Сегодня: Суббота, 25 Марта    18+

www.pln24.ru Информационный портал Псковской области. Основан в 2000 году.

слушать online смотреть online
День национальной гвардии Псков-ЭКСПО Форум предпринимателей  Участки на берегу реки Великой Конкурс на звание лучшей Лучшая интерьерная печать в Пскове



Директор Псковской деревни-SOS: у нас очень много друзей, которые нам помогают

24.07.2013 15:13 ПЛН, Псков

На радиостанции «Ретро ФМ Псков» стартовал проект «Протяни ребенку руку», направленный на повышение сознательности общества и активизацию жителей нашей области в желании усыновлять брошенных детей. Гостем студии стал директор Псковской деревни-SOS Игорь Соловьев. Ведущий радиостанции Игорь Сычев в прямом эфире побеседовал с ним об идее появления в Пскове Деревни-SOS, финансировании проекта, жизни детей в семьях с SOS-мамами и SOS-тетями.

- Игорь Иванович, расскажите, что же из себя представляет деревня SOS?

- Детская деревня — это, в первую очередь, детское учреждение, но не обычное, потому что у нас живут семьи, в которых есть мамы, и где есть 5-6 детей. Эти семьи успешно живут на территории детской деревни более чем 2,5 года.

- Где и когда возникла идея деревни SOS?

- Идея старая, первая детская деревня появилась в 1949 году. Так случилось, что в Австрии появился человек, которого звали Герман Гмайнер. Трагедия войны, обездоленные дети, его тронула настолько, что он не смог пройти мимо, хотя он прошел войну, не доучился, хотел быть медиком. Но стал помогать детям. В эту идею никто не верил, все говорили: «Зачем тебе это нужно? Это слишком дорого, лучше собирай деньги и раздавай их нуждающимся!». Но в Тироле в 1949 году была построена первая детская деревня, она до сих пор существует, и в мире сейчас более 500 деревень. Практически на всех континентах, за исключением Антарктиды, есть детские деревни.

- А они как-то связаны между собой?

- Да, существует организация, которая называется «Детские деревни SOS», и штаб-квартира находится в Австрии. Но в каждой стране есть представительство этой организации, оно находится в Москве. Сама идея у нас появилась не случайно, как и все хорошие вещи появляются не случайно. Так случилось, что в Австрии работал человек, Елена Брускова, она была корреспондентом «Комсомольской правды», ну и был репортаж про детскую деревню. Это было в 1986 году. Спустя 10 лет первая детская деревня под Москвой открыла свои двери в 1996 году.

- Вообще в России широко распространена такая практика?

- На сегодняшний день у нас 6 детских деревень, которые функционируют уже достаточно давно.

- А вы не собираетесь организовывать, может быть, какие-то праздники?

- Среди деревень это сделать сложно, мы географически находимся далеко друг от друга. Ближайшая к нам деревня в Санкт-Петербурге, в Пушкине, дальше Орел, Подмосковье, поселок Томилино, есть детская деревня в Вологде, а самая дальняя, самая северная в мире, это Кандалакша.

- А почему именно Псков стал одним из участников проекта?

- Знаете, о детской деревне слышали во всех регионах, потому что наши представители достаточно широко об этом рассказывают, куда бы ни приезжали, но в Пскове сошлись два момента: это желание помогать детям со стороны нашей организации и желание помогать детям, в необычной такой форме, местной администрации. Помимо желания была еще сила воли довести это до логического конца. Это было сделано в сжатые сроки, идея витала еще в 2007 году, в 2009 началось строительство, а в 2010 году первые дети пришли в детскую деревню.

- А что помогло так быстро осуществить этот проект?

- Наверное, желание помогать детям.

- То есть, идею в нашей области было легко продвинуть, препятствий не было?

- Ну, я так не могу сказать, в самых ответственных переговорах я не принимал участие. Я уже подключился на этапе, когда были построены фундаменты, и я пришел сюда непосредственно работать.

- Такой вопрос: на какие деньги существует ваше учреждение?

- Изначально все «детские деревни» — это частная благотворительная форма. То есть все деньги, которые к нам поступают, откуда бы они не приходили — это благотворительные средства. Правда, в Пскове, в нашей области, произошел удивительный процесс, когда администрация области помогла не только какими-то постановлениями, разрешениями, но еще и были выделены деньги на строительство, порядка 20 млн рублей было вложено в само строительство, то есть здесь можно было говорить о таком удачном государственном и частном партнерстве. Что сейчас продолжается, потому что многие вещи, которые нам необходимы, как питание детей, одежда, поступают из администрации Псковской области.

