Сегодня: Пятница, 15 Декабря    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Топ-3 зимней обуви Доверие клиентов TeleTrade «Псковские Коммунальные Системы» получили Благодарность от замминистра энергетики РФ Что купить к Новому году и где отметить - 2018 идей Европа Плюс бьет рекорды Лучшая интерьерная печать в Пскове



Роман Романов о борьбе за бюджет, троллинге губернатора и выборах-2014

12.11.2012 16:54 ПЛН, Псков

Проект бюджета-2013, внесенный в Псковское областное Собрание администрацией региона и уже принятый депутатами в первом чтении, вызвал диаметрально противоположные оценки. Одни отмечают «социальную направленность» главного финансового документа и открытость процесса его принятия (напомним, проект обсуждался в ходе встреч губернатора Андрея Турчака с депутатским корпусом и главами муниципалитетов, а также на общественных слушаниях). Другие, напротив, обращают внимание на дефицит средств и все возрастающие долги области. По мнению третьих, бюджет интересен, прежде всего как поле битвы различных политических сил - при том, что результат заранее известен: «Конечно же, примут».

Можно ли считать прохождение проекта финансового документа в областном Собрании победой региональной власти над оппозицией? Был ли важен при организации слушаний и обсуждений PR-эффект? Экономикой или политикой вызвано решение о сокращении финансирования Пскова, и как в целом складываются взаимоотношения властей области и ее столицы? На эти и другие вопросы Псковской Ленте Новостей ответил один из руководителей политического блока администрации региона, начальник управления внутренней политики Роман Романов.

Принятие бюджета – это не война

- Роман Николаевич, как вы оцениваете результаты голосования в областном Собрании по принятию бюджета? Можно ли назвать итоги голосования победой администрации Псковской области?

- Победа или не победа бывает, когда идет война. Может быть, кто-то и воюет, но для нас это не война. Это работа, которую надо делать. Чтобы подготовить бюджет, нужны специалисты, нужен штат, нужно очень долго работать. Оппозиция такую роскошь себе позволить не может - к радости, или к сожалению. Соответственно, у них нет альтернативных бюджетов, нет взвешенных, обоснованных и доказанных альтернативных предложений. Поэтому вопрос стоит так: либо бюджет будет принят, либо не будет. Если областное Собрание не примет бюджет - у нас другого бюджета нет. Финансирование без принятого бюджета, по 1/12 означает для региона, что «сыпется» все. То есть это просто надо было провести. При этом, понимая, что часть политических игроков будет стремиться решить свои политические задачи. Поэтому принятие бюджета в первом чтении - это не победа, это выполненная задача. Кому-то что-то не нравится, кто-то наоборот увидел долгожданные вложения, как в случае с усадьбой Софьи Ковалевской или областной библиотекой, до которых наконец-то дойдут деньги, можно много примеров приводить. Вот если бы всех все устроило, тогда это было бы ненормальным явлением.

- А с помощью чего было достигнуто принятое Собранием решение? Не секрет, что администрации пришлось за него побороться.

- Конечно, каждый год за бюджет борются. Большая часть борьбы, к сожалению, не видна в публичной сфере. Большая политика по бюджету происходит только внутри фракции «Единая Россия». Там много состоявшихся людей, которые представляют районы. Во фракции как раз идет настоящая внутрипартийная дискуссия по бюджету. Есть интересы, есть избиратели, есть конструктивный диалог, но это как раз не публично.

Я считаю, бюджет в первую очередь приняли благодаря тому, что были проведены консультации, работа и настоящие дискуссии с большинством депутатов, которые рассматривают бюджет не как повод для политического пиара, а как некий вариант развития своих территорий. Вот и все. Но эта работа неинтересна журналистам, поэтому ее и не видно.

Что касается публичных слушаний, я бы это назвал не видом борьбы, а механизмом легитимации бюджета. Некоего растолковывания цифр, их показа, обсуждения именно с той целью, чтобы принятый бюджет был в политическом и социальном смысле легитимный. То есть для нас это скорее борьба за легитимацию,  для оппонентов – это, прежде всего, борьба за свои политические очки.

