Блоги / Константин Калиниченко

COVID-19: что дальше?

02.04.2020 17:34|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

«Если ты заметил, мы, шведы, хмурый народ. Хмурые, но счастливые. Хмурые оттого, что в Швеции темнеет в три часа дня, а под ногами всегда снег. Счастливые, потому что Швеция думает о шведах и никогда не бросает их в беде»

Хеннинг Манкелль, из интервью Dagens Nyheter 20 января 2001 г.

Весь мир сейчас – один сплошной коронавирус, как справедливо заметил главный редактор ПЛН Александр Савенко. Иной раз уже трудно отделить сколько-нибудь достоверную информацию от панических слухов, и понять, что вообще происходит. Все разговоры – только об одном. Другие темы, которые еще буквально вчера казались для нас важными и значимыми, сегодня даже не на втором плане. Кажется, будто все эти «мусорные реформы», «титан-полимеры» остались в прошлой жизни – настолько далекими и мелкими они кажутся сегодня. В очередной раз убеждаемся, что все относительно и познается в сравнении. В общем, думаю, многие сегодня были бы искренне рады, чтобы вернулись времена, когда строительство завода «Титан-Полимер» и конфликт регионального оператора «ЭкоПром» с подрядчиками являлись главными «горячими точками» региональной общественно-политической повестки. Я бы очень хотел говорить про уборку города или про предстоящий ремонт Рижского проспекта – но кому, черт побери, это сегодня интересно? Поэтому в очередной раз – про коронавирус, и дай бог, чтобы потом надолго забыть эту тему.

Источник: unaids.org

Сегодня предлагаю подумать о том, что ожидает нас в будущем. Так или иначе, COVID-19 будет побежден. Сегодня более-менее понятно, каким образом это произойдет. Абсолютное большинство вирусологов и эпидемиологов сходятся на том, что определяющими будут 2 фактора: с одной стороны, известно, что, как и любой коронавирус, COVID-19 является сезонным вирусом, а значит не позднее мая его активность пойдет на спад. Второй фактор – количество переболевших и выздоровевших постепенно начнет формировать т.н. коллективный иммунитет. Повторю то, что говорил неделей ранее: сегодня научно доказан факт вырабатывания иммунитета у людей, переболевших данным типом коронавируса. А это означает следующее: в эти дни мы видим экспоненциальный рост числа заразившихся. Точно также через месяц-другой мы увидим экспоненциальное затухание пандемии. Поэтому уже сегодня следует думать о том, как мы будем жить после победы над COVID-19. Это принципиально важно, потому что в противном случае мы окажемся в довольно глупой ситуации, когда экономика «ляжет на лопатки», зато у каждого будет запас медицинских масок на годы вперед и санитайзер в промышленных объемах.

Надо заметить, многие страны с самого начала эпидемии задумались о долгоиграющих последствиях. В то время как одни государства поддавались паническим настроениям и конкурировали за почетное звание самой глубокоизолировавшейся страны, другие с первых дней «включили голову» и думают завтрашним днем. Если исключить несущественную детализацию, то все страны сегодня поделились на 2 лагеря. Разумеется, речь про более-менее цивилизованный мир, потому как про разные там Сомали и Сьерра-Леоне говорить нет оснований в силу того, что основательная диагностика там по факту отсутствует.

Так вот, большая часть стран западного мира избрала режим строгой и жесткой изоляции. Экономическая жизнь там практически замерла, сфера обслуживания полностью заморожена, передвижения людей сведены до уровня удовлетворения базовых потребностей. В ряде европейских стран лицам, отнесенным к группе риска, запрещено выходить дома. Проблемы бизнеса, местной экономики в целом задвинуты на второй план.

Я эти дни много общаюсь с друзьями и знакомыми, живущими в Австрии и Чехии. То, что они рассказывают, просто не всегда укладывается в голове. Например, в Праге, где примерно 60% местной экономики составляет сфера обслуживания, бизнесу просто запрещено публично говорить о возможных фатальных проблемах. Вся политика ориентирована на то, как любыми способами замедлить распространение вируса. Об экономике обещают подумать когда-нибудь потом.

