Блоги / Алексей Овчинников

В рубель: Не было печали, просто наступило лето

16.06.2023 13:42|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию радиопрограммы «В рубель», которая выходит на волнах радио «ПЛН FM» (102.6 FM) каждую пятницу. Ведущий программы, экономический обозреватель Алексей Овчинников знакомит радиослушателей с важными экономическими и потребительскими событиями.

 

Изображение создано нейросетью Kandinsky 2.1

Сегодня мы обсудим, почему последнее решение Центробанка по ключевой ставке скорее настораживает, чем обнадеживает, почему так тревожно за псковских молочников и российских производителей подсолнечного масла, нужно ли включать денежный станок, чтобы спасти экономику и что страшнее - риск раскрутить инфляцию или спрос, который превышает предложение.

ПАУЗА И ПРЕДВКУШЕНИЕ

В конце прошлой недели Центробанк ожидаемо сохранил ключевую ставку неизменной на уровне 7,5%. Регулятор в очередной раз не удивил ни рынок, ни аналитиков. Хотя все понимают: пауза откровенно затянулась, ведь ставка остается прежней уже в шестой раз. Но любопытно другое, несмотря на эту своеобразную фиксацию, риторика Банка России с каждым пресс-релизом становится все жестче и жестче.

Да, на пресс-конференциях глава ЦБ Эльвира Набиуллина не скупится на комплименты в адрес российской экономики. Говорит, что она растет быстрее, чем предполагалось. Это находит свое отражение и в активном восстановлении внутреннего спроса. Но столь же щедра г-жа Набиуллина и на непрозрачные намеки. Судя по ее риторике, рост бюджетных расходов, ухудшение условий внешней торговли и состояние рынка труда регулятора по-прежнему, мягко говоря, не радуют.

Ну, не радуют и не радуют. Меня, вон, тополиный пух в промышленных объемах в центре Пскова тоже не радует. Однако тополиный пух когда-нибудь кончится, а проинфляционные настроения в нашей стране, судя по всему, неисчерпаемы. Вот и Центробанк прогнозирует, что благость умеренного роста цен скоро закончится, а от этого грустно может стать уже практически всем.

Более того, в условиях постепенного увеличения инфляционного давления Банк России допустил возможность повышения ключевой ставки уже летом, чтобы прекратить безобразие. А величина ставки, если это не ставка по вкладам, конечно, обычно прямо пропорциональна комфорту жизни в нашей стране.

Собственно говоря, инфляционный тренд в России уже по итогам мая развернулся с падения к росту. До этого снижение инфляции наблюдалось 12 месяцев подряд после ее взрывного скачка в марте-апреле прошлого года. Более того, темпы роста цен продолжают повышаться, и это подтверждает не только визуальный осмотр ценников в вашем любимой торговой сети, но и официальная статистика, которая обычно не горит желанием признавать очевидное.

При этом мы все понимаем, что рост инфляции летом – в разгар сельскохозяйственного сезона и ожидания снижения цен на сельхозпродукцию – это какой-то сюр с картин Босха. Но мы живем в новой реальности, в которой старые правила не работают. Что вчера казалось сюром, сегодня - норма жизни.

Центробанк, однако, так вцепился в свои плановые 4% инфляции в следующем году, что приложит все усилия, чтобы мы с вами не раскачали эту утлую лодку стабильности. Причем здесь мы с вами? Так мы всегда во всем виноваты. Возвращаемся к спичу Эльвиры Набиуллиной. Судя по ее словам, мы как-то слишком быстро пришли в себя от прошлогоднего шока, стали много покупать и снова инициативно лезть в необеспеченные кредиты. На фоне не готового к такому спросу рынка, который изнывает от кадрового дефицита и тонет в пустых декламациях о трансформированной экономике. А мы, не пуганые сами знаете кто, не только от модели сбережения решили резко отказаться, но и начали тратить не свои, а заемные. Оборзели!

Так что, когда ЦБ, поджав губы, вздернет ставку сразу на 50, а то и на все 100 базисных пунктов, знайте, это всё мы натворили. Надо было сидеть на воде и хлебе и копить, а не просаживать последнее на маркетплейсах, покупая всякую ерунду и разгоняя инфляцию.

Вы скажете, что вот он настоящий сюр с картин Босха – с каких это пор высокий спрос в стране губит экономику, как будто Хаксли никогда не читали. Все верно, сюр. Вот только ЦБ обращает внимание, что у нас наблюдается не здоровой рост экономики, а риск ее перегрева. О причинах я сказал выше: мы хотим больше, чем рынок нам в состоянии дать. На фоне непредсказуемого поведения рубля, это прямо-таки мина замедленного действия. Чтобы не рвануло, регулятор может повысить ставку уже в июле. Превентивно. А поможет это или нет, будем уже смотреть по обстоятельствам. В последнее время, мне кажется, мы исключительно по такому принципу и живем.