- Как вы оцениваете высказывания депутатов, которые заявили, что не успели проголосовать?

- Я это расцениваю как несущественные случайности, или попытки сохранить лицо. Сами депутаты говорят, что три недели или целый месяц изучали бюджет. И они же не успели проголосовать. Пусть задают вопросы, не знаю, спикеру. Пусть договариваются между собой. Если бюджет будет принят, кстати, у депутатов появится новая современная система для голосования, расходы на которую запланированы в проекте бюджета.

- Не будет потом оснований утверждать, что голосование было нелегитимным?

- Наши юристы сказали, что никто не видит в этом проблемы. Никакой абсолютно. Я доверяю юристам, с которыми консультировался.

- Губернатор с самого начала заявлял, что бюджет будет обсуждаться публично и пройдут общественные слушания. Затем был устроен целый «марафон». Можно ли сказать, что бюджетная тема стала инструментом пиар-работы: мол, «бюджет открытый, социально ориентированный, принимается вовремя и после общественного обсуждения».  И если да, то сыграл ли свою роль этот пиар-ход, можно ли его считать успешным?

- Безусловно, это было правильное и успешное решение. Ведь что такое пиар? Это формирование определенного образа самого себя, имиджа. Мы его формируем в самых разных форматах и измерениях. Не только при обсуждении бюджета; есть различные совещания и «встречи без галстуков» и т.д. Но помимо этой цели, все-таки есть еще и другие. Для чего нужны публичные слушания? Для того, чтобы максимальное количество людей, особенно авторитетных, увидели положительные и хорошие вещи, узнали о спорных вопросах. Губернатор не зря сказал в своем послании, что надеется на контроль за расходованием бюджетных средств. Можно сказать, это первый шаг в цепочке привлечения общественности к расходованию бюджетных статей. Чем больше людей знают о бюджете и бюджетных планах, чем больше об этом пишут, тем легче их потом привлекать к контролю за исполнением бюджета. Это серьезная проблема. У нас есть система конкурсов, самые разнообразные подрядчики, не всегда добросовестные, с которыми потом возникает масса проблем. Администрация больше всех заинтересована в таком союзнике, как общественность.

- А каким образом планируете наладить общественный контроль над расходованием бюджета?

- Два года назад у нас был прекрасный пример с «Убитыми дорогами». Сейчас я этого пока не вижу - чтобы люди, которые разбираются в предмете, были одновременно и общественниками, которым невозможно «откатить». Инициативному сообществу «откат» не сделаешь. Они добились очень важной вещи, которую депутаты у них взяли на вооружение, эту практику, когда они стали проверять качество дорог и поднимать шум по поводу гарантийного ремонта. Я не помню, чтобы раньше делали гарантийный ремонт по псковским дорогам. Вот если бы такую практику ввести. Кровли, крыш – вот где нужен общественный контроль. Какая-то фирма выиграла, субподряд отдала кому-то, еще субподряд – сколько цепочек. Кто в итоге делает эту крышу, и какого качества? Того, кто захочет этим заниматься, нужно на руках носить.

- Анализируя события последнего времени, Псковская Лента Новостей отметила, что своими «действиями на опережение» администрация области отобрала излюбленный козырь у оппозиции, превратив бюджетный процесс в максимально публичный. Традиционно при принятии бюджета депутаты говорили, что проект пришел за 2-3 дня до рассмотрения, не было времени для изучения. Можно сказать, что эти слушания были устроены специально, чтобы лишить политиков их обычного козыря?

- Нет. Это две стороны одной медали. У такой модели есть недостатки, которыми может пользоваться оппозиция, и есть достоинства. Чем больше людей занимаются определенным делом, тем больше вокруг этого дела возникает конфликтов, ссор, репутационных потерь и вылезает старых обид. Это на самом деле очень большой риск - хоть для пиара, хоть для принятия документа. Когда мы пошли на это публичное длинное марафоноподобное обсуждение, мы прекрасно понимали, что здесь не только плюсы: перехватить инициативу, утереть всем нос, лишить оппозицию возможности сказать «Вот, нам за 2 дня принесли». Говорили бы и дальше - и что? Принесли бы, приняли - и до свидания!