В Вене мой хороший знакомый, профессор медицинского университета и владелец амбулаторной клиники, по распоряжению бургомистра Вены был буквально мобилизован для работы в выставочном центре Messe Wien, который экстренно переоборудовали в больницу. Туда же отправили студентов выпускного курса Венского медицинского университета, причем они работают непосредственно с инфицированными, без всяких скидок.

Улицы пусты, в прямом смысле слова. Зато полицейские патрули ходят, как будто на дворе не 2020 год, а 1942-й.

Выставочный центр Messe Wien, переоборудованный в больницу для больных COVID-19

Есть и диаметрально противоположная концепция. Прежде всего, конечно, Швеция – страна, где вообще нет никакого карантина, а меры социальной изоляции ограничены контролем за въезжающими в страну. Швеция сегодня – это такой анклав, всеми силами делающий вид, что ничего экстраординарного в мире не происходит. Сфера обслуживания работает, как ни в чем не бывало, авиакомпания SAS только лишь сократила число рейсов, но объясняет это общим снижением числа авиаперевозок в мире. Никаких ограничений для граждан не введено. Позиция шведского правительства заключается в том, что повальные ограничения не сильно влияют на распространение заболевания, а только провоцируют панику среди граждан. Премьер-министр Швеции Стефан Левен попросил нацию чаще мыть руки, проявлять сознательность и при симптомах простуды обращаться к врачу. Все. Даже про маски не сказал ничего.

Премьер-министр Швеции Стефан Лёвен (фото: iz.ru)

Схожей точки зрения придерживается руководство Нидерландов. Премьер-министр страны Марк Рютте выступил с обращением к нации, смысл которого состоял в следующем: скорее всего, большинство все равно переболеет коронавирусом, поэтому останавливать жизнь в стране не имеет смысла, но нужно мыть руки и ограничивать контакты, чтобы не заболеть прямо сейчас. Такой подход позволит людям, в конечном счете, получить иммунитет от болезни, а государству – предотвратить коллапс системы здравоохранения.

Добавим в это ряд и соседнюю Республику Беларусь. Президент Лукашенко тоже выступил на тему коронавируса, в том духе, что страна не намерена изолироваться, ибо лучше умереть стоя, чем жить лежа, и иногда следует решать проблемы тем, что просто не обращать на них лишнего внимания. А в ответ на недоумение правительства Литвы таким подходом посоветовал литовцам «лечить свой собственный коронавирус».

У России, как водится, собственный путь. Осталось только его найти. Очевидно, что как перед федеральной, так и перед региональной властью стоит дилемма: какую из этих двух дорог выбрать – пойти по пути тотальной изоляции или же рискнуть и позволить ситуации, так или иначе, разрешиться самой? Не может быть сомнения в том, что данная задача не имеет однозначно правильного решения. В случае жесткой изоляции мы практически гарантированно убиваем всю экономику собственными руками. Потом может случиться так, что коронавирус будет побежден, но вот радоваться этому не придется. В условиях парализованной экономики людям будет не до того – начнется борьба за выживание в прямом смысле слова. Как бы не оказалось так, что живые в этом случае позавидуют мертвым.

В «шведском» варианте тоже дьявол кроется в деталях. Этот путь заманчив – уже хотя бы потому, что это выбор в пользу привычного образа жизни и «зоны комфорта». Но вопрос – какой ценой нам это все обойдется?

Мне и сегодня не вполне понятно, почему Швеция так рискует. Думаю, что в основе их выбора – уверенность в шведской медицине, без ложной скромности, одной из лучших в мире. Я не имею понятия, сколько в шведских больницах аппаратов искусственной вентиляции легких, но, полагаю, шведы знают, что делают. Если так, то когда история с коронавирусом благополучно завершится, Швеция окажется с целой и абсолютно здоровой экономикой, в то время как большинство стран континентальной Европы свои экономики будут отстраивать фактически с нуля. Однако в случае ошибки, 10-миллионная Швеция превратится в одну большую инфекционную больницу.

