Блоги / Светлана Прокопьева

Лже-памятник как памятник лжи

25.01.2017 13:11|ПсковКомментариев: 104

«Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) представляет очередной выпуск программы «Минутка просветления». Журналист Светлана Прокопьева проливает свет на то, что осталось в тени, но заслуживает внимания. Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска передачи.

Поразительно, насколько легко наш народ воспринимает ложь. Любую ложь можно скормить нашему народу. Проглатывает только так, за ушами трещит, да еще и облизывается. Наворачивает ложь полной ложкой и нахваливает – даже если стоять рядом и дергать за рукав: «Народ, это совсем не то, что ты думаешь!».

Яркий пример проглоченной с удовольствием лжи – это кафе «Дом Бабинина» в Конном переулке. Красивая табличка красуется перед входом: «Памятник архитектуры. Объект культурного наследия регионального значения. Дом Бабинина (XVIII–XIX). Подлежит государственной охране».

Я помню, как весной 2015 года стояла и смотрела, как небольшой экскаватор, ходка за ходкой, разрушал остатки дома Бабинина. Его снесли полностью, до основания. Я чуток поснимала этот процесс на видео, зная, что однажды захочу это вспомнить.

Недавно я выложила это видео в фейсбук. Повод представился – в СМИ появилась реклама нового кафе, которое размещается, по заявлению владельца, в «отреставрированном двухэтажном доме XVIII-XIX века». Стоит ли повторять, что от двухэтажного дома XVIII-XIX века осталось только месторасположение.

В общем, факты таковы: некий инвестор (по паспорту объекта заказчиком и генподрядчиком значилось некое ООО «Спецстрой») в далеком 2013 году взялся реставрировать памятник регионального значения. Именно это было написано на табличке, прибитой к забору: «Реставрация объекта «Дом жилой Бабининых». Напомним, отдельный госорган по охране памятников в то время еще не существовал, и все согласования выдавал председатель комитета по культуре Александр Голышев. Довольно легко выдавал, как мы помним.

Каким-то образом инвестор выторговал себе еще и разрешение на строительство рядом административного здания. Это обычная песня: «Памятники – это же так дорого и сложно, дайте же нам возможность еще и заработать». Наши добрые власти, как правило, дают. Если бизнес просит. Если просят обычные горожане – у властей куча отговорок, так уже повелось. В данном случае, обычные горожане тоже просили и умоляли – уберечь их жилой двор от уплотнительной застройки. Никто их не слушал.

В общем, не знаю, кем, как и когда, но судя по всему, инвестор получил разрешение построить рядом с домом Бабинина еще и новое здание. Тоже обычная практика – взять те же мастерские рядом с драмтеатром. Вообще, если поработает архитектор, то почти в любой ситуации можно найти изящный и красивый выход. Но на участке с домом Бабинина работал не архитектор, а ООО «Проект». Поэтому рядом с памятником, точнее, признаком памятника, вырос обычный кирпичный дом, раз в пять больше памятника по объему.

В тот день, когда остатки дома Бабинина крушил экскаватор, рядом работал кран. Строители заканчивали второй корпус административного новостроя. Первый корпус вырос на пять этажей, второй – на три.

Повторяю: так называемая «реставрация» в тот момент находилась на стадии «уберем эту рухлядь».

Собственно, об этом и был мой пост в фейсбуке – то самое видео с экскаватором, фото подлинного дома Бабинина и рекламная публикация про кафе «Дом Бабинина». Я наивно полагала, что друзья вместе со мной удивятся столь неприкрытому вранью: сначала снести памятник, а потом назвать его именем заведение. И табличку повесить – ПОДЛЕЖИТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ОХРАНЕ – на могилке погибшего объекта культурного наследия.

Не тут-то было! Конечно, часть моих друзей разделила мое отношение, но другая, причем большая, пожалуй, часть, была искренне удивлена: а что тут такого? «Инвестор же восстановил памятник, а был бардак!» Ведь было некрасиво? Некрасиво. А сделали красиво? Ну, наверное. Людям ведь не нравятся руины. Людям нравятся свежепокрашенные хорошенькие домики под старину.

Этот хорошенький домик под старину замечательно закрывает примитивное кирпичное здание в пять этажей, занявшее половину жилого двора. Признак губернского Пскова, явленный через копию дома Бабинина, как бы оправдывает эту уплотнительную застройку. Такой трогательный образ из прошлого, эти два этажа – деревянный верх, каменный низ, «как в прошлом веке». «А мне нравится!» – заявили мои друзья, и развернули широкую кампанию по защите застройщика.

Но это же ложь, это не дом Бабинина, дом Бабинина уничтожен! То, что нам выдают за дом Бабинина, подлежащий государственной охране, – это новодельный довесок вон к тем пяти этажам! Под предлогом «реставрации памятника», застройщик соорудил тысячи коммерческих квадратных метров в центре города!

«Пофиг. Нам нравится».

Собственно, ровно так это и работает – привлекательный образ создает нужное настроение и притягивает людей. Поэтому те, кто разрушил дом Бабинина, назвали свое кафе его именем. И активно продвигают «усадебный дух», «атмосферу той эпохи» и прочие дизайнерские фишки «под старину». Их можно понять – они коммерсанты.

Невозможно понять тех, кто грудью встает на защиту этого вранья.

Мне вот только интересно, сколько слоев вранья понадобится, чтобы идея перестала работать? Вот коммерсант эксплуатирует идею губернского Пскова. Идею, которую он искренне не понимает и не ценит, судя по его шагам. Тем не менее, он считает, что эта идея полезна, выгодна и будет работать в его пользу – поэтому появляется кафе «Дом Бабинина» в «отреставрированном двухэтажном доме XVIII-XIX века». Разрушив, даже не попытавшись сохранить, подлинное, он продолжает опираться на память о нем.

Шизофрения же в чистом виде.

И кстати, знаете, кто обычно не замечает признаков шизофрении? Те, кому она диагностирована.

Светлана Прокопьева

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Где и как вы планируете провести объявленные нерабочие дни?
В опросе приняло участие 86 человек

Коронавирус

Лента новостей