Блоги / Константин Калиниченко

Пыльный диван с клопами в новой реальности

18.08.2022 17:38|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Старость обычно характеризуется тремя вещами.

Забывчивостью, желанием поучать молодежь и тягой к орденам.

Если сомневаетесь, что выключили дома утюг, но отчетливо помните,

что у вас нет Ордена Британской империи, значит пора на покой».

Дж. Кларксон, английский журналист

Сегодня попробуем найти общее и особенное в профессиональной журналистской повестке и повседневной жизни. Ассоциация СМИ Северо-Запада на своем сайте радостно сообщила, что стартовал прием заявок на участие в творческом журналистском конкурсе «СеЗаМ-2022». Тут надо пояснить, что «творческий журналистский конкурс СеЗаМ направлен на выявление лучших журналистских имен и лучших журналистских проектов». Так об этом пишут организаторы. Вроде бы красиво сказано, хорошие слова у организаторов получилось из букв сложить. Один только нюанс — ничего из сказанного не соответствует реальному положению дел. Как-то так вышло, что творческий журналистский конкурс оказался не творческим, не журналистским и совершенно не конкурсом.

Фото: Вадим Смирнов, rg.ru

Надо сказать, что «СеЗаМ» — это такое наглядное 3D-пособие по изучению состояния российской журналистики. Которое, как вы прекрасно понимаете, плачевное. «СеЗаМ» — это «Чернобыль» российского медиапространства. В этом смысле польза от конкурса исчерпывается тем, что он дает понять, насколько плохи наши дела.

Прежде всего нужно сказать о технической стороне вопроса. Не в обиду организаторам, которые, вероятно, тратят силы и нервные клетки, организуя этот симулякр конкурентной журналистской среды, но такие конкурсы — махровый анахронизм. Они как старый пропахший пылью и нафталином коврик из прошлой жизни, который все никак не выбросят на помойку, потому что кто-то считает, что может еще пригодиться. Конкурс проводится с незапамятных времен и проходит так, будто на дворе, в лучшем случае, 2012 год. Кажется, организаторы очень хотят остановить время. «СеЗаМ» существует так давно, что, кажется, просто не осталось региональных СМИ, которые бы не получали эту премию. ПЛН получало ее первый раз лет 15 назад или около того. У телестудии из Дедовичей «ТВ-Альфа» есть свой «СеЗаМ». «СеЗаМ» есть у давно не существующей «Псковской губернии», у «Псковской провинции», которая, возможно, еще существует, но об этом никто не знает, потому что факт существования этого издания не имеет ничего общего с жизнью. Вероятно, если вы начнете что-нибудь распечатывать на рулоне туалетной бумаги, то через год тоже сможете подать заявку на конкурс. Я почти не сомневаюсь, что некоторые псковские журналисты обвешаны «сезамами», как предсмертный Брежнев орденами или северокорейские военачальники на параде, по случаю годовщины смерти Ким Ир Сена. Сама процедура напоминает всевозможные конкурсы красоты, где нужно постараться не обидеть никого из приехавших девочек, поэтому каждой достается, как минимум, «приз зрительских симпатий».

Не поленился, посмотрел номинации к «творческому конкурсу». Вот смотрите, как тут выглядит «творческий подход». Номинация «Отмечено на летучке». Видимо, это лучший репортаж о том, как проходит планерка в СМИ. Кстати, тут можно действительно красиво написать, например, о том, как кураторы сверху ставят нетривиальную задачу слепить конфету из дерьма. Далее номинация «Классика жанра» и «Жизненно важно». Сразу в ноздри ударяет запах времени и тлена. Живо представляю себе советскую журналистскую зарисовку из тех, что описывал еще Довлатов, когда провинциального журналиста отправляют на село делать репортаж о надоях и успехах колхозного строительства. Журналист мучается, пытается пафосом перекрыть естественное отвращение к этому заданию. В общем «жизненно важно», но никому не нужно.

Дальше у нас там что? Номинации «Словом и делом» и «Капля за каплей». Ну «словом и делом» — тут все просто. Пишешь в СМИ острым словом, а правоохранительные органы отвечают тебе делом — административным или уголовным, это уж на их усмотрение. Дальше я не стал смотреть, потому что начало челюсть судорогами сводить от этого непередаваемого стиля в духе позднего КПСС. Словом и делом, капля за каплей, труд — дело чести, совесть — лучший контролер, отстроим на славу… Не хватает только «старых большевиков», испытующе смотрящих на молодое поколение, и юных пионеров, вручающих награды. И бровей дорогого Леонида Ильича, которые в завершении выйдут из-за кулис и расскажут про «письки-масиськи».

