Блоги / Александр Донецкий

Кому помешала «Смерть Сталина»?

29.01.2018 16:54|ПсковКомментариев: 160

Фактический запрет в России британско-французского комикса «Смерть Сталина» вызвал небывалый ажиотаж в масс-медиа: отзыв прокатной лицензии за два дня до премьеры сразу же назвали «беспрецедентным», а у публицистов двух противоборствующих лагерей, либерального и патриотического, заметно прибавилось работы. «Смерть Сталина» очутилась в топе новостей и общественных дискуссий оффлайн & онлайн; в стране вновь актуализировался старый спор о границах свободы слова и мнений.

Между тем, сам по себе запрет фильма не является какой-то сенсацией или чем-то экстраординарным. В нашей стране это далеко не первый случай. Просто у нас традиционно короткая память. Дотошные киноведы подсчитали, что за последние годы в путинской России так или иначе было запрещено порядка двадцати фильмов, но особого шума по этому поводу почему-то не наблюдалось. Где были пламенные публицисты, когда запрещали другие фильмы?

Более-менее памятный случай - это запрет в 2006-м году черной комедии «Борат: изучение американской культуры на благо славного народа Казахстана» с британским комиком Сашей Бароном Коэном в главной роли. Представьте, тогда тоже была объявлена дата премьеры, но Минкульт так и не выдал картине прокатное удостоверение, и был даже закрытый показ, прямо как сегодня. Причина запрета «Бората» - якобы возможное оскорбление чувств по национальному и религиозному признакам. Однако 12 лет назад «Борат» вышел на DVD и почему-то так никого и не оскорбил. На мой субъективный взгляд, это выдающееся произведение искусства, подвергшее осмеянию никакой не Казахстан, а прежде всего западные ценности так называемой «политкорректности».

С тех пор в России многое изменилось, и не только в официальной идеологии, но и в законодательстве. В 2012-м году в кино и театре был запрещен русский мат, что само по себе является цензурой на чисто лексическом уровне. В 2014-м была введена поправка, ужесточившая показ фильмов на кинофестивалях или киноведческих лекториях. Прокатное удостоверение стало допуском к показу или трансляции в любой аудитории, даже в интернете. То есть сама по себе прокатная лицензия, выдаваемая Минкультом, - это и есть главный механизм цензуры в кино. Механизм этот существует достаточно давно, еще раз сошлюсь на запрещенного «Бората», в связи с чем, повторюсь, все вопли условных либералов о запрете «Смерти Сталина» представляются довольно странными и наивными.

Очевидно, что дело тут вовсе не в самом запрете, а в том, что запретили фильм именно про Сталина, вернее, про сталинизм, а эта тема остается для нашей страны более чем взрывоопасной.

И здесь необходимо сразу же поставить все точки над i. Согласно Конституции, цензура в нашей стране запрещена (пункт 5 статьи 29), что совсем не означает, будто ее нет.

Цензура прекрасно существует и в самых разнообразных формах: со стороны государства, общества или даже самого художника. Контроль за содержанием и распространением информации, печатной продукции, изобразительных, музыкальных, сценических, кино- и фото-произведений, передач радио и телевидения, веб-сайтов и порталов никто не отменял. Цензоры бдят, и попробуйте нарушить букву закона.

Противоречия между Конституцией и реальной правовой практикой - живая ткань нашей жизни; причем подчас более жесткие ограничения на произведения искусства налагают вовсе не государственные органы, а пресловутые общественники и политические деятели, и тогда неизбежно начинается борьба за свободу высказывания.

В ход идет все - от обращений в прокуратуру (как в случае с депутатом Поклонской, пытавшейся запретить фильм «Матильда»), до погромов, мочи и отрезанных свиных голов.

Формула в самом общем виде проста: художник творит, потенциальный цензор (не обязательно в лице государства) пытается запретить или хотя бы морально осудить.

 И это происходит не только в столицах. Так, буквально на прошлой неделе первый секретарь Псковского обкома КПРФ, депутат областного Собрания Петр Алексеенко, публично, на сессии, «наехал» на сериал НТВ «Последняя статья журналиста», назвав его «пощечиной Псковской области»: «Действие фильма начинается в перестройку, причем, в Пскове, и по сюжету персек обкома КПСС - негодяй, беспринципный человек. Его сын-наркоман совершил аварию, убил двух девушек, и отец его покрывает. Второй секретарь КПСС и прокурор области тоже совершают пьяное ДТП и погибают. В фильме также показан колхоз-развалюга, - поведал Петр Алексеенко коллегам-депутатам, которые, быть может, не смотрели сериал. - Мы обратимся в Минкульт, чтобы нам разъяснили, почему в качестве места действия фильма выбран именно Псков, а не Новгород, Смоленск или другой город».

Надо заметить, что псковские коммунисты оказались не столь нетерпимыми, как, к примеру, депутат Госдумы, актриса Елена Драпеко к «Смерти Сталину», назвавшая фильм «информационной диверсией». Лично я не понял, почему псковские коммунисты не потребовали запрета телесериала - возмущаться, так до логического предела, до победного конца. Запретить, и все! Тогда, может, и возникнет столь востребованный ныне хайп. А Петр Алексеенко лишь призвал общественные организации обратиться в Министерство культуры с вопросом: «Почему такие сериалы выходят в свет?».

Что ответит Минкульт? Скорей всего, ничего. Потому что ни два, ни полтора. Кто же так возмущается? По уму псковским коммунистами нужно было запустить в интернет петицию с требованием запретить сериал, либо хотя бы принести псковичам публичные извинения. Сейчас извинений от телеканалов не требует только ленивый. И согласитесь, это была бы неплохая часть предвыборной кампании псковского обкома. Без требования запрета, боюсь, все останется пшиком, и «Последняя статья журналиста» не выйдет из тени скандала вокруг «Смерти Сталина».

Сам я, как и всякий пишущий человек, естественно, против цензуры, против каких-либо ограничений, идеологических, эстетических, каких-либо иных, но одновременно понимаю, что никуда от нее, злодейки, не денешься. Реальность такова, что в нашей стране за свободу слова необходимо бороться, причем каждый божий день, неутомимо, по гамбургскому счету и в мелочах. Задача художника - расширять горизонты понимания, искать новые темы и выразительные языки, а удел всякого рода охранителей (еще раз подчеркну, не только государства) налагать запреты, чтобы все люди мыслили более-менее одинаково и стереотипно, словно бараны. Никакой новости здесь нет.

Вот, на прошлой неделе Никита Михалков и Ко не дали нам посмотреть «Смерть Сталина», и это еще один, очередной, удар по свободе в стране. Кому помешал фильм? Понятно, кому - власти, ее адептам и многочисленным прихлебателям. И поэтому, если завтра запретят «Утомленных солнцем», антисталинский фильм самого Никиты Михалкова, я нисколько не удивлюсь. И даже немного позлорадствую. Так тебе и надо, лукавый конъюнктурщик! И, конечно, буду не прав. Потому что злорадствовать тут, увы, особо нечему.

Саша Донецкий

 

 
опрос
В Пскове собираются переименовать аэропорт «Кресты». По вашему мнению, кто из исторических деятелей достоин быть увековеченным в его названии?
В опросе приняло участие 814 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.