Сегодня: Воскресенье, 25 Июня    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
Супер Фитнес - 16 лет! 22-я встреча воздухоплавателей Аренда Что обуть ребенку дождливым летом? Псковский Хлебокомбинат открыл булочную-кондитерскую  «Стрижем друзей» в Пскове Шансон Квартиры по 1 млн рублей Подобной трагедии больше не должно повториться 7 июня В Острове мемориал авиаторам Псковские автосервисы выбирают запчасти из Интернет-магазина «Глэдис» Лучшая интерьерная печать в Пскове На благо региона



Гуманитарий, ты в ответе за базар!

30.11.2012 14:46 ПЛН, Псков

Вы когда-нибудь задумывались, в чём разница между гуманитарием и технарём? Оставим сказочки о том, что один думает правым полушарием, а второй левым, или что один использует в речи больше прилагательных, а другой глаголов. Всё гораздо проще. Технарю платят за результат, а гуманитарию – за процесс.

Вот, представьте, к примеру, что у вас в загородном коттедже сгорела проводка. Основательно сгорела, самому не починить. Вы вызываете мастера. А тот пришёл, раскинул инструменты, поковырялся вяло в щитке и говорит: «Не, начальник, не сделать. Давай 100 баксов, пошёл я отсюда». Причём деньги требует не за осмотр, а именно за работу. «Так ведь работа не выполнена!» – А какая разница? Человек же старался.

Молчаливо предполагается, что, обращаясь к строителю, электрику, сантехнику, мы будем рассчитываться со всей этой трудовой братией только, когда получим на руки результат их труда. Живой и работоспособный. Более того, если на следующий день что-нибудь «отлетит», то можно будет позвонить и вежливо попросить доделать работу. Понятно, халтурщиков везде хватает, в семье не без урода. Но общий, сложившийся за десятилетия принцип именно такой. Утром стулья – вечером деньги.

У гуманитариев всё немножко по-другому. Слаще всего устроились юристы. Расскажу только один пример из жизни: есть у меня знакомые, которые воюют с банком. Держали бизнес, как это водится, не хватало оборотных средств, поэтому взяли кредит и исправно его возвращали до поры до времени. А потом бизнес приглянулся одному питерскому рейдеру, который успешно прижился на Псковщине. В результате оказались друзья и без предприятия, и с висящими на них долгами. Банк в детали вникать не стал, на рассрочку не согласился, подал в суд, а потом на исполнительное производство.

Наверное, вы, дорогие читатели, уже догадались, что наш самый справедливый суд в мире тоже встал горой за правое дело и тоже ни на какие отсрочки разрешения не дал. Что делать – позанимали бедолаги денег у друзей, впряглись на трёх работах, и выплатили весь долг с процентами, судебными издержками, штрафами, пенями да ещё и переплатили почти сотню тысяч рублей просто так, чтобы добрый банк их простил. Расти и крепни малый бизнес! Причём, выплатили аккурат в срок, когда и по первоначальному договору вернуть были бы должны – ну, если бы банкиры их не дёргали и по судам не бегали. Тут бы и сказочке хеппи энд, ан нет. Господа банкиры нашли какой-то пунктик в договоре мелким шрифтом, согласно которому даже после судебного решения могут начислять дополнительные штрафы и пени. И начислили – на сумму аж в два раза больше первоначальной суммы кредита.

Но у нас речь не о банкирах. В этой сфере со времён шекспировского Шейлока мало что поменялось. Пошли друзья к псковским юристам, в частности, к одному из них, активно позиционировавшему себя как защитник слабых и угнетённых потребителей. Тот, выслушав историю, долго бил себя пяткой в грудь, кричал, что их дело правое и враг будет повержен, что удастся не только сбить спесь с зарвавшегося капитала, но ещё и незаконно удержанные сто тысяч вернуть. Однако на предложение получить оплату с этого стольника, уже после того, как дело будет выиграно, скромно потупил голубые глазки. Дескать, и нюансы разные есть, и стопроцентной гарантии дать не может.

