Блоги / Алексей Овчинников

Напугали ежа голой задницей

06.11.2020 15:42|ПсковКомментариев: 3

Не совсем понимаю, почему опубликованный вчера вердикт Счетной палаты РФ по поводу нашего многострадального бюджета и его еще более многострадального госдолга многие восприняли, как гром среди ясного неба. Знаете, есть такая глупая детская шутка: внезапно достаешь свою руку из кармана, начинаешь ей дико трясти перед лицом собеседника и орать «А-а-а-а-а, посмотри, что у меня на руке! У меня пять пальцев!!!». Несмотря на идиотичность ситуации, ваш визави невольно пугается. Вот сейчас произошло ровно то же самое. Только такую шутку с нами провернуло федеральное контрольное ведомство.

Заодно и по щам нашим чиновникам надавало. Мол, ужас какое наплевательство и попустительство, довели регион до ручки и даже не краснеют. Аудиторы Счетной палаты с видом первооткрывателей вскрыли наши заплесневелые проблемы, но почему-то постеснялись копнуть глубже и уж довести свое расследование до конца, а заодно ответить на вопрос, а так ли справедливо перекладывать всю ответственность на регионы?


Зато в псковском медиапространстве, в основном «тележном», тут же слетелось воронье, начало клевать административный блок и предвещать нашему региону очередной финансовый апокалипсис. Это кликушество, к слову, носит такой же перманентный характер, как и сам госдолг, неизбывный дефицит бюджета и несмываемый татуаж слова «дотационный» на его хилом плече.

И вот тут хочется все-таки расставить некоторые точки над i.

Начнем с истории. Госдолг в Псковской области появился не на пустом месте. Его появление и гипертрофированный рост за относительно короткое время часто записывают в жирные минусы губернаторства Андрея Турчака. При этом все как будто забывают, что это государство озадачило свои субъекты майскими хотелками, а как их воплощать депрессивным регионам, толком не рассказало. К тому же после кризиса 2008 года (сколько их было, мама дорогая) на Псковщине творилось черт знает что: с дорогами, с инженерной инфраструктурой, со сферой ЖКХ. Все это ни много ни мало грозило обернуться, не побоюсь этого слова, техногенными катастрофами. Да и социальные коллапсы настойчиво стучались в окно, ибо сферы здравоохранения, образования, спорта тоже требовали срочного хирургического вмешательства.

Но работать нужно было в условиях «денег нет, но вы держитесь». Поэтому приходилось брать ежегодно новые займы, пока мы в конце концов не уперлись в кредитный потолок (было и такое - в 2017 году), к тому моменту госдолг за семь лет вырос в 10 раз. Впрочем, несмотря на все заверения властей «ну, теперь мы точно больше ни-ни», госдолг Псковской области основательно подрос и при новой губернаторской команде - с 15 до 17 млрд рублей, это те самые 15% за три года, которым нам сейчас тыкает в лицо Счетная палата РФ.

И вот тут важно разобраться, а так ли действительно необходимо было Псковской области погружаться в пучину многомиллиардных долговых обязательств? И главное, что мы должны понять, пытаясь найти ответ на этот нетривиальный вопрос, что это вовсе не наши псковские финансисты придумали правила этой игры с долгами. Так уж устроена экономическая модель в нашей стране, что совсем немногие субъекты федерации способны исполнять все свои обязательства без помощи федерального бюджета и без заимствований. И налоговая политика, и существующие межбюджетные отношения буквально подталкивают регионы к долговой зависимости. Регионы вынуждены брать кредиты у государства, а когда оно «жмется», в ход идут кредиты коммерческих банков под если не кабальные, то уж точно гораздо менее выгодные условия.

О причинах сложившейся ситуации говорят уже как минимум десятилетие. Региональный парламент неоднократно выходил на федеральный уровень с предложениями о внесении изменений в методику распределения дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности. И об исключении акцизов и транспортного налога из расчета налогового потенциала, и о неснижаемом уровне дотаций по отношению к предыдущему году низкообеспеченным регионам тоже речь велась, и не один год. И сейчас вновь депутатский корпус областного Собрания вышел с обращением на имя премьер-министра с перечислением всех этих бед и просьбой услышать глас вопиющего в пустыне.

