Культура

Кто виноват в трагедии Власьевской башни?!

28.05.2010 15:39|ПсковКомментариев: 25

В связи с пожаром Власьевской башни вспомнились две статьи, опубликованные в сборнике «Музея дивное пространство: храм памяти наук и муз» Псков, 2002. Это статьи сотрудников Псковского музея-заповедника Ольги Константиновны Филипповой «Был такой историко-архитектурный отдел» и Маргариты Георгиевны Косоговой «Двадцать лет спустя». Оба автора касаются музеефикации Власьевской башни.

Псков

О.К.Филиппова, ныне покойная, с 1969 по 1979 гг. возглавляла архитектурный отдел Псковского музея-заповедника.

М.Г. Косогова работает в Музее с 1980 года и до сей поры, являясь главным и единственным архитектором.

Обратите внимание, как меняются в Музее занятия сотрудников, которые имели отношения к архитектуре Пскова и конкретно к Власьевской башне. Предлагаем читателю выдержки из их статей:

О.К. Филиппова: «Поступила я на работу в музей в самый период его реорганизации, когда он получил статус «историко-художественный и архитектурный музей-заповедник». Это был 1969 год. Мой приход совпал с печальным событием: умер Ю.П.Спегальский.

Принимала меня на работу в музей директор Е.И.Сойгина, предложив возглавить архитектурный отдел. Задача отдела: изучение, сбор документов и музеефикация памятников архитектуры, входящих в состав музея-заповедника: Кремль, Довмонтов город, Власьевская башня, Приказные палаты, Мирожский монастырь, церковь Николы со Усохи, Покровский комплекс.

Много труда было вложено в музеефикацию Власьевской башни после ее реставрации. Решено было сделать смотровую экскурсионную площадку на верху башни. С этой целью башня была радиофицирована. Когда на площадку поднималась группа туристов, смотритель включала магнитофонную запись экскурсии. Башня была электрифицирована. С помощью солдат Псковского гарнизона был проведен телефон и, таким образом, экспозиции башни были поставлены под вневедомственную охрану.

Экспозиции были размещены на трех ярусах башни. На нижнем размещались орудия XVII-начала XIX вв. Эти экспонаты нам на вечное хранение передал Артиллерийский музей Ленинграда.     

На втором ярусе была представлена экспозиция о памятниках архитектуры г. Пскова: макеты, фотопанно, копии фресок, карта Пскова с указанием памятников, аннотации, текстовые материалы. Это тоже нравилось туристам. Башня давала приличный доход музею. К сожалению, в настоящее время экспозиции разобраны, и в башне разместился ресторан»…     

М.Г.Косогова: «Я поступила на работу в музей 1 января 1980 года. Мне повезло, я была принята в отдел охраны, пропаганды и музеефикации памятников (так стал называться архитектурный отдел – М.К.), руководил которым Игорь Иванович Лагунин. То, чем мне предложили заниматься в этом отделе было во многом понятно мне и знакомо по прежней работе и близко мне по специальности, т.к. по профессии я инженер-градостроитель. С первых дней работы я была околдована волшебным словом «генрешение», которое звучало буквально во всех отделах и кабинетах. В это время в музее завершалась совершенно фантастическая по тем временам работа под длинным и мало кому понятным названием  «Генеральное решение и архитектурно-художественное оформление музейных территорий».

Суть ее сводилась к следующему: объединив на базе новой структуры Псковского музея-заповедника все небольшие музеи Псковской области, придать им новый статус, определить для каждого новую тематическую направленность и наполнить их необходимой инфраструктурой для организации оригинальных туристических маршрутов по всей области, максимально обеспечить посетителей музея не только полным комплексом информации по истории края, но и создать максимально комфортные условия по обслуживанию туристов…».

Далее автор повествует о том, как разработанное ленинградскими художниками и утвержденное Министерством культуры «Генрешение», не подкрепленное экономическими расчетами провалилось, и автор статьи объясняет нам этот провал следующим. Жизнь идет, меняется ситуация в стране, меняются директора музея, меняется само значение музейного объединения и его статус в социо-культурной жизни области. Уже сгнили в подвалах Поганкиных палат роскошные подрамники с цветными иллюстрациями нашего лучезарного будущего…Сейчас, двадцать лет спустя, убеждаемся в том, что некоторые идеи, заложенные в концепцию «Генрешения» оказались единственно правильными и выдержали испытание временем. Конечно, с тех пор произошло много изменений и в структуре музея…».

