вызовы на кладбище. Подсудимый заявил, что в звонках в милицию «не было никакой конкретики в описании, поэтому милиция не торопилась приезжать».

Напоследок экс-следователь не согласился с тем, что он плотного телосложения (Фещенко настаивал, что «скорее среднего телосложения»).

В последнем слове подсудимый не признал свою вину, вновь перечислив все аргументы защиты, звучавшие с августа 2009 года, то есть с тех пор, когда начался процесс.

Через сорок минут судья Ольга Фишова вынесла решение: «Виновен».

И это значит, что Денис Николаевич Фещенко приговорен с 10 месяцам исправительных работ с отчислением 10% от зарплаты в доход государства (прокурор просила 20%). Где именно будет исправляться бывший следователь – пока неизвестно. Приговор еще не вступил в законную силу. Теоретически, Фещенко может поработать дворником или заняться посадкой цветов (например, на кладбище). Возможно, он выберет другой род занятий. Все зависит от потенциальных работодателей.

Признанный судом виновным, Денис Фещенко должен выплатить и 20 тысяч рублей за нанесение морального ущерба потерпевшей Надежде И. (могила ее отца, ветерана Великой Отечественной войны Николая Евдокимова, была осквернена накануне Дня Победы).

Приговор на руки Денис Фещенко получит 3 декабря после обеда, после чего он может обжаловать его в Псковском городском суде. 

Алексей СЕМЁНОВ

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 267 человек
Лента новостей
Последние новости