Мы прекрасно понимали, что при свободном обсуждении у людей будут возможности и множество поводов выливать грязь, вкидывать сомнения и просто обозначать, что это ужасно «ненародный» бюджет. Нет однозначных плюсов для того, кто это придумывает и делает. По количеству комментариев, которые становились резонансными (а резонансными всегда становятся, в первую очередь, негативные комментарии), еще непонятно что в итоге.

Конфликты возможны. Но это - не конфликты

- Как удалось убедить «Справедливую Россию» проголосовать за бюджет? Они достаточно комплиментарно высказывались на сессии, поддерживали бюджет, едва ли не сильнее, чем единороссы.

- Единороссы - люди серьезные и очень осторожные. А вот когда я слушал выступление депутата от «Справедливой России» Лилии Никифоровой, был на самом деле удивлен. «Справедливая Россия» на бюджете как раз показала себя как самая независимая от власти партия. Показала, что может не только голосовать за бюджет, но и что может жертвовать привычными пиар-клише ради дела.

В этом плане они показали себя очень достойно, на мой взгляд. Они знали, что в принципе можно почти и без них обойтись. Для принятия нужно было 23 человека, по большому счету хватило бы и голосов единороссов. Лично для меня справедливороссы еще раз показали свою независимость. Они «бодаются» там, где им не нравится, и поддерживают там, где считают возможным - в отличие от всех остальных оппозиционеров. Это и есть настоящая политическая партия.

-  Часто приходится слышать другое мнение: справедливороссы отстаивают свою позицию по мелочам и частностям. По принципиальным и важным вопросам, таким как бюджет, поддерживают администрацию. 

- Это вопрос скорее к ним и их тактике. «Справедливой России» как раз не надо доказывать свою принципиальность. Они это уже делали раньше в своей истории, когда безапелляционно воевали с предшественником губернатора. В этом плане у них богатая история.

Они видят, что мы три года «пашем». Различные договоренности есть со всеми, я вас уверяю. Процесс договоренности администрации со всеми политическими силами - это нормальное явление. Искать, что кто-то «продался», неправильно. Это тоже такое клишированное сознание.

- Перед сессией губернатор встречался с членами фракций областного Собрания, в том числе с депутатами от КПРФ. Судя по отзывам, данная встреча оказала на коммунистов определенное впечатление. При этом, как известно, они голосовали против бюджета. Тональность выступлений руководителя фракции Александра Рогова на сессии мало отличалась от обычной. Как бы вы охарактеризовали нынешние отношения администрации и КПРФ? 

- Ну, в этом созыве в КПРФ есть и очень самостоятельные, компетентно мыслящие в экономике депутаты, Савицкий Игорь, например, насколько я могу судить по текстам. Я скажу так, и это касается не только КПРФ. Можете верить, можете не верить. Со 100%-ной уверенностью могу сказать: разговоры, тональность, конструктивность бесед КПРФ и любых других партий на встречах без журналистов и при журналистах – это «небо и земля».

При этом никто не испытывает иллюзий, что при журналистах люди будут вести себя по-другому и перестанут зарабатывать свой хлеб. Поэтому отношения у нас с КПРФ рабочие. Общаемся с представителями партии. Но это не значит, что они «продажные», как любят говорить журналисты. Или, наоборот, что все непримиримые бойцы. Таких границ нет. Они знали, что бюджет будет принят. Об этом правильно сказал лидер ЛДПР: мол, ну что мы тут разговариваем? Все же знают, кто «за» и кто «против». Нам просто нужно здесь два часа попиариться.

- Как вы оцениваете последние изменения в руководстве регионального отделения КПРФ, первый секретарь Александр Рогов возглавил фракцию в областном Собрании?

- Это очень естественный и закономерный процесс централизации. Это стремление к максимальному контролю на своей «поляне». Полезно оно для тех, кто к этому стремится или нет – большой вопрос. Смена власти, концентрация власти в одних руках или максимально близко к рукам - это естественный и нормальный процесс. Подавляющее большинство политиков на месте Александра Рогова действовали бы точно также.

