Блоги / Константин Калиниченко

Право или привилегия?

11.08.2022 18:21|Псков

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

 

«Запрет и ограничения — это проявление неуверенности в себе.

Это выход на поверхность собственных страхов.

Запрет — это форма насилия, нелегальное вторжение в пространство других людей».

Альфред Адлер, австрийский психоаналитик

 

На этой неделе премьер-министр Эстонии Кая Каллас заявила следующее: «Надо перестать выдавать русским туристические визы. Посещение Европы — это привилегия, а не одно из прав человека. Пора покончить с туризмом из России». Такова фабула нашего сегодняшнего сюжета.

Кая Каллас. Фото: Geert Vanden Wijngaert

Кроме того, что это заявление довольно дико по смыслу, меня оно прежде всего удивило. Я внимательно слежу за событиями в Эстонии, и, надо сказать, риторика эстонского премьер-министра после начала спецоперации на Украине была очень сдержанной, взвешенной и абсолютно рациональной. Что-то неуловимо изменилось в последние недели, вследствие чего Эстония заняла максимально непримиримую позицию в отношении России и побежала в этом вопросе далеко впереди планеты всей. Честно говоря, не очень интересно говорить о причинах этого, возможно, дело в правительственном кризисе в Таллине, или в чем-то еще. Предлагаю рассмотреть фактическую сторону вопроса. Вот, смотрите, с чем мы сегодня имеем дело.

Начнем с юридического аспекта. Право на свободное передвижение граждан в пределах Европы зафиксировано как одно из основополагающих гражданских прав Маастрихстким договором 1993 года. Так что премьер-министр Эстонии ошибается уже в базовых понятиях. Выбор места пребывания, с юридической точки зрения — это именно право, а отнюдь не привилегия. Ну хорошо, предположим, это касается только европейцев, а, например, на русских это не распространяется.

«Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства». Пункт №13 Всеобщей декларации прав человека, принятой на Генеральной ассамблее ООН в 1948 году. Это, бесспорно, главный документ, созданный за всю послевоенную эпоху, подчеркивающий не только гражданские права людей, но и равенство в правах. Кроме того, это не просто декларация, а юридически обязывающий документ, поскольку все без исключения страны Европы его ратифицировали. Полагаю, Кая Каллас, закончившая с высшим баллом на потоке юридический факультет Тартуского университета, знает об этом лучше других.

С правовой стороной проблемы, таким образом, все понятно. Но, думаю, на этот счет ни у кого не было сомнений. Более интересен моральный аспект. Или, если без кантовского пафоса — простое человеческое отношение.

Смотрите, мы живем в XXI веке. В эпоху толерантности и транспарентности, как говорят на Западе. В России эти слова сегодня почти ругательные, но я все же скажу, что это огромные достижения человеческой цивилизации последних 80 лет. Жаль только, что Запад, породивший эти принципы, сам же начал от них отходить.

Здесь нужно абстрагироваться от особенностей политического момента. Если мы станем обсуждать проблему запрета выдачи виз русским с позиции «за» и «против» военной операции на Украине, толку не будет. Рассмотрим ситуацию с точки зрения здравого смысла и столь модных в Европе общечеловеческих ценностей.

Мы живем в мире, где все крайне тесно переплетено. Макрокономика, бизнес, культурные связи, межличностные коммуникации — все приобрело транснациональный характер. Жизнь в замкнутом пространстве сегодня априори невозможна. Пару месяцев назад главный российский законотворец, сенатор Андрей Клишас, сокрушался, что в России провалено импортозамещение. А как не провалить то, чего не может быть в природе? Не может быть замкнутой российской или эстонской экономики, также как не может быть русской или эстонской культуры вне мирового контекста. Замкнуться внутри «раковины», каких бы размеров она ни была, сегодня невозможно физически. Нам в Псковской области это известно, вероятно, лучше, чем многим чиновникам внутри третьего транспортного кольца.

Тем удивительнее, что в этот раз «запрещать и не пущать» ринулись представители просвещенной Европы. Кажется, впервые за многие десятилетия глава правительства европейского государства призывает ввести запрет по национальному признаку. История помнит, как ограничивали людей по расовой и этнической принадлежности. В темное средневековье прилично кошмарили по вопросам религии. Для того, чтобы прийти к простому, в общем, умозаключению, что это тупиковый путь развития, человечеству понадобилось пережить Вторую мировую войну.

Вчера МИД Германии сообщил, что вопрос о запрете выдачи виз гражданам России действительно намерены обсудить в конце августа. Причем будет обсуждаться максимально жесткий вариант, когда под запрет подпадают не только обычные туристические визы, но и рабочие и даже гуманитарные. В случае принятия этого варианта российские бизнесмены, ведущие дела в Европе, вероятно, лишатся своего бизнеса. О чем вообще говорить, если таким образом «под нож» пускают даже «новых диссидентов», которые уехали в Европу после 24 февраля. У многих в России остались семьи, родственники, которые, согласно обсуждаемому проекту, лишатся права ездить в страны Европы.

