Блоги / Константин Калиниченко

Смертная казнь как подмена понятий

28.03.2024 16:52|ПсковКомментариев: 2

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Смерть существует не как противоположность жизни, а как её часть.

По мере того, как мы живем, мы одновременно растим и свою смерть»

Харуки Мураками «Норвежский лес»

 

Есть в России три вечные темы: цены на бензин, вынос Ленина из мавзолея и смертная казнь. В любой непонятной ситуации широкие народные массы достают их с антресоли и, даже не стряхивая нафталин, начинают с пеной у рта обсуждать. Случился теракт в «Крокус Сити Холл», и тут же адепты возвращения смертной казни радостно подняли тему на щит и, с перекошенными от злобы лицами, побежали впереди остальных. С клыков капает слюна, эпилептическая пена на губах – особо рьяные граждане убеждены: только возвращение высшей меры наказания спасет Россию-матушку в этой непростой общественно-террористической ситуации.

Последствия теракта в «Крокус Сити Холл». Источник: 1tv.ru/news

Сделаем краткий экскурс в историю вопроса. Смертная казнь в России официально отменена 16 апреля 1997 года. Последний раз ее привели в исполнение в 1996 году – расстреляли маньяка Сергея Головкина, более известного как «Фишер». Юридически смертная казнь запрещена Конституцией, стало быть, чтобы ее вернуть, нужно эту Конституцию изменить. Тоже мне проблема, скажут многие – меняли же, притом совсем недавно, можно и еще раз поменять. Что ж, наверное, можно. Но я так думаю, если мы начнем Основной закон менять раз в 1,5-2 года, когда у части общества где-то зачесалось, то это будет уже не Конституция, а, как говорил Володя Шарапов, кистень.

Что характерно, к этой теме возвращаются ситуативно – как правило, после очередного громкого теракта с большим количеством жертв. Как, например, после теракта в московском метро 29 марта 2010 года, там погиб 41 человек и 88 пострадало. Затем общество наше выдыхает, понемногу успокаивается, пульс и давление нормализуются, про смертную казнь забывают – до нового теракта с масштабными трагическими последствиями.

Это, дамы и господа, означает, что тема смертной казни, на самом деле, неактуальна. Возвращаются к ней исключительно на эмоциях, а в трезвом рассудке нет такой потребности в обществе. А согласитесь, что принимать серьезное далекоидущее решение на эмоциях – большая методологическая ошибка.

В интернете сейчас в процессе споров некоторые, пытающиеся выглядеть серьезными аналитиками, делают такие таблички – за и против смертной казни. Если видите что-то подобное, учтите – вами пытаются цинично манипулировать. Потому что в XXI веке нет и не может быть реальных аргументов «за». Смертная казнь – это классический пережиток далекого прошлого. Те, кто сегодня под любым благовидным предлогом ратуют за ее восстановление, на самом деле, продвигают в массы дремучее мракобесие. Смертная казнь, уважаемые, это лютая дичь, уверенный шаг двумя ногами в мрачное средневековье. Крайне наивно видеть тут какой-то символ восстановления справедливости и воздаяния. Не нужно путать мягкое с теплым. А то мы так далеко зайдем, знаете ли. Можно ведь восстановить Римское право в его классическом варианте, законы Хаммурапи и принцип Талиона, где «око за око». Но, если ничего не путаю, мы в XXI веке, человечество прошло долгий путь, в т.ч. в вопросе применения уголовных наказаний – было бы крайне неразумно вернуться к первобытным практикам.

Давайте по существу. Сторонники возвращения смертной казни предлагают применять ее к террористам, где вина доказана и где убито более 10 человек, а также к шутерам в школах и общественных местах. Якобы угроза казни может остановить преступников. Ну, это же, извините, чушь собачья. Кого она остановит? Исламского террориста из запрещенного в России и признанного террористическим ИГИЛ? Так ведь он, в 99% случаев, смертник. Для него смерть – неотъемлемая часть террористического акта, в финале которого он, конченый нищеброд без малейших перспектив, отправляется на небеса, где его ждут райские кущи и многочисленные гурии, которых прежде он мог видеть только в своих эротических фантазиях. Люди, добровольно избравшие путь шахида, смерти не боятся. Для такого персонажа смертная казнь будет большим подарком. А вот знание, что он будет мучительно гнить на пожизненном заключении, пока с гуриями будет развлекаться кто-то другой, станет, несомненно, более жестоким, следовательно, справедливым наказанием.