- А частные средства поступают?

- Все остальное — это частные пожертвования. К сожалению, большая часть этих средств пока собирается за рубежом.

- Я думаю, сейчас эта тема обсуждается активно, и ситуация, я надеюсь, изменится. А как псковичи отнеслись к этой деревне, к застройке?

- По-разному. Наверное, я могу говорить только о том, что мне известно, были отзывы от спокойных и нейтральных, до резко негативных. Потому что люди не знали, что происходит, много строительной техники. Ну, подумаешь, что-то построят, что-то непонятное, а деревья уже вырубили!

- Насколько оправдана такая работа с сиротством?

- Я продолжу о друзьях, а потом мы плавно перейдем к вашему вопросу. Со временем люди стали понимать, что происходит что-то необычное. Сейчас у нас очень много друзей, которые нам помогают. Это не только материальная помощь, что тоже бывает, но в основном это помощь нашим детям. Люди видят, что у нас происходит в каждой семье, большинство людей помогают руками.

- Может прийти любой?

- Да, любой человек с добрыми намерениями приходит к нам. Очень много дарят книг, особенно пенсионеры, у которых много детских книг, мы приходим, забираем с благодарностью эти книги. Приходят люди, которые помогли нам построить небольшой типичный городок, мы выиграли грант губернатора Псковской области, но без помощи наших волонтеров мы бы не смогли это сделать. К нам приходят студенты на практику, это очень радостно, потому что псковский государственный университет был одним из первых, который сказал: «Мы хотим отправить к вам детей на практику!» И у нас есть успешный опыт.

- А чем студенты там занимаются?

- Есть факультет психологии и факультет социальной работы, и вот эти ребята к нам приходят на практику.

- Расскажите поподробнее, чем принципиально отличается ваша организация от детских домов.

- Принципиально тем, что дети живут в семейной обстановке. Наша модель построена на примере обычной семьи. Многие говорят «А где же папа?» Но у нас есть глава семьи — мама. Так сложилось исторически, что есть глава семьи мама. У нее есть по 5-6 детей, преимущественно это братья и сестры. Именно для нашей деревни это важно, есть три ребенка вместе, и четыре, из одной биологической семьи. Они живут в своем доме, у них есть один человек, который помогает и в радости, и в трудный момент, например, когда приносишь двойку со школы, к кому обращаешься? Только к нашей приемной маме. Если заболел живот, температура, опять же, мама сидит с ребенком и лечит его. Пойти в школу на праздник — опять мама.

У нас нет для привычного детского дома стандартного столовой, кружков и секций, в которых дети были бы заняты постоянно. У нас дети живут. Они живут в отдельном коттедже как одна маленькая семья. Десять коттеджей — десять семей. Они ходят в школу, младший ездит в детский сад. Если заболел — мы едем в поликлинику, сидим в очереди. Если нужно в лагерь, мы идем, берем путевку и едем, как обычные дети, в лагерь. Дети учатся готовить самостоятельно как в обычной многодетной семье. Ходят в магазины, это очень важно для них.

Это был шок для них, когда они пошли в магазины первый раз, особенно в крупные. Чего греха таить, большинство наших детей приехали из небольших городов, или у них был опыт жизни в детских домах, где детей много сопровождают и обычного опыта житейского у них нет. Наши дети набивают эти шишки, как обычные дети из соседнего дома. Совершил ошибку в магазине — мама тебя поругала, все купил — молодец. Если что-то нужно с утра приготовить — открой холодильник, достань продукты и приготовь то, что тебе по силам и по возрасту.

- А не было таких случаев, когда к вам пытался бы устроится SOS-папа?

- На нашей памяти — нет, мы сейчас думаем вот о каком проекте. Так случилось, что не все дома заполнены семьями, это как раз вопрос, связанный с финансированием. И у меня есть идея, чтобы в один из домов, а, может быть, и в два, пришла семья, где есть папа и мама, которые готовы были бы взять под опеку детей-сирот, проживая на территории детской деревни. У них могут быть и свои дети, но если есть желание, то мы готовы рассматривать такую форму. Посмотрим, что из этого получится.

