Блоги / Светлана Прокопьева

Окна Овертона в качестве стеклопакетов

14.11.2018 15:14|ПсковКомментариев: 14

«Эхо Москвы в Пскове» (102.6 FM) представляет очередной выпуск программы «Минутка просветления». Журналист Светлана Прокопьева высказывает свое мнение и проливает свет на то, что осталось в тени, но заслуживает внимания. Псковская Лента Новостей публикует текстовую версию выпуска передачи.

Администрация города Пскова в четвертый раз выставляет на продажу двухэтажный домик в центре города, Труда, 4. До Кремля по прямой – четыреста метров. Никто не берет, хотя начальная цена – чуть меньше 900 тысяч рублей. Это стоимость двадцатиметровой квартиры-студии где-нибудь на отшибе.

Недорого, и место идеальное – почему аукцион провалился уже три раза? Причина проста: в описании объекта продажи честно сказано, что износ дома – более 85%. Бутовый ленточный фундамент без отмостки, глубокие трещины в цоколе, трещины в наружных стенах, гнилые дощатые перегородки. Плюс второй этаж и крыша пострадали в пожаре. Любой ремонтник, взглянув на эту красоту, скажет: «Ууууу! Тут проще снести».

Но было бы проще – купили бы и снесли. В конце концов, пустые участки в частном секторе дороже стоят. Нет, сносить здание нельзя, потому что оно признано объектом культурного наследия, что меня, например, радует, а многих других – неизмеримо огорчает. Ветхие дома-памятники, которые нельзя сносить – вечное яблоко раздора исторического Пскова. То, что делает Псков тем самым Псковом, который в туристических буклетах и на открытках, и одновременно – то, что местные называют «бараками», «руинами», «давно пора убрать эту рухлядь».

Эта проблема – споры вокруг охранного статуса памятников – существует в Пскове, сколько я себя помню (как журналиста, конечно же). Профессиональная общественность пытается памятники защитить, инвесторы и бизнес – в роли нападающего. Власть мечется между двумя полюсами, как и положено модератору. В части археологии, вроде, прижали бизнес (такого беспредела как с Золотой набережной сегодня уже не представить), но по части памятников архитектуры, напротив, власть дает слабину. Здесь как раз нормой становится «снести и потом построить похожее», как это было с домом Бабинина, где еще и пятиэтажный новодел скромненько вырос на заднем плане. Старым домам Пскова, свидетелям войны и разрухи, сумевшим пережить фашистов, сегодня нет надежды на спасение.

И обратная сторона медали: нет надежды для Пскова приобрести ухоженный, пристойный вид старинных кварталов, там, где эти памятники-руины сохранились.

Если проблема не решается годами, значит, ее не пытаются решать или подходят не с той стороны. Смею утверждать, что здесь второй случай.

Давайте сформулируем, в чем проблема, и станет понятно, что на самом деле надо бы делать.

Итак, есть небольшой старинный город, один из древнейших в стране – Псков. Город, славный не только возрастом и историей, но и собственной архитектурной школой, вошедшей в школьные учебники. Этот культурно-исторический багаж, по сути, единственный стоящий капитал города Пскова, и его нужно использовать, а не разбазаривать. И вот, для этой цели – чтобы сохранить и преумножить, не потерять исторический капитал старинных городов – и разработано охранное законодательство.

Первый закон об охране исторического наследия был принят в СССР в 1973 году. Он разрабатывался высококлассными специалистами с учетом накопленного к тому моменту мирового опыта. Позднее станет понятно, зачем эта ремарка.

Возвращаясь к охранном законодательству. Там все в комплексе: сносить нельзя, принципы научной реставрации, средовая застройка вокруг главных памятников, череда согласований и так далее. Все, чтобы защитить от разрушения историческую среду, которая определяет колорит древних поселений, заставляя работать тот самый вековой капитал. Система продумана до мелочей.

Есть только один прокол.

С какого-то перепуга наше государство, приняв сложное многоуровневое охранное законодательство, возложило его исполнение на частных лиц. В ответе за фактическую сохранность наследия оказывается собственник – частное лицо или бизнес, которому принадлежит дом-памятник. Сохранять его, исследовать, реставрировать собственник должен за свой счет, а дело это недешевое. Механизма компенсации затрат из государственного бюджета для собственников ОКН не существует.

