Блоги / Алексей Овчинников

В рубель: Не сокращать, а приоритизировать

07.07.2023 15:07|ПсковКомментариев: 1

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию программы «В рубель», которая выходит на волнах радио «ПЛН FM» (102.6 FM) каждую пятницу. Ведущий программы, экономический обозреватель Алексей Овчинников знакомит радиослушателей с важными экономическими и потребительскими событиями.

 

Сегодня мы обсудим, каким образом Минфин предложил уменьшить дыру в федеральном бюджете и какие статьи государственных расходов могут попасть по удар первыми, а также разберемся, стоит ли радоваться небывалому росту зарплат и рекордно низкой безработице, стоя на краю демографической ямы.

КАК СОКРАТИТЕЛЬНЫ В РОССИИ… ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Не прошло и года после увещеваний на тему «Дыра в госбюджете не такая уж и большая, не надо паники», как Минфин стал готовить радикальный секвестр расходов. По данным «Ведомостей», пока речь идет о сокращении на 10%. Но ключевое слово здесь – «пока».

По данным Минфина и Федерального казначейства, в 2023 году доходы федерального бюджета составили немногим больше 9,8 трлн рублей, а расходы – уже превысили 13 трлн рублей. Дефицит бюджета оценивается почти в 3,5 трлн рублей. Более того, довольно внятно проговаривается, что кассовый разрыв будет только расти.

На самом деле к грядущему сокращению расходной части нас готовили уже довольно давно, с весны-то уж точно. Просто никто не рискнул неаккуратно разбрасываться словами вроде «секвестр». Предпочитали эвфемизмы, вроде «приоритизации расходов». Звучит даже в некотором смысле благолепно. Вот только в нашем случае разницы между расстановкой приоритетов и банальным урезанием нет никакой, увы.

Живущие в Псковской области и хоть немного следящие за бюджетным процессом о такой приоритизации знают не понаслышке. На согласительной комиссии в областном парламенте при доверстке бюджета порой чуть ли не в буквальном смысле копейками в бадминтон играют между расходными статьями региональной казны, пытаясь расставить приоритеты. Без содрогания на это зрелище обычно смотреть невозможно. Вот теперь этим процессом сможет насладиться и вся страна.

План по урезанию федеральных аппетитов на заседании бюджетной комиссии в конце прошлой недели презентовал глава Минфина Антон Силуанов. Как утверждают СМИ, ссылаясь на свои источники в этой комиссии, участники заседания отнеслись к предложениям министра финансов негативно. Однако и внятных альтернатив предложить не смогли. В итоге, поджав губы, согласились с тем, что бюджетные расходы придется оптимизировать. Хватит обтекаемых синонимов! Согласились, что нужно урезать. Но приоритеты надо расставить тщательнее, вдумчивее, внимательнее. В общем, отправили Силуанова допиливать пилу, которой он намерен резать по живому государственные обязательства перед гражданами.

На данном этапе урезание расходов предполагает пропорциональное сокращение всех направлений бюджетных трат на сумму непокрытого бюджетного дефицита, кроме так называемых «защищенных». Определение довольно натянутое, справедливо отмечает автор блога «Финансовый гений», потому что в российском законодательстве нет закрепленного понятия «защищенные статьи бюджета». Проще сказать – на усмотрение кабмина. И не факт, что защищенные – это социальные обязательства, возможно, это расходы на оборону и силовиков. Но тут реально приходится гадать на кофейной гуще, потому что, повторюсь, четкого определения на самом деле нет.

Пока (тут я снова делаю акцент на слово «пока») Минфин предложил снять более полутриллиона рублей расходов бюджета с госпрограмм и непрограммных направлений в следующем году, всего около 60. Расходы планируется сокращать на аналогичную величину также в последующие два года, то есть в 2024-м и 2025-м. По мнению финансового министерства, кураторы госпрограмм сами должны будут определить, от каких расходов отказаться, исходя из общей урезанной суммы.

В последний раз Минфин проводил оптимизацию расходов для сбалансированности трехлетнего бюджета в пандемийном 2020 году. Тогда министерство, в частности, отказалось от индексации зарплат чиновников, в результате чего в 2021 году сэкономили почти трлн рублей. Представляете сколько в России чиновников?!

Однако на этот раз почему-то решили в первую очередь экономить на другом. Больше всего расходов планируется снять с госпрограмм «Развитие транспортной системы», «Научно-технологическое развитие» и внезапно «Обеспечение обороноспособности страны». «Самое время, конечно», - так и хочется сыронизировать. Впрочем источник «Ведомостей» пояснил, что по госпрограмме «Обеспечение обороноспособности страны» планом секвестра предполагается снять 42 млрд рублей расходов в этом году, но из-за роста трат, связанных с индексацией выплат военнослужащим, и незапланированных ранее закупок общая стоимость госпрограмм, наоборот, увеличится – на 27 млрд почти до 2 трлн рублей. Такое вот кручу-верчу, запутать хочу.