Ну, хорошо. Чиновники ЕС немного прячут глаза и разводят руками, мол санкции, что тут сделаешь. Но давайте возьмем общегуманитарный аспект. Я не собираюсь обсуждать осмысленность нынешнего режима санкций, на этот счет, кажется, отпали сомнения даже у их авторов. Однако здравый ум и основоположник теории наказания Чезаре Беккариа говорят, что смысл санкции заключен в ее адресности. Образно говоря, если вы обиделись на страны Запада, нет смысла бомбить Воронеж. Санкция дает ожидаемый эффект лишь тогда, когда она наказывает конкретного виновника. Это как в медицине: если у вас болит голова, вы же принимаете таблетку от головной боли, а не от, извиняюсь, поноса или ревматизма. Кроме того, за долгий путь развития цивилизации человек пришел к простому и научно обоснованному пониманию, что ни одна проблема не может быть решена методом стрельбы из пушки по воробьям.

Увы, просвещенная Европа стоит перед тем, чтобы попробовать опровергнуть эти истины. Мир за эти полгода необратимо изменился, и я многое сегодня готов понять. Но все равно я не могу взять в толк, почему из-за проведения российской армией специальной военной операции на Украине, нужно наказывать всех, до единого, граждан на том лишь основании, что они имеют российский паспорт. Это все сильно напоминает кровавые сталинские времена, когда «враг народа» отправлялся в лагеря или под пулю палача, а члены семьи должны были, находясь формально на свободе, искупать его грехи. Почему, например, из-за событий на Украине российские граждане должны лишиться права увидеть Лувр и шедевры галереи Уффици? Почему этого права хотят лишить меня или моего глубоко аполитичного соседа по лестничной клетке? Или прекрасную девушку, у которой отец родом, предположим, из Алжира, но паспорт у нее российский? Чем все эти люди провинились перед «привилегированным Западом»?

Источник: risovach.ru

Я уж молчу о том, что мы, жители Псковской области, вынуждены принимать эту ситуацию близко к сердцу в силу географического положения. Понимаю, что среднестатистическому жителю какой-нибудь Костромы или Владимира проблемы с получением «шенгена», в целом, до фонаря. Но для нашего региона шенгенская виза сродни наличию общественного транспорта в крупном городе. Отсутствие немедленно породит цепь неприятных последствий. Вот, например, с 1 августа Латвия запретила упрощенный режим пересечения границы для жителей приграничных территорий. Это правило действовало уже лет пятнадцать, им пользовались как русские, так и латыши. Вам любой вменяемый социолог скажет, что на приграничных территориях возможность беспрепятственно пересекать границу является едва ли не единственным источником заработка. Хоть в Пыталовском районе, хоть в Эльзасе и Лотарингии. Потому что никто в здравом уме не станет строить завод в приграничной зоне. Латвия этот упрощенный режим отменила. Кому от этого стало хуже? Только лишь русским и латышам, живущим у границы. Как-то это повлияло на ход спецоперации? Отнюдь.

Можно было бы здесь добавить, что в последние годы наконец-то заработали программы приграничного сотрудничества, абсолютно взаимовыгодные. Это не только благоустройство городов, но и рабочие места, культурный обмен. Теперь все это решено спалить к чертовой матери. Для чего? Чтобы потом, лицезрея пепелище, гордо заявлять о приверженности высшим ценностям?

Сейчас лидеры стран Балтии, перекрикивая друг друга, пытаются запретить русских туристов в Европе. Идея нами услышана. Но кто бы мне объяснил, почему, например, меня нужно лишить права посмотреть Лувр, Шенбрунн или тартуский Лыунакескус? Я не работник госпропаганды, никаких международных законов, ничьих гражданских прав я не нарушаю. Только лишь потому, что я — русский?

Дело тут, конечно, не во мне. Раз уж речь о туризме, то не секрет, что страны Балтии имеют приличный доход от туризма, в первую очередь от российского. Те, кто еще имеют возможность ездить в Латвию и Эстонию, хорошо знают, что туристический сектор этих стран сильно пострадал за 2 года ковидных ограничений. Это видно невооруженным глазом. Но зачем же вы сами его добиваете? Ведь других туристов в Эстонии и Латвии не будет, по крайней мере, в таком количестве. Ради того, чтобы сделать побольнее соседу, готовы выстрелить себе в ногу? Сомнительная логика, как по мне. Выходит так, что страны «новой Европы» очень много говорят о европейских ценностях, но так, по-настоящему, европейцами и не стали.

Повторюсь, при любом отношении к событиям на Украине, ограничения и запреты по национальному признаку — это дикость и варварство в XXI веке. Там, кажется, обсуждают это в контексте восьмого пакета санкций. А дальше что? В европейских магазинах на входе появятся вывески, что собакам и русским вход запрещен?

Источник: spichky.mirtesen.ru/blog/4344589249

Я с грустью и тревогой смотрю на происходящее. Единственное, что меня в данной теме обнадеживает, это диалог, который я поддерживаю с моими эстонскими знакомыми и приятелями. Ни от кого из них я не слышал одобрения этой, без сомнения, антироссийской политики правительства. Никто из них не перестал общаться со мной из-за моей русской национальности. Значит, не так уж плохи наши дела. Политики — явление приходящее и уходящее. Поживем — увидим. Жаль, что сегодня других поводов для оптимизма нет.

Если не ошибаюсь, в культовом фильме канадского режиссера Кевина Смита «Догма» впервые прозвучала фраза: «Это потому, что я — черный?», ставшая впоследствии мемом. По всему выходит так, что теперь, сталкиваясь с европейскими санкциями, мы вправе задаваться вопросом: «Это потому, что я — русский»?

Константин Калиниченко

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Муралы в Пскове: за или против?
В опросе приняло участие 375 человек
Лента новостей