- Давайте немного пофантазируем насчет губернаторских выборов в 2014 году. Как вам кажется, именно Александра Рогова готовят к роли кандидата от КПРФ?

- Хороший вопрос. Надо понимать, что кого-то могут готовить, а кто-то может сам готовиться. Ответ будет зависеть от того, сумеет ли человек замкнуть на себе всю полноту власти, пиара и рейтингов внутри партийных структур. Если сумеет — будет просто крайне трудно выдвинуть другого. Не сумеет - появятся какие-то конкуренты левого толка, но будет сложнее. Это будет зависеть, прежде всего, от работы Александра Рогова. Если он выйдет к 2014 году как однозначный лидер, с зачищенной или вспаханной вокруг «поляной», тогда все будет хорошо. Если нет - могут быть другие кандидаты.

- Многие наблюдатели обратили внимание на некоторое изменение позиции и тональности в выступлениях координатора регионального отделения ЛДПР Сергея Макарченко по отношению к администрации. Летом он делал резкие заявления, подавал в суд, вел себя достаточно жестко. Сейчас его высказывания несколько потеряли градус остроты. На ваш взгляд, можно ли ожидать с его стороны продолжения прежней политики, новых обращений в суд, обличительных пресс-конференций, резких шагов. Возможны ли конфликты?

- Конечно, возможны. Но это - не конфликты. Политик - это человек, который создает поводы вокруг своей персоны. Механика создания поводов понятна. Либо что-то сенсационное, либо что-то выходящее из ряда вон, либо что-то очень гневное, чтобы предстать в виде борца с режимом. Если политик, в данном случае Сергей Макарченко, чувствует что ему достаточно таких поводов, вполне возможно он может сидеть и продолжать свою политику. Если он понимает, что у него есть такая тема, и он развивается вполне стабильно, может быть, он будет делать это меньше, вот и все. При этом, еще раз подчеркиваю, нам это не мешает взаимодействовать. Мы просто понимаем, что у каждого свой хлеб. Ну что с этим поделать? Нам, как исполнительной вести, также себя вести нельзя.

На конструктивные предложения губернатор троллингом не отвечает

- Иногда складывается впечатление что «Единая Россия» давит и довлеет над другими партиями не просто количеством, а настолько превосходит и подавляет своими ресурсами, что другие партии иногда выглядят довольно жалко. Пытаются проводить смешные акции, в чем-то беспомощные, не очень яркие, банальные, скучные, не очень интересные.

- Это не потому, что «Единая Россия» такая сильная, замечательная и ресурсная. Поверь мне как единороссу. «Единую Россию» отличает от других партий, наверное, в силу нахождения во власти, некоторая системность и научный подход к организации собственной работы. Не секрет, что во внутрипартийной структуре взято много зарубежного и советского опыта в плане партстроительства, структуры и работы с ячейками. Поэтому такое ощущение создается. Скандалов меньше, а рейтинг держится.

А что происходит с оппозиционными партиями? Я сейчас за всех не говорю, хочу сказать только про Псковскую область. К сожалению, они всегда идут по самому простому пути - пути скандалов и эпатажа, разрывания рубахи на груди, прогнозов апокалипсиса. Мол, завтра все будут в кандалах и жители области попадут в долговое рабство. Почему выбирают этот путь? Во-первых, он наименее затратный в плане денег и придумывания. Второе – это самый короткий путь в средства массовой информации. Третье – это не требует большой организационной работы, просто требуется меньше энергии, меньше человеческих и организационных ресурсов. Партии идут по этому пути до тех пор, пока видят некий эффект, что их обсуждают в форумах, что люди возмущаются. Это все закончится тогда, когда они поймут, что это неэффективно, даже если вся оппозиция весь день будет выдумывать скандалы. Кстати, есть единороссы, которые точно также размышляют. Традиция такая здесь.

