Oбозрения

Сultivator от Саши Донецкого: Ситцевого Пушкина послали в аут

14.05.2010 15:15|ПсковКомментариев: 30

Пушкин – наше все, и образ такой мощи, что любая пластическая операция на его внешности означает кардинальную смену культурного тренда. Добравшись в среду до пресс-конферанса, посвященного 44-му Пушкинскому празднику поэзии, я сразу как-то с тревогой почувствовал, что, похоже, «перезагрузка» июньского фестиваля на Псковщине закончилась. Причем навсегда.

Псков

Во всяком случае, я по привычке ожидал увидеть культуртрегера Игоря Гаврюшкина, который обещал года через два-три вывести праздник на «проектную мощность», устроить в Пушкинских Горах нечто вроде Венецианского карнавала, Мекки событийного туризма. Но, видимо, у Игоря Гаврюшкина появились более интересные и капиталоемкие проекты вроде «Всероссийской масленицы», а праздник поэзии возвращается к более традиционному формату.

«Венеция весной» отменяется.

Уже то, что пресс-конференцию давали не питерские люди, а наши, местные, давно проверенные дамы - председатель комитета Псковской области по культуре Зинаида Иванова и директор Псковской филармонии Галина Иванова, свидетельствует о многом.

Однако гораздо важнее то, что и как они говорили.

Повеяло нафталином начала нулевых. Никакого тебе «авангардизма». Пара знаменитых артистов преклонных лет, вроде Михаила Козакова, которые, неизвестно еще, приедут или нет. И группа никому, по сути, (кроме старперов из Псковской писательской организации) не известных российских литераторов, может быть, и вошедших в справочник совписов, но абсолютно сегодня, в эпоху Интернета и сплошного хэппининга, не актуальных!

Парадокс, но, как известно, как раз Пушкин был новатором и авангардистом, каких еще поискать. И тот факт, что у нас его постоянно посыпают нафталином, есть беспощадный знак убогого и затхлого сознания тех, кто этими присыпками с усердием занимается, воображая себя культработником.

Пушкин был революционером в искусстве, а к нам почему-то волокут каких-то кондовых реакционеров-традиционалистов, да и то третьего уровня секретности, круг Игоря Смолькина и компании.

Теперь из настоящего свалившиеся на голову в 2006-м, например, году, будто по недоразумению, реально выдающиеся русские поэты, вроде Тимура Кибирова и Сергея Гандлевского вкупе с Андреем Макаревичем вызывают нечто вроде культурного шока. Как могло быть такое?

Однажды в Москве мне вместе с известным стиховедом Юрием Орлицким довелось побывать в редакции одного из лучших поэтических журналов России «Арион». Профессор Орлицкий представил меня главному редактору журнала Алексею Алехину, упомянув, что я из Пскова. Поэт оживился и с грустью и недоумением поделился своими впечатлениями о состоянии нашего праздника поэзии.

В Пушкинских Горах можно было бы сделать великолепный поэтический фестиваль, сказал он, но, к сожалению, в Пскове всем заправляет странная группа местных совписов, которые приглашают исключительно ура-патриотических стихоплетов с гитарами под мышками, в результате чего эстетический уровень праздника поэзии удручающий.

Но вернемся к нашему Пушкину.

- «Ситцевый Пушкин», который в последние годы был запечатлен на всех рекламных баннерах праздника, сменится на что-то другое, надеемся, более классическое, - заявила Галина Иванова, подтвердив, что чиновники от культуры ищут рекламщиков для изготовления «нового, хорошо забытого старого», логотипа Пушкина.

Разумеется, «ситцевый Пушкин» кому-то надоел, достал, как старая картина, прикрывающая дыры в обоях на стене.

Но здесь важно другое – образ Игоря Шаймарданова представлял концепцию праздника, как чего-то фееричного, экспериментального, новаторского и актуального.

Концепция схлопнулась. «Перезагрузка» перешла в фазу «зависания». Ну, а «ситцевый Пушкин» был послан в аут или куда подальше, как кому больше нравится.

