Блоги / Алексей Овчинников

В рубель: Горемычные неквалы, 10 лет «Моглино» и санкции с биполяркой

22.07.2022 13:53|ПсковКомментариев: 0

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию радиопрограммы «В рубель», которая выходит на волнах радио «ПЛН FM» (102.6 FM) каждую пятницу. Ведущий программы, экономический обозреватель Алексей Овчинников знакомит радиослушателей с важными экономическими и потребительскими событиями.

 

Сегодня мы обсудим, чем на этой неделе шокировал неквалифицированных инвесторов Центробанк России, какие опасности несет в себе седьмой пакет санкций Евросоюза, с каким настроением нужно отмечать 10-летие особой экономической зоны «Моглино» и зачем нашей стране понадобился исламский банкинг.

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ НА ФОНДОВОМ РЫНКЕ?

Ох, и озадачил на этой неделе инвесторов Банк России. Регулятор предложил запретить обычным россиянам покупать иностранные акции, которые в последние годы были одним из драйверов роста интереса к фондовому рынку. Участники этого самого рынка инициативу восприняли в штыки и уверяют, что она несет только негатив для всех.

Сыр-бор начался после того, как Центробанк представил концепцию совершенствования защиты розничных инвесторов. Защищать решили ограничениями. В частности, предложили ввести новые критерии присвоения статуса квалифицированного инвестора, которые не менялись более пяти лет. Теперь для статуса квала недостаточно иметь 6 млн рублей активов, нужно не менее 30. А высшее экономическое образование, которого было раньше достаточно для получения статуса, вообще перестанет учитываться как критерий.

Но это бы все стерпели, пожалуй, а вот на запрет на покупку иностранных бумаг отреагировали крайне нервно. Главный удар причем придется принять на себя СПБ Бирже, которая в последние месяцы была единственной российской площадкой, на которой неквалифицированный инвестор мог приобрести акции эмитентов других стран. Биржа, собственно, и специализируется именно на зарубежных акциях, и недавно хвасталась пополнением пула гонконгскими бумагами, если помните.

Эксперты опрошенные порталом Банки.ру в один голос говорят, что розничные инвесторы и без ограничений пользовались возможностью инвестировать в иностранные инструменты достаточно разумно. Никто себе портфель высокорискованными зарубежными бумагами не набивал. Наоборот, теперь российских инвесторов лишают возможности диверсификации, а это уж скорее еще больший риск в нынешних-то условиях. Тем более, что пока всеми любимые «голубые фишки» шокируют синдромом отмены дивидендов.

Кроме того, на этом фоне может возникнуть серый рынок, и неквалы начнут покупать бумаги у сомнительных брокеров.

Справедливости ради отмечу, что есть среди предложений регулятора и объективно толковые. Например, по снижению размера плеча для неквалифицированных инвесторов. Нечего играть с большими деньгами, пока скилл не набит. Тем более, что в случае с плечом или маржинальной торговлей, торгуют на чужие, но, в случае чего, отдавать придется свои. Ведь сделками с кредитным плечом называют такие, объем которых превышает собственные средства. Хотите вы, к примеру, купить 500 акций, а хватает только на 100. Брокер может предоставить вам кредит. Под залог. И если акции вопреки вашим ожиданиям не пойдут в рост, и вы не сможете отбить кредит, залог останется у кредитора.

Кроме того, тестирование квалов предлагается усложнить, увеличить количество вопросов, сократить время на ответы и интервалы между попытками. И это тоже в принципе оправданно.

Важный нюанс: пока ничего не изменилось. Это только предложения ЦБ. Регулятор еще будет обсуждать их с законодателями, профессиональными участниками рынка и правительством. Уже после этих обсуждений разработают конкретные законопроекты. С другой стороны, рекомендации Банком России уже озвучены. Хотя трудно представить, что кто-то из брокеров побежит впереди поезда себе в ущерб и начнет их исполнять.

Но уровень тревожности на фондовом рынке среди частных инвесторов уже вырос многократно.

БИПОЛЯРНЫЕ САНКЦИИ ЕС

А теперь немного о биполярном расстройстве. Евросоюз одновременно снимает уже установленные ограничения на нашу страну и при этом принимает новый седьмой пакет санкций. Да, так бывает в нашей новой безумной реальности.

Так, Евросоюз снял запрет на поставки в Россию ряда товаров и услуг для авиационной отрасли, а также убрал ограничения на финансовые транзакции для оплаты поставок российского продовольствия и даже нефти в третьи страны. К счастью, ЕС не запрещает третьим странам и их гражданам, работающим за пределами Евросоюза, также покупать фармацевтические или медицинские товары в России.

