Новости партнеров
Политика

Политобзор: Осторожно! Под напряжением!

11.03.2015 23:00|ПсковКомментариев: 35

Все счастливые семьи похожи друг на друга,

каждая несчастливая семья несчастлива по своему.

Лев Толстой, «Анна Каренина»

Очередное обозрение событий и явлений региональной политической жизни представляется необходимым начать с одного общего наблюдения, ставшего для многих очевидным фактом, если не сказать - будничным явлением времени. Весь последний год, с начала известных событий на Украине, мы отмечаем последовательный рост внутриполитической напряженности, жесткой поляризации общественных настроений, нервозность политического класса в целом и обострение сложившихся непримиримых противостояний власти и несистемной оппозиции.

Конец февраля — начало марта ознаменовались в нашей стране, кульминацией этой  напряженности. Демонстративное убийство у стен Кремля Бориса Немцова и последующая реакция на него во всем мире явились катализатором процесса взаимных обвинений в разжигании в стране «атмосферы ненависти». Течение политпроцесса оказалось нарушено, произошел настоящий взрыв — и все стали оглядываться, задаваться вопросами: почему это стало возможным? кто виноват? есть ли шанс на гражданское согласие? И пусть напряжение пока ощущается в основном среди представителей политического класса, общественников и журналистов, лиха беда начало. Социально-экономическое положение в стране далеко от «изобилия» прошлых лет, и обычный обыватель, далекий от политики, все больше начинает костерить тех, кто стоит над ним, и власть, и оппозицию. 

Атмосфера накалена — если уж не до максимально предельного значения, «точки кипения», то до весьма опасной отметки.. Все чаще в публичных заявлениях звучат слова «война», «враг», «ненависть» и т. д., представители различных групп то и дело обвиняют друг друга: дескать, это именно они, оппоненты (либералы-прозападники или патриоты-государственники, нужное подчеркнуть), виновны в беспрецедентном витке напряженности и других негативных тенденциях, ставящих всему сообществу неутешительный диагноз. И хотя в нашей области все это не так ярко выражено, отмечается напряжение и нервозность регионального политического класса. Неудивительно, что псковские политики и чиновники, журналисты и блогеры (порой эти амплуа принадлежат одним тем же персонажам)  скрестили шпаги в социальных сетях в поисках правых и виноватых, во взаимном навешивании ярлыков и подсчетах негативных дефиниций в риторике друг друга. «Водораздел» между властью и ее противниками стал, как никогда прежде, отчетлив. 

В этом материале я не ставлю своей целью взвесить на весах объективности, кто более, а кто менее повинен в той самом пресловутом «разжигании ненависти» и нагнетании нервозности. Если примерять на наши реалии хрестоматийные стандарты, то, скорее, виновата власть: она, по определению, должна быть взвешенной, толерантной  и ответственной, за ней стоят миллионы «большинства», в ее руках сосредоточены все рычаги, и оспаривать этот закон «политической механики», по меньше мере, наивно. Оппозиции в данном отношении дозволено больше, ей многое простительно, а власти — нет. Однако рисовать картину происходящего исключительно в черно-белых цветах, по моему убеждению, неправильно. Ситуация сложнее, в непростом положении оказались представители абсолютного большинства политических групп, и неудивительно, что все они — вне зависимости от принадлежности к тому или иному лагерю - напряжены и нервничают. Псковская область, разумеется, не исключение. В нашем регионе очевидны практически все основные общероссийские тенденции. Как в капле воды отражается океан, так и ситуация в отдельно взятой губернии может служить зеркалом происходящего в отечественной политике.

Власть и деньги

Одной из важнейших задач власти везде и всегда является сохранение стабильности, контроль над протекающими в обществе процессами и — как максимум — эффективное управление ими. Достижение данной задачи невозможно без проведения социально ориентированной политики, а последняя возможно только при наличии устойчивого «фундамента» в виде финансовой системы. Предельно упрощая: хватает государству денег — волноваться вроде бы не о чем, мало средств — есть повод для беспокойства. Ни для кого не секрет, что сейчас в России с финансами плохо. Падение цен на нефть, обвал рубля по отношению к доллару и евро, последствия западных санкций в отношении РФ и прочие неблагоприятные факторы привели к тому, что денег уже не хватает даже на самое необходимое, в том числе на выполнение социальных обязательств, свидетельством чему служат не только некие «утечки» из органов госвласти (мол, «это трындец — дошли до ручки»), но и вполне конкретные свидетельства и сигналы с мест.

