Блоги / Елена Ширяева

Стадион «Электрон». Как собственник собственнику

25.09.2015 18:50|ПсковКомментариев: 51

Эту новость с сессии Псковской городской Думы хочется перечитывать и перечитывать: «Руководствуясь мнением общественности о необходимости сохранения стадиона «Электрон», депутаты Псковской городской Думы будут ходатайствовать о передаче стадиона «Электрон» в муниципальную собственность». Я искренне считаю, что это очень хорошее намерение. Но сегодняшний собственник стадиона «Электрон» может посчитать это мнение субъективным. И будет в какой-то мере прав. После четырехчасовых общественных слушаний по перезонированию территории стадиона под возможность жилой застройки, а точнее — после знакомства с позицией потенциального застройщика мне действительно не хватает объективности. Как жителю Завеличья — не хватает. Поэтому пишу колонку.

Сейчас хочется хоть немного выдохнуть. Особенно после тех самых слушаний в Городском культурном центре: 180 участников, около 40 выступивших! Такого в Пскове еще не было. И я сейчас не о продолжительности слушаний (бюджет Пскова в 2005-м году тоже слушали «до упаду»), не об их искристости (с этим у нас, слава богу, всегда всё в порядке — если уж псковичи собрались поговорить на важную для них тему — спасайся, кто может, а они поговорят). Я о самом прецеденте. Вернее, о попытке создать прецедент: изъять из рекреационной зоны и зоны спортивных сооружений города 85727 кв. м. И отдать их под малоэтажную (как бы) застройку.

Вообще, Псков трудно удивить градостроительными скандалами. Но нынешним собственникам «Электрона» это удалось. Причем даже не своими планами, а тем, как они приступили к их реализации. Ведь обычно как бывает? Выносится, например, на слушания вопрос о строительстве в зоне регулируемой застройки жилого дома: там, допустим, разрешено возводить здания в пять этажей, а застройщику очень надо двенадцать. И вот этот самый застройщик выходит на трибуну и скорбно вопрошает общественность: «Вы что же, хотите, чтобы на этом месте остался пустырь? Чтобы там была вот эта помойка?» «Да нет же, - отвечают ему градозащитники. - Мы хотим, чтобы на месте пустыря появилось красивое и современное 5-этажное здание, согласно закону!» Но застройщик обычно настаивает, что выбор есть только между «бардаком и бараком», то есть между пустырем и 12-этажкой. И в абсолютном большинстве случаев «донастаивается» до стадии: «уже построено, не сносить же теперь».

Но еще никогда застройщик не называл пустырем, помойкой, бомжатником, кладбищем котов и собак (это я далеко не полно цитирую высказывания в адрес «Электрона» тех участников слушаний, которые настаивали на его немедленной застройке) действующую рекреационную зону с минимально, но сохранившийся инфраструктурой для занятий спортом.

Это была какая-то булгаковщина: сторонники перезонирования меня, жителя Завеличья (я в этом районе Пскова живу с рождения), чуть с ума не свели, доказывая, что никакого стадиона на месте стадиона нет. «Депрессивная территория», «бывший стадион» - самое мягкое, что было сказано владельцами участка в адрес своей же собственности. Опровержения следовали немедленно. И как это ни забавно, но со стороны самих собственников.

В самом начале своего выступления представитель ООО «Электрон» Сергей Данилов показал видеоролик, в котором бродил по территории стадиона: «Перед вами депрессивная территория, где когда-то находился стадион «Электрон». Мы находимся со стороны главного входа, это место, которое когда-то встречало псковичей. Сейчас мы видим то, что от него осталось». И участники слушаний увидели, что осталось-то очень и очень многое. В Пскове сейчас многие школьные стадионы выглядят хуже. Более того, создатели ролика показали «Электрон» с высоты птичьего полета. И тут просто дух захватило: умели же раньше проектировать! С этой высоты не было видно запущенности полей и плохо сохранившихся трибун. Был виден самый настоящий стадион - с удивительно разумной планировкой, которая предусматривала весь функционал для активного отдыха и оздоровления. Позже представители спортивного сообщества Пскова особо подчеркнут: «Электрон» был единственным (и самым большим) стадионом Пскова, который соответствовал международным нормам и мог принимать соревнования любого уровня. Ни «Машиностроитель», ни бывший «Локомотив» («747» нынче) этим до сих пор похвастаться не могут. Кстати, знаменитый псковский тренер Константин Шабанов, в своем выступлении не стал перечислять, сколько чемпионов страны по легкой атлетике вышло из подтрибунного помещения «Электрона», где располагался единственный легкоатлетический манеж (много у нас было мастеров, чего уж там), но заметил, что два чемпиона мира точно родом отсюда.

