Блоги / Константин Калиниченко

Неудобная тема

28.07.2022 15:53|ПсковКомментариев: 5

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию очередного выпуска передачи «Резонер». Еженедельная программа, посвященная резонансным событиям общественно-политической жизни, выходит по четвергам в эфире радио «ПЛН FM» (102.6 FM). Автор и ведущий – Константин Калиниченко.

 

«Нельзя перечесть всех их проектов осчастливить человечество.

Жаль только, что ни один из этих проектов еще не доведен до конца.

А пока что страна в ожидании будущих благ приведена в запустение».

Дж. Свифт «Путешествия Лемюэля Гулливера»

 

Псковские чиновники прекрасны, с какой стороны ни посмотри. Мастера своего дела, эффективные менеджеры, нацеленные на решение поставленных задач. Многие из них, на самом деле, без иронии, хорошие специалисты своего дела, благодаря которым наша жизнь постепенно становится лучше и комфортнее. Некоторые даже обладают широким кругозором, с ними можно говорить на самые разные темы и получить компетентное мнение по различным вопросам, от тактических решений в реализации Сицилианской защиты до выбора мужских кроссовок для бега.

Но есть темы и вопросы, услышав которые, наши прекрасные чиновники моментально мрачнеют, опускают глаза в пол и замыкаются в себе. Фактически табуированные темы. Буквально минуту назад он с горящими глазами объяснял, почему перед российским футболом открываются новые возможности, а вот уже стоит грустный и понурый, будто был пойман с поличным за глумлением над нашими традиционными ценностями. Что бы ты ни предпринимал, пытаясь вернуть собеседника в социально активное состояние — бесполезно, человек ушел в себя и, как говорится, уже не вернулся.

Источник: moglino.ru

Одной из таких тем для многих псковских чиновников является «Моглино». «Локомотиву псковской экономики» на минувшей неделе стукнуло 10 лет. Казалось бы, что же тут сложного и табуированного? ОЭЗ «Моглино» - не секретный стратегический объект, упоминание которого приравнено к госизмене. Однако же, едва услышав кодовое слово, чиновник расстраивается, просит перезвонить чуть позже, а лучше недельки через две. Другие многозначительно вздыхают и говорят: «Не для прессы», что если они расскажут, как дела обстоят на самом деле, у них, скорее всего, будут неприятности. Третьи же с ходу отказываются комментировать и в раздражении бросают трубку. С таким показательным отношением столкнулись мои коллеги, когда делали сюжет для радиостанции ПЛН ФМ к 10-летию ОЭЗ «Моглино». Под разными предлогами ответственные лица отказывались обсуждать эту тему, как будто им предлагали порассуждать о смысле продажной любви на федеральных трассах. Грустно, хотя, что тут удивляться? Иногда молчание красноречивее самого развернутого ответа.

Так что же такое это «Моглино»? Проект существует 10 лет. Именно существует — сказать, что реализуется, язык не поворачивается. Идея особой экономической зоны зародилась в недрах администрации губернатора Псковской области Михаила Кузнецова. Но как региональный проект, относительно скромного размаха и ожиданий, без федеральных вливаний.

Реализовать это в те годы не получилось прежде всего в силу особенностей российского законодательства — правовая база для такой организационно-правовой формы попросту отсутствовала. Старт проекта пришелся уже на эпоху Андрея Турчака. Тогда и нормативная база понемногу раскачалась, а сама идея лежала, в общем, на поверхности. Россия активно интегрировалась в европейскую экономику. Чиновники региональной администрации и муниципальной власти чуть ли не ежемесячно ездили в страны Европы «перенимать опыт». На уровне министров иностранных дел на полном серьезе обсуждался вопрос отмены визового режима между Россией и Евросоюзом. Казалось, что «Моглино» появилось крайне своевременно и в идеальном для этого месте — 40 километров по федеральной трассе до границы с Западом; можно ли было желать лучшего? Первоначальную идею существенно расширили, с целью привлечения федерального финансирования. Конечно, это был принципиально новый проект, поражавший местную публику масштабом и ожиданиями.