Есть еще тонкие моменты, где про своевременность не то что иронизировать не хочется, а хочется плакать. Так в Минфине считают, что можно сократить траты по госпрограмме «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» в общей сложности на 200 млрд рублей. Серьезно?! Сейчас?! Когда мы должны максимально и оперативно заместить весь этот зашквар с уходящим и параллелящим импортом?!

Регионам тоже придется пострессовать, ведь бюджетные ассигнования Минфин предлагает также сократить – примерно на 550 млрд рублей в год. Нам дуют в уши, что это повысит финансовую дисциплину органов власти на местах. Например, по итогам 2021 года объем неиспользованных бюджетных средств составил 635 млрд рублей. Вот только что-то мне подсказывает, что все эти действия не дисциплину повысят, а качество нашей жизни понизят.

Эксперты опасаются, что с серьезным урезанием столкнутся госпрограммы по направлениям «Культура», «Образование» и «Физическая культура и спорт», которые, если включить маргинальное мышление, не могут быть в приоритете, когда есть угроза, что не будет нормального здравоохранения, например. Впрочем, на них и так выделяется в масштабах страны довольно мало. Там уже и резать-то нечего. А нормальное здравоохранение у нас и так днем с огнем искать приходится.

Некоторые экономисты, к слову, пытаются предостеречь правительство и говорят: сокращение расходов — не самая эффективная мера. Так, профессор ВШЭ Дмитрий Комягин в «Тинькофф Журнале» отмечает, что секвестр вряд ли даст большую экономию, зато может помешать стране развиваться. Вариантов пополнить бюджет и избежать его секвестирования, по его словам, еще очень много. Можно, например, использовать резервы ФНБ, их еще достаточно, если верить официальным отчетам: на 1 июля в фонде было почти 12,5 трлн рублей, включая около 6,5 трлн ликвидных активов, то есть тех, что можно легко и быстро продать.

Еще один способ - занять деньги внутри страны. Так делалось все последние годы: выпускались долговые бумаги — ОФЗ, облигации федерального займа. В прошлом году удалось разместить таких бумаг на 3,3 трлн рублей, в этом году – пока размещается по 800-850 млрд ежеквартально. Ну так нарастите темпы! Спрос на рынке пока явно есть.

Существует и сдержанно оптимистичный взгляд. В ходе бюджетного процесса и торгов в Госдуме за каждую статью расходов, аппетиты Минфина по секвестированию умерят и вместо минус 10% получим минус 5%. Эдакий компромисс. Впрочем, такой вариант выглядит особенно непонятным. Заткнуть дыру им не получится, а какие-то обязательства государство все равно в той или иной мере будет исполнять хуже.

Впрочем, нас вряд ли спросят, как лучше, поэтому наблюдаем и предвкушаем.

НЕБЫВАЛЫЙ, РЕКОРОДНЫЙ И ОЧЕНЬ ГРУСТНЫЙ

В России фиксируют «небывалый рост зарплат», если верить заголовкам некоторых СМИ. Да и, честно говоря, не слишком уж они и преувеличивают. По данным Росстата за апрель, среднестатистическая заработная плата в России превысила 71 тысячу рублей до вычета налогов, и это на 13% больше, чем в прошлом году. Более того, ведомство отмечает рост реальных зарплат, то есть показателя, в котором измеряют покупательскую способность, на 10,4% год к году. 13%... 10%... смешно, конечно. На и такого давно не было, поэтому пусть будет рост «небывалый».

Но я был бы не я, если бы не стал вам рассказывать, почему это палка о двух концах и почему радоваться тут особо нечему. А поскольку я – это я, то расскажу. Заработные платы растут, к сожалению, не от хорошей жизни. Работать некому. Рекрутинговые агентства отмечают, что в некоторых сферах ситуация становится с каждым днем все критичнее. Там дефицит кадров становится по настоящему острой проблемой, поэтому такие крупные предприятия как, например, Объединенная металлургическая компания, вынуждены были увеличить оклады на треть. Вот это действительно небывалая щедрость от российских работодателей. Немного удивляет, что при этом растут еще и зарплаты топ-менеджеров, хотя, казалось бы, не хватает-то рабочих рук. Но, видимо, это чтобы директорам не обидно было.

В следующем году зарплаты вырастут еще сильнее у тех, у кого они минимальные, по причине роста МРОТ на уже утвержденные 18,5%. А у тех, у кого побольше минималки, за счет того, что компании не хотят растерять те кадры, что у них пока еще есть.