«Сытые нулевые» - период экономического подъема, обусловленного конъюнктурой цен на углеводороды - сейчас начинают восприниматься по иному: дескать, чего было не жить и работать при ста с лишним долларах за баррель и относительном благополучии?! В такой ситуации власти легко было прослыть «социально ориентированной», браться за «приоритетные национальные проекты», принимать популярные решения, перехватывать у оппозиции поводы для критики и тут же реализовывать их под своей эгидой и т. п. 

Андрей Турчак, первый период работы которого в должности губернатора Псковской области пришелся как раз на «эпоху путинской стабильности» - может служить олицетворением регионального руководителя того периода. Федеральный центр помогает области, внимание к региону возросло многократно, денег хватает не только на поддержание штанов, но и на амбициозные проекты, школы-больницы модернизируются, дороги ремонтируются, ледовые дворцы строятся, народ доволен и поддерживает власть, что подтверждают результаты выборов на всех уровнях — это ли не мечта госуправленца?!

Изменение  социально-экономической ситуации во второй половине прошлого года привели областную власть к режиму необходимости принятия антикризисных мер, что выразилось в новом курсе на оптимизацию бюджетных расходов и «затягивание поясов». Не берусь судить, насколько ощутим эффект, достигнутый за пять месяцев этой экономии, однако очевидно: сейчас региональной власти не позавидуешь, напряжение продолжает расти.  Ведь, с одной стороны, с властей никто не снимал ответственности за обеспечение той самой стабильности, а именно сохранение всех социальных обязательств, в частности выполнение указов президента. В период кризиса, как и прежде, Москва ждет от обитателей Дома Советов действий, которые не позволили бы оппозиции получить козыри и «раскачать» ситуацию. С другой стороны, администрация области поставлена в напряженные условия, когда необходимо ужиматься, сокращать госпрограммы, отказываться от намеченных проектов, проводить филиализацию, принимать непопулярные среди населения меры. И даже, о ужас, сокращать собственные чиновничьи ряды и экономить на себе любимой. К тому же следует учитывать, что реализовать задуманное  — задача сама по себе крайне сложная: бюрократическая система консервативна, и «на раз» изменить сложившееся десятилетиями положение дел она просто не в состоянии. Это не говоря о том, что первая пятилетка Андрея Турчака дала основания сделать вывод о том, что он, в отличие, скажем, от своего предшественника, не принадлежит к числу тех, кто является сторонником проведения крутых и главное быстрых реформ, оптимизаций и прочих действий, которые потенциально могут вызвать в обществе неоднозначные оценки и реакции.

На снимке: губернатор Андрей Турчак (справа) и глава Великих Лук Николай Козловский. 10 марта. Фото: портал государственных органов Псковской области

Очевидно, именно необходимостью решения обозначенных выше задач объясняются многие шаги главы региона в последнее время — как в федеральном центре, так и внутри субъекта РФ. В качестве весьма показательного примера приведу недавнюю встречу в Москве вице-премьера Дмитрия Козака и главы Псковской области. Центральной темой разговора стала реализация проекта по созданию особой экономической зоны «Моглино» (с точки зрения PR-сопровождения деятельности администрации это легко объяснимо: дескать, как бы тяжело ни было — надо думать о развитии, «локомотивах», которые должны потянуть за собой региональную экономику). Но — все кроется в мелочах и деталях, вот и в этом случае обращаю внимание на то, что в ходе встречи по инициативе Андрея Турчака обсуждалась возможность увеличения финансирования «моглинского» проекта. «Вопрос встал в связи с инфляционными процессами и удорожанием работ по строительству необходимой инфраструктуры», - сообщила пресс-служба губернатора. То есть: как и везде - не хватает денег. Вице-премьер помощь пообещал, но никаких конкретных цифр не назвал: «объемы финансирования будут определены позже».  

