Блоги / Юрий Моисеенко

«Шанс выжить»

14.12.2009 17:31|ПсковКомментариев: 13

Псков

На прошлой неделе (9 декабря) в столице Евросоюза  - Брюсселе состоялась презентация английского издания книги «Шанс выжить. Права национальных меньшинств в Латвии и Эстонии». Как было заявлено в ходе церемонии, основной целью проекта было желание привлечь внимание экспертного сообщества и международной общественности к ситуации в этих странах. Исследователи- Центр информации по правам человека (Эстония) и Латвийский комитет по правам человека - провели анализ законодательств республик, политики в отношении меньшинств и пришли к печальному выводу: дискриминация русскоязычного населения в той же самой Эстонии – явление практически повсеместное. Показательный в этом смысле пример - т.н. «законы о языке».

Их далеко идущие цели очевидны: лишить «русских» (условное название тех, кто думает и говорит по-русски) их национальной идентичности, отодвинуть их на обочину  жизни и общества, раз и навсегда разрубив проклятый национальный – «гордиев» – узел. Какова же конечная цель этого эстонского «ноу-хау»? Как убеждена Ольга Серова, в недавнем прошлом - преподаватель русского языка и литературы одной из таллинских школ, конечной целью реформы является окончательное прекращение преподавания на русском языке в классах гимназической ступени. И этот взгляд тем более интересен, что наша соотечественница видит проблему изнутри.

- После того как в 2007 году пост министра образования занял Тынис Лукас, представитель партии Исамалийт, процесс перевода русских школ на эстонский язык обучения был максимально форсирован. Теперь в школах с русским языком обучения не менее 60% объема учебной работы идет на эстонском языке. В числе обязательных предметов кроме эстонского языка входит эстонская литература, история, обществоведение, география и музыка…. Кроме того такой по сути дела насильственной эстонизации подвергаются русские детские сады, потому что чуть больше года назад  принята правительственная программа, согласно которой обучение эстонскому языку в них будет начинаться уже с трехлетнего возраста.

Псков

При этом, как отмечает эксперт, самое печальное заключается в том, что в республике нет воспроизводства русскоязычных учителей. Отсюда вполне очевидный вывод: у русскоязычной школы в Эстонии перспективы как таковые отсутствуют.  Отсюда следует лишь предположить, что в обозримом будущем там могут остаться только начальные школы на русском языке. Как это было в начале XIXвека: на эстонском – только начальная школа, а дальше вплоть до Тартуского университета – только  немецкий. Обращает на себя и еще один довольно любопытный факт: ссылаясь на экономические трудности, Эстония прекратила перевод законов республики на русский язык. По сути, перевод законов на русский язык прекратился в 2006 году, когда эта обязанность перешла от издательства «RiigiTeataja» («Государственный вестник») к Министерству юстиции. В этом ведомстве подобный шаг прокомментировали  тем, что их цель: обеспечить перевод эстонских правовых актов на английский язык. И это при том, что почти треть населения страны говорит и думает на русском языке.

По мнению Дуду Диена, эксперта по национальным вопросам Организации объединенных наций, нынешний статус русского языка в Эстонии не отвечает той роли, которую играет в эстонском обществе русскоязычное население.

 - Поэтому ему необходимо придать статус государственного. - делает вывод г-н Диен.  –Эстонии следует двигаться в сторону многоязычного общества, а для этого сразу нескольким языкам надо придать официальный статус.

В то же время Диен признает, что требование обязательного владения эстонским языком является  нормальным. А теперь представим себе такую ситуацию: трехлетнего малыша, который и на родном-то языке ещё толком говорить не умеет, русскоязычные мама и папа ведут в детский сад, где ребенок «погружается» в другую языковую среду. Через некоторое время  родители и ребенок перестают понимать друг друга и переходят, чтобы быть понятыми друг другом, на эстонский язык. Какие сказки будут читать и рассказывать ребёнку, какие песни с ним петь? Русские с эстонским акцентом или эстонские с русским? В любом случае  и ребёнку, и семье в целом грозит душевное и духовное обеднение, общение сузится до самых примитивных бытовых вещей. А тут ещё найдется «добрая» воспитательница или учительница, которая доступным для ребёнка языком объяснит русскому малышу, что его, например, дедушка (или прадедушка) – оккупант, а его родители и он сам – потомки оккупантов и отвечают за все «грехи» отцов и дедов. Другой «добряк» расскажет, что его дедушка был эсэсовцем и с оружием в руках боролся за освобождение Эстонии, участвуя в карательных операциях в Псковской, Новгородской областях. Дальше, естественно, ребёнок идёт в эстонскую школу (иначе зачем было огород городить с изучением эстонского языка в детском саду). На выходе в  жизнь – эстонец с русским именем и фамилией  и комплексом неполноценности из-за своего происхождения, своих  родителей и дедов. Все это, в конечном счете, ведет к ассимиляции (уподобление), но отнюдь не к интеграции (включение) русских в эстонское общество.

- Советовать эстонским русским, как быть? – затруднительно, - подводит итог г-жа Серова, - Каждый должен сам должен решать, как ему быть. В 1994 году я и моя семья перебрались в Россию, прожив 25 лет в Эстонии. Основная причина отъезда – не хотелось ощущать себя человеком «второго сорта», а что к этому дело идёт, легко просчитывалось по первым шагам эстонского «демократического» государства.  

Печальный вывод из всего сказанного таков: русские в Прибалтике зачастую лишены права выбора. Уехать в Россию – это значит лишиться пенсионных прав (стаж работы в Эстонии с 1991 года в России не засчитывается при начислении пенсии). Подумали только о военных пенсионерах и военных. А остальные? 

Не так давно в Москве прошел конгресс соотечественников, где многочисленные гости и официальные лица произносили правильные слова о необходимости помогать русскоязычным диаспорам. Эта проблема возникал не вчера, но в этом направлении до сих пор так ничего и не сделано. Хотя международный опыт в этом гуманитарном секторе накоплен значительный. Например, у Израиля? В разных странах (в той же России) создаются еврейские благотворительные общества. Они поддерживают стариков (в том числе материально), занимаются с молодежью, с детьми, организуют экскурсии, проводят вместе праздники,  приглашают врача для консультаций, помогают поддерживать связь с родственниками в Израиле. Они не нарушают никаких законов, а просто помогают своим.

Почему бы не поучиться у поляков с их  «картой  поляка» и не ввести свой - русский – «паспорт соотечественника»?  Почему бы не дать возможность русским детям получать образование (особенно высшее) в России без ограничительных квот?  Почему нельзя продумать меры по поддержке русской культуры в Эстонии?  Давно пора закончить разговоры по поводу дискриминационного положения русских в странах Балтии и начать что-то делать, чтобы получить «Шанс выжить».

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 22 человека
Лента новостей
Последние новости