Здесь уместно вспомнить одну аналогию из истории русского искусства. Когда большевики пришли к власти, то вместе с ними в Россию пришло и революционное искусство, - русский авангард, то есть Малевич, Татлин, Родченко, Маяковский и другие новаторы.

Но как только революция начала переходит в фазу реакции, бойцов левого арт-фронта отправили на переплавку, и постепенно, к началу 30-х, авангард сошел со сцены окончательно, заклейменный как чуждое народу искусство, а восторжествовал сталинский ампир.

В случае с Пушкиным масштаб, конечно, другой, но в возвращении «канонического» логотипа есть та же символика, как и в том, что и здесь наблюдается ползучая реакция, наподобие того, каким Макаром изменяется кабинет большого начальника после съезда старого и появления нового лица. Фривольные картинки заменяются на роскошные иконы, а веселый гуляка Пушкин превращается в унылую эмблему, которую печатали на обложках школьных тетрадей в советские годы.

В общем, повторюсь, Вудсток отменяется, а что из этого косяка получится, покажет ближайшая поляна у сельца Михайловское. Готовим скатерть и закуску.

От шуток с этой подоплекой я б отказался наотрез, но в последнее время как-то тотально не везет псковскому кино, вернее, кинопрокатным фирмам. Еще не отдохнули злые языки, обсуждающие «поцелуи взасос Брежнева и Хонокера», которые случились между господами из «Белой Руси плюс» и представителями АПО накануне эпохального фейерверка из псковских башен, а тут вдруг явилась новость из разряда ох-ох-ох - ханде хох!

Короче, кинотеатр «Победа» с 15 мая на целый месяц закрывают за нарушения пожарной безопасности. Вот тебе, бабушка, и «территория кино»!

Я не хочу вдаваться в липкие подробности, кому это выгодно, и кто именно тянет пожарный шланг, но известно, что нынешний директор организации с неудобочитаемым названием «Псковоблкиновидеофонд» Олег Михайлов оказался неугодным персонажем в местной политической ойкумене. А раз уж ты, собака, неугоден, лови «исполнительное производство». Крупно повезло хозяевам «Октября»: очереди в кассу на «Шрека» и прочие голливудские шедевры обеспечены, ведь главный и единственный конкурент - «Победа» устранен на тридцать суток. Впору отбивать на фасаде кинотеатра две первые буквы. Пусть он называется, как яхта капитана Врунгеля, - «беда».

Надеясь на лучшее, хочу сходить завтра на «Кошмар на улице Вязов», вдруг эта история – только дурной сон.

Напоследок о приятном.

В петербургском арт-кафе «ПодвалЪ Бродячей собаки» открылась выставка псковского нонконформиста Анатолия Жбанова «Жареный петух». Открылась не просто так, а своего рода перфомансом, под аккомпанемент трех псковских литераторов, о чем в подробностях можно узнать из моей авторской колонки.

Но я здесь несколько о другом. А именно: о некоторых «странностях» организации этого события.

Дело в том, что когда председатель движения «ПсковАрт» обратилась за содействием в областной комитет по культуре, то по обычаю не дождалась от чиновниц никакого сочувствия. Будто художник Жбанов – это уже и не представитель псковской культуры (пусть и в его авангардной ипостаси), а так, погулять вышел.

Пришлось писать кляузу (иначе не назовешь) на губернаторский сайт, который из-за возможности строчить публичные доносы друг на друга набирает все большую популярность среди правоверных скобарей.

Прошло несколько дней, и – о, чудо, - деньги нашлись, всего-то и нужно было 10 тысяч рублей на аренду микроавтобуса, только наскребли не в комитете по культуре, от них «дождешься», а в фонде вице-губернатора Максима Жаворонкова, который лично курировал этот неразрешимый вопрос.

Интересно, правда? У нас проблемы художников решают вице-губернаторы, а не те, от кого имидж псковской культуры зависит напрямую, и в этом, видимо, тоже содержится какой-то новый тренд.

Зато теперь все художники знают, к кому, если что, обращаться. Вдруг, как Жбанову, обломится.  

Саша Донецкий           

 

 
опрос
Как может быть решена проблема с мусором в Псковской области?
В опросе приняло участие 881 человек
Лента новостей
Последние новости