Что до внутриобластной повестки, то тут обращает на себя внимание возросшая активность губернатора в плане личных встреч с главами муниципальных образований. Если прежде господин Турчак предпочитал встречаться со всем корпусом районных и городских глав, говорили на таких совещаниях в основном первые лица областной администрации — сам губернатор, а также его заместители и руководители структурных подразделений, то сейчас ситуация изменилась. Как следует из сообщений пресс-службы (кстати, формат официозных релизов тоже претерпел изменения и стал более походить на кремлевский: это не описание, как прежде, а фактически стенограмма первой части разговора), губернатор спрашивает — главы отвечают. За последние несколько недель Андрей Анатольевич провел целую серию таких встреч с муниципальными руководителями (его собеседниками стали великолучанин Николай Козловский, стружанин Александр Волков, Андрей Белугин из Куньи, Нина Степанова из Локни), что, видимо, должно дать главе области более четкое представление о ситуации на местах и предупредить некие негативные тенденции, в том числе возможное проявление общественного недовольства — такое, как, скажем, было в Дедовичском или Печорском районах.

На снимке: Андрей Турчак (слева) и глава Стругокрасненского района Александр Волков. Фото: портал государственных органов Псковской области

Особо отмечу, что в большинстве случаев собеседниками губернатора, естественно, становятся представители партии власти. Тут необходимо понимать, что актив «Единой России» - те же главы районов, депутаты, руководители различных организаций - тоже в напряжении. Ибо, с одной стороны, все они ощущают себя членами одной команды, встроены в пресловутую «вертикаль» и запрограммированы на поддержку-одобрение едва ли не любых действий власти. Утвердиться в правильности такой позиции им помогает и государственная пропаганда, и вышестоящее начальство, и социология, согласно которой рейтинг главы государства, как никогда, высок — отчего сам собой напрашивается вывод о поддержке власти народом. Однако, с другой стороны, работает этот актив «ЕР» на земле, приближен к людям, как никто другой посвящен в их истинные настроения и проблемы. Поэтому наверняка хорошо понимает, о чем думают простые люди, приходя в магазины и сталкиваясь с ростом цен, какие чувства они испытывают, глядя на начавшиеся сокращения, какие эпитеты используют при оценке сегодняшнего положения дел в стране, области, районе, своем населенном пункте.

На фото: вице-губернатор Сергей Перников на сессии областного Собрания. 26 февраля

Известные аргументы в духе докладов вице-губернатора Сергея Перникова («мы на четвертом месте на Северо-Западе по стоимости «потребительской корзины», и это место — комфортное»), тут не работают, желаемого эффекта принести не могут, скорее — даже, наоборот, вызывают скепсис, недоверие и раздражение.  Объяснять, что это за филиализация такая, почему сокращают то и это, отчего растут платежи за ЖКХ, стремятся вверх цены и прочее-прочее, каждый день приходится им, муниципальным руководителям, директорам предприятий и учреждений, лидерам различных общественных групп. Тут волей-неволей задергаешься и занервничаешь.

Системный блок    

Что до системной оппозиции (прежде всего, КПРФ, которая ранее позиционировала себя как непримиримый и едва ли не единственный реальный оппонент «антинародного режима»), то ее очевидная проблема на данном этапе заключается в явном противоречии  федерального тренда и местных политических интересов. Региональные партийные руководители в напряжении, потому что им становится все сложнее выполнять свою роль «оппозиционных лидеров» из-за федеральной повестки дня. Дело в том, что за последний год парламентская  оппозиция в значительной степени потеряла лицо. Коммунисты во главе с Геннадием Зюгановым, равно как справедливороссы Сергея Миронова и ЛДПР Владимира Жириновского, не просто солидаризировались с властью, а фактически слились с ней в патриотическом экстазе и стали походить на единую гомогенную массу. Дайте почитать тексты выступлений партийных лидеров без указания персоналий — не сомневаюсь, даже подкованный в политическом смысле человек так, с ходу, не определит, какие слова произнесены каким-нибудь функционером «Единой России», а какие — представителем КПРФ или «Справедливой России». Не случайно, городской фольклор и интернет-сети отреагировали на «всеобщий одобрямс» последнего времени второй жизнью «бородатого» анекдота про поход Путина и председателей политических партий в ресторан. Помните?

Официант: - Владимир Владимирович, что будете заказывать?
- Я буду мясо.
- А как же овощи?
- «Овощи» тоже будут мясо...