Три вещи являются ключевыми в работе партии. Первое - формирование своей ресурсной и материальной базы, поиск самых разных финансовых и нефинансовых источников. Второе - партстроительство, формирование оргструктуры. Третье - разработка собственных тем повестки, своих альтернатив. Начиная разработкой альтернативного бюджета и заканчивая поисками тем, в которых они – профессионалы и лучше всех. Эти элементы частично у нас присутствуют. Например, Шлосберг: культурное наследие позиционируется как некая «яблочная» тема. Но зато имеются большие проблемы с ресурсами и организацией. При этом есть попытка быть «всеядным»: спец и в бюджете, и в космосе, и в хоккее, и во всем остальном. Тем не менее, есть своя тема.

Как только оппозиционные партии будут заниматься в первую очередь этими тремя главными направлениями, а во вторую очередь пиаром и эпатажем, они не будут выглядеть так жалко. Обратите внимание на тех же эсеров. Они пытаются идти по этому пути, наращивая сетку, выискивая средства, открывая приемные. По большому счету, они в чем-то копируют «Единую Россию». Но в этом не стыдно копировать, это нормальная организационная вещь, которой необходимо заниматься, чтобы иметь реальное влияние и реальную социальную базу. Вообще традиция псковской политики заключается в том, чтобы побольше жути нагнать, чтобы плач стоял три дня и три ночи по всему Пскову. Но «жуть» явление эмоциональное и кратковременное по определению, жуть прошла, глаза открыли, а вокруг снова большинство единороссов.

- Как вы относитесь к возникновению новых партий, как они могут повлиять на выборы губернатора, которые должны состояться в 2014-м?

- До 2014 года у любой из новых партий есть шанс стать новой силой, которая может влиять на расклад. Другое дело, что я не вижу в псковской политической традиции предпосылок к тому, что новые политические партии могут начать «пахать». Не просто 10 человек на митинге что-нибудь там заявили, а реально – партии «пашут», чтобы стать политическим фактором.  Я пока не вижу этого, но шанс есть. Любая партия за два года может стать фактором, с которым будут считаться.

- На общественных слушаниях по бюджету, в ходе диалога с депутатами, главами муниципалитетов и общественностью губернатор, где-то шутил и, что называется, «троллил» оппонентов. Это часть программы по работе над бюджетом?

- Когда люди задают вопросы, чаще всего они знают, что им ответят, либо знают нужный ответ сами, либо ответ им просто не нужен по определению. Понаблюдай, часто бывает, после долгого и эмоционального вопроса политик даже не слушает ответа, садится и смотрит по сторонам, разговаривает с соседом, или просто рефлексирует на тему, как он выглядел в глазах присутствующих во время своего короткого выступления. И вопросы задаются с неким умыслом. Это обычная практика. Если посмотришь на все вопросы, которые задавала оппозиция и которых, как бы троллили, то увидишь: это были именно такие вопросы.

Не помню, чтобы кто-то встал и задал губернатору вопрос, который в подтексте содержал не «какой я классный оппозиционер» или «пожалейте меня», а некую увлеченность предметом. Например, «смотрите, можно сделать так или вот так. Потому что здесь не потеряет статья бюджета, а здесь потеряет». Таких вопросов не было в принципе от экспертного сообщества, депутатов, специалистов. На такие вопросы или конструктивные предложения губернатор троллингом не отвечает. Но если люди с помощью вопроса посылают определенный месседж в аудиторию, занимаются самопиаром или подают сигнал «все так ужасно», губернатор отвечает, почему не ужасно, заодно, может быть «подкалывает», того, кто спрашивает. Я эту конструкцию вижу так. Как это видит он, спросите на встрече «без галстуков».

- Один из депутатов фракции «Единая Россия» голосовала против бюджета. Она не скрывала свою позицию, активно выступала на сессиях и комитетах. Когда мы говорим о партии, подразумевается принцип партийной дисциплины…

- …и партийной демократии.

- Да, вы уже отвечаете на вопрос. Мы поинтересовались, грозит ли ответственность за непослушание. Нам ответили что депутаты «Единой России» не солдаты, которые бегут на штурм, жертвуя своей жизнью, а люди, у которых могут быть свое мнение.