А между тем Сергей Данилов с экрана говорил участникам слушаний о перезонировании, как об уже решенном деле: перезонирование территории обусловлено тем, что восстанавливать стадион экономически нецелесообразно. Из чего можно было сделать вывод, что перезонирование не обусловлено ничем, кроме желания собственника заработать, а не потратиться. И заработать хорошо: обращая внимание на то, что строительство будет малоэтажным, Сергей Данилов оговорился - «от 3 до 5 этажей». Когда архитектор Лариса Нуколова спросила его, как же могут быть там пять этажей, если высотный регламент в любом случае установлен в 11 метров (эта ведь территория еще и в охранные зоны Мироносиц входит), то представитель собственника промолчал. Не стал уточнять, что имел в виду «до пяти этажей» или заверять, что будет действовать в строгом соответствии с установленным законом регламентом (так обычно делает потенциальный застройщик, хоть и строит потом 16-этажку). Нет, он просто не ответил.

И тут придется отметить самый неприятный момент слушаний: почти физическое ощущение того, что собственник изворачивается. Ну простой, казалось бы, вопрос задал общественник Константин Вилков: за сколько была выкуплена территория и на сколько увеличится ее стоимость после перезонирования? А ответил на него Иван Цецерский, которому, видимо, уже невмоготу было видеть страдания потенциального инвестора: сегодня, по его оценке, эта стоимость составляет 62 млн рублей, а после перезонирование увеличение может быть в два раза. На еще более простой вопрос Вилкова: почему за три года владения вы ни копейки не потратили на то, чтобы содержать свою собственность в надлежащем состоянии — Сергей Данилов тоже замялся с ответом: «Вопросы не так быстро решаются, я ответить сейчас не могу, я ими конкретно не занимаюсь».

В какой-то момент в ход пошли угрозы: да мы сейчас вообще можем застроить этот ваш стадион без всякого перезонирования! И будет вместо футбольного поля парковка, или гостиница — зона Р1 и Р4 позволяет! Но это был уже, простите, чистый блеф. В зоне Р1 можно строить только: сезонные объекты (некапитальные строения) общественного питания (кафе, закусочные, рестораны), площадки для отдыха, детские площадки, элементы благоустройства, фонтаны, малые архитектурные формы; объекты инженерной инфраструктуры (электро-, тепло-, водо и газоснабжения, канализация, сети электросвязи); гостевые автостоянки; общественные туалеты, объекты пожарной охраны, площадки для мусоросборников — причем всё это называется «вспомогательные виды разрешенного использования». То есть стоянки не строятся вместо футбольного поля, они строятся к нему. И то — гостевые. И то - в случае доказанной необходимости. То же самое с условно разрешенными видами использования — там почти тот же перечень, разве что парк аттракционов можно добавить. И максимальный объем такой сопутствующей инфраструктуры не может составлять более 30%. В зоне Р4 действительно можно построить и кафе, и гостиницу. Но опять же — не вместо. И с ограничением объема относительно спортивных сооружений и площадок. Да и, если честно, угроза построить парковку (абсолютно беспочвенная) или гостиницу (более реальная) выглядят совсем не страшно. Ведь гостиница - это такие длинные деньги (всегда, а сейчас особенно), что вряд ли о таком способе заработать мечтают российские инвесторы. А наш инвестор мечтает в течение 3-5 лет (по возможности) построить там жилье для 1700 человек, которых, конечно, очень не хватает Завеличью, где уже живет 100 тысяч человек. И все они ходят в одну поликлинику на Коммунальной. А дети ходят в школы в две смены. Место в детском саду сложнее всего найти именно проживающим на Завеличье: бывает, дадут на Запсковье, а родители потом путем сложных обменов пытаются пристроить чадо ближе к дому. Инвестор, кстати, садик пообещал — на сто детей. Но это уж как водится. Обещают все. Но у застройщика нет обязанности строить детские сады, школы или кабинеты врача общей практики. Это обязанность муниципалитета. И чтобы инвестор действительно сделал садик (хоть на первом этаже жилого дома), ему нужно подарить железнодорожный состав пряников (в любом виде — от новых лакомых кусков земли до государственных или муниципальных заказов). Или нужна предвыборная кампания не ниже губернаторской. Во время нее кандидаты с административным ресурсом особенно склонны сжимать в объятиях инвестора (иногда до асфиксии), настоятельно ему советуя: пусть, мол, вертится, как хочет, но до дня голосования ленточку на объекте мы должны перерезать. Впрочем, мы отвлеклись от стадиона.

Вторая угроза в адрес его защитников выглядела не так смешно: собственник несколько раз недвусмысленно намекнул, что может свою собственность и забором огородить. И охрану поставить, чтобы не бегали тут и в футбол не играли. Тут не поспоришь — может. Пусть этот вариант выглядит как «назло маме отморожу уши» (ну а как еще назвать вариант, при котором инвестор согласен тратиться на защитные сооружения и круглосуточную вахту, но только не приводить в порядок спортивные сооружения), но он реальный. А к чему он приведет? К еще большему упадку территории? Но следствием этого упадка может быть изъятие земли, если она используется не по назначению в течение трех лет (49 статья Земельного кодекса). Конечно, тигры-юристы могут возразить: это касается земель сельскохозяйственного назначения или выделенных под строительство.