Иными словами – заплатите мне сразу, ребята, а там я, так и быть, попробую что-нибудь сделать. Пошли к другим юристам. Та же история. У всех одна присказка – деньги вперёд, причём, что самое забавное, размер гонорара никак не зависит от результата. И суммы не маленькие. Консультация – от 500, составить исковое заявление – от 2000, посидеть на судебном заседании, чтобы истец чувствовал себя бодрее – от 5000, полностью вести процесс – 20-30 тысяч рублей. И при этом деньги вперёд и никаких гарантий! Никакой ответственности адвокат на себя не берёт.

Ну что за детский сад? Это примерно так же, как если бы таксист взялся вас довезти, долго плутал по городу, не нашёл ни улицы, ни дома, завёз куда-то к чёрту на куличках, высадил и всё равно потребовал плату как будто довёз. Как мы с вами назовём такого таксиста? Правильно, ненормативным словом. А вот для адвоката такая работа с клиентами в порядке вещей и вовсе не воспринимается как что-то странное. По идее, каждый должен получать деньги только если сделал работу. А нет – пусть идёт сосать чупа-чупс и дальше учиться.

От богатых юристов да банкиров перейдём к бедным учителям, которых нам всегда традиционно приводят как пример нищеты и самоотверженности на службе. Доходы там и впрямь, не высокие, поэтому, как правило, все педагоги подрабатывают репетиторством. Оплата тоже идёт за час. Никто не ставит вопрос так – вот поступит мой оболтус в вуз после этих занятий, тогда и наградим по-царски. Нет, деньги вперёд, а репетитор будет стараться.

Вот скажите, положа руку на сердце, будет при такой системе оплаты у него хоть какой-то стимул действительно давать знания? Скорее наоборот. Чем дольше ученик будет дураком, тем дольше можно тянуть деньги с его родителей.

С учителями в один ряд, почему-то принято ставить медиков. Тоже бедных и тоже самоотверженных. И здесь прослеживается нездоровая тенденция. В нашей условно-бесплатной медицине пациент платит не за результат – быть здоровеньким – а за ту или иную врачебную процедуру. Сдать анализы – столько-то, прийти на приём – столько-то, операцию чтобы провели – столько-то. При этом, опять-таки, результат никто не гарантирует. Резали? – резали. Деньги в кассу! Самое обидное, что даже в случае явной халтуры, доказать врачебную ошибку практически невозможно. Экспертами будут те же медики, а они, в силу необычайно крепкого корпоративного духа, своих никогда не сдадут.

Или вот собратья по перу. Заказала фирма газете рекламную статью. Заказала с вполне определённой целью – чтобы товар лучше продавался. Те написали, согласовали, опубликовали, получили деньги. И всё. Есть от этой статьи прок рекламодателю, нет – уже не печаль журналистов. А почему бы, например, в порядке эксперимента, не взять СМИ в долю? Вот проведите рекламную кампанию на свой страх и риск, а если будет рост продаж – то получите процент с этого роста. Отследить всё это при современных информационных технологиях не так сложно, как кажется, в интернете такой подход давно практикуется и называется партнёрским программами.


А вот ещё чиновники. Эти вообще красавцы, получают за стаж, за ранг, санаторно-курортные, отпускные, компенсационные и ещё бог весть какие выплаты к своему скромному окладу. Хотя по идее, их оклады должны быть напрямую привязаны к доходной части бюджета. Привлекли инвесторов, подняли производство, собрали налоги – молодцы! Хоть по миллиону получайте, никто худого слова не скажет. А если в региональном бюджете, как в студенческом холодильнике, только паутина да мышь повесилась – за что платить? Туда же, к горе-юристу и прочим недоучкам, в очередь за чупа-чупсом.

В то время, как и технари, и люди труда, которые что-то производят или чинят давно уже предстали перед слюнявой харей капитализма, гуманитарии до сих пор живут при социализме, где, как известно, «от каждого – по труду». Не по результату труда, а просто, за то, что старался человек, устал на работе.

Почему сложилась такая ситуация – когда с одних спрашивают за конкретный результат, а другим платят просто за участие? В голову приходят два объяснения.