- Реально здесь нет никакой проблемы. Внутрипартийное наказание имеет смысл, когда «мужик сказал, мужик не сделал», простите за сленг. В этом случае - такого нет. Я скажу больше. На внутренних заседаниях фракции, когда нет журналистов и вырабатывается решение по вопросу на сессии, идут очень жаркие дебаты. Кто-то молчит, кто-то «наезжает», а кто-то говорит: «Почему так?» И это очень жесткий разговор. Если фракция решила поддерживать, идут и голосуют.

В данном случае Ульяна Александровна на фракции не молчала и более того, во время фракционного голосования сказала, что намерена голосовать против. В этом смысле все было честно и нормально. За что наказывать? Она же на фракции свое мнение высказывала. Более того, эта тема обсуждалась.

И потом - надо помнить, что у нас во фракции есть не только члены «Единой России», но и из Народного фронта, которые в партию не вступали и не собираются. У Ульяны Михайловой нет партийного билета, который был бы дополнительным тормозом в каких-то перипетиях и дискуссиях. Поэтому это абсолютно нормально.

А по содержанию я с ней не согласен. Не как единоросс или как руководитель. Она знает, почему я с ней не согласен. Я считаю, что Ульяна Александровна была неправа как политик в первую очередь. Она себя политиком особо не считает и видит себя профсоюзным лидером.

- Понятно, что есть партийная демократия, что у всех может быть свое мнение. Нет опасения, что завтра другой депутат из числа «фронтовиков» тоже откажется поддержать нужный законопроект. Не пошатнется ли позиция фракции по другим вопросам?

- Если это станет распространенным примером - будут другие меры. Еще раз говорю: внутри фракции можно обсуждать все что угодно, спорить о чем угодно. Но если вдруг разброд внутри фракции становится некоей угрозой для консолидированной позиции, есть большой богатый инструментарий работы в этом случае.

Мы реагируем вплоть до исключения из фракции. Или вообще поднимаем вопрос нахождения того или иного человека в тех или иных рядах и структурах. Инструментарий богатый. Но здесь опять субъективные вещи, когда это нужно сделать. Всем розги и кнут - это неправильно. Говорить всем «делайте что хотите» - тоже неправильно. Этот как раз и есть политика, здесь должен быть выдержан баланс. Если вдруг все начинают говорить «Баба Яга против», это вызывает другие реакции и другие меры. Вплоть до самых жестких. Внутрипартийные, естественно.

Секрета не открою: Иван Николаевич видит себя кандидатом в губернаторы

- Власти Пскова во главе с Иваном Цецерским достаточно активно участвовали в обсуждении проекта областного бюджета и заявляли о необходимости дополнительного выделения столице региона двух с половиной миллиардов рублей. На всех слушаниях и обсуждениях Иван Николаевич рассказывал, какие трудности ожидают город. По вашему мнению, решение о сокращении финансирования Пскова лежит в экономической плоскости или здесь есть и политическая составляющая?

- Здесь как раз экономики нет никакой. Чтобы было понятно. Это все равно, что губернатор скажет министру финансов: а дайте нам, пожалуйста, 17 миллиардов, две трети нашего бюджета, а то без них у нас тут все рухнет. Это будет экономический момент? Конечно, это будет в первую очередь, политика, причем не совсем здоровая. Просто ради интереса посмотрите в Интернете, что говорил Иван Николаевич при принятии бюджета на 2012, 2011, 2010 год. При том, что никаких существенных изменений в бюджетной политике не произошло, выступления мэра города на бюджетных сессиях отличаются, мягко говоря, как день и ночь.

Что касается ситуации с городом. Здесь тоже экономика на последнем месте, и все прекрасно это понимают. Думаю, никакого секрета не открою, если скажу, то, о чем говорят давно и все. Иван Николаевич видит себя одним из кандидатов на пост губернатора, «если вдруг что».