- А как отбирают SOS-мам?

Ну, это был длительный и сложный процесс, потому что человек, который приходит к нам, должен понимать, что в течение 10, а то и 15 лет ему придется жить в детской деревне и воспитывать детей. У нас мамы прошли жесткий отбор, потому что было около 140 кандидатов, и к финишу пришли 14 человек. Этапы были следующие: помимо простой переписки о том, что я желаю быть мамой, была практика в существующих детских деревнях. Люди приезжали, кто в Москву, кто в Орел, кто в Кандалакшу, смотрели, что такое детская деревня и фактически там работали. Их принимали на должность семейных помощниц. Потом было обучение, с сентября по конец декабря 2010 года мама училась на базе филиала Санкт-Петербургского университета сервиса и экономики, ГУСЭ. По итогам практики и обучения, по итогам тестов было принято решение оставить 14 человек.

- Им платят зарплату?

- Да, у нас профессиональные воспитатели, мамы, мы говорим о том, что это профессиональный родитель в хорошем смысле слова. Сейчас у меня работают 13 человек из первого набора. К сожалению, в первый год ушел от нас один человек, очень хороший, но так сложились семейные обстоятельства, остальные работают.

- Вопросы, которые пришли к нам на сайт pln24.ru, Ольга нам пишет: «Насколько я знаю, мамами в этих деревнях работают одинокие женщины со сложной судьбой. Вы считаете это нормальным для воспитания детей?»

- Знаете, по поводу одиноких женщин со сложной судьбой мне сложно судить, потому что у большинства наших мам есть дети, практически у всех, есть даже внуки, которые приезжают к ним, и я наблюдаю их взаимоотношения. Какие судьбы есть простые? Идеальные судьбы только в кино. У нас работают самые обычные женщины. Я очень счастлив, что они воспитывают наших детей, и то, что дети наших мам приняли приемных детей как своих братьев и сестер. Особенно очень здорово видеть, когда к приемным мамам приезжают их внуки, по возрасту примерно равные, 7-8 лет, и они играют вместе без всякого различия. Они живут у нас, могут пожить. Это очень здорово!

- Вот, кстати, на сайте вопрос: «А ваши дети дружат с детьми из соседних домов? Куда они попадают после этой деревни?»

- Еще как дружат! Потому что у нас сейчас лето, и много детей приходят из соседних домов, дворов, плюс наши дети ходят в школу рядом, 24, 25, 26, ППК, и одноклассники «тусуются» у нас. Тем более, недавно мы построили хороший стадион 20 на 40, и футбольный мяч там постоянно стучит.

- А охрана какая-то имеется?

- Да, у нас есть охранник, который дежурит, потому что мы все-таки находимся на отшибе города, сзади нас неосвоенный пустырь. По поводу куда попадают дети. Наша задача — чтобы к 18 годам, молодой человек, который будет выходить из детской деревни, были самостоятельны и успешны по жизни. Одна из главных причин неуспешности детей из детских домов, это то, что у них нет элементарных социальных и бытовых навыков.

Выходя из такого инкубатора, где много помощников, советников и за ребенка многое делается, дети попадают в такие ситуации, куда обычному трудно попасть. Он не знает, что делается в квартире, как приготовить продукты питания, чтобы сделать еду. Он не знает, как расходовать деньги, и, зачастую, то пособие, которое им дается, улетает в первые несколько месяцев или год. А мы нацелены на то, чтобы к 18 годам у нашего ребенка сформировалось устойчивое понятие о рабочих профессиях, о том, что он будет работать, что деньги, которые он получит, нужно тратить рационально, что нужно завести свою семью, найти работу. И, кстати, о статистике. Я могу сказать про наших партнеров, кто работает в Томилино с 1996 года, в Орле, в Питере, около 90% детей после того, как они уже завели своих детей, нашли работу, они не бросают своих детей, они приезжают в деревни и для мам, воспитывающих, это уже как внуки названные.

- А в нашей деревне уже были выпускники?

- Нет, самому старшему будет 14 лет. Этой осенью они сами пойдут получать паспорта, как обычные дети. А младшие братья и сестры пока ходят в детский сад.

- А как детки попадают к вам?

