Блоги / Илья Петров

Для чего рабам яйца?

10.01.2012 11:41|ПсковКомментариев: 34

Илья ПетровУ Павича в «Хазарском словаре» есть эпизод, когда старый еврей предлагает одному из главных персонажей купить куриное яйцо за баснословную цену. Тот, понятно, интересуется, что же это за яйцо такое? В ответ на это еврей отвечает – яйцо необычное. Если его разбить, то можно вернуть один день своей жизни. Его собеседник пожимает плечами – один день, и только? Еврей в ответ только улыбается – помирать, дескать, будешь, поймёшь…

Время, свободное время – огромная ценность. Как-никак, это единственное, что отделяет нас от смерти. И если посмотреть с этой стороны, то наше славное правительство подарило всем своим подопечным роскошный подарок – целых 10 свободный дней! Это уже не какое-то волшебное яйцо, а целая мистическая яичница, свалившаяся на нас из пространственно-временного континуума. Дело за малым – употребить так, чтобы стала она полезна для организма.

А вот тут наши благодетели как раз покачивают головами, словно родитель, подаривший не в меру избалованному ребёнку дорогую игрушку, которую тот оценить не способен. Плохо это, дескать, неделя праздности. Сомнительна её ценность в руках такого неблагодарного народа, как наш.

Как только официально объявили о праздничных каникулах, на форумах привычно заистерили ларёчники и лабазники средней руки. Ужас! Кошмар! Бизнес стоит, а тут быдло бухать будет, на работу не выгнать!.. Ну, да, бог с ними, с ларёчниками, им простительно – никак душонка торгаша не принимает, что 90-е уже прошли и теперь их за уважаемых людей считают разве что члены собственных семейств. Да и то не все.

Утекающее время. Фрагмент картины Сальвадора Дали.

Оживились всяческие социологические фонды, из тех, наверное, что по ноябрьским опросам гарантировали ЕР не менее 70% народной любови. Ну что сказать, социология у нас - наука точная, не на много уступающая астрологии и хиромантии. Социологическая служба электронного кадрового агентства «Superjob» прямо-таки мамой клялась, что 38% россиян старше 45 лет категорически против новогодних каникул. Впрочем, кто его знает, может и так… Может, и правда, у нас такой процент семей, где жёны - стервы, и лучше наживать горб на работе, чем маршировать по семейному гнёздышку под их окрики.

Главный санитар страны Геннадий Онищенко прямо назвал новогодние каникулы «катастрофой». В интервью телеканалу «Дождь» сей борец с политически враждебными винами и шпротами заявил: «Мы все на митингах, вне митингов говорим о том, что нужно поднимать экономику, но рабочий год мы начинаем с 10-дневного безделья. А в этом безделье национальной нашей особенностью является приверженность к Бахусу, причем в разных его проявлениях…». Высказывание, мягко говоря, странное – неужели Геннадий Григорьевич не может представить, что 10 свободных дней можно заниматься чем-то другим, помимо закладывания за воротник? А как же самообразование, книги, ремонт в квартире, тренировки в бадминтон, в конце концов?

В этих и других предновогодних высказываниях наших чиновников не просто брезгливость по отношению к собственному народу, который априори считают тунеядцами и пьяницами. Здесь ещё аккуратное, сравнимое пока с касанием кошачьей лапы, зондирование почвы на предмет отмены этих «вредных для здоровья» новогодних каникул, а затем – и других излишеств. Чтобы не баловались.

На примере новогодних каникул хорошо видно, как относятся к нашим социальным гарантиям в «лучшем из миров». Вот, например, французская «Le Monde» не без сожаления вспоминает «одну из многочисленных нереализованных идей уходящего президента Дмитрия Медведева: сократить зимние каникулы, вредные как для экономики страны, так и для здоровья большинства её жителей». Боятся французики, что у нас новогоднее похмелье прекратит митинги и протесты, сопровождающие становление гражданского общества. Да и чёрт бы с ними, пусть «новопассит» пьют, раз так за нас переживают. Можно подумать, это у нас евро падает и негры машины жгут!

