Новости партнеров
Культура

«Черная молния» вызывает чувство стыда

04.01.2010 11:20|ПсковКомментариев: 37

Нанокарбюратор

К новогоднему киностолу «Черную молнию» преподносят как первый отечественный фильм о супергероях. Что тут сказать? Выбирайте импортное.

Псков

Я бы в бэтмены пошел, пусть меня научат!

Где? Да вот хотя бы в МГУ, куда поступает герой «Черной молнии» (Григорий Добрыгин), которого колбасит от несоответствия желаний и возможностей. Дима — сын водителя трамвая (Сергей Гармаш), но мечтает о новом «мерседесе» и блондинке за соседней партой. Проблема в том, что «мерседес» есть у друга (Иван Жидков), и приехавшая из Нижнего Новгорода блондинка (Екатерина Вилкова), не будь дура, делает правильный выбор, но на всякий случай хлопает глазами в сторону нашего скромняги. А тут как раз успешный бизнесмен (Виктор Вержбицкий) читает лекцию о пользе эгоизма и коварно дарит Диме миллион рублей, чтобы тот никому не помогал. Миллион Дима глупо возвращает, но заражается идеологией стяжательства, нанимается к человеку приезжей национальности развозить цветы на подаренной отцом черной «Волге» ГАЗ-21 и случайно выясняет, что автомобильный антиквариат способен летать.

Почему вдруг летать? А там нанокатализатор установлен.

От великой, истинно российской технологической идеи авторов сценария отделял буквально один шаг, но газета «Ведомости» не жадная и не лезет за словом в карман, как Вержбицкий за миллионом. Господа, будете делать продолжение, можете использовать для описания ноу-хау наш заголовок: штуку, установленную под капотом «Черной молнии», конечно, следовало назвать нанокарбюратором и немедленно запатентовать как средство спасения всего отечественного автопрома.

Извините, уважаемые читатели, мы отвлеклись.

Титр «Тимур Бекмамбетов представляет» надо понимать как «нет, это не “Ночной дозор”, и не “Дневной” тоже». После пресс-показа критики вяло поспорили, можно ли назвать Бекмамбетова нашим Люком Бессоном. Тот в качестве продюсера потерял всякий стыд, зато наладил во Франции производство жанрового кино, способного на местном рынке противостоять Голливуду. «Черная молния» сделана по тому же принципу: местный антураж нахлобучен на голливудский жанр, как валенок на вибратор. Москва вместо Готэм-сити, «Волга» вместо «бэтмобиля», физик-лирик с гитарой вместо «безумного ученого». А также злодей с грандиозно абсурдной мотивацией (пробурить с помощью нанокатализатора геологическую платформу Москвы, под которой не счесть алмазов) и таинственный супергерой, который совершает ужасную моральную ошибку, но в качестве искупления начинает творить добро, в одиночку заменяет МЧС, спасает блондинку и столицу нашей Родины.

Плюс по-российски бессовестный продакт-плейсмент, которого, кажется, больше, чем спецэффектов (не забыты даже покрышки известного производителя).

Плюс по-российски подобострастное упоминание власти: «У Путина такая же!» (про черную «Волгу»). «Ага! — обрадовался коллега Юрий Гладильщиков. — Так вот кто главный-то супергерой!» Точно. А пока, злодей, одолей-ка меньшого брата.

Похоже, производители «Черной молнии» рассчитывают исключительно на публику младше 25-ти: ей еще неведомо чувство стыда при прослушивании диалогов, сочиненных современными отечественными сценаристами. Во всяком случае, кому, как не режиссеру Александру Войтинскому, знать чаяния молодежи: до постановки «Черной молнии» он продюсировал группу «Звери», голосившую: «А любовь, зараза, не дается сразу». Вот и кино про то, что любовь шаурмой не купишь. Тут нужна если не летающая «Волга», то хотя бы наномерседес.

Олег Зинцов, «Ведомости»

 

 
опрос
Одобряете ли вы усилия властей по созданию официальных символов Псковской области — герба, флага и гимна?
В опросе приняло участие 478 человек
Лента новостей