Блоги / Константин Калиниченко

Пещерная ксенофобия

02.11.2023 16:57|ПсковКомментариев: 3

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.


 

«Человек, у которого отняли свободу, обязательно станет кого-нибудь ненавидеть»

Харуки Мураками «Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий»

Вечером 29 октября на почве антисемитизма в Махачкале вспыхнули массовые беспорядки. Местные жители пытались штурмом брать аэропорт, куда, на ту беду, должен был прилететь самолет из Тель-Авива. Израиль, как известно, в настоящий момент активно воюет с движением ХАМАС. В самом этом факте нет ничего нового или особенного – арабо-израильский конфликт длится примерно с момента образования государства Израиль по окончании Второй мировой войны, т. е. последние 80 лет. И как-то жителям Дагестана и тем, кто им сочувствует, прежде удавалось с этим фактом мириться.

Фото: Telegram-канал «Голос Дагестана»

Что произошло вечером в воскресенье 29 октября, еще предстоит проанализировать. Потому что пока не видно желания подойти к оценке ситуации с холодной головой. Зато хорошо видно стремление отыскать стрелочников, причем, по возможности, за пределами России.

Очевидно одно – мы столкнулись с проявлением ксенофобии самого отвратительного, пещерного, шовинистического типа. Когда людей дискриминируют по признаку расы, происхождения или вероисповедания. Полагаю, что ноги сегодняшнего антисемитизма растут оттуда же, откуда они растут у ваххабизма и прочего исламского фундаментализма. Не хотел бы тут ровнять всех мусульман под одну гребенку. Ислам – мирная религия, о чем доказательно написано множество научных работ. Но также верно и то, что погром, подобный тому, что случился в Махачкале, невозможно представить в Воронеже, Новосибирске или где-то еще за пределами исламского мира.

Система к такому оказалась не готова. Это тревожный симптом, потому что российское общество живет с твердым ощущением, что государство является гарантом нашей безопасности. Ради этой гарантии общество отказалось от многих привилегий и гражданских свобод. Сегодня все выглядит так, что от свобод и прав мы отказались, а гарантии безопасности, во многом, призрачные.

Что мы увидели по итогам махачкалинского сюжета. Весь вечер воскресенья страна с удивлением взирала, как в отдельно взятом регионе происходит местечковый еврейский погром, каким он помнится лично мне по учебникам истории России XIX – начала XX века. Еврейские погромы, казалось бы, остались в далеком прошлом, но история на новом витке преподнесла неприятный сюрприз. Понятно, что люди хотят внятных объяснений случившемуся: как вообще массовая воинствующая ксенофобия, разъяренная толпа, намеренная линчевать людей за их национальность, могли случиться в России в 2023 году? Откуда вообще может быть ксенофобия в стране, относительно недавно столкнувшейся с фашизмом, который к славянам, евреям и лицам кавказской национальности относился, в общем, одинаково? Мы же, простите, цивилизованный народ, а не какие-нибудь хуту и тутси, для которых не существует метода решения системных проблем, кроме массового геноцида.

Увы, вместо внятных объяснений мы в очередной раз услышали про мировую закулису и украинские спецслужбы, которые все это организовали и оперативно этим управляли. Я не буду с этим спорить, более того, охотно верю, что украинские спецслужбы поучаствовали в разогревании толпы и координировании беспорядков. Но нам-то что с того? А где были, стесняюсь спросить, наши соответствующие службы? И как быть с тем, что популярные дагестанские блогеры и ЛОМы чуть ли не поголовно оказались на стороне бунтовщиков? Так или иначе, российское общество, как и любое другое, хочет испытывать чувство защищенности и некоторой уверенности в завтрашнем дне. А не смотреть, как по телевизору красноречиво разводят руками, и выслушивать каждый раз, что во всех бедах виноват коллективный Запад?

Повторюсь, не хочу погружаться в поиск причин антисемитизма в республиках Северного Кавказа – тема эта щекотливая, к тому же по ней есть в России немало серьезных экспертов, лучше им довериться в этом вопросе. Я же на проблему смотрю с позиции обывателя. И мне, в этом смысле, интересно, что будет дальше? Последуют ли санкции в отношении виновных в массовых беспорядках? Я, например, убежден, что они должны последовать по двум причинам. Во-первых, я как гражданин России требую равенства. Я отдаю себе отчет, что если бы я, Константин Калиниченко, отправился громить псковский аэропорт, то ближайшие годы провел бы в хорошо знакомых мне по прежней работе учреждениях уголовно-исполнительной системы. В таком случае, я настаиваю, что все участники махачкалинского антисемитского шабаша должны пойти по соответствующим статьям о массовых беспорядках, экстремизме и разжигании межнациональной розни. Во-вторых, и это, конечно, более важно, жесткое наказание бунтовщиков необходимо российскому государству. Потому что сейчас взор миллионов сограждан устремлен на карательные, простите, правоохранительные органы. Если ситуацию спустят на тормозах, это будет месседж обществу, что государство, по каким-то причинам, испугалось наказать бесчинствующих молодчиков. И многие в таком случае решат, что «им тоже можно».

Далее – у нас в каждом регионе есть диаспоры, в т.ч. дагестанская. Не секрет, дагестанцы – это собирательное понятие, а не единый этнос. Но мне, извините, хотелось бы понимать, аварцы, лакцы, лезгины и т.д., проживающие в разных регионах России, солидарны с погромщиками или безапелляционно их осуждают? Я приложил немало усилий, чтобы отыскать позицию дагестанских диаспор и лидеров общественного мнения – увы, нигде не обнаружил резкого и однозначного осуждения. Вижу, что диаспоры предпочли отмолчаться или отделаться двусмысленными формулировками. Из чего делаю логичный, как мне кажется, вывод – в массе своей диаспоры солидарны с погромщиками. Очень хотел бы в этом ошибиться.

И последнее, самое тревожное. Меня огорчила реакция общества на события в Махачкале. Люди, в целом, осудили погром. Но осудили именно погром – физический, так сказать, акт причинения ущерба. Многие сожалеют, что пострадал аэропорт, в который, как пишут, было вложено немало денег. Сами видите, аэропорт Махачкалы международный, оттуда есть рейсы даже в Израиль. Махачкала – удобный хаб, если вам нужно бюджетно лететь в южном направлении. Другие огорчились, что Дагестан показал себя с не самой лучшей стороны как туристический регион. Не секрет, на волне санкций и закрытия границ, Дагестан стал одним из главных туристических направлений. Но теперь об этом, видимо, следует говорить в прошедшем времени. Любому, кто в здравом уме, не захочется ехать на отдых в регион, где местное население заражено пещерной ксенофобией. Вчера они хотели линчевать евреев, а кого захотят линчевать завтра – бог весть, не хочется тестировать глубину толерантности дагестанского общества.

А вот сам факт ксенофобии осуждают единицы. Об этом пишут в серьезных каналах в Telegram, но в массовом сознании я не вижу осуждения этого явления и, конкретно, антисемитизма. Это очень тревожный симптом. Советский народ, используем этот термин товарища Сталина, выиграл Великую войну против фашизма, который делил людей на высшую и низшие расы. Вторая мировая война крайне дорогой ценой привела человечество к осознанию, что все люди равны, независимо от цвета кожи, национальной принадлежности и религии. Но, кажется, мы утратили историческую память и стали забывать уроки истории.

Константин Калиниченко

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Осталось две недели до выборов президента. Как вы планируете проголосовать: дистанционно или на избирательном участке?
В опросе приняло участие 43 человека
Лента новостей