Пока же ситуация остается печальной: доходы большинства регионов страны по-прежнему ниже расходов, а бюджетных кредитов хватает разве что на латание дыр от снижения безвозмездных поступлений. Для Псковской области в этом году еще и снизили дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности - аж на 246 млн рублей, потому что у нас выросли поступления от акцизов на нефтепродукты. Вот только эту статью доходов, а у нас она превышает 20% доходной базы благодаря транзитному положению, не потратишь никуда, кроме как на дорожный фонд.

И давайте будем честны. Псковская область в своей закредитованности совсем не уникальна. В тех же 2010-2015 годах рост задолженности отмечался в целом по стране. Причин было несколько. Во-первых, с 2012 года субъекты РФ начали терять налог на прибыль, ибо федеральный центр жадно увеличил свою долю этого налога. Во-вторых, денег требовали все те же «майские указы», которые, в частности, обязали увеличить зарплаты в бюджетном секторе. В-третьих, выделение дотаций регионам серьезно ужесточили. Не до жиру.

И вот тут не совсем понятно, почему Счетная палата «придралась» именно к нам. С Мордовией-то все ясно, краше в финансовом смысле в гроб кладут, но мы-то явно демонстрируем не самый ужас-ужас в плане госдолга.

Все познается в сравнении. По данным Минфина, в 2020 году в России только два региона полностью свободны от госдолга: это Севастополь (туда сейчас столько денег вбухивают, что никакие займы не нужны) и Сахалин, то есть лишь 2 региона из 85! При этом только 36 регионов худо-бедно смогли сократить свой госдолг, тогда как 20 сохранили госдолг на прежнем уровне, а 27(!) - увеличили. При этом Псковская область даже не входит в топ регионов с наибольшим госдолгом.


Источник: «Новые Известия»

Понятно, что сравнивать наши потребности с субъектами-миллионниками глупо, но даже по соотношению госдолга к собственным доходам мы не самые выдающиеся деятели.

Если уж заниматься паникерством, то список регионов, которые напрашиваются на внешнее управление, будет состоять совсем не из пары-тройки субъектов федерации. И не факт, что мы окажемся в их числе. Снова смотрим на данные Минфина, согласно которым госдолг Псковской области на начало 2020 года превышал 92% от собственных доходов. Куда хуже дела обстоят в Томской области, Калмыкии, Орловской области, Удмуртии, Хакасии и Мордовии. У последних трех субъектов он уже перевалил за 100%. А Мордовия просто шокирует своими 211,5%.

В чем действительно можно упрекнуть наш регион – это в слишком высокой доле коммерческих кредитов в теле госдолга – 76%. Такого нет больше ни у одного субъекта страны.

Но, опять же, можно ли это назвать косяком исключительно нашей финансовой политики, если простора для маневров у региона, по сути, нет? Все те «бешеные бабки», которые валятся в наш бюджет из федеральной казны, носят исключительно целевой характер. Потратишь не туда, недалеко и до уголовки. Поэтому даже если средства не удается освоить в силу безрукости, их приходится просто возвращать обратно в федеральный центр.

Остальные доходы? Они никогда не дотягивали у нас до уровня расходов, а из-за коронавирусной повестки они еще и сократились до критического уровня. Так, по оценке рейтингового агентства АКРА, бюджеты субъектов РФ по итогам года могут не досчитаться 9% в своей доходной базе. И это средняя температура по больнице. Что делать в таких условиях? Остается либо сокращать расходы (кто ж позволит, нацпроекты никто не отменял), либо… снова залезать в долги.