Я за него не хочу говорить, но если эта установка есть, она полностью объясняет всю его модель поведения. Чтобы выйти в 2014 год возможным кандидатом или просто очень важным игроком для разных договоренностей внутри региональной элиты, нужно иметь максимальный политический вес. Что значит политический вес? Это максимальная демонстрация своей независимости. Не только здесь внутри региона, и для Москвы и для СМИ, и для всех остальных.

Второе - это максимальная демонстрация своего рейтинга. И третье - наличие команды, которая реально будет поддерживать. Собственно, этим товарищ и занимается. Обратите внимание, он выступает не только от города, он выступал от лица муниципалитетов, от ассоциации муниципальных образований. С точки зрения периода личного политического перепозиционирования  - все нормально, человек делает все правильно. С точки зрения здравого смысла и экономики, конечно, это большой-большой вопрос.

Пока все зыбко, консолидации внутри городской Думы не произошло, как показала встреча с депутатами. Наоборот, есть постоянная смена и люфт позиций. Например, на совещании с губернатором позиция одна, на сессии Думы - другая, на конференции с партией - еще какая-то. Политик работает на себя. Ничего страшного в этом, наверное, нет. Обычная проблема в таком случае - это когда работать некогда.

И вот на что я хотел обратить внимание. Я не знаю никаких экономически интересных законопроектов, каких-то привлеченных городом инвесторов, несмотря на обилие командировок, каких-то проектов, которые повышают бюджетную базу города. Я их просто не знаю. А это вообще слабое место наших муниципалитетов, не только города. Какой смысл после всех этих громогласных «ДАЙТЕ, А ТО УМРЕМ», рассуждать о независимости, переезжать с кабинетом с этажа на этаж, показывать, что мы тут на своем уровне сами себе хозяева?

- А как вы оцениваете предложение компенсировать Пскову расходы на осуществление функций административного центра? Насколько это уместно?

- Я не юрист и не специалист в муниципальных вопросах. Когда столица региона по разным каналам и разным источникам получает треть всего бюджета области, ну как это назвать? Пожалуйста, зарабатывайте, придумывайте любые источники доходов на уровне здравого смысла.

Незаконченный приемный покой городской больницы, когда она еще не была областной собственностью, простоял лет пятнадцать. Сделали трехэтажный комплекс, область сделала. Дороги в первую очередь в городе сделали, много дорог. Ледовый дворец. Театр в городе строят. Ну чего говорить? Как бы там ни говорили про набережную и детский парк, они будут построены, все опять «достанется» городу. Даже архитектурные знаки на всех въездах в туристический Псков ставила область по инициативе губернатора, чтобы подчеркнуть столичность и статус Города воинской славы. Какие нам еще нужны функции, на хлеб-соль и рушники для въезжающих?

- При подготовке бюджета проводились ли консультации с Иваном Николаевичем Цецерским? 

- Консультации с Иваном Николаевичем проводились точно так же, как и со всеми остальными главами муниципалитетов. На совещаниях и в рамках этого совещания, до и после. Не надо эти вещи переоценивать, у нас 26 глав муниципальных образований, и город Великие Луки дает в бюджет больше, чем Псков. Вообще разговоры о городе и области, понятно, интересны и приятно будоражат память о политических противостояниях, но они тогда интересны, когда область начнет вдруг воевать с городом. Еще раз подчеркиваю: мы не воюем. Ну, какой в этом смысл? Во-первых, бесперспективно во всех смыслах, крайние в итоге окажутся простые горожане, во-вторых, мы ни с кем не собирались и не собираемся воевать.

- Вы имеете в виду Великие Луки?

- Нет, с Великими Луками все хорошо, в хорошем рабочем режиме.

- Часто приходится слышать такую точку зрения: если бы главой администрации Пскова оставался Петр Михайлович Слепченко, ему как ставленнику губернатора было бы больше предпочтения и город получил бы больше средств. 