Однако при этом занесли в черный список Сбер, который теперь не сможет брать капитал на Западе, а также 55 физических и юридических лиц. Но самое главное – это частичное эмбарго на российское золото. В этом смысле западные апологеты санкций уверены, что золото - самый важный после энергоресурсов экспорт для России. Этот запрет также распространяется и на ювелирные изделия.

Стоит ли переживать по этому поводу? Вопрос дискуссионный. Экспорт золота в Европу - действительно важная статья доходов наших золотодобытчиков, а значит, и федерального бюджета. Одна только Великобритания в прошлом году импортировала русское золото почти на 15,5 млрд долларов. Не потому что британцы в булочную без золотого колье не выходят, а потому что Туманный Альбион – это крупнейший мировой хаб по обороту и хранению драгметаллов. Потеря такого заказчика – это серьезный урон для золотодобывающей отрасли России.

Однако, как и в случае с другими санкциями ЕС, еще неизвестно, кому в итоге будет хуже и кто опять окажется в роли генеральши, которая сама себя высекла. Ведь золотое эмбарго, скорее всего, спровоцирует дефицит золота во всем мире, и, как следствие, неоправданный рост цен на этот драгметалл. К тому же золото – это не только обручальные кольца, диадемы и запонки. Это еще и микроэлектроника. Да, доля драгметалла в каком-нибудь смартфоне или часах крайне мала, но в промышленных масштабах – это вагоны. Поэтому подорожают и все новомодные гаджеты.

Они там за кордоном будут грустить, а какой-нибудь условный «Миллер» российский золотодобычи в очередной раз поблагодарит коллективный Запад за возможность продавать ценный ресурс втридорога. Таким образом, эффект снижения экспорта может быть нивелирован ростом цен на металл.

Однако это все из разряда «якобы да кабы». На данном этапе у российских золотодобытчиков дела уже идут не очень хорошо. Экспортировать у них и до седьмого пакета санкций уже особо не получалось. Продажи обвалились на 40%. Скорее всего, их таки придется спасать государству. Ну, или все закончится сменой собственников и переделом рынка.

10 ЛЕТ ОСОБОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗОНЫ

Не могу обойти вниманием тему 10-летия нашего экономического магнус опус – особой экономической зоны промышленно-производственного типа «Моглино», которая стала притчей во языцех еще до своего появления. Согласно официальной позиции, круглая дата в этом году отмечается со дня подписания постановления о создании этой площадки. Однако ее история уходит корнями несколько глубже. Давайте вспоминать.

Идея развернуть масштабное и кумулятивное производство в специальном технопарке в пригороде возникла еще в бытность губернаторства Михаила Кузнецова. Более того, в октябре 2008 года было даже зарегистрировано государственное предприятие «Технопарк "Моглино"», призванное реализовать эту идею, развить инженерную инфраструктуру и привлечь инвесторов. Правда, в апреле 2010 года предприятие ликвидировали. Не срослось.

Второе дыхание проекту решили придать уже при Андрее Турчаке. Идейным вдохновителем реинкарнации почившего было в бозе замысла стала руководящая в то время областным комитетом по инвестициям и пространственному развитию Наталья Трунова. Предыдущую версию инвестиционного города-сада она подвергла жесткой критике и заверила, что в новом виде это будет действительно перспективная и работающая схема развития области.

Минэкономразвития РФ впечатлился, идею поддержал и утвердил статус «Моглино» как особой экономической зоны. Тогда она была, в это сейчас даже сложно поверить, всего лишь пятой в России и первой(!) на территории Северо-Запада.

К созданию и продумыванию, скажем так, философии площадки областные власти привлекли сингапурскую компанию Jurong Consultants, заверив, что это очень уважаемая в мире организация, которая не станет портить себе репутацию халтурой, впервые входя на российский рынок. Обошлось это в ту еще копеечку, и уже тогда многие крепко засомневались в обоснованности расчетов. При общих вложениях в «Моглино» в 8 млрд рублей и планах по созданию 4000 рабочих мест, получалось, что одно рабочее место стоит 2 млн рублей. Но власти тогда сказали, что это еще и дешево. Правда, позже вложения стали расти как на дрожжах, и каждое рабочее место в итоге становилось все драгоценнее для бюджета. А на вопрос об окупаемости чиновники пускались в довольно пространные объяснения. Когда-нибудь потом.

Тем не менее, нас не уставали заверять, что о зарывании денег в землю речи не идет, проект «обречен на успех». В конце концов, к этому обязывает не только объем проведенных работ, но и статус федерального масштаба.

