Сцена / Из первых уст

«Пиковой гранд-даме» Псковского драмтеатра Мирре Горской исполнилось 92 года

10.06.2019 13:21|ПсковКомментариев: 1

Сегодня, 10 июня, - день рождения старейшей актрисы Псковского драмтеатра, заслуженной артистки России Мирры Горской, которая, несмотря на свой преклонный возраст (а Мирре Александровне исполнилось 92 года!) до сих пор выходит на сцену и перед спектаклем, по ее собственному признанию, волнуется, как в первый раз. Так было и 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича, ее любимого поэта. Как сообщили Псковской Ленте Новостей в пресс-службе театра, за два часа до спектакля «Пиковая дама», билеты на который были раскуплены еще за неделю, в своей гримерке Мирра Александровна дала интервью, а начала с того, что ее сейчас тревожит:

- Вот видите, все старость забирает - и волосы, и память. Все теряю потихоньку...

- Да нет же, Мирра Александровна, а как же сцена?

- О, сцена для меня святое! Знаю каждое слово, никого не собью и сама ни за что не собьюсь. Тут уже профессиональное.

- Вот что значит выучка! А когда вы почувствовали, что будете актрисой? Вы же хотели в детстве стать балериной?

- Хотела, да не получилось. В 41-м, 10 июня, я приехала на каникулы к маме в Боровичи из Ленинграда, где училась в Вагановском. Приехала, а 22-го уже война. Какая там учеба - работать пошла, чтобы карточки получать. На мое счастье в наш город эвакуировали Ленинградскую оперетту, и мама, не сказав мне ни слова, написала их главному режиссеру. И вдруг меня пригласили на прослушивание. Март-месяц, все течет, лужи, а у меня из одежды валенки старые, телогрейка и платок – все, больше ничего нет. Прихожу, сидят там человек шесть и все на меня смотрят. Я вообще сникла. Тут главный режиссер Дашковский приказал: «Раскутайте хоть ее. Есть там что-нибудь?» Помогли снять телогрею, платок. Мне, правда, совсем не по себе стало. С валенок течет, а никому дела нет. «Можете станцевать?» «Могу». Я же училась балету, разулась, станцевала, немного приободрилась. Потом попросили рассказать что-нибудь - стихотворение или басню. Рассказала. «А спеть?». «Ой, спеть-то я всегда запросто», - обрадовалась. Спела, они заулыбались все, зааплодировали. Потом велели подождать. Жду. Выходит женщина, она потом нашим музыкальным руководителем оказалась: «Ну, поздравляю! Вас приняли». Мне потом уже передали слова режиссера: «Если бы эта девочка даже ничего не умела, я б ее все равно взял. Но, к счастью, она оказалась талантлива». Так и сказал.

- Замечательно! Представляю, как вас это ободрило тогда…

- Еще бы! Так началась моя творческая жизнь. Это было в 43-м году, тогда и появилась у меня трудовая книжка. А уже в 48-м я оказалась в Пскове, в молодежном ансамбле, созданном Львом Брандом. Там я познакомилась с моим будущим мужем Михаилом Ивановым, он только вернулся из немецкого плена и тоже был принят в этот коллектив. Через год мы уже играли на сцене Псковского театра драмы. С тех пор было немало сцен, мы уезжали из Пскова. Я играла в Дзержинске, пока муж был в армии, потом мы поехали в Чебоксары. В 70-м вернулись в Псков - так и остались здесь. Вот уже 76 лет на сцене. Я так думаю по прошествии лет: если б не театр, я тогда, в войну, просто погибла бы, не выжила. Наверное, мне было это Богом предназначено. Театр дал мне жизнь, семью, работу, стал для меня всем. Мы с моим дорогим Михаилом Сергеевичем прожили долгую счастливую жизнь. Он был замечательным актером, писал музыку, пьесы, сказки для детей. Все бытовое как-то отодвигалось на второй план. Никогда мы не гнались за материальными благами, не принято это было у нас в семье. Как бы не было тяжело в жизни, какие бы невзгоды не преследовали, я знала, что вечером спектакль, меня ждет зритель, и все остальное было уже не так важно.