Эти изменения сводятся к тому, что музей передал многие объекты Псковской Епархии, и некоторые филиалы музея, например, как «Изборск», «Себеж», вышли из состава Псковского музея-заповедника.

Продолжаем цитировать автора: «Катастрофическое финансовое положение музея в последние годы заставило нас пересмотреть некоторые десятилетиями сложившиеся принципы музейного существования и самим искать новые возможности для своего развития, в частности, в работе которой я занимаюсь: ремонтами, реставрацией и приспособлением наших зданий под музейные цели. В этом смысле интересна судьба Власьевской башни, которая во время нашествия в наш город туристических поездов, была одним из самых посещаемых объектов и приносила музею значительный доход. Восстановленная в шестидесятые годы двадцатого века по проекту архитектора Михаила Ивановича Семенова, она представляет собой внешне боевую башню XVI века, практически, новодел с железобетонными межъярусными перекрытиями. В те времена реставраторы не думали о конкретном приспособлении памятников под те или иные цели, задача была другая – воссоздать внешний облик Псковской крепости, с чем они замечательно справились, и никто сейчас не сможет представить себе панораму города без Власьевской башни. Но в годы перестройки, когда туристический поток упал практически до нуля, возникла необходимость оживить каким-то другим образом наши памятники, дать им вторую жизнь. В это время появляются первые кооперативы, частные торговые предприятия, и идея создания в изолированном, в нижнем ярусе башни, где всегда был захламленный, неотапливаемый подвал, небольшое кафе на правах аренды, нашла поддержку в администрации Музея и Комитета по культуре. Один из первых кооперативов города «Корчма» своими силами подвел необходимые коммуникации, оформил интерьер яруса, на мой взгляд, это был самый удачный пример создания «пункта занимательного питания» в интерьере средневековой башни. На верхних ярусах башни мы оформили фотовыставку, посвященную 45-летниму юбилею Псковской реставрационной мастерской с использованием уникальных фотографий Бориса Степановича Скобельцына…

Вскоре кооператив «Корчма» разорился, как и многие в те времена, башня снова опустела, но не надолго. По рекомендации мэрии г. Пскова нашелся иноземный арендатор Ханс Скалинг из Голландии, у которого были хорошие задумки по созданию во Власьевской башне культурного центра по партнерским связям г. Пскова, его кафе «Твин-таун» отработало около двух лет. Деятельность господина Скалинга закончилась для него его личным позором, а для нас с Ольгой Кузьминичной, большим нервным стрессом.

В день окончания договора аренды, когда мы пришли принимать наши помещения, как это требуется по закону, обнаружили, что музей просто ограбили, ярус был пуст, вывезена даже мебель (деревянные столы и лавки), изготовленные еще «Корчмой», остались только ободранные стены и грязный пол. Такое ощущение, что Власьевская башня отторгает таким образом всех арендаторов, которые пытались там закрепиться, и преподносит нам хороший урок. На следующий же день к директору музея выстроилась очередь из наших псковских предпринимателей на предмет аренды башни. Предложения были самые разнообразные, но в результате конкурса и настойчивой рекомендации областной   администрации был заключен трехсторонний договор с ООО «Белая Русь» для устройства на всех ярусах башни оригинального ресторана-клуба «Русь», который благополучно функционирует и сегодня, довольно посещаем и является местом проведения различных мероприятий на уровне областной администрации…                                                                

Я знаю, что многие коллеги не согласны с таким явлением в использовании памятников, но это неизбежность, и мы должны считаться с реалиями нашей жизни. Кроме того, это дополнительные доходы для поддержания технического состояния зданий Музея.

Финансирование музея по-прежнему оставляет желать лучшего…».

После случившегося пожара мы поинтересовались у Маргариты Георгиевны, разорвал ли Музей отношения с «Белой Русью». Она ответила, что уже лет 10 тому назад существует двусторонний договор между «Росимуществом» и рестораном, а Музей был исключен из тройственного союза.

 Напрашивается вопрос: кто же виноват в пожаре в Псковском Кремле? Ответ один – родное государство, которое не заботится о благополучии музеев и памятников культуры мирового значения.

Мария Кузьменко, ст.н.с Мемориального музея-квартиры Ю.П.Спегальского

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 526 человек
Лента новостей
Последние новости