«Крым наш!», «Поддержим наших братьев на юго-востоке Украины», «Дадим отпор Западу», «России объявлена война» - общий набор лозунгов и тезисов для выступлений значительно упростил задачу той части российской оппозиции, что на протяжении многих лет и даже десятилетий комфортно чувствует себя в системе. Парламентская оппозиция понимает, что она - важная, можно сказать, опорная часть путинского политического ландшафта. В свою очередь Владимир Владимирович в современной России — не партийный вождь «Единой России», а общий лидер – вождь вождей: и партии власти, и системной оппозиции. Он верховный глава, а Зюганов, Жириновский, Миронов — вожди отдельных «тейпов». Но это касается федерального уровня. В регионах ситуация иная и представителям компартии, «Справедливой России» и ЛДПР сложнее определить свое место в новой системе координат и разъяснить позицию представляемой ими политической силы населению, которое скоро вновь станет электоратом.

На снимке: Владимир Жириновский, Геннадий Зюганов и Сергей Миронов (слева направо)

Проблема в том, что губернатор Андрей Турчак не может стать общим  лидером, единым вождем для руководителей местных отделений партий, представленных в парламенте. У них свои отношения, свои задачи, свои частные интересы, нельзя же полностью экстраполировать на местный уровень реалии большой политики.

В общем, хочешь — не хочешь, можешь — не можешь, будь любезен: поддерживая Кремль — покусывай его ставленников на местах. Задача — вроде бы не из разряда невыполнимых, тем более, если учесть, какое число поводов для критики за последние полгода дало региональное руководство — от оптимизации бюджетных расходов до отмены пригородных поездов (решить последнюю проблему, напомню, позволило лишь вмешательство самого ВВП). Однако в силу явной слабости партийных кадров за время, прошедшее после губернаторских выборов 14 сентября прошлого года, оппозиция не смогла продемонстрировать хоть что-то сколь-нибудь серьезное. Все здесь на уровне мелких «шпилек» в адрес власти и неуклюжих попыток самопиара. Показательна в этом отношении история с недавним походом коммунистов к памятнику 6-й роте в день памяти псковских героев-десантников. Идея явиться на траурный по сути своей митинг под красными знаменами на длиннющих древках — как бы это помягче сказать... «Агитационно-пропагандистская» форма участия категорически не соответствовала характеру мероприятия, на которое собрались родители погибших, их сослуживцы, командиры, представители органов власти, просто неравнодушные люди. Неудивительно, что среди собравшихся у «Купола» нашлись люди, которые на нетривиальный ход краснознаменных зюгановцев отреагировали резко и потребовали убрать знамена, если пришедшие хотят поучаствовать в митинге памяти и возложить цветы. Если не согласны — представителей КПРФ были готовы погнать из-под «Купола» чуть ли не пинками. Не знаю, был ли это порыв одиночек или действительно, как утверждают коммунисты, команду прогнать их давал сотрудник областной администрации — мне это представляется неважным. В общем, все вроде очевидно — сделать бы коммунистам выводы и забыть инцидент, как неприятный сон, да никому не рассказывать. Но не на тех напали, как говорится. Сначала члены компартии постарались раструбить про это происшествие в Черехе в лучших традициях еще советского агитпропа, а затем первый секретарь обкома, депутат регионального парламента Александр Рогов обратился к прокурору  области Тимуру Кебекову с просьбой провести проверку на «предмет бездействия сотрудников полиции во время провокационных действий группы лиц 1 марта 2015 года в отношении членов делегации КПРФ... оказать содействие в выявлении организаторов и участников хулиганских действий, а также привлечении их к ответственности». И тут же прозвучала подсказка: по наблюдениям коммунистов, действиями хулиганов руководил прибывший вместе с губернатором заместитель руководителя аппарата администрации Псковской области Роман Романов.

На снимке: Александр Рогов

Надо очень любить оппозицию в целом и лидеров псковского обкома в частности, чтобы увидеть в этой их попытке «вдарить» (отмечу — одной из немногих за последние полгода попытке) реальный повод и рассчитывать на какой-то серьезный результат, в том числе электоральный. При этом, когда власть действительно «подставляется» и дает возможность «оттоптаться» на ней по полной, те же псковские зюгановцы демонстрируют инертность и безынициативность, что все мы наблюдали и при обсуждении бюджета-2015, и при принятии губернаторской командой непопулярных решений по оптимизации бюджетной сферы, и в множестве других случаев.

