Блоги / Юлия Магера

Иногда они остаются

19.10.2021 17:43|ПсковКомментариев: 6

Очередное эмоциональное потрясение испытала пару недель назад. Коллега с областного телевидения забрал трудовую, сложил вещи в чемодан и сел на поезд до Москвы. Обыкновенная история для человека деятельного, ответственного, инициативного. Но каждый раз что-то в душе переворачивается. В мозгу пульсируют два вопроса. Почему отъезд многим жителям области кажется единственным разумным жизненным сценарием? Почему мы, оставшиеся, все еще здесь?

 

Проклял кто-то Псковскую область, точно вам говорю. Только мистикой можно объяснить 300 лет движения под откос. Как выстроил Петр I новую столицу и отвоевал у шведов Прибалтику, так и пошли экономические потоки мимо, а вся радость из города ушла. Да еще и на обратном пути из Риги войска принесли в город чуму, а в разгар эпидемии пожар спалил почти весь город. Историк Юрий Степанов пишет, что потребовалось проводить повторную перепись всего через два года следом за прошлой. После всех бед в 1711 году в Пскове насчитали 5714 человек (вместо 19 003 человек, то есть осталась четверть населения) и множество пустых дворов.

Прямо сейчас в России проходит очередная перепись. Вряд ли по ее итогам мы узнаем о себе что-то сенсационное. Служба статистики и рейтинговые агентства прекрасно справляются.

Нас все меньше и меньше. Взрывной рост числа жителей губернии произошел после отмены крепостного права. К 1926 году население увеличилось до 1,8 млн человек. Перед войной полтора миллиона, после нее — миллион и с тех пор неуклонное снижение. Возьмем последние десять лет. 671 тысяча человек в 2011 году, 620 тысяч человек в 2021-м. Цифры устрашающее, если так пойдет и дальше, до полного обезлюживания Псковской области осталось полторы сотни лет. И все.

Ладно, совсем запугивать не буду, возможно, чуть больше. Темпы снижения численности населения замедляются, теряем уже не по сто тысяч за десятилетие, как в 90-е.

А когда статистика все-таки достигнет абсолютного ноля, встретятся две мощных силы. Свиньи с юга области и питерские дачники с севера.

Судите сами. «Число свиней выросло в Псковской области» - такой заголовок можно встретить на ленте новостей за любой последний год. К сентябрю нынешнего их поголовье перевалило за полтора миллиона. Основное место обитания — фермы Великолукского мясокомбината, который входит в тройку крупнейших производителей мяса в России.

В какой-то степени дело случая, что из всех мясокомбинатов по стране именно Великолукский оказался в руках крайне предприимчивого бизнесмена. Он создает вертикально интегрированный холдинг с полным циклом производства. На половине территории области свиноводство стало основной экономической специализацией. Пока что соседи мегаферм пытаются заявлять какие-то протесты против экспансии мясопромышленников, но когда жителей не останется, воевать бизнесу придется с дачниками.

А вот их немало. В начале пандемии было заявлено о 100 тысячах дачников, приехавших в область на карантин. Закрепление в повседневной жизни удаленки и дистанционки породило еще больший спрос на недвижимость в Псковской области среди жителей Петербурга — в 1,8 раза.

Местные жители - герои совсем других рейтингов. У Псковской области 62 место по динамике рынка труда, 64 место в рейтинге лучших для жизни регионов России (всего их, напомню, 85) и 83 место по уровню зарплат.

А вот какой цифры мы никогда не найдем — сколько людей от такой жизни сбежали в Москву и в Питер. Падающие цифры официальной статистики не в помощь. Они только показывают тенденцию — умираем и уезжаем. Неизвестно, сколько из попавших в статистику, имеют псковскую прописку, но постоянно в Пскове не живут.

Цифр нет, но каждый пскович может просто оглянуться вокруг. Сначала школьные друзья поступают в столичные вузы. Потом однокурсники пакуют чемоданы после получения диплома. Следом коллеги разной степени юности принимают решение сменить ПМЖ. Знаю примеры, когда когти из Пскова рвали люди и под сорок, и за сорок. И все у них в итоге на новом месте сложилось. И лично знаю людей, которые жили в Пскове, а теперь живут в Великобритании, Чехии, США, Эстонии, Франции, Германии. Но такая эмиграция — повод совсем для другого разговора.

Очень показательно отношение к этому вопросу псковских «элит». Беру в кавычки, потому что какие уж тут у нас элиты. Так, кое-кто более-менее выбился в люди. Когда-то у них не хватило ресурса или смелости сделать «большой скачок» до столиц. Но любой родитель желает своему ребенку только лучшего. Нахваливая местный «опорный университет» по долгу службы, они по велению души отправляют отпрысков на учебу за пределы области, где образование более качественное, а перспективы более явные. Исключения крайне редки и вызывают скорее удивление.

Как вызывает удивление и встреча в Псковской области компетентного специалиста в любой сфере. Сразу думаешь: «Что с тобой не так? Почему ты еще здесь?» А когда открывается какой-нибудь кванториум, дающий шанс школьникам на лучшее будущее, включается калькулятор: вот столько детей сейчас ходят на занятия, значит, вот столько жителей Псковская область потеряет в ближайшие годы. Не самых глупых, замечу, жителей. И они быстро сообразят, что в регионе с 83-м уровнем зарплат по стране делать нечего.

У нас дефицит всего на свете. Врачи и учителя уезжают выполнять ту же работу за совсем другие деньги. Социальные «плюшки» у нас не сравняться не только с московскими, но даже и с теми, что есть в других регионах. Я имею в виду все эти выплаты на детей, льготы донорам и ветеранам труда, многодетным. Чтобы в Пскове все школьники учились в первую смену, нужно прямо сейчас открыть еще десять школ.

Простая логика подсказывает, что справиться с этим дефицитом удастся вовсе не завтра. Если вообще получится.

Почему же, несмотря на все это, мы все еще здесь? А на этот вопрос у меня нет ответа.

Юлия Магера

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Считаете ли вы себя счастливым человеком?
В опросе приняло участие 460 человек

Коронавирус

Лента новостей