- Мирра Александровна, звание заслуженной артистки для вас много значит? Как вы восприняли эту награду?

- Никогда не преследовала никаких званий. Главное для меня – это зритель, который меня любит и понимает. Когда мне дали «заслуженную», мы были на гастролях. Это был 1982 год. Я тогда играла Перфильевну в «Псковитянке». Когда закончился спектакль, спускается ко мне режиссер, очень важный, известный, который как раз и отсматривал в составе комиссии спектакли и актеров. «Спасибо вам большое! – сказал он. – Я получил колоссальное удовольствие от вашей игры!» Я растерялась и даже не нашлась, что сказать, кроме того, что, мол, спасибо, очень приятно познакомиться. А мы с мужем дружили тогда с нашим замечательным актером Петром Вельяминовым. Когда ему рассказала при встрече об этом, он засмеялся: «Ой, у меня еще чище было». Он, как первый раз приехал в Москву, познакомился с Зыкиной. Она ему возьми и скажи попросту: «Здравствуйте, я Люда». А он: «Здравствуйте, я Петя». И оба со смеху покатились потом. После гастролей мне телеграмму прислали о присвоении звания, но это все как-то буднично было, без всяких банкетов. Ну, дали и дали. Жизнь продолжалась. Я как волновалась перед каждым спектаклем и тряслась, как овечий хвостик, так и заслуженной продолжала волноваться. И так до сих пор! Вот и сегодня трясусь, как все пройдет.

- Мирра Александровна, я уверена, что все пройдет просто блестяще. Расскажите, пожалуйста, про свою роль в «Пиковой даме». Для вас она стала органичной? По-моему, вы всегда любили комедийные образы? Многие зрители до сих пор помнят ваших замечательнейших бабушек из комедий «Родственники», «Музейная редкость».

- Да приходилось все играть: сегодня - комедию или фарс, завтра трагедию или драму. Сегодня ты героиня - завтра в характерной роли. Но вы правы: когда режиссер Юрий Печенежский предложил мне сыграть графиню в «Пиковой даме», я не очень-то хотела браться за нее.

- Почему?

- В моем представлении она была какая-то громоздкая, грозная. Не совсем мое. Да и все эти новые вещички режиссерские, современные для меня непривычны. Ну, думаю, разве можно так? Это же Пушкин. «А вы попробуйте, Мирра Александровна!» - сказал режиссер. И я попробовала. И оказалось, что я всю жизнь учусь и каждый раз открываю для себя что-то новое. Я поняла, что зрители смотрят этот спектакль с интересом и принимают его всегда на «ура». Я поняла, что этот образ можно сыграть чуточку по-другому, добавить каких-то других красок. Кроме того, мне повезло с моими партнерами по сцене. Они такие все милые, талантливые, с ними так легко. Полностью роли отдаются. Это главное для меня в актерах. Особенно хорош Свекольников Володя в роли Чекалинского. Обожаю его. А моя графиня все-таки получилась немного другой (лукаво улыбается). Да вы сами все сейчас поймете.

А потом был спектакль «Пиковая дама». Казалось, все зрители, затаив дыхание, в этот вечер с волнением следили только за хрупкой маленькой фигуркой графини, хотя весь актерский ансамбль заслуживал восхищения. Справится ли актриса? Шутка ли - в таком возрасте выйти на сцену, на улице почти 30! Но Мира Александровна была так естественна, так спокойна, так четко и уверенно вела свою линию, что заставила всех забыть о своем весьма почтенном возрасте. И, действительно, пушкинская героиня в ее исполнении показалась не темной, не грозной и вовсе не полумистической старухой, нелепым осколком екатерининского времени, а мудрой, все наперед знающей, уставшей от суеты и тщеты людских страстей старой дамой, которую рок выбрал орудием наказания Германна.

И снова были несмолкающие аплодисменты, и снова цветы, и снова: «Браво, Мирра Александровна!».

Лента новостей