Блоги / Юрий Моисеенко

Игра в толерантность

14.03.2012 17:08|ПсковКомментариев: 22

В начале марта министр иностранных дел Латвии Эдгарс Ринкевичс объявил персонами нон грата директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова и руководителя исследовательских программ фонда Владимира Симиндея. Чем же провинились наши соотечественники?

Ответ прост: «врагами латвийского государства» двое россиян стали сразу после того, как официальные власти Латвии узнали о готовящемся открытии в Риге выставки «Угнанное детство: Судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943 - 1944 гг.», подготовленной фондом «Историческая память».

Чует кошка, чье сало съела, поэтому официальные власти, даже не увидев экспозицию, немедленно объявили историков «нежелательными персонами», а саму выставку - «злостной фальсификацией истории» и «дезинформирующим мероприятием». Если подходить к этому событию с точки зрению экс-президента Латвии г-жи Вике-Фрайберги, которая на голубом глазу уверяла сограждан, что «Саласпилс в годы войны был ни чем иным, как лагерем труда и отдыха», то, конечно, выставка, подготовленная Фондом – ни что иное, как клевета. С одной только оговоркой: в наше время никому из политиков верить нельзя (особенно на слово), поэтому лучше обратиться к документам, которые, по всей видимости, ни нынешний министр иностранных дел г-н Рикевичс, ни та же самая г-жа экс-президентша, скорей всего, никогда не читали. Возьму на себя смелость восполнить их пробел в образовании и порекомендую носителям вечных демократических ценностей сборник документов о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской ССР («Латвия под игом нацизма», М., 2006 год, издательство «Европа»), где особое место уделяется именно Саласпилсу. Там, в частности (со ссылкой на свидетелей!) можно узнать, как сначала изможденных и замученных людей загоняли за тройную проволочную ограду лагеря (не доводилось что-то видеть санаторий за колючкой). А затем, несмотря на зимнюю стужу, детей, привезенных в числе прочих узников, голыми и босыми гнали в барак, который остряки-охранники называли почему-то «баней». Здесь их заставляли мыться холодной водой. Затем малышей, старшим из которых было по 12 лет, гнали в другой барак, где их (опять же голышом!) держали на холоде по нескольку дней. Страшный час наступал, когда фашисты, выстроив детей и матерей посреди лагеря, насильно забирали грудничков. По словам очевидцев (тех, кто уцелел), «воздух при этом был наполнен душераздирающими криками матерей и плачем невинных детей». После этого дети грудного возраста содержались строго изолированно. За ними присматривали девочки 5-6 лет. Антисанитарные условия приводили к тому, что малолетних заключенных косили эпидемии кори, дизентерии, что приводило к массовой гибели. Немецкая охрана ежедневно в больших корзинах выносила из бараков окоченевшие тела погибших детей. Они сбрасывались в выгребные ямы или сжигались.

Из показания Галины Кухаренок, 12 лет, узницы Саласпилс.

- Папу с мамой угнали, и в лагере остались я, моя сестра  - 4 года и брат 13-ти лет. В то время много детей болели. Больных отправляли в лагерную больницу, а часть детей лечили прямо в бараке каким-то лекарством. Когда ребенку давали это лекарство, то он умирал через 2-3 часа. После принятия этого лекарства при мне в бараке умерло 8 детей.

Но самым мерзким злодеянием было то, что фашисты и их пособники устроили в Саласпилсе настоящую фабрику крови. При рационе, состоящем из 100 граммов хлеба и пол-литра жидкости (наподобие супа)  худые и болезненные дети использовались, как источники крови для солдат Вермахта. В целом на их лечение из лагеря поступило 3,5 тысячи литров детской крови.

Из показаний Наташи Лемешонок, 10 лет, узницы Саласпилса:

- Нас вывели из барака и выстроили в очередь. Сестру Аню я держала на руках… Мне было очень страшно, когда подошла моя очередь, и я стала плакать. Доктор вырвал Аню из рук и положил на стол. При этом доктор воткнул мне в руку иглу и, когда набрал полную стеклянную трубку, отпустил меня и стал брать кровь у моей сестры. Я стала кричать и плакать. Немец посмотрел на меня и что-то сказал. Мы не поняли, но солдат, стоявший рядом, засмеялся и сказал по-русски: «Господин врач говорит, чтобы вы не плакали. Девочка все равно умрет, а так от нее хоть какая-то польза». Потом через день нас снова повели к врачу и опять брали кровь. Помню, что в неделю четыре раза у нас брали кровь. Скоро Аня умерла в больнице. У нас все руки были в уколах. У нас кружилась голова, мы все болели, каждый день умирали девочки и мальчики.

С протокольной точностью установлено, в период с конца 1942 года по 1944 гг. через лагерь в Саласпилсе прошли 12 тысяч детей. Всего же в республике (помимо истребленных фашистами 6700 детей в тюрьмах и застенках гестапо и 7000 тысяч – в лагере Саласпилс) в ходе массовых репрессий было уничтожено 17 765 детей. Такая вот «арифметика», с которой и хотели познакомить российские историки жителей Риги. Однако официальные власти решили, что выставка нанесет стране непоправимый урон и…прикрыли лавочку.

- Есть дела, в которых мы не можем допустить эскалации ситуации также и внутри общества, различных провокационных мероприятий очень сомнительного качества, как, например, выставка «Угнанное детство…» - прокомментировал  действия своего ведомства г-н  Ринкевичс. Понятно, что этому господину виднее, что такое исторический факт, а что – его фальсификация, но разговор, впрочем, не о нем. А о том, что сейчас на территории Европы есть страна, где на официальном уровне (!) не признаются итоги Нюрнберского процесса. Более того, каратели из полицейских батальонов, легионеры «Ваффен СС», квалифицированные Международным Трибуналом, как преступники, власть имущими преподносятся уже новому поколению, как «борцы за свободу и независимость». При этом всячески подчеркивается преемственность и приверженность принципам, которые по-прежнему исповедуют недобитые латвийские ветераны из «Ваффен СС». Что это? – сознательное заблуждение или признаки модной, принятой сейчас в Европе игре под названием «толерантность»? - что-то наподобие поддавков. Чтобы не оскорбить верующих мусульман английским христианам, например, запрещают напоказ носить нательные крестики. Во Франции, чтобы не обидеть чувства христиан, вне закона объявили хиджабы. По всей видимости, в Латвии тоже хотят поиграть в свои (!) «поддавки», поэтому свастику на рукаве отставного легионера пытаются представить неким ностальгическим символом, этаким идиллическим воспоминанием о бурно проведенной молодости. Правда, когда  дело доходит до исторических реалий (выставка Фонда «Историческая память» «Угнанное детство» - тому подтверждение) «игры» заканчиваются. С применением самых настоящих полицейских методов.

…Относительно недавно в Берлине проходила выставка, рассказывающая о методах и  порядках, царивших в нацистской полиции. Для того, чтобы еще больше впечатлить посетителей, ее устроители в качестве привратников специально приглашали людей с отталкивающей внешностью. В этой связи сотрудникам фонда «Историческая память» надо было бы позвать к себе на выставку г-жу Вике-Фрейбергу. С тем, чтобы зрители могли сравнить ее доводы по поводу «санатория» в Саласпилсе с реальными архивными фотоматериалами и сами бы решили: кто на самом деле прав.

Юрий Моисеенко

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 843 человека
Лента новостей
Последние новости