И еще раз – мы не одни такие, якобы не видящие берегов, оболтусы! Вот «Российская газета» пишет, что все субъекты Северо-Западного федерального округа, все, Карл, сейчас наращивают государственный долг. Причем в структуре заимствований вновь появились коммерческие займы, которые в последние годы активно вытеснялись за счет бюджетных кредитов. Эксперты называют тенденцию ожидаемой - мероприятия по противодействию коронавирусу требуют дополнительных расходов, в то время как собственные доходы падают.


Источник: «Российская газета»

Любопытно, что рост долгов в регионах многие аналитики прогнозировали еще до пандемии, потому что рубль волатилен, котировки на нефть нестабильны, а финансировать национальные проекты - надо.

Не подумайте, что я сейчас оправдываю само наличие госдолга. Нет в нем ничего хорошего! Ему сопутствуют не только мнимые угрозы дефолта, но и вполне конкретные проблемы. Тут и пониженные кредитные рейтинги (это означает не только сложности с получением новых займов, но и ухудшение инвестиционного климата), и угрозы сорваться с тонкой грани соблюдения бюджетного законодательства (а это уже вполне осязаемые санкции), и не самые радужные перспективы по выбиванию денег из федерального кармана, где хронических должников не очень-то и любят. А главное, на обслуживание госдолга приходится тратить непозволительно много денег – в нашем случае около 1 млрд рублей!

Но не нужно демонизировать в этом смысле Псковскую область.

Да, можно и нужно говорить, что у нас верхи недостаточно постарались, чтобы создать комфортные условия для развития бизнеса, то есть читай – для увеличения доходной базы за счет налогов. Но, повторюсь, корень проблемы лежит не только в этом. Эксперты отмечают, что даже если чиновники на местах вдруг раскроют все свои таланты, эффект может быть все равно нулевым. Потому что любые реформы – это тоже небесплатно. А где взять денег, если у нас на все социальные обязательства их не хватает? Вот есть конкретная задача – сейчас навскидку - куча мостов у нас на грани фола в регионе, надо срочно реконструировать, ремонтировать, приводить в порядок. И тут, представьте, выдвигается идея, как лишиться энного количества сопоставимых денег, которая, возможно (и это ключевое слово) даст некий отложенный эффект в будущем. Думаете, областные депутаты утвердят такого кота Шредингера в бюджете? Тем более на примере ОЭЗ «Моглино» мы видим успешность таких «отложенных эффектов».

И вот еще на какой любопытный момент обращают внимание аналитики Forbes – они признают, что чрезмерная долговая нагрузка рискованна и с определенного уровня начинает снижать оценку инвестклимата, но, с другой стороны, займы для регионов - это такой же механизм развития, как и для бизнеса.

Вот и получается, что властям проще, а порой и выгоднее брать в долг или обращаться к федеральным властям с протянутой рукой. Жаль только, что распределение такой поддержки не имеет никаких стандартов и зависит от решения, отношения, настроения (нужно подчеркнуть) конкретных людей в правительстве. И деньги, опять же, если и выделяют, то на конкретные цели, а не на погашение долгов. Может быть, и правильно. Попустительство расхолаживает.

Зато заявления а-ля аудиторские отчеты Счетной палаты – тонизируют. На самом деле, моменты, которые заставляют насторожиться действительно есть. Например, тот факт, что Псковская область все никак не может договориться с Минфином о реструктуризации госдолга, потому что уважаемое министерство, как говорят в региональном финкомитете, ставит перед нами заведомо невыполнимые условия. Диалог со столичными чиновниками в этом направлении носит какой-то вялотекущий и малорезультативный характер, увы.

Пугает и то, что в этом году регионам дали карт-бланш – на фоне пандемии они могут позволить себе свободную финансовую политику, в том числе в плане госдолга и дефицита областной казны. Как бы не нарубить в таких демократичных условиях дров… Их пока в бюджете и так хватает.

Алексей Овчинников

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Стоит ли тратить бюджетные деньги на новогодний фейерверк, если Роспотребнадзор рекомендует встречать Новый год дома?
В опросе приняло участие 420 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.