В конце концов, повышение ставки может привести и к положительным моментам: к стабилизации курса рубля, и вы все-таки сможете поехать в эту свою Турцию в августе, и к замедлению кредитования, и вы не станете влезать в долги, чтобы купить очередной бесполезный хлам на «Озоне», и сохранению взвешенной ценовой динамики производителей, чтобы не казалось, что они там белены объелись, предлагая заплатить за свое импортозамещение втридорога, и к даже стабилизации бюджетных расходов, а том там скоро дыра размером с Псковско-Чудской водоем образуется. Есть и такая точка зрения, и она имеет право на жизнь.

Но, безусловно, здесь есть и свои риски. Это не инвестиционная рекомендация, просто ретранслирую мысли умных людей. Лучшей защитной позицией для сбережения в этих условиях являются облигации-флоатеры, то есть с плавающей ставкой. Сейчас таких много и в ОФЗ, и в корпоративных бондах. Было бы желание и деньги. Ну а если вы сидите в акциях, то вы и так уже поседели, пока читали новости о дивидендах, котировках и делистингах. Надеюсь, среди моих слушателей нет держателей бумаг «Магнита», но есть вложившиеся в «Сбер». Если что, первым мои искренние соболезнования, вторым – поздравления с нотками зависти.

А МОЖЕТ, ПОРА ВКЛЮЧИТЬ СТАНОК?

Все эти рассуждения о возможном разгоне инфляции и необходимости реанимации приунывшего ВВП нашей стране снова всколыхнули споры о том, надо ли наращивать в России денежную массу. Иными словами, не пора ли включать печатный станок.

Некоторые эксперты считают, что масштабная денежная эмиссия обязательно приведет к росту экономики. И это не обязательно наличные бумажные деньги, это может быть и популярный нынче безнал. Большое количество денег в обращении становится своеобразным мульпликатором – начинают шуршать банки, выдавать больше доступных кредитов, это позволяет занимать предприятиям на вменяемых условиях на развитие, потребители получают возможность покупать больше товаров – тот случай, когда и есть на что купить и есть что купить. Ну не красота ли? Ни слова больше, немедленно включайте станок!

Однако противники этой теории, говорят, что при увеличении количества денег в обращении – это неминуемый и очень заметный рост инфляции, а вот ВВП вырастет не обязательно, даже упасть может. Тут гарантий никто не даст. Это подтверждает статистика, когда в нашей стране денежная масса росла, ВВП порой не только не рос, но еще и снижался.

Если разгон денежной массы приведет к росту инфляции гораздо более сильному, чем росту ВВП, то эффект будет в любом случае отрицательный. Потому что по факту производить будут меньше, потому что мы меньше сможем себе позволить купить. Такая вот замысловатая математика.

Яркий пример, который не устают приводить аналитики, - Турция. Там ВВП составил менее 6% при инфляции почти в 64%. То есть рост цен фактически сожрал все успехи экономики.

Кроме того, как бы мы тут недедолларизировались, все равно от иностранных валют мы зависим. Рубли, взявшиеся из ниоткуда, необеспеченные другой валютой, все равно окажутся на валютном рынке, и обвалят курс.

Но для Центробанка это гораздо более сложное уравнение. Впереди – увеличение бюджетного дефицита, а это переменная довольно весомая и болезненная. Тот же слабый рубль весьма полезен для его покрытия с точки зрения получения отдачи от экспорта. Так что тут очень сложно определить, где черное, а где белое…

* * *

Продолжая тему неуместности деления на черное и белое в нашем многогранном мире, хочу вернуться с макроэкономических вершин в низину потребительского рынка. Я только что говорил о том, что рынок не поспевает за нашими покупательскими «хотелками», однако такое наблюдается далеко не во всех отраслях экономики. И даже если мы возьмем аграрный сектор, то и там картина будет выглядеть неоднородно. Если тепличные хозяйства пока не справляются с задачей завалить нас овощами закрытого грунта, то молочники, в том числе и псковские, и рады бы залить нас своей продукцией, а сталкиваются с затовариванием.

Об этом грустном кейсе очень толково и подробно написала моя коллега с Псковской Ленты Новостей Юлия Магера в своей статье «Попутанные берега молочных рек». Если коротко, то из-за сокращения реальных доходов население изменило свои предпочтения: с полок в магазинах берут что дешевле и в меньших объемах. В итоге переработчики молока не могут сбыть со складов переизбыток сливочного масла, сыров и так далее. И снижают закупочную цену для производителей молока, сдающих свою продукцию на комбинаты. А они и так всю жизнь работали на грани рентабельности из-за этих несчастных закупочных цен.

Причем мы, конечные покупатели, всех этих движений по закупочной цене не видим. Свое грязное дело делают наценки, а доходят они до 70%, а для высокомаржинальных продуктов могут достигать и 150%. За дело уже взялись депутаты Госдумы, Федеральная антимонопольная служба подключилась, но история также стара, как и история с агрегаторами такси. Проблему все видят, все всё понимают, но воз и ныне там.