Но тут рождается встречный (и, на самом деле, главный) вопрос: а «Электрон» этим новым собственникам подо что был «выделен»? Неужто кто-то продал бедному инвестору землю в зоне, где нельзя вести жилое строительство, уверяя его, что очень даже можно, и что никакого стадиона, зоны Р1 и Р4 там нет? Не зря архитектор Людмила Савельева задала Сергею Данилову (и снова — несколько раз) вопрос: что было предметом продажи? То есть что вы купили? Долго он маялся, чтобы не ответить случайно «мы купили стадион». Выдавить удалось лишь, что купили «плоскостные сооружения». Зачем? Чтобы 5-этажек настроить?

Пскович Аркадий Горбань вспоминал как в 1991 году вместе с другими псковскими спортсменами побывал в маленьком немецком городке (80 тысяч населения), где им помимо роскошных комплексов, в которых люди занимаются спортом за деньги, показали общественный стадион — площадью 3,8 га. Да, он был не самого презентабельного вида, но был доступен всем горожанам — причем с начала прошлого века. И ни одна власть с 1936 года не посмела отнять у города эти 3,8 га земли в самом его центре. А нельзя сказать, чтобы Германия после 1945 года сильно процветала. Господин Горбань одну жесткую вещь сказал собственникам территории «Электрона». Дело в том, что их сторонники много раз в ходе слушаний как заклинание повторяли: стадиона здесь не будет никогда, потому что у города или у государства нет денег. И этих денег не будет ни через 10, ни через 30, ни через 50 лет — вот бы какой-нибудь высокий чиновник или депутат Госдумы или областного Собрания послушал, какого мнения наиболее обеспеченная часть населения о «вставании России с колен». Так вот именно этим, указующим (или уповающим) на вечную бедность страны людям было адресовано замечание Аркадия Горбаня: «В России по последним данным 32 миллиона нищих. Но это не потому, что мы не можем накормить бедных, а потому что не могут наестся богатые». Есть о чем подумать.

А защитники стадиона (как их только не называли — прозвучало даже сакраментальное «это какой-то Майдан») в страну, выходит, верят больше. Ведь в самом деле: появились же деньги на туркластер, на театр. Рано или поздно появятся и на еще один городской стадион. Просто надо продержаться и поддерживать там хоть какой-то порядок. Но заниматься этим обязан собственник. И напрасно Иван Цецерский напоминал участникам слушаний о неприкосновенности частной собственности и невозможности диктовать условия владельцу территории: «К вам же на кухню никто не приходит!» К нам-то как раз приходят. Это нам, жильцам многоквартирных домов, постоянно твердят: вы приватизировали (купили) свои квартиры, а собственность — это ответственность. Так что давайте, раскошеливайтесь: и на капитальный ремонт через 30 лет, и на общедомовые счетчики, и на общедомовые нужды, и на вывоз мусора, и на уборку прилегающей территории. И, кстати, вот вам площадочку детскую под выборы установили — тоже теперь ваша собственность, извольте скинуться на ремонт. Чем же владелец стадиона лучше (или хуже?) владельца квартиры? Мне очень хочется верить, что сегодня депутаты городской Думы решили, что ничем. Что у собственника «Электрона» (улица Киселева, 1) те же права и обязанности, что и у собственника «хрущевки», например, на Киселева, 15.

Ах да, еще один момент. Территорию «Электрона» вообще нельзя перезонировать. Сначала пскович Александр Борисов в ходе слушаний четко разъяснил, что данное перезонирование - это не вопрос изменения Правил землепользования и застройки Пскова. Это вопрос изменений Генерального плана Пскова, а он был утвержден в 2010 году, и в течение 20 лет после утверждения (то есть до 19 февраля 2030 года) менять его нельзя. И то же самое повторил в самом финале слушаний глава Пскова Иван Цецерский: нельзя перезонирвать без изменения Генплана. Люди, которые выдержали четыре часа напряженной дискуссии, остались в некоторым недоумении: зачем же тогда слушания проводили? Для галочки? Сегодня выяснилось, что проводили их не зря. Депутаты по их итогам узнали мнение общественности. И в кои-то веки к нему прислушались. А еще, похоже, сформировали собственное мнение, раз уж даже в правоохранительные органы решили обратиться.

А насчет того, что возвращать стадион в муниципальную собственность — это популизм, который не спасет «Электрон», то это разговоры в пользу бедных. Точнее, богатых. Покровская башня дождалась своего часа, уже упомянутый театр, набережная Псковы (набережная Великой и Детский парк тоже, хотя об этом никто особо не просил), Центр детского чтения, сейчас начинается большой ремонт в областной юношеской библиотеке. И много еще чего - пусть не упрекают, что мы не помним хорошего. Помним. Поэтому и верим, что дойдут руки и до «Электрона».

Елена Ширяева

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Какова ваша позиция по вопросу строительства АЗС вблизи Мирожского монастыря и памятника ЮНЕСКО - Спасо-Преображенского храма?
В опросе приняло участие 13 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.