Во-первых, труд гуманитария, в отличие от технарей, как правило, трудно однозначно оценить. Самолёт он или летает или не летает, лампочка или горит или не горит, ГЛОНАСС или ловит или не ловит – тут сразу всё понятно. А вот как понять, справляется ли со своей работой режиссёр? Или психолог? Или дизайнер какой-нибудь? По уровню его доходов – извините, это не обязательно показатель профессионализма. Может у него брат в администрации работает или гены от купцов достались. Поэтому, понимая, что сам предмет их работы эфемерен и неопределен, гуманитарии быстро смекнули, что при оплате за результат они останутся в дураках. Поэтому стали брать деньги вперёд и «за базар» не отвечать.

Вторая причина в том, что у гуманитариев иная конкурентная среда. Технарь, по большому счёту, вынужден сравнивать себя со всеми технарями в мире. «Что, Ваня, не хочешь поработать в субботу? – ласково спрашивает у работяги менеджер. – Не хочешь… А вот твой коллега Ван из провинции Лаодунь отдыхает всего два дня в месяц. И рабочий день у него 12 часов, а не 8, как у тебя. Потому и подшипники на их заводе дешевле, чем наши. Потому и покупать у них будут, а не у нас, если ты дальше станешь лениться…».

Технологии быстро проникают по всему миру, не делая скидок на культурные различия. И если ты на своём рабочем месте не можешь разбираться в них – тебя заменят другие. Это ощущается даже в работе электриков или сантехников, с которых начался наш рассказ. Благодаря современным материалам и модульным схемам компоновки те же электрические или водопроводные сети сейчас собираются запросто, как конструктор. То, что раньше требовало работы профессионала с инструментами и годами опыта, теперь становится доступно любителю. А это повышает конкуренцию между теми же профессионалами. При этом государство отнюдь не стремится как-то своим технарям помогать. Скорее, наоборот, открывает рынки, заставляя конкурировать и яростно бороться с восточными и западными коллегами. Наши инженеры на подыхающих заводах вынуждены ломать голову, как переиграть и японцев с их роботами, и китайцев с их дармовой рабсилой, и европейцев с их технологическим потенциалом. И это правильно.

Гуманитариям здесь проще. Их охраняют от потенциальных конкурентов барьеры, которые куда прочнее государственных – языковые и социокультурные. Ну где и когда наши адвокаты будут конкурировать с западными? Разве что, доказывая в Совете Европы, что мы права гомосеков не нарушаем... Их российские клиенты никуда не денутся, точно так же, как и у врачей с учителями, да и читатели газеты «Жизнь» на «Гаральд» не переключатся.

Тем временем гуманитарщины становится всё больше. Тех, кто производит и чинит, сменяют те, кто потребляют и распределяют. То, что вузы у нас готовят юристов да экономистов вместо инженеров, заговорили уже давно. Но ведь и в школах не лучше. Вот, например, отменили излишне сложные для современного ученика черчение и астрономию. Правильно, какая разница, что там вокруг чего крутится, нечего забивать детям голову. Зато вводят такие загадочные предметы, как мировая художественная культура, концепция современного естествознания, а теперь ещё и закон божий. Статусом науки обзавёлся весь тот комплекс знаний, что нормальный человек получает побочно, просто общаясь в семье и читая книги. С распространением гуманитарных умонастроений в обществе, торжествует и свойственный им подход к работе, когда сотрудник хочет деньги просто за то, что пришёл в офис, посидел на стуле да почитал анекдоты в сети. А уж если попробовал что-то сделать, так ему вообще надо в ножки поклониться.

Такие вот размышления, с которыми сами гуманитарии, понятно, вряд ли согласятся. Выводы каждый может сделать сам, по своему вкусу. Но несомненно одно – до тех пор, пока «мерилом работы считают усталость», бардак в стране не кончится.

Илья Петров

Карикатура Алексея Меринова, "Московский комсомолец"

Источник: Псковская Лента Новостей





 

Собираетесь ли вы принять участие в выборах органов местного самоуправления в сентябре 2017 года?













Loading...


Голосование

Собираетесь ли вы принять участие в выборах органов местного самоуправления в сентябре 2017 года?













Календарь