Надо сказать, на старте многое делалось совершенно правильно. Для проектирования пригласили не каких-то там шаромыжников, а уважаемую компанию мирового уровня. Перечень потенциальных инвесторов, уже якобы выстроившихся в живую очередь для размещения производств в «Моглино», буквально шокировал именами. Помню, как первый гендиректор Ольга Торбич в прямом эфире рассуждала, что пора задуматься о «Моглино-2», потому что все участки в «Моглино» разобраны инвесторами. Речь в какой-то момент зашла о том, что южнокорейские IT-гиганты Samsung и LG всерьез рассматривают вопрос размещения здесь своих производств, для чего делегация Псковской области специально выезжала в Сеул…

Все это давно кануло в лету. Я прекрасно понимаю отмалчивающихся сегодня чиновников. Горящие глаза, разрезание ленточек, пафосные речи — все прожекты, обещания привести сюда крупных инвесторов, так или иначе, в прошлом. Отлично помню, как в 2014 году один государственный деятель рассказывал мне про будущее «Моглино» едва ли не снисходительным тоном. В его глазах и тональности недвусмысленно читалось, что он тут пытается растолковать мне вещи, масштаб которых я, при всем желании, не в силах осознать.

Вообще, это методологически неверно, когда из самой обычной истории пытаются сходу сделать крупномасштабный пиар-проект. Вместо того, чтобы развивать реальную экономику, чиновники думали, в первую очередь, о медийной отдаче и занимались разведением кругов по воде.

Между тем, ничего особо нового и необычного в нашей особой экономической зоне не было. ОЭЗ — это, по сути, банальный офшор. Территория льготного налогообложения, куда заманивают бизнес максимально благоприятным инвестиционным климатом. В мире довольно много таких зон — есть даже целые государства, являющиеся, по факту, особыми экономическими зонами, например, Монако, Белиз или Виргинские острова. Механизмы у всех примерно одни и те же: инвестору нужно в максимально короткий срок открыть тут свой бизнес, взамен предлагается брать с него нулевой или символический налог. Мне довелось побывать в разных технопарках — эстонском Mõigu, австрийском Lakeside, датском Agro. Все они разные по профилю и структуре, но совершенно одинаковые с точки зрения практики привлечения инвестора. Не нужно было многозначительно закатывать глаза и открывать Америку, надо было просто внедрить в практику давно отработанные схемы.

Но что-то пошло не так. Целый ряд факторов и событий привел нас к нынешнему, довольно двусмысленному положению «Моглино».

Основных факторов, на мой взгляд, три.

Первый, он же главный, — объективная геополитическая реальность. Когда в 2012 году в регионе начали создавать технопарк на выезде из Пскова в западном направлении, никто не мог и предположить, что пройдет всего лишь полтора года, случится «Крым наш», а мы все узнаем новый смысл слова «санкции». В один момент «Моглино», ориентированное на европейского инвестора, встало перед необходимостью поменять всю концепцию. Руководство к такому повороту оказалось не готово, по прошествии 10 лет это просто необходимо признать. Был ли шанс «развернуться на Восток»? Сложно сказать. С одной стороны, понимаю тогдашнее руководство компании, которое всеми силами цеплялось за первоначальную евроориентированность проекта. Казалось, что приход финского лакокрасочного брэнда «Нор-Маали» говорил о том, что не надо делать резких телодвижений, следом за финнами придут и другие. Но никто не пришел. С другой, довольно быстро стало понятно, что проект забуксовал, но руководство предпочитало закрывать на очевидные проблемы глаза, апеллируя к различным мутным рейтингам, в которых «Моглино» выглядело как бы не хуже остальных. Самоуспокоение рейтингами оказалось ни чем иным, как попыткой спрятать голову в песок. В результате было упущено время, что не позволило компенсировать утрату западных инвесторов приходом российских. Кампания по привлечению в особую экономическую зону отечественных производств даже не провалена — фактически она не состоялась. И в этом сегодня — главная причина отсутствия реальных достижений моглинского технопарка.