- Я расскажу о двух последних детях, которые пришли к нам. У нас почти все семьи были сформированы, но прозвучал телефонный звонок, сказали, что есть два ребенка, у которых погибла мама, нужно им помочь, это брат и сестра. Мы поехали, посмотрели, дети уже взрослые, им 11 и 12 лет. Мы дали им время на раздумья, захотят ли они прийти к нам, потому что на тот момент они уже находились в детском доме. Через какое-то время перезвонили, согласились. Младших деток принимали примерно так же: знакомились, расспрашивали педагогов, почти всех забрали.

- А было ли такое, чтобы ребенок из детского дома изъявлял желание приехать к вам жить? Это вообще возможно?

- На моей практике такого не было, у нас были отказы. Когда у нас есть семья, там было четверо детей, и старшая девочка ответила категорическим отказом, ей уже было 12 лет, она сказала что я никуда не поеду из этого детского дома, я не хочу. Хотя она знает своих братьев и сестер, звонит им. Но категорически отказалась, ни мы, ни педагоги не смогли уговорить хотя бы приехать и навестить.

- Вера спрашивает «а как можно стать SOS-мамой?»

- Помимо желания нужно написать мне письмо со своими анкетными данными, и причины, почему вы хотите. Потом вступают наши сотрудники, которые ищут матерей, ведь есть деревни, где мамы уже готовятся на пенсию, и там всегда нужны новые мамы, в Подмосковье, в Санкт-Петербурге. У нас пока вакансий нет. Потом вступает в силу механизм, отлаженный годами.

- То есть можно уехать из Пскова в другую деревню?

- Да. Изначально мама проживет в том доме, который ей дают, и принимает детей.

- А сами мамы участвуют в отборе детей?

- Нет, мы только привозим фотографию и рассказываем все, что нам рассказали работники учреждения.

- А ваша деревня участвует в общегородских мероприятиях? Может быть, группа какая-то, или КВН?

- Пока такого нет, но наши дети с удовольствием играют в футбол, и мы недавно играли с футбольным клубом «Стрела», это было в мае, наши дети играли на стадионе «Машиностроитель», тоже праздник был. Ярких мероприятий нет, все-таки наши дети маленькие пока, они адаптируются, принимают участие, как зрители, или как участники школьных команд. Это тоже очень важно, когда класс делает школьную команду и наши дети наравне со всеми участвуют, мы их специально не разделяем, что это дети из обычной семьи, а это из детской деревни.

- А этих детей усыновить? Забрать к себе домой?

- Да, у нас было несколько раз усыновление, забирали. Мы говорим об этом в тех случаях, когда понимаем, что у ребенка нет взрослых, которые поддержали бы его после выхода, у него нет братьев и сестер, с которыми бы он поддерживал отношения. Если мы видим, что усыновление будет лучшим маршрутом именно для этого ребенка, то мы тесно работаем с органами опеки и, как правило, находим взаимопонимание.

- А как вы считаете, проживание в такой деревне лучше, чем проживание в детском доме?

- Да, безусловно. Об этом говорит мой опыт, я больше десяти лет работаю в этой организации. Я вижу, что происходит с детьми, которые вышли из этой деревни, и я знаю, потому что я работал в детском доме, когда-то очень давно, и я знаю, что происходило с выпускниками детских домов. И статистика за много лет не сильно поменялась.

- А ребенок, который выйдет за пределы «деревни» в 18 лет будет получать от вас какую-то помощь?

- В дальнейшем у нас есть программа сопровождения, когда молодой человек или девушка получают от нас психолого-педагогическую и социальную поддержку, потому что сложно сразу устроится на работу, сложно оторваться от мамы и самостоятельно ходить на занятия в институт. Но, чем хороша «деревня»: юноши и девушки, выходя в жизнь, всегда имеют под собой наши корни и в любой момент получить поддержку и помощь, которая им необходима. Они могут приехать в семью, как старшие братья и сестры, побыть какое-то время. Это у нас приветствуется.

- А вы планируете расширяться?

- Нет.

- Почему?

- Об этом надо спросить у моего учредителя, почему нет, а во-вторых та территория, которая у нас есть, около 3 га, достаточно для того, чтобы 50-80 детей находились на этой территории. Мы ограничены рамками территории и рамками бюджета.

- Расскажите поподробнее, чем обычный человек может прийти и помочь вашей деревне?