Этот журналистский конкурс по праву может называться «Back in the USSR». В качестве антуража очень органично на сцене смотрелся бы старый продавленный диван с клопами. Впрочем, этим поражены все нынешние т. н. журналистские объединения. Вроде Союза журналистов, который номинально призван отстаивать интересы работников медиа, но что-то никого не отстоял за долгие годы, а известен главным образом феноменальной ловкостью в процессе засовывания голову в песок. Кстати, псковское отделение этого Союза, существующее исключительно по недоразумению, в мастерстве ухода от реальности даст федеральным коллегам приличную фору. К счастью, никому давно нет дела до этого трусливого и, на самом деле, давно мертвого образования.

Источник базового изображения: risovach.ru

Впрочем, на все сказанное выше можно было бы закрыть глаза, как мы, собственно говоря, делали в прошлые годы. Есть люди, которым жизненно необходимо время от времени тешить свое провинциальное самолюбие. Физиологически это отвратительно, но криминального ничего тут нет.

Однако же время неумолимо изменилось в 2022 году. В силу известных причин сегодня — не лучшее время для журналистики. Вероятно, одно из худших. Не секрет, об одних вещах сегодня просто нет смысла писать, о других — противозаконно. Журналистика в современной России ушла в самоизоляцию. Местами, образно говоря, она лежит под капельницей и ИВЛ, надежды на ее реанимацию призрачные. Целый ряд СМИ сделали заявления, что они просто отказываются писать на определенный круг тем, во избежание быть признанным экстремистом или схлопотать бан от Роскомнадзора. Другие делают тоже самое, но без громких заявлений. Обсуждать это я не собираюсь, просто констатирую факт.

Другая сторона медали — трансформация политической журналистики в пропаганду. С одной стороны, проклятущий Запад и его наймитов из всех орудий мочит отечественная госпропаганда. Ей в меру возможностей отвечает пропаганда антироссийская. И те, и другие усердно превращают журналистику в зловонную клоаку, где суждения и оценки различаются лишь полярностью. Наша пропаганда с утра до ночи пишет, что кругом враги, мы самые хорошие, но нас никто не любит, потому что завидуют, а вот мы им за это отключим, к чертовой матери, газ, пусть мерзнут, раз они такие сволочи. Ей отвечают пропагандисты в эмиграции, которые бьют себя в грудь, что только они — настоящие и независимые журналисты, а Россия — обитель зла, но вот они-то занимаются уже этим вопросом, а чтобы наступила «свободная Россия будущего» нужно всего-ничего — перестать русским выдавать шенгенские визы. Прекрасная, как видите, у нас журналистика, по обе стороны «Железного занавеса 2.0». Считаю, и те, и другие всецело достойны премии «СеЗаМ 2022» в номинациях «Капля за каплей» и «Классика жанра».

В современных условиях журналистский конкурс, по-моему, попросту неуместен. Все равно, что в доме престарелых проводить смотр на самое сексуальное декольте. Странно, что организаторы не понимают этого очевидного факта. Не только ведь медиасфера, но и в целом страна оказалась в довольно непростой ситуации. Из Москвы прозрачно намекают, что предстоит затянуть пояса. Волонтеры собирают гуманитарную помощь беженцам и жителям Донбасса, регионы берут шефство над районами Украины. Время такое, что любой подобный конкурс может рассматриваться еще и как пир во время чумы.

Но нет никаких сомнений, что «СеЗаМ 2022» состоится, награды в номинациях вручат всем, чтобы не сложилось у акул провинциальной журналистики ощущения, что их в Санкт-Петербург сгоняли порожняком. Очередные статуэтки займут положенное место на пыльных антресолях. Жаль, что участвующие в этом фарсе журналисты не понимают, что на самом деле происходит.

Мне в таких ситуациях вспоминается культовый фильм австрийского режиссера Ульриха Зайдля «Импорт/Экспорт», где события происходят в доме престарелых. Старики воображают, что они молодые, у них есть тайны, они плетут интриги и живут они в мире, наполненном ощущениями и жизнью. Но на самом деле они в хосписе, многие просто выжили из ума, и единственное, что им остается, это дожидаться логичного финала. Ах да, еще поменьше докучать руководству и персоналу богадельни.

Константин Калиниченко

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Как вы реагируете на звонки телефонных мошенников?
В опросе приняло участие 215 человек
Лента новостей