По факту путь оказался сложным и тернистым. Не все резиденты выдержали бремя резидентства, многие проекты рухнули еще на стадии поиска финансирования. С некоторыми даже пришлось судиться. Совсем не украсила ОЭЗ и бесконечная смена руководителей. На смену хорошим маркетологам, но плохим хозяйственникам, приходили крепкие хозяйственники и совершенно не умеющие в маркетинге. А людей, сторонящихся публичности, сменяли персонажи, изъясняющиеся на инфернальном языке, у которых в одном предложении соседствовали «синергия», «транспарентность» и «протекционизм». Читаешь такое по три раза и все равно не понимаешь, какую мысль пытался донести спикер.

Неудивительно, что критика в адрес мегапроекта посыпалась чуть ли не с первого дня запуска. Скептики неодобрительно высказывались и по поводу выбора места для ОЭЗ, и по нецелевому расходованию средств, и по тому, как выстраивается работа по привлечению инвестиций. И уж, конечно, «Моглино» стало благодатным материалом для предвыборных баталий.

Если посмотреть финансовую отчетность нашей особой экономической, то поводов для радости и, правда, немного. Управляющая компания с 2015 года приносит только убытки, рентабельность, согласно данным Rusprofile, тоже давно и безутешно в минусе.

Тем не менее в рейтингах себе подобных наше «Моглино» выглядит вполне уверенно. Не «Алабуга», конечно, и даже не «Липецк», но в своей категории занимает достаточно высокие места. Во многом такие топы носят авансовый характер, поскольку оценивают инвестиционный ПОТЕНЦИАЛ, но и по эффективности работы площадка получает от экспертов высокие оценки.

Сейчас на сайте псковской ОЭЗ заявлено, что уже 17 резидентов ведут свой бизнес в «Моглино». Немного громкое заявление, потому что фактически на площадке присутствует меньше трети, да и то некоторые поставили бизнес на паузу. Однако грядет открытие завода «Титан-Полимер», который при всем неоднозначном отношении к нему со стороны скептиков и откровенных противников, наверняка станет важным драйвером развития особой экономической зоны. Плюс пресловутое импортозамещение. Сейчас самое время занимать освободившиеся ниши и строить заводы. Будут ли они возведены в «Моглино», зависит, прежде всего, от ее управленцев. Без всякой иронии желаю им в этом удачи.

Халяльный банкинг

Ну и напоследок еще одна новость, которая сейчас широко обсуждается. В России в скором времени может быть узаконен исламский банкинг. Соответствующие законопроекты уже активно прорабатываются. Чем это любопытно? Прежде всего, тем, что исламский банкинг предполагает полное отсутствие каких-либо процентных доходов. По исламским законам запрещается давать деньги в кредит под проценты. Кредитовать нельзя никому, ни банкам, не прочим кредитным организациям вроде МФО.

Как же тогда они будут работать без взимания вознаграждения? Пользоваться лазейками. Например, выступать платным посредником при заключении договоров купли-продажи, входить в уставной капитал юрлиц и таким образом осуществлять финансирование производственной или торговой деятельности. Ну, и, конечно, работать со вкладами.

В Банке России развитие правовых условий функционирования партнерского финансирования поддерживают. Регулятор считает, что это даст большие возможности для развития кредитования экономики и развития финансового сектора. Но на самом деле в этом кроется очередная «коза» западному миру. Мол, другие лекала для финансовой деятельности найдем. Будем смотреть отныне на Восток.

Независимые эксперты в свою очередь считают, что тема очень специфическая и с каким скрипом ее будут натягивать на глобус банковской сферы России пока не очень понятно. Даже в Азербайджане, мусульманской на минуточку стране, внедрение исламского банкинга проходит не без терний.

С другой стороны, в России вообще ничего подобного нет. Есть какие-то попытки что-то сделать в Дагестане и Татарстане, но это какие-то разрозненные конторы с крайне непонятным юридическим весом. При этом в нашей стране проживает около 25 млн мусульман. Шариат запрещает им использовать традиционное кредитование или получать процентный доход от пассивных операций. И даже если хочется развивать бизнес, податься им некуда - халяльных банковских услуг никто не предлагает.

Возможно, потому что это не самый выгодный для нашей страны вариант работы для банков, которые привыкли с клиентов других конфессий драть проценты за здорово живешь. Просто узаконить исламский банкинг мало, надо еще ростовщиков как-то к нему мотивировать. За этим будет определенно интересно наблюдать.

На этом все. Будьте в курсе событий, не теряйте оптимизма и своих сбережений. До встречи в эфире «ПЛН FM».

Алексей Овчинников

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Сталкивались ли вы с нарушениями со стороны военкоматов при частичной мобилизации?
В опросе приняло участие 167 человек
Лента новостей