- Надо просто анализировать на уровне здравого смысла. Вот не было же Слепченко в Великих Луках. За предыдущие три года Великие Луки получил от области больше, чем за все предыдущие годы, в Стругах Красных Слепченко нет, а новую районную больницу строят, можно много примеров приводить. Я напомню, что Петр Михайлович Слепченко появился в городе не потому, что туда захотели кого-то поставить, а из-за очень серьезного и длительного противостояния Яна Лузина с Иваном Цецерским.  Просто забыли, наверное, все, как администрация одно делала, а Дума другое. Когда Ян Вячеславович сказал «Я пошел отсюда», туда отправили Петра Михайловича.

Ну, какое отношение Петр Михайлович имеет к онкологическому центру, который появится в Пскове в скором времени? Какое отношение он имеет к федеральным средствам, которые выделялись на набережную и на детский парк. Он уже даже не распорядитель, а основная часть денег по набережной и парку будет выплачена подрядчику только после сдачи этих объектов, посмотрите условия контракта. Какое отношение имеет Петр Михайлович к дорогам, деньги на которые выделяла область? Он - менеджер, который помогал и контролировал. При этом у него была масса забот по скверикам, киоскам, уборке улиц, уборке снега. Вы все это помните великолепно. Это сильный менеджер. При чем тут больше или меньше? Если бы сейчас треть бюджета шла не на Псков, а на Великие Луки, тогда вопрос был бы закономерен, было бы понятно. Здесь непонятно.

- В недавнем политобзоре на ПЛН отмечено наметившееся в контексте «страстей по бюджету» противостояние по линии «область – Псков», что возвращает в былые времена, когда руководство региона и областной столицы либо открыто конфликтовали, либо перманентно находились в состоянии «холодной войны». Администрация области контролирует политическую ситуацию в Пскове? 

- Контролирует. Вечное противостояние мэра и губернатора – это  история, которая интересна в первую очередь журналистам и наблюдателям. История, на которой можно следить за разными интригами: этот туда перешел, этот с этим договорился.  Без этого скучно. Поэтому возвращение этой ситуации – желание и политический расчет некоторых игроков. У нас такого желания, подчеркиваю, нет в принципе. Вспомните встречу губернатора с депутатами, она буквально через 20 минут после коротких и на удивление конструктивных высказываний, в отличие от комментариев в Интернете, превратилась в свой обычный формат. «Андрей Анатольевич, что здесь, что вот тут, а давайте встречаться чаще». Если бы была война, то и встречи могло и не быть. Еще раз говорю, мы не воевали с городом в этом смысле и не собираемся. Если будем воевать, губернатор об этом сам скажет, вы же уже знаете стиль Андрея Анатольевича.

- Роман Николаевич, вы наверняка читали статью на сайте авторитетного интернет-издания «Газета.Ру», в которой на основе информации из источника в администрации президента прогнозируется череда досрочных губернаторских выборов. Среди тех, кому в ближайший год предстоит переизбраться, называется и псковский губернатор, который якобы «хотел бы пойти на досрочные выборы». Андрею Турчаку было бы выгодно проводить досрочные выборы? Кто может принять такое решение, от чего это будет зависеть?

- Точно не я. Поэтому мне отвечать на вопрос очень трудно. Я читал этот обзор. Конструкция интересная - с точки зрения времени: оппонентов меньше, пройти проще. Но она все-таки спорная, на мой политологический взгляд.

На самом деле время для подготовки нужно всем. Мы знаем всех игроков в Пскове. Прекрасно понимаем, кто на что способен, кто с кем будет блокироваться (если будет блокироваться), кто на кого готов работать. Ждать, что вдруг за год в Пскове вырастет какой-то новый мега-конкурент - это, извините, смешно. Ждать, что появится какой-то варяг от оппозиции извне – так он может точно также и сейчас появиться, какая разница. Скорее всего, это зависит от решения губернатора. А он, как и обещал, скажет вам, журналистам, об этом первым.

Беседовал Денис Бахтин

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Владимир Путин провел большую ежегодную пресс-конференцию. Получили ли вы ответы на волнующие вас вопросы?












Loading...


Голосование

Владимир Путин провел большую ежегодную пресс-конференцию. Получили ли вы ответы на волнующие вас вопросы?












Календарь

«« 2017 г.
«« декабрь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31