На снимке: потасовка у памятника в Черехе. 1 марта. Фото пресс-службы обкома КПРФ

Но буду справедлив: коммунисты хотя бы что-то заявляют, как-то обозначают свою позицию по отношению к региональной власти - хотя и комично, и нелепо. Другие представители системной оппозиции в Пскове не демонстрируют и этого, некоторые просто растворилось после выборов. Справедливороссы во главе с Олегом Брячаком (тем самым, который еще года полтора назад нещадно ругал «могильщиков» области из администрации за стремительно возрастающий госдолг и на время даже захватил титул главного критика  областного руководства)  благосклонно молчат и ровным счетом никакого беспокойства власти не приносят. Ну разве что пнут лишний раз по старой памяти экс-главу Псковского района, начальника областного управления внутренней политики Владимира Шураева, так ни ему самому, ни его шефам это нипочем — ни наскоки эсеров, ни требование лидера псковского «Яблока» Льва Шлосберга отправить «душителя местного самоуправления» в отставку. Беспокоить справедливороссов должно, прежде всего, выбывание из числа акторов политического процесса, их место на обочине, откуда вернуться в колею и рассчитывать хотя бы на повторение прежних результатов на выборах, достигнутых еще при деятельном участии экс-руководителя организации, ныне депутата Госдумы Михаила Брячака, будет невероятно сложно.

Что до регионального отделения ЛДПР, то в некогда правившей в Псковской области партии вновь произошла смена лидера. Сергей Макарченко, возглавлявший стаю «соколов Жириновского» с весны 2011-го, уступил кресло своему коллеге по областному Собранию, неприметному и практически неизвестному широкому кругу Антону Минакову.

На фото: Сергей Макарченко (слева) и Антон Минаков

Напомню, в прошлом году господин Макарченко  занял четвертое место на губернаторских выборов, после чего возглавил Фонд капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах Псковской области. Уже тогда стало ясно, что не раз обсуждавшийся в 2014 году вопрос смены регионального координатора ЛДПР скорее рано, чем поздно, вновь займет место в актуальной повестке. Ждать пришлось недолго: на исходе зимы по представлению Высшего совета ЛДПР координатором избран Минаков, который ранее помогал Макарченко и не раз давал ему комплиментарные оценки. Еще летом прошлого года, когда неминуемость ротации стала очевидной, господин Минаков на региональной конференции ЛДПР заявлял о том, что если совет примет решение назначить его координатором регионального отделения, то «никаких перестановок не будет». «Сергей Викторович остается руководителем фракции, а также нашим идейным лидером и вдохновителем», - клялся будущий координатор. Данные обстоятельства дают основания предположить, что кардинальных перемен в стане псковских либерал-демократов не произойдет — по крайней мере, в ближайшее время. Что до прежнего лидера организации, то он, будучи человеком, тонко чувствующим конъюнктуру, образно говоря, держащим нос по ветру и владеющим искусством хождения между струй, повел себя достаточно грамотно. Во-первых, такая смена амплуа в сложившейся ситуации — ход, безусловно, оправданный и дальновидный, с учетом описанного выше сложившегося противоречия. Во-вторых, с учетом личности нового координатора ЛДПР можно утверждать: господин Макарченко в значительной степени сохранит свое влияние внутри организации и при желании сможет позиционировать себя неформальным лидером регионального отделения партии, все еще входящей в большую парламентскую четверку.

Предположу, что описанная выше проблема, при которой местные интересы у представителей системной оппозиции преобладают над федеральной партийной линией, доживет до выборов 2016 года, когда параллельно с парламентской кампанией на Псковщине будут выбирать областное Собрание депутатов.  Оно и понятно: подтверждать статус надо, тут не до федеральных трендов и нюансов поддержки «национального лидера».

То, что меня не убивает... 

Председатель регионального отделения партии «Яблоко», депутат областного Собрания Лев Шлосберг стал фактически единственным из заметных региональных политиков, кто по собственной инициативе и без предварительных обращений представителей СМИ четко и оперативно обозначил свою позицию относительно убийства Бориса Немцова. «Это результат атмосферы войны и ненависти, созданной в России. Все, кто взращивает эту атмосферу, виновны в произошедшем преступлении. Лично каждый. Чем выше статус участника атмосферы ненависти - там выше его вина. Персональный уровень заказа не имеет значения, потому что по существу это убийство - государственный заказ», - написал яблочник спустя несколько часов после трагедии.