Но, как говорится, было бы кому получать. На портале «Работа России» на данный момент размещено почти 2 млн вакансий, которые, по данным владельцев проекта, закрываются крайне медленно, гораздо медленнее, чем все предыдущие годы. Причем в первую очередь наблюдается дефицит квалифицированных рабочих специальностей.

Да и неквалифицированных тоже. Даже зарплаты курьеров в разных областях страны значительно растут из-за нехватки рук.

Зато есть повод радостно вещать из каждого утюга про рекордно низкую безработицу, которая еще и продолжает снижаться. Я сейчас скажу крамольную вещь, придется потерпеть, но экономика – инструмент тонкий. Ей для развития, чтобы не впасть в стагнацию, необходима умеренная, подчеркиваю, умеренная инфляция, и, вы не поверите, определенный уровень безработицы. Потому что стагнация очень быстро все перевернет вверх ногами – и безработица станет рекордной в обратную сторону.

На сегодняшний день, по расчетам экономистов, нормальная величина естественного уровня безработицы составляет примерно 6-7%. Так вот мы приближаемся к отметке в 3%. Знаете, как это называется? Пахнет жареным, вот как. Не верите мне, поверьте Минпромторгу. В министерстве заявили, главная проблема российской промышленности не санкции и козни коллективного Запада, а банальный кадровый голод.

Если же вернуться к фактору роста зарплат, то он в свою очередь, особенно когда возникает не в следствии индексации, а по другим причинам, ведет к раскручиванию инфляции, потому что спрос начнет превышать предложение. Так что пахнет не просто жареным, а еще и прогорклым. Ведь зарплаты растут быстрее производительности труда и возможностей предприятий.

В локальном масштабе ситуация еще более плачевна. Нет, средняя номинальная зарплата в Псковской области тоже выросла. Меньше, чем в среднем по России выросла, даже 10% нет. Но дело даже не в этом. По данным Псковстата, зарплата, измеряемая по принципу «средняя температура по больнице», к апрелю в нашем регионе составила около 42 тысяч рублей. И вот тут есть о чем подумать, поскольку в этой системе координат мы занимаем последнее место в СЗФО. Средняя заработная плата по СЗФО составляет более 75 тысяч рублей, чтоб вы понимали. Наш сосед Новгород нас обогнал почти на 10 тысяч рублей.

Внимание вопрос. Вы молодой, амбициозный специалист, пока еще не обремененный браком, детьми, ипотекой и «Ладой Грантой» в кредит. Вы останетесь работать в нашем регионе или попытаете счастья в соседних? Где дефицит кадров, где готовы брать с руками и ногами, если есть квалификация, а порой и без нее? Вот то-то и оно.

Уровень безработицы в Псковской области, согласно официальной статистике, тоже приближается к 3%. Если брейн-дрейн усугубиться, то трансформировать экономику в локальном масштабе тут будет просто некому. Ну или будем привечать выходцев из тех южных регионов, где зарплаты ниже даже псковских.

И это я еще не говорю про демографические дыры и стремительное старение населения и в нашей стране в целом, и в нашем регионе, к сожалению, в особенности. Это ЦБ в своем отчете говорил, что снижение безработицы во многом стало результатом миграционного оттока трудоспособного населения, естественной убыли и частичной мобилизации. А в РАНХиГС полагают, что проблема гораздо глубже. Дефицит специалистов назревал последние 15 лет, и события 2022 года лишь наложились на долговременный тренд. Основная беда в том, что с каждым годом в стране все больше россиян становились пенсионерами и все меньше молодежи выходило на рынок труда из-за демографической ямы 1990-х. И, кстати, для поколения 90-х у меня тоже плохие новости, когда вы пойдете на пенсию, вы столкнетесь с последствиями еще одной демографической ямы – сегодняшних дней. Вице-премьер Татьяна Голикова на днях назвала ее более поэтично – «демографическая зима». Ее лед не смогли растопить ни материнский капитал, ни другие меры финансовой поддержки. С рождаемостью все грустно. Если в 2022 году коэффициент рождаемости рухнул ниже 9 пунктов, то за 4 месяца 2023 года он опустился уже до 8,5. По этому показателю Россия находится ниже 190-го места в мире.

И хотел бы сгладить эту горькую пилюлю, да нечем. Если учесть те факторы, которые я озвучил в первой части программы, у государства явно не хватит ресурсов справиться с демографической воронкой в ближайшее время. В Псковской области и в лучшие годы не очень получилось. А стоило бы бросить на эту амбразуру как раз все возможные ресурсы. Потому что потом этих ресурсов уже может и не быть.

На этом все. Будьте в курсе событий, несмотря ни на что не теряйте оптимизма и своих сбережений. До встречи в эфире ПЛН FM.

Алексей Овчинников

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Чего вы ждете от послания президента Федеральному Собранию 29 февраля?
В опросе приняло участие 245 человек
Лента новостей