- Есть несколько видов помощи: материальная и нематериальная. В первую очередь, чтобы ребенок получал дополнительные занятия у репетитора, логопеда, чтобы успешно съездил на летний отдых — это только материальные средства. Если это действительно серьезное намерение, то я готов предоставить статьи бюджета, которые можно закрывать за счет жертвователя. Есть другой вид помощи, когда люди приходят в семью и помогают семье, потому что там иногда возникают очень необычные потребности. Хотя, последний случай очень показателен: недели три назад у нас была гроза и сгорели телевизоры, 5 штук. Часть людей откликнулись, сказали, что помогут, но это непредвиденная ситуация, почему именно 5, почему не все? Так что семьи отрезаны от телевизора. Сгорела мини-АТС, мы еще и без телефонов, один остался. На это тоже нужны средства, и, может быть, люди, готовые помочь, не перечислив деньги, а оплатив ремонт этих телевизоров и АТС тоже нам помогут. Мы с удовольствием принимаем детские книги, потому что у нас дети читают, начинают с самого маленького возраста, заканчивая школьной программой.

- А если человек владеет английским, или шьет хорошо, он может прийти и учить детей?

- Английский, французский и немецкий языки — нам всегда нужны репетиторы. Программа в школе сложная, и зачастую им сложно ее осваивать, поэтому приглашаем репетиторов, хотя бы 2-3 раза в неделю помогал.

- Существуют ли проблемы в вашей деревне SOS?

- Проблем хватает. Сейчас мы начали проект «Моя мама», он существовал в Пскове с 2008 года и располагался в центре семьи. Но так случилось, что в 2011 году часть сотрудников уволилась, и чтобы не бросать проект, который начала организация наша, мы взяли его на территорию детской деревни. У нас там работают специалисты, психолог, это специалист по соцработе и юрист. Мы сопровождаем 40 семей, в которых живут почти 60 детей. Это семьи, которые столкнулись с трудностями самого непредвиденного характера. Много девушек и женщин — бывшие выпускницы детских домов. Мамы, у которых нет мужей, по каким-то причинам они их потеряли, дети, которым 1,5-2 года и мама не может устроиться на работу, потому что не хватает мест в детских садах, а пособие около 150 рублей, жить на это невозможно. Мы помогаем этим семьям, таким мамам, чтобы они не отдали своих детей, и здесь нужна серьезная помощь, потому что деньги нужны даже на памперсы, и мы их собираем.

- Нам пришел такой вопрос: в каких программах участвует ваше учреждение?

- Программа «моя мама» успешно работает, дальше, как только наши дети пошли в школу, то учителя неожиданно столкнулись с проблемой: а что же делать, если ребенок ведет себя не так, как все? Наши дети в том детстве недоиграли, недовеселились, и их поведение выбивалась из привычной нормы. Поэтому мы запустили образовательный проект, он успешно реализуется, уже третий год, и мы даже выиграли конкурс в программе приграничного сотрудничества Эстония-Латвия-Россия, назвали его «Обучение без границ», и сейчас наши педагоги, детской деревни, педагоги псковского педагогического комплекса будут знакомиться опытом Эстонии, Латвии, поедем туда, и будем получать опыт.

- А лично у вас какие отношения с детками?

- Нормальные. Конечно.

- Вы с ними часто проводите время?

- Нет, не часто. Мне не хватает времени на все 10 семей, хотя мы постоянно видимся, младшие не так меня воспринимают, со старшими чаще общаемся.

- Расскажите, где можно еще подробнее узнать о вашей деревне? Какие-то информационные порталы?

- У нас есть сайт, если набрать в поисковике «детские деревни SOS» - это первый сайт, который вы найдете. Телефон нашей деревни — 55 13 15.

- Может быть, какие-то слова у вас есть для слушателей?

- Да, я хотел бы сказать, чтобы все мы были неравнодушны. Если мы будем проходить мимо чужой беды и горя, то, в какой-то момент, и мимо нас пройдут люди, которые так же не подумают о том, что человеку плохо. Поэтому я обращаюсь ко всем: помогайте друг другу и своим близким.

Источник: Псковская Лента Новостей



cюжет:
Протяни ребенку руку


 

Как вы относитесь к идее восстановить в России монархию?














Loading...


Голосование

Как вы относитесь к идее восстановить в России монархию?














Календарь