Блоги / Илья Петров

Лекарство от финансовых микробов

02.06.2017 17:15|ПсковКомментариев: 0

На днях на самом что ни на есть федеральном уровне раздался звоночек – государство решило ограничить аппетиты микрофинансистов неким разумным пределом. Под таковым подразумевается ставка в 150% годовых. Соответствующие поправки Госдума готовит к законам «О потребкредите» и «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Как сообщили сразу несколько российских СМИ, вступить в силу они могут к концу 2017 года. Ведомство Эльвиры Набиуллиной уклончиво ответило журналистами, что предложения уже поступили в ЦБ, сейчас регулятор их изучает.

Бум микрофинансовых организаций в Пскове начался лет пять назад. Как правило, они комфортно размещались на месте бывших ларьков и палаток, в торговых отделах магазинах, среди продавцов разного барахла. Глядишь, еще вчера здесь пекли шаверму или продавали сигареты, а сегодня уже выдают кредит. Ребрендинг проходил с минимальными затратами – повесили пару щитов, нарисовали броскую вывеску и поставили пластиковый стол внутри. Не менее интересной оказалась и маркетинговая модель. Вместо того, чтобы жечь денежки в рекламных кампаниях, давая объявления в газетах или вешая билборды, микрофинансисты нанимали каких-то людей маргинального вида, вешали им спереди и сзади «бутерброд» из пары плакатов и магнитофон с записанным текстом на шею. Получалось дешево и сердито.

Судя по тому, как активно МФО вытеснили из ларьков вчерашних торговцев и кулинаров, бизнес-модель оказалась выгодной даже на скудной псковской почве. Действительно, расходы минимальные, а прибыль доходила до 600-800% - в соответствие с той ставкой, под которой подобные конторы кредитуют своих клиентов. Народ, перебивающийся от зарплаты до зарплаты, валит валом. Еще бы – не нужно ни справок с места работы, ни поручителей, ни долгой банковской волокиты! Поставил подпись – и иди домой, жди коллекторов.

Что же, как писал английский публицист Томас Данниг, вошедший в историю благодаря знаменитой цитате Карла Маркса: «При 300% прибыли нет такого преступления, на которое он (капитал) не рискнул бы под страхом виселицы». Что бы, интересно, он сказал про прибыль в 800%? Деятельность российских поставщиков и их боевого подразделения – коллекторских агентств, в общем, подтверждает правоту этих слов.

В Екатеринбурге коллекторы избили ребенка-инвалида из коррекционной школы, и обещали бить до тех пор, пока мать не отдаст долг в 300 тысяч. В Мурманске угрожали пенсионерке, что убьют и пустят на органы годовалую дочку, чтобы погасить долг в 200 тысяч. В Ульяновской области в окно должников бросали бутылки с зажигательной смесью. Ожоги получил ребенок. В Петрозаводске коллектор угрожал взорвать детский сад, если воспитательница не выплатит долг по кредиту. В Пскове женщине за долг перед микрофинансовой организацией обещали облить кислотой и избить ребенка. И это не говоря уже про привычные оскорбления по телефону и при встрече, порчу личного имущества и распускание порочащих слухов. Закон о коллекторской деятельности, который вступил в силу с 1 января сего года, как не работал, так и не работает.

Ну, напишет человек жалобу в органы, что его обещают убить и расчленить за долг – и что? Коллекторы действуют не в правовом поле, не представляются, бумаг не показывают, гадят исподтишка. По той простой причине, что если бы кредитор обратился в суд, то моментально оказалось, что никаких долгов в 200 и 300 тысяч, набежавших на взятую в долг десятку не может быть в природе. Как не может быть и штрафных санкций в размере 1-2% в день.

Штрафы за просрочку (или по официальной формулировке «за пользование чужими денежными средствами») довольно строго прописаны в законодательстве и считаются в соответствие со средней банковской ставкой по стране. А не по принципу – сколько хотим, столько и напишем. И взыскивать долги могут только судебные приставы, а не гости из 90-х с паяльниками.

Понятно, что благодарные граждане в долгу не остаются, применяя против ростовщиков и коллекторов их же методы. То там, то тут пишут о том, что клиент, узнавший, что долг в пять тысяч вырос до полумиллиона, зашел в офис и избил сотрудников МФО. Если учесть, что на стадии выдачи кредитов работают молоденькие девицы, и тратиться на их охрану хозяева не собираются, то совершить такой «подвиг» не так уж сложно.

В перспективе подобные случаи будут только учащаться. За два последних года более половины трудоспособного населения страны (40 миллионов) взяли в банках 11 триллионов рублей. Каждый восьмой уже просрочил платежи. А в кризис количество должников растет. Те, с кем банки работать уже не хотят, идут в МФО с очевидной перспективой просрочить долг уже и там и стать клиентами коллекторских агентств.

