Блоги / Александр Савенко

Итоги плебисцита. Дело Прокопьевой. Новый прокурор

07.07.2020 17:20|ПсковКомментариев: 1

Представляем вашему вниманию текстовую версию радиопрограммы «Гонки по вертикали». Еженедельная передача, посвященная темам общественно-политической повестки, выходит по вторникам в эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове. Свое мнение высказывает автор и ведущий, главный редактор ПЛН Александр Савенко.

Здравствуйте. В прошлом выпуске нашей программы, еще до завершения голосования по поправкам в Конституцию, я обещал вернуться к этой теме – и вот голосование завершено, цифры подсчитаны, так что коротко подведем итоги. Как известно, «за» высказались порядка 78% россиян, принявших участие в процессе, «против» – около 21%. В Псковской области процент поддержки поправок (читай — президента Путина) оказался даже чуть выше – 79 процентов, и это второй показатель среди регионов Северо-Запада. По явке результаты скромнее — здесь наш регион в середняках на Северо-Западе. Сравнения с другими территориями традиционны, нелишне напомнить, что по вертикали власти выводы об эффективности работы чиновников делаются в том числе и по результатам таких значимых кампаний. После них принято отмечать аутсайдеров и лидеров, сопоставлять цифры, делать выводы и строить прогнозы. В Псковской области в этот раз результаты ниже средних показали крупнейшие города – Псков (72,3) и Великие Луки (73,03), что было вполне ожидаемо, а также Себежский район (75,98), и это несколько неожиданно. Что до рекордсмена, то тут вне конкуренции – Усвятский район. Больше 90 процентов «за» — то есть в десять раз больше, чем «против». Нисколько не сомневаюсь, что в Доме Советов напротив фамилии главы этого района Дмитрия Петрова поставили самый большой и жирный плюс.

И еще одно наблюдение: районы так называемой «яблочной аномалии» — то есть те, в которых на выборах в последние годы победили кандидаты от партии «Яблоко», не то что не проголосовали против поправок, как призывали лидеры оппозиции, а, наоборот, показали высокий процент поддержки изменений. Скажем, в Новоржевском районе во главе с Софьей Пугачевой за проголосовали 82 процента, в Пустошке – 80, напомню, этот район возглавляет яблочница Светлана Василькова.

По имеющейся у нас информации, в Дно, Гдове и Плюссе главы, избранные от «Яблока», напротив, проводили работу по организации голосования за поправки.

Вот такие цифры, которые, на мой взгляд, красноречиво свидетельствуют: влияние «Яблока» на умы местных жителей, мягко говоря, сильно преувеличено. Собственно, мы и раньше отмечали, что успех яблочных кандидатов на прошлогодних выборах объяснялся не партийной принадлежностью кандидатов или их политическими взглядами — скорее эти прошлогодние победы оппозиции явились следствием просчетов политического блока областной администрации. Ну а сами кандидаты, это уж не говоря о тех, кто их поддержал, зачастую достаточно слабо представляли, за что именно и против чего выступает партия, какая у нее позиция даже по каким-то принципиально важным вопросам — допустим, того же присоединения Крыма. Предположу, что даже сейчас спроси их об этом — вряд ли получишь внятный ответ.

- А вот, Василий Иванович, мужики сомневаются – ты за большевиков али за коммунистов?

- Чиво? («Чапаев»)

К другим темам. В понедельник в Пскове был вынесен приговор журналистке Светлане Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма. История продолжалась около полутора лет — в ней было множество поворотов, заявлений, экспертиз, следственных действий, заседаний в псковском суде. При этом дело Светланы Прокопьевой — это, на мой взгляд, история не про псковскую политику, что бы там некоторые горе-аналитики не говорили о причастности местной власти. В целом история прошла мимо псковской политтусовки и какого-то особого влияния на нее не оказала.

Показательна ситуация последних дней: из сколько-нибудь заметных региональных политиков на процесс в областном суде публично реагировали буквально единицы — руководитель областного отделения партии «Яблоко», депутат областного Собрания Лев Шлосберг, его коллега по региональному парламенту, экс-руководитель областного совета профсоюзов Ульяна Михайлова, и всё. Так или иначе, с темой уголовного преследования журналиста Псков вновь прозвучал на федеральном уровне — и в очередной раз в негативном свете. Снова регион оказался в центре внимания российской либеральной публики, как это уже бывало прежде — вспомним хотя бы историю пятилетней давности вокруг дела о покушении на журналиста Олега Кашина.

В понедельник в Псков на вынесение приговора съехались журналисты ряда федеральных СМИ, блогеры, политики-оппозиционеры. Полагаю, что кто-то из них, как и из местных, приехал по зову сердца, кто-то — просто хайпануть на горячей резонансной теме. И в целом тусовка у суда, по словам очевидцев, была весьма разнородной: одни искренне переживали Светлане буквально со слезами на глазах, другие — как будто ощущали себя участниками спектакля и играли определенные роли.