Но вот, например, смотрим справочник для японских бизнесменов, работающих в России. Книжечка издана в 2011 году, разумеется, в формате комиксов, вполне такая няшная и кавайненькая. Там нарисованный персонаж не устаёт удивляться русским обычаям – во-первых, отпуском, продолжительностью ажно в 4 недели. Во-вторых, тем, что «эти русские» неохотно остаются работать после формального окончания рабочего дня. В-третьих – длинному декретному отпуску… Ну, и другим ужасным вещам.

А дело в том, что то социальное, что ещё осталось в нашей системе, не свалилось с неба и не подарено нам зелёными человечками. И отпуска, и восьмичасовой рабочий день, и праздники – это всё оттуда, из «проклятого совка». Тогда почему-то считалось, что советский человек должен не только труд любить, но и иметь свободное время. На что он его тратил – другой разговор. Ненавистники кровавого режима скажут, что в очередях стоял, сторонники – что книги читал и спортом занимался. Истина, видимо, где-то посередине, да и не о том речь. Дело в другом – не было этой мерзкой идейки, что народ по определению пьян, ленив, туп и не должен знать ничего, кроме своего рабочего места и телевизора.

По моему скромному мнению, отношение общества к времени, к этой таинственному и нематериальной субстанции, и есть глубочайший показатель его свободы. То, насколько система готова выделить человеку время на его личные потребности – показывает свободу внешнюю, а то, насколько сам человек готов это время разумно использовать – свободу внутреннюю. Речь не идёт о «свободе» бомжа или заключённого – у них-то как раз каждая минута занята простой борьбой за своё существование. Не говорю я и про тот редкий в наши дни случай, когда человек занимается любимым делом и готов буквально жить на рабочем месте. Нет, разговор о том, сколько своих сил и своего времени индивидуум вынужден отдавать обществу, чтобы хватило на всё про всё, и сколько оно оставит ему для его личных нужд.

При взгляде с этой стороны сама по себе классификация обществ на «тоталитарные» и «свободные» подвергнется существенным коррективам. Считать ли тоталитарным, например, режим Пол Пота в Камбодже, при котором рабочая неделя составляла 6 дней, а половину оставшегося дня занимала политическая подготовка? Считать, и тут без вариантов. А можно ли считать свободным нынешний мир рынка и корпораций, куда нас с таким азартом тащат? Тут как раз есть над чем поразмыслить. Внутренние регламенты современных компаний составлены так, что товарищ Пол Пот показал бы кулак с большим пальцем вверх, а геноссе Гиммлер одобрительно улыбнулся. Тут вам и дресс-код пропишут, и улыбаться заставят, и корпоративный гимн придётся выучить, и корпоративный танец сплясать. Штатные психологи промоют мозги, а видеокамеры за плечом не дадут расслабиться… В общем, Большой Брат всё также улыбчив и любвеобилен.

Здорово, конечно, что я, как свободный гражданин свободной страны, получил право торговать на фондовой бирже и скупать недвижимость на лазурном берегу. Это такие важные и неотъемлемые права, что без них и как жить-то не знаешь. Плохо другое – слишком много сил и времени стало отнимать выживание в этом прекраснейшем из миров.

Мы постепенно перестали ценить имеющиеся социальные гарантии, в том числе и право на свободное время, стали считать их чем-то естественным и данным от природы, а не завоёванным поколениями предков в жестокой борьбе. Но, увы, наш мир таков, что любую ценность, которую ты не готов защищать – отнимут. Не случайно на благословенном Западе, стоило зашататься Союзу, начались всяческие «рейгономики» и «тетчеризмы», с жестким урезанием социальных гарантий, безработицей и прочими прелестями. А что – проклятых комми больше нет, бояться нечего. Да, быть может, в целом экономика только выиграла, выросли разные биржевые индексы, образовались мощные концерны – но только безработным от этого не легче. Даже «ученик богатого папы» Кийосаки, которого уж никак нельзя заподозрить в коммунистической пропаганде, прямо говорит, что при увольнении сотрудников корпорация только выигрывает – издержки сокращаются, акции растут.