Пару дней назад появилась еще одна очень, на мой взгляд, интересная концепция. Ее поддерживают специалисты в области математического прогнозирования и футурологии. Коллектив ученых под руководством профессора Альфреда Таудеса, одного из отцов-основателей технологии блокчейн и мирового эксперта в области аналитики больших данных, разработал математическую модель распространения COVID-19. В двух словах ее не объяснишь, но я попытаюсь передать здесь основную суть. Итак, лаборатория Таудеса обобщила весь доступный массив данных о динамике распространения коронавируса, реакциях организма на инфекцию и т.д. Таким образом были установлены две в общем вполне очевидные вещи. Первая – то, что коронавирус крайне редко является непосредственной причиной летальных исходов – в подавляющем большинстве случаев он лишь присутствует на фоне букета других заболеваний, добивая остатки иммунитета больного. Кстати, оба псковских смертельных случая укладываются в эту статистику. Второй вывод был сделан на основе данных по общему уровню заболеваемости в северной Италии – наиболее пострадавшем от коронавируса регионе планеты. Выяснилось, что тяжелые формы протекания болезни встречаются только у 20% заразившихся COVID-19. Остальные же переносят болезнь по сути «на ногах».

Альфред Таудес (фото:trendingtopics.at)

Ну и какой же из этого вывод? А очень простой. Ученые экстраполировали полученные данные на общемировую динамику и сделали вывод, что в реальности коронавирусом переболели примерно в 4-6 раз больше людей, чем это зафиксировано в официальной статистике. Давайте смотреть цифры. По официальным данным порядка 940 000 человек на данный момент заразились новым коронавирусом. Математическая модель Таудеса дает нам цифру в 5-7 миллионов человек, абсолютное большинство из которых убеждены в том, что зимой-весной 2020 года они переболели обычным ОРВИ. А на самом деле это был самый настоящий COVID-19. Если эта модель правильная, то процент летальных исходов, связанных с коронавирусом, в разы меньше официальной статистики. И получается, что вообще ничего экстраординарного не происходит.

Не станем тут обсуждать степень достоверности выводов ученых – значительно интереснее, что же нас в этом случае ждет. Математическая модель Таудеса предполагает дальнейший экспоненциальный рост числа инфицированных вплоть до третьей декады апреля. После чего темпы пандемии резко замедляются, а в мае начинается экспоненциальный спад числа фиксируемых заболеваний. К середине июня выработается коллективный иммунитет, после чего цивилизованные страны смогут записать COVID-19 в разряд побежденных человечеством болезней…

Это все, конечно, не более чем версия. Я совершенно ничего не понимаю в вирусологии, не собираюсь уподобляться диванным эпидемиологам. Но я отчетливо вижу логику в этой модели.

Поэтому, возвращаясь с научных небес в нашу псковскую реальность, я хотел бы обратить внимание на стратегию борьбы с распространением коронавируса, которую выбрала региональная власть. Мне кажется, в теории это – единственно верная стратегия. Суть ее в том, чтобы, с одной стороны, максимально замедлить распространение коронавируса. Не столько для того, чтобы прямо уменьшить число заболевших – это как раз совершенно лишнее при любой эпидемии. Все дело в том, чтобы не допустить «итальянского сценария», когда одномоментно большому числу людей требуется экстренная помощь, в частности аппараты искусственной вентиляции легких. Надо понимать, что их число строго ограничено в регионе. В этом смысле карантинные мероприятия совершенно оправданы, жаль только с самодисциплиной у псковичей дела обстоят не лучшим образом.

А с другой стороны Михаил Ведерников всеми силами противится введению режима тотальной изоляции. Потому что он полностью убьет региональную экономику, которая и так, прямо сказать, не отличается крепким здоровьем.

Я очень надеюсь, что этот баланс между сдерживанием скорости распространения коронавируса и сохранением хоть какой-то экономики в Псковской области получится выдерживать и дальше. Какой бы негативной не была динамика по числу заразившихся,  а нам нужно отдавать себе отчет в том, что это число неумолимо будет расти еще какое-то время.

Но нам всем нужно думать, как мы будем жить завтра. И после неизбежной победы в битве с коронавирусом, очень не хочется оказаться в беспросветной нищете на пепелище псковской экономики…

Константин Калиниченко

опрос
Из-за коронавируса выходные в России продлятся с 28 марта по 5 апреля. Как вы проведете нерабочую неделю?
В опросе приняло участие 2831 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.