Аналогично и с шутерами. Вспомните последние «колумбайны»* в России и за рубежом – практически всегда они завершаются добровольным уходом из жизни стрелка, если, конечно, успеет, прежде чем его ликвидирует спецназ. Увы, но факт в том, что такие люди смерти, как правило, не боятся. Они потом еще и поглумятся на суде, зная, что финал истории их совершенно не пугает.

Посмотрите внимательно: в тех, кто сегодня искренне топит за высшую меру, говорит месть – древнее кровожадное атавистическое чувство. Ничего рационального в кровожадности нет.

Конечно, есть и те, кто просто решил хайпануть на «горячей» теме. Как это бывает в подобных сюжетах, из всех щелей полезли «политические зомби», полуистлевшие участники социально-политической жизни недавнего прошлого, которым давно нечего сказать и предложить обществу, но им все еще хочется сидеть у привычной кормушки. Лидер «Справедливой России» Миронов громче всех выпрыгивает из штанов. В обычное время партия пребывает в сомнамбулическом сне, от выборов полностью устранилась, но тема смертной казни Миронову очень интересна, в кои-то веки ему есть, что сказать.

А вот аргументация против смертной казни наоборот – совершенно логичная и рациональная.

Во-первых, многие знают (а некоторые помнят), что следственные органы и суд могут ошибаться. Непоправимых ошибок в истории советского правосудия было немало, начиная от дела Чикатило и заканчивая менее громкими историями.

Во-вторых, многие знают (некоторые помнят), что в СССР «вышку» сначала давали за реально тяжкие преступления, а затем, «по мере совершенствования уголовного законодательства», стали давать, например, за валютные операции. Сейчас адепты казни с пеной у рта доказывают, что меру будут применять только к террористам и массовым убийцам. Но кто может поручиться, что генезис российского уголовного права не приведет к тому, что, со временем, не начнут расстреливать, например, коррупционеров? А затем и проституток, иноагентов и далее по списку.

В-третьих, религиозный контекст. Для определенной части общества вопрос жизни и смерти, по-прежнему – вопрос божественного предначертания. Смертная казнь — это прямое вмешательство в божественный промысел.

В-четвертых, мирской контекст. Как-то же мы живем без малого 30 лет с мораторием на смертную казнь. Страна не распалась на атомы, люди привыкли жить в парадигме, что высшей мерой наказания в стране является пожизненное заключение. Кстати, значительная часть общества обоснованно полагает, что смертная казнь — меньшая кара, в сравнении с пожизненным сроком.

И давайте зададимся вопросом: для чего все это? Я так думаю, для того, чтобы общество наше стало более безопасным, а не для того, чтобы руки обагрить кровью упырей и подонков. Так давайте думать не о способах мести, а о том, как повысить безопасность. Есть в России такой реестр – террористов и экстремистов. В нем разные люди, но, насколько я знаю, ни один из них не совершал террористического акта в традиционном понимании. В то же время, ни один из участников теракта в «Крокусе» в этом реестре не состоял. Такой вот, девочки и мальчики, парадокс. И все четверо неплохо устроились в России, имели тут вид на жительство. Так может пора «разъяснить тех», кто выдает ВНЖ, судя по всему, не вникая в суть вопроса? Давайте этих неразборчивых внесем в реестр террористов и экстремистов, чтобы придать ему некоторое разнообразие, а то он состоит чуть более, чем полностью из журналистов и блогеров, тяжелее карандаша ничего в руках не державших.

Хотел бы подчеркнуть: я совершенно не против того, чтобы в Россию ехали работать граждане разных стран и национальностей. Мир должен быть транспарентен, без «железных занавесов». Но я категорически против, чтобы сюда впускали тех, кто легко и непринужденно берет автомат в руки и идет убивать безоружных людей. Давайте с этим разберемся, это важнее, чем на государственном уровне спорить о способе покарания преступника.

И последнее. Сейчас модно ссылаться на Китай и китайские практики. Вот, говорят, там расстреливают коррупционеров, нам тоже надо. Надо или нет – не о том речь. Но факт в том, что коррупционеров расстреливают в Китае каждый год. Выходит, не работает смертная казнь как стоп-фактор. Наверное, ее боятся, но соблазны все равно сильнее. И так во всем мире, где эта мера присутствует в уголовном праве.

Так что смертную казнь восстановить, конечно, можно. Вот только зачем, раз нет в ней никакого практического смысла.

Константин Калиниченко

*«Колумбайн» - запрещенная в России террористическая организация, внесена в официальный перечень террористических и экстремистских организаций.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Электронные платежки за ЖКУ хотят распространить на всю страну. Откажитесь ли вы от бумажных в пользу цифровых?
В опросе приняло участие 268 человек
Лента новостей