Завод «Nor-Maali» в ОЭЗ «Моглино» (фото: moglino.ru)

Второй фактор — крайне слабый менеджмент и кадровая чехарда. Мы говорили, что привлечение авторитетной сингапурской компании для проектирования «Моглино» стало правильным решением. К сожалению, этот успех не стали развивать. Руководить технопарком доверили людям, совершенно без опыта управления подобными проектами. Очевидно, нужно было к руководству привлечь специалистов соответствующего уровня, по крайней мере, на стадии стартапа. Но в администрации области решили пойти более простым путем. А потом было уже поздно.

Уход первого гендиректора Ольги Торбич сопровождался уголовным делом, что вряд ли порадовало имевшихся на тот момент инвесторов. Дальше руководители менялись с калейдоскопической скоростью настолько, что журналисты начали путаться в одинаковых фамилиях. Извините за аналогию, но это напоминало тренерскую чехарду в футбольном «Спартаке», где игроки с утра приходили на тренировку и узнавали, что в команде опять новый тренер. В «Моглино» была, в общем, схожая ситуация. Увы, но количество людей, побывавших в ранге руководителя проекта, значительно превышает число реально работающих инвесторов.

Третий фактор — прожектерство. Оно в какой-то момент приняло вопиющий характер. Т. н. «инвесторы» шли нескончаемым потоком, их с помпой анонсировали, рассуждали о количестве инвестируемых денег и будущих рабочих местах, ставили «закладной камень». После чего «инвесторы» неуловимо растворялись в пространстве, напоминая уличных котов, которые метят территорию и идут куда-то дальше. В результате «Моглино» по числу этих «закладных камней» вполне может посоперничать со средним европейским кладбищем. А реально работающих инвесторов — раз-два и обчелся.

Все это — довольно сложные материи. Но о них чиновники должны подробно рассказывать, не пряча глаза, не стесняясь признать совершенных ошибок. Ошибаться нормально, тем более, что в ситуации, в которой оказался «локомотив псковской экономики», многих ошибок невозможно было избежать.

Сегодня в регионе у ОЭЗ «Моглино» довольно стойкий негативный имидж. Во-многом, кстати, незаслуженный и являющийся не столько результатом неправильной реализации проекта, сколько неспособности ответственных лиц грамотно продвигать тему в масс-медиа. Поясню на одном примере. В Австрии, среди множества технопарков, есть очень интересный проект Tech Gate. Это очень маленькая по размерам «особая экономическая зона» — намного меньше «Моглино». Так вот на запуск этого проекта ушел 21 год. Но это не вызывало праведного гнева в обществе, потому что вокруг проекта было выстроено грамотное медийное сопровождение, всем было понятно, почему «так долго». Сегодня Tech Gate – один из самых успешных технопарков в мире. Так что у нашего «Моглино» еще может быть светлое будущее.

Особенно, если нашим гражданам смогут, наконец, внятно растолковать, в чем проблемы с реализацией проекта, куда он движется сегодня, какие ставятся цели и когда следует ждать ощутимых результатов. Раз уж «Моглино» — государственный проект, этими вещами должна заниматься государственная пропаганда. Ей, в конце концов, именно за это платят деньги. Но увы, тут я совершеннейший скептик. Вижу, что псковской госпропаганде и ее «духовному отцу», советнику по СМИ Антону Сергееву, не до того. Госпропаганду и г-на советника волнует загнивающий Запад, медленно умирающий в ожидании отключения российского газа. Волнуют фейки в западных СМИ о событиях в мире. Отдельно уделяется внимание тому, как ЛГБТ-лобби порабощает западный мир.

Источник: polit.reactor.cc

Коллеги, это все, наверно, очень интересно, но, черт побери, давайте разберемся со своими проблемами, а потом уже посмотрим, как глубоко ЛГБТ проникло в недра западной демократии и попереживаем на этот счет. Про очередной провал «вашингтонского обкома» любой дурак может рассказать, тут большого ума не надо. Вы нам лучше расскажите, почему «Моглино» не взлетает? А то ведь странно и довольно глупо выглядит ситуация, когда госпропаганда на все лады обсасывает трудности западного мира, в то время как главный экономический проект региона отмечает 10 лет, а про него и сказать толком нечего.

Константин Калиниченко

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Сталкивались ли вы с нарушениями со стороны военкоматов при частичной мобилизации?
В опросе приняло участие 130 человек
Лента новостей