Тем более, что и внутренней свободы у рыночного бедолаги не ахти. Культура, которая видит в человеке не носителя каких-то ценностей, а простого потребителя, стать стержнем и опорой не может. Продававший весь день дисконтные карты менеджер едет домой и вечером спускает зарплату, горбясь за монитором в WOW или EVE-online. А в это же время его папаша, что с утра до ночи варил металлоконструкции в неотапливаемом ангаре, сидит в соседней комнате, и бессмысленно пялится в зомбоящик с Петросяном. Этот мир больше ничего не может им предложить, как и они ему. И действительно, дай им 10 свободных дней – ничего умного и полезного эта парочка не придумает. Рабам волшебные яйца не нужны, нафига им проживать ещё один бессмысленный день никчёмной жизни?

Аккуратная агитация против новогодних праздников – это только часть глобальной кампании по перестройке общества. Вот устами Прохорова озвучили идею об увеличении рабочего дня на 4 часа (здравствуй XIX век). Понятно, что вводить её не станут – ну, будут работать два человека, где раньше работали три, причём за те же деньги, и что толку? В условиях сырьевой экономики власть и так не знает, что делать с экономически избыточным населением. Важно другое – сделан очередной посыл, или, говоря языком интернет-сообществ, «вброс говна на вентилятор».

А пока те самые ларёчники и лабазники, отписавшись на форумах и подложив Трудовой кодекс под ножку конторского стола, воплощают новую идеологию в жизнь. Тут и ненормированный и никак не оплаченный рабочий день, и сокращение отпусков до двух недель, и полное игнорирование тех же самых каникул – вон, торговые точки с 1 января все работают.

В идеале, шаг за шагом мы приближаемся к миру, в котором 5% людей со свободным временем (как вариант – занимающихся любимой работой) будут управлять 95% человекообразных существ, живущих между рабочим местом и койко-местом. Не верите? Это уж каждый сам решает, во что ему верить. Остановимся только на одном маленьком факте – с 90-х годов тема отпусков для госслужащих оказалась закрытой, и первые правовые акты об увеличении продолжительности их ежегодного отпуска, появившиеся в начале 90-х годов, имели гриф «для служебного пользования». Например, это указ президента от 26 февраля 1993 года №283, который увеличивал отпуска госслужащим администрации президента и аппарата Совета Министров. Или указ от 8 мая 1993 года №641, который распространял эти привилегии на госслужащих центральных органов федеральной исполнительной власти.

Понемногу власть осмелела, и данные появились в открытом доступе. Итак, документами предусматривалось деление отпуска на две составляющие: ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью не менее 30 календарных дней и дополнительный, зависящий от стажа государственной службы (от 5 до 10 лет – 5 календарных дней; от 10 до 15 лет – 10; свыше 15 лет – 15 календарных дней). Дальше бонусы только увеличивались.

Федеральный чиновник того же ранга, что Геннадий Онищенко, переживающий что мы все сопьёмся за 10 дней, спокойно уходит в отпуск продолжительность 40-45 дней. Не две недели, а сорок(!) пять (!) дней. И почему-то никто не пищит, что министр или губернатор на столько дней бросает работу и, не дай бог, уйдёт в жёсткий запой. Нет, он здравомыслящий человек, которому нужно время, чтобы прийти в себя, восстановить силы, что-то почитать, где-то отдохнуть. Молчаливо предполагается, что ему – можно. А всё почему? А потому что люди, которые боролись за свободу, в конечном итоге её получили.

Илья Петров

 

 
опрос
Подаете ли вы деньги «на благотворительность» молодым людям с прозрачными ящиками на улицах Пскова?
В опросе приняло участие 6 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.