Я уверена, что корень всех бед – именно в этом. Это категорически вредный и опасный принцип: перекладывать всю ответственность за памятники на частных собственников. Именно это разрушает в итоге всю систему охраны наследия.

Смотрите, как это работает. Россия – увы, небогатая страна. Да, есть олигархическая прослойка, которая строит дома для уточек и катает собак бизнес-джетами, но в целом, люди живут скорее бедно. Большинство нынешних и потенциальных собственников объектов культурного наследия в таких городах как Псков – это не роттенберги-тимченко, а в лучшем случае бизнесмены средней руки. Есть просто жильцы – люди, которым советская власть дала квартиры где-нибудь в доме Софьи Перовской. Если они приватизировали квартиру, то теперь в ответе за свои аутентичные фасады. Мало того, что на них висит охранное обязательство, так они еще и лишены возможности сделать перепланировку или вставить обычный стеклопакет. Живешь в памятнике – плати и терпи.

С точки зрения сохранения историко-культурного капитала, это нормально. По-другому памятники не спасти. Но работает это только в обществе, где у людей есть выбор, а значит, есть и деньги. Свободное общество – богатое общество, и это не про нашу страну.

В России собственники ОКН выкручиваются и жмутся. Жильцы мечтают переехать, а бизнесмены, отхватив домик в центре города, делают все, чтобы сбросить с себя охранное обязательство. В ход идут и поджоги, и бульдозеры, и власть, как свидетельствует пример дома Бабинина, смотрит сквозь пальцы даже на прямое надувательство. С другой стороны, бесчисленные скандалы приводят к тому, что руинированные памятники просто никто не берет – и они гибнут в одиночестве, как архитектурный комплекс на Романовой горке. 17 век, казалось бы.

Но самое опасное следствие – это расширение допустимых рамок публичной дискуссии, т.н. окна Овертона. Этот термин пропагандисты любят вспоминать, когда речь идет об эвтаназии или однополых браках, но принцип смещения окна дискурса работает на любом примере. В том числе, в сфере исторического наследия. Действующая норма все еще «сохранять и реставрировать», но граница приемлемого уже откатилась от «использовать современные материалы там, где не видно» до «снести и построить по-новому».

Тон в этой публичной дискуссии задают те самые несчастные собственники ОКН – ставшие собственниками по воле случая или по наивности. Именно они стонут «попробуйте сами жить в бараке» и «почему я должен платить за ваши памятники». Именно они рассказывают про ужасные дыры, гнилые перегородки, «да я вложил больше, чем здание стоило» и так далее. Следом за стонами идут оценочные суждения: «а с чего вы взяли, что это памятник, на вид – барак бараком». Ревизию принципам охранного законодательства, выверенного по нормативам ЮНЕСКО, проводят обитатели панельных многоэтажек со средним или провинциальным высшим образованием! Люди, чей культурный багаж сформирован школьной экскурсией в Эрмитаж, на полном серьезе спорят с искусствоведами о том, что можно сносить в Пскове, что нет.

Большой ошибкой со стороны государства было допустить такую ситуацию. Зная, что люди бедны, жадны и часто бессовестны, зная, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения – оставлять наследие на откуп частникам?.. По меньшей мере, наивно.

Особенность публичных дискуссий в том, что они ведут к переменам. Вирусная идея – «давайте считать, что это не памятник» - в конце концов может привести к разрушению охранного законодательства. И гибели исторического наследия таких городов как Псков.

Так что же делать? По-моему, выход очевиден. Государство должно вернуть себе ответственность за объекты культурного наследия. Росимущество должно перестать быть конторой по сбору арендной платы, а стать тем самым собственником, каким хочет видеть граждан: ответственным и рачительным. Государство должно финансировать изучение, реставрацию и консервацию памятников. Это справедливо: сохранять всенародное достояние за народный счет.

Зато потом у государства будут развязаны руки. Передав в частное пользование крепкий, красивый, по всем научным канонам отреставрированный памятник в историческом центре города, власти смогут с чистой совестью следить за выполнением охранного обязательства. В каждой его букве, без малейшего компромисса, без скидок на финансовые возможности собственника. И цель – спасти и сохранить древние города – будет достигнута.

опрос
Рассчитываете ли вы на то, что смена кадров в органах власти приведет к позитивным переменам в жизни псковичей?
В опросе приняло участие 1566 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.