При этом, возможно, основные события произошли несколько раньше, не в понедельник и не в выходные, когда в столице и Пскове сочувствующие выходили на пикеты и таким образом выражали Светлане Прокопьевой свою поддержку. Не исключено, что главное здесь происходило еще в пятницу, когда представитель псковской прокуратуры в суде запросила для Прокопьевой 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима и запрет заниматься журналистской деятельностью сроком на 4 года - и в этот же день последовали жесткие заявления со стороны членов президентского совета по правам человека, в частности руководителя «Московского комсомольца» Павла Гусева и других представителей, скажем так, высшей лиги российской журналистики (председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, известный публицист Николай Сванидзе и другие, в том числе те, кто полтора года не обращал на дело Прокопьевой никакого внимания). В пятницу же комиссия СПЧ по свободе информации и правам журналистов выступила с резким заявлением: мол, «прокуратура могла отказаться от обвинения и тем самым закрыть дело, которое на контроле у международного сообщества. Вместо этого – совершенно абсурдные требования огромного уголовного срока при полном отсутствии состава преступления». И в тот же день, вскоре после того, как прокуратура запросила 6 лет колонии, бывший руководитель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ Михаил Федотов в эфире радио «Эхо Москвы» сделал уверенное предположение о перспективах этого дела:

- В лучшем случае суд вернет дело в прокуратуру на доследование. Или вынесет обвинительный приговор с наказанием в виде штрафа. По этой статье 205.2 там возможен штраф, к сожалению, достаточно большой от 300 тысяч до 500, по-моему.

В понедельник всё именно так и произошло. Буквально за считанные минуты второй западный окружной военный суд огласил приговор: Светлана Прокопьева была признана виновной, а в качестве наказания ей назначили штраф в полмиллиона рублей. То есть, по сути, компромиссный приговор, который как и в недавнем случае с режиссером Кириллом Серебренниковым, обозреватели охарактеризовали так: и волки не в обиде, и овцы не слишком потрепаны.

Представители либерального лагеря заявляют о своей победе, достигнутой благодаря общественной поддержке. Но есть и другое мнение. Например, обозреватель «Московского комсомольца» Михаил Ростовский полагает, что власть разыграла «дело Прокопьевой» в свою пользу, не допустила превращения журналистки в политическую звезду и «мученицу за веру» - или, в данном случае, за принцип свободы слова. Кремль отказался вступать в конфронтацию, выиграть которую он мог лишь ценой ущерба для собственной репутации. 

Для власти, по мнению обозревателя МК,  было важным принять сбалансированное решение: не деморализовать псковскую управленческую вертикаль оправдательным приговором Прокопьевой и при этом устранить потенциальные негативные последствия «эксцессов исполнителей», это в итоге и было сделано. «С точки зрения власти, все даже не просто тип-топ - все просто блеск. Остается, правда, открытым вопрос: должны ли политические соображения быть ключевым фактором процесса вынесения судебных приговоров? Но это уже совсем другая история», - заключает господин Ростовский. А я со своей стороны отмечу, что — да, «дело Светланы Прокопьевой» достигло промежуточного финиша, можно смело прогнозировать, что интерес к нему со стороны общественности резко спадет и всё будет забываться, однако окончательная точка в истории не поставлена — хотя бы потому, что приговор будет обжалован. И в целом вопросы остаются — в том числе относительно того, как дальше поведет себя псковская областная прокуратура, ранее настаивавшая на суровом наказании. Кстати, уже на следующий после оглашения приговора день в Пскове был представлен новый руководитель «ока государева». Ну собственно - как новый? Еще в апреле в нашей программе мы сообщали, что на тот момент прокурора области Сергея Белова может сменить Иван Грибов, занимавший пост первого заместителя прокурора Удмуртии.

В мае его кандидатуру согласовал псковский региональный парламент, первое общение депутатов с будущим прокурором состоялось в режиме видеоконференции (провели эдакий видеомост Псков - Ижевск). Указ президента о назначении прокурора был подписан 30 июня, и вот спустя неделю прошло представление. Сегодня в прокуратуре собралось всё региональное руководство – губернатор Михаил Ведерников, спикер областного Собрания депутатов Александр Котов, руководители силовых структур.

Любопытно, что спикер регионального парламента вручил новому руководителю областной прокуратуры книгу «Псковские сокровища». Красочный альбом с яркими фотографиями достопримечательностей — подарок, безусловно, замечательный.

Правда, по-моему, для Ивана Грибова сейчас актуальнее было бы получить «Задачник для прокурора» - воображаемую объемистую книженцию, в которой каких только проблем не обозначено!

Тут и пожелтевшие страницы о «деле Михаила Гавунаса», написанные еще экс-прокурором Тимуром Кебековым (напомню, что этой не доведенной до конца истории с преследованием бизнесмена, бывшего псковского вице-губернатора и зампредседателя областного Собрания уже больше восьми лет). И глава «Национальные проекты», кем-то помеченная тремя восклицательными знаками. И свежие главы, посвященные работе подрядных организаций на псковских «стройках века» вроде стадиона «Машиностроитель» и кампуса на берегу Великой. Стулья для псковской детской музыкальной школы, чиновники-коррупционеры, проблемы охраны памятников истории и культуры… да чего там только нет, в этом задачнике для прокурора! А в дополнение к нему скоро появится сборник запросов от главного псковского яблочника: предположу, что чем ближе к выборам депутатов областного Собрания — тем обращений от него, бодающегося с властями и вынужденного преодолевать создаваемые ему проблемы, будет всё больше и больше.

Как заявил сегодня Иван Грибов, «Псковская земля — интересное место для возможности работы и с позиции прокурорского надзора, и с позиций человеческого потенциала». С этим не поспоришь — так что будем наблюдать. И обязательно вернемся к разговору на эту тему в следующих выпусках.

Прокурор Псковской области Иван Грибов и руководитель Следственного управления СКР по Псковской области Петр Крупеня

А уже через неделю подведем итоги первой избирательной кампании 2020 года в Псковской области — выборов главы Печорского района. День голосования — в ближайшее воскресенье, 12 июля. Подробнее о выборах в Печорах, а также о других событиях общественно-политической жизни региона читайте на сайте ПЛН.

На этом всё. Всего вам доброго. Это были «Гонки по вертикали» с Александром Савенко.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Как бороться с проявлениями вандализма в Псковской области?
В опросе приняло участие 252 человека

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.