Предложения образумить ростовщиков, чтобы не доводить страну до гражданской войны, высказывались не впервой. Например, в марте сего года эсеры предлагали радикальный законопроект о том, чтобы вообще запретить МФО. Документ, однако, был отклонен уже в первом чтении, с отрицательным отзывом думского комитета по финансовому рынку. Центробанк такая идея тоже возмутила – мол, запрет на МФО приведет к росту «черного кредитного рынка».

Новый более мягкий закон, о том, чтобы ограничить предельную ставку 150% вызвал аналогичную критику. «Эксперты» говорят, что МФО будут вынуждены уйти с финансового рынка, а банки не смогут покрыть существующий спрос на микрозаймы. В результате население побежит к черным кредиторам из перехода, ведь спрос на микрозаймы никуда не денется.

Интересная логика, вы не находите? Если есть на что-то спрос, значит это должно быть легализовано. Может быть тогда сразу разрешить торговлю наркотиками? А что – спрос-то есть! Население будет отовариваться у лицензированных поставщиков, а не где-то в подворотне, опять-таки, налоги в казну пойдут. Это пример довольно извращенного манипулирования понятиями, когда вместо того, чтобы бороться с каким-то социальным злом, предлагают ввести его в правовую плоскость. А кредиты под ростовщический процент назвать «добром» как-то язык не поворачивается.

При этом стоит отметить, что, как правило, МФО не имеют собственных средств. Как российские банки берут у Центробанка деньги под 9,25% и выдают населению и организациям под 20%. Аналогично МФО в качестве физлица берут деньги в банке под те же 20% и выдают своим клиентам под 600-800%. Фактически, таким образом банки распространяют свои услуги на ту категорию населения, которую не могут «окормлять» напрямую. Это люди с плохой кредитной историей, самозанятые или получающие серую зарплату. Конечным бенефициаром всей схемы являются коммерческие банки. И очевидно, что у них есть достаточно финансовых и организационных ресурсов, чтобы не допустить никаких ограничений для своих младших собратьев.

Поэтому перспективы нового законопроекта представляются сомнительными. Даже будучи принят он скорее всего, утонет среди множества поправок и дальнейших переделок.

И последнее. Когда заходит речь о закредитованных людях, часто можно услышать житейскую мудрость – дескать, нечего в долг брать, и никаких проблем не будет. Но 25 лет государство спокойно смотрело, как людей едва и не силком подсаживают на кредитную иглу. «Возьми кредит, чтобы собрать ребенка в школу!», «Новый айфон в кредит!», «Возьми в кредит телевизор с еще более широким экраном!» - разве не слышим мы такую рекламу изо дня в день? На человека, который копит деньги на крупную покупку вместо того, чтобы брать кредит, смотрят как на чудака. Машины, квартиры, бытовая техника, да что там, любая покупка на сумму свыше 10 000 рублей автоматически предполагает кредитование.

Банкиры добрались уже и до малышей, стремясь воспитывать своих будущих клиентов с детства. С 2013 года Минфин лоббирует обучение финансовой грамотности в школах. Пилотный проект запускали в Калининграде и Волгограде, обещая в случае успеха в 2018 году включить в общеобразовательную программу. Главный посыл программы – не хранить деньги дома, а снести на хранение доброму дяденьке-банкиру, а если не хватает на жизнь – взять у него же в кредит. Разработчики, в общем, не стеснялись признать, что проект запускается в интересах финансовой системы России. Оценивалось, что успешная реализация программы повышения финграмотности даст кредитным учреждениям приток около 14,5 миллиардов рублей в год «за счет повышения склонности граждан к накоплению денег на банковских счетах».

А в одном из магазинов детских игрушек в Пскове недавно попалась на глаза настольная игра «Банковское дело». Красивая упаковка и оформление, смотрится солидно и стильно среди многочисленных клонов «монопольки». Читаем описание: «Данная игра знакомит детей с основными видами банковских услуг и учит правильно пользоваться ими. Игроки могут попробовать себя как в роли банкира, так и в роли клиента банка. Игра рассчитана на 3-5 участников 10 лет и старше». В общем, все звучит серьезно и благопристойно. Но вот и картинка с игровым полем, которая красноречиво показывает, чего ради игра вообще была выпущена в широкие массы. По самому центру четыре крупные раздела: «Процесс получения кредита».

Вот такие у нас игры с заранее определенным победителем. Остается только один вариант – повышать финансовую грамотность, используя правильные источники, а не те, которые заботливо подсовывают банкиры и финансисты.

Илья Петров

 

 
опрос
В России вновь спорят о возможности захоронения тела Ленина. Ваше мнение на этот счет?
В опросе приняло участие 749 человек
Лента новостей
Последние новости