Например, молоко с псковского предприятия «Красное знамя» продается под известными брендами примерно по 65-70 рублей за бутылку. При этом закупочная цена литра молока составляла в начале года 40 рублей, а сегодня переработчики готовы платить только около 30-ти. Любопытно, что больше платили зарубежные предприятия, а когда они ушли, импортозаместители стали платить на 25% меньше, как будто специально делая все для того, чтобы отечественное молочное животноводство загнулось.

Торговые сети тоже не отстают, директор Пушкиногорского маслосырзавода Николай Щураков прямым текстом говорит: «Торговые сети нас погубят. Им главное - прибыль. А мы ее уже три года не видели, отдать бы деньги за работу и расплатиться с хозяйствами, только этим и живем». По его словам, произведенное заводом молоко он встречает в ритейле с наценкой в 80%.

Любопытно, что этой проблеме большой материал посвятил отраслевой портал «ДайриНьюз», после прочтения которого у меня лично остался крайне неприятный осадок. Участники рынка перекладывают вину друг на друга и занимают позицию «Я в домике».

Сельхозпредприятия вешают всех собак на переработчиков, переработчики катят бочку на ритейл, а торговые сети в свою очередь чуть ли не просят их благодарить, что они не допустили роста цен на молочку в этом году. ФАС им судья, но эксперты отмечают, что во всей молочной цепочке именно ритейл – самое непрозрачное звено. К тому же если добиться хотя бы некоторого снижения цен в магазинах, это кардинальным образом рынку не поможет. Молочникам, хочешь – не хочешь, но необходимо искать новые рынки сбыта, включая экспорт. Однако с учетом того, что молоко – это скоропорт, то расходы на транспортировку серьезно осложняют дело. В общем, ребус тот еще.

При этом молочную отрасль еще и пытаются максимально зарегулировать, начиная от цифровой маркировки, заканчивая правоприменением нового закона о побочных продуктах животноводства, то есть, простите, назову вещи своими именами, закона о навозе. Начинания благие, но заниматься муштрой солдата, который еле на ногах стоит, наверное, все-таки не самая лучшая идея.

Проблема хоть и не локальная, а глобальная, хочу напомнить, что тридцать лет назад Псковская область уже проходила через вырезание колхозных стад. Колоссальными усилиями производство молока в регионе потом удалось восстановить. Неужели мы снова хотим проходить через этот цикл? Тем более сейчас?

Кстати, с затовариванием столкнулось еще одно направление сельского хозяйства. В ассоциации «Руспродсоюз» считают, что оптовые цены на подсолнечное масло в России могут снизиться из-за переизбытка предложения и сократившегося экспорта. Правда, в отличие от молочки, тут эксперты говорят о том, что сложившаяся ситуация может слегка снизить стоимость подсолнечного масла и в российских магазинах. Более того, розничные цены на эту продукцию уже немного убавили пыл. Процента на два.

Ну, по крайней мере, дефицита не будет. Но если ситуация будет продолжаться в том же духе, очень грустные новости могут начать приходить и от производителей ароматного нерафинированного. Многие ли из них выдержат слишком долгое испытание затовариванием и снижением цен, пока вопрос открытый.

Нет, я, конечно, не упустил из виду гремящий на этой неделе из каждого чайника Петербургский международный экономический форум. К этой теме я еще непременно вернусь. С некоторых пор я отношусь к ПМЭФ очень скептично. На моих глазах, а мне приходилось неоднократно бывать на площадке форума, он превращался из толкового, но довольно скучного мероприятия, в настоящее шоу с конями, но довольно бестолковое. Его ценность почему-то принято измерять в количестве подписанных соглашений, что для меня тоже кейс не очень понятный. Подписать глобальные, вершащие судьбы и капиталы документы можно и более скромно. Главное ведь не процесс, а результат. Но магическая мантра «подписано на ПМЭФ» как будто бы наполняет всю эту формальность особым смыслом. Но тут, как говорится, чем бы дитя в пресс-релизах не тешилось, лишь бы на благо.

Однако, должен отметить, Псковской области удалось привлечь к себе внимание в этом году не только соглашениями. Знакомые из разных городов присылали мне снимки с нашего стенда на площадке форума и даже писали: «Вау». И нет, «вау» заслужили не буклеты «Моглино» и даже не печорские хакатоны, прости господи. Но об этом мы с вами обязательно поговорим в следующий раз.

На этом все. Будьте в курсе событий, несмотря ни на что не теряйте оптимизма и своих сбережений. До встречи в эфире ПЛН FM.

Алексей Овчинников

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Чего вы ждете от послания президента Федеральному Собранию 29 февраля?
В опросе приняло участие 244 человека
Лента новостей