На снимке: Лев Шлосберг.

Он же выступил инициатором проведения в центре Пскова митинга памяти убитого политика. Помимо естественного желания почтить память человека, наблюдатели увидели тут попытку Льва Марковича показать «городу и миру», что он, несмотря на (практически в буквальном значении) угрозы и вызовы, продолжает защищать демократические ценности, а также продемонстрировать, что он не один. Удалось ли это — вопрос спорный. Ибо, с одной стороны, никто из заметных действующих политиков, кроме самого господина Шлосберга, к памятнику княгине Ольге в назначенный час не пришел: не было тут ни его коллег — членов оппозиционных фракций областного Собрания, ни тех, кто в свое время возглавлял отделения партии, лидером которой являлся Немцов. С другой стороны, на митинг пришло до ста человек, в том числе депутат Гдовского районного Собрания (фракция КПРФ) Алексей Малов, журналист, член национально-демократической партии Юрий Алексеев, член партии «Великая Россия», экс-депутат Псковской гордумы Вадим Гузинин. Полагаю, националист Гузинин и либерал Шлосберг не поверили бы, скажи им во второй половине 1990-х, что придет время - и они выйдут на общественное мероприятие  под общими  лозунгами. Время пришло.

На снимке: митинг памяти Бориса Немцова в Пскове

Для Льва Марковича трагедия в Москве имела и особый, я бы сказал, личный подтекст. Полгода назад он сам был избит неизвестными, и многие связали нападение с его позицией по поводу вмешательства России в ситуацию на Украине. В целом последний год стал для лидера регионального отделения «Яблока» и важным этапом, и серьезным испытанием, и максимальным напряжением. Образно говоря, переступив черту, Лев Шлосберг в глазах псковской политтусовки стал принадлежать к «касте неприкасаемых». Схожие выводы относительно невозможности союзов и даже простых контактов оппозиционного политика с большинством коллег делались обозревателями и ранее, однако сейчас очевидно, что ситуации прошлых лет не идут ни в какое сравнение с нынешним положением дел.  Если прежде во взаимоотношениях господина Шлосберга и представителей псковских политических элит, в том числе губернаторов, случались различные этапы — и сближения, и конфронтации, однако возобновление контактов в дальнейшем выглядело вполне реальным, то ныне представить подобные союзы практически невозможно.  Как в советское время КГБ по подписке на «Литературную газету» выявляло круг потенциально неблагонадежных, так и сейчас власть может по общению со Львом Шлосбергом определять тех, кого в пору заносить в «черный список». Кому другому такое положение дел было бы невмоготу, а Льва Марковича это, похоже, напротив подпитывает энергией и заводит.  Впрочем, возвращаясь к теме всеобщего «напряга» - для яблочника весь этот год превратился в один постоянный стресс: нападение, обвинения, проверки, штрафы, суды, выселение из помещений, объявление «иностранным агентом»… И кто знает, что там впереди...

В поисках утраченного компромисса  

В весьма сложном положении в настоящее время находятся и представители псковского общественного сектора, ориентированные на диалог с властью. Это касается подавляющего большинства общественных организаций, переживших в 2009-2014 период  беспрецедентного внимания региональной власти, включающего прямую финансовую поддержку в виде грантов.  Неудивительно, что многие из них удачно вписались не только в региональную Общественную палату, но и сперва в Общероссийский народный фронт, а потом и в штаб общественной поддержки Андрея Турчака на губернаторских выборах. Сегодня многие из них испытывают напряжение - одни материально, другие морально. Как сохранить социальную функцию своей организации, отстаивать интересы тех или иных групп граждан в условиях кризиса и остаться при этом лояльным власти, более того - оказывать ей публичную поддержку. Конфликт интересов налицо. Наиболее ярко это заметно в истории псковских профсоюзов,  самой массовой организации региона. Чтобы лучше понять ситуацию, в которой оказалась лидер облсовпрофа, депутат регионального парламента Ульяна Михайлова и ее единомышленники, предлагаю совершить небольшой исторический экскурс.

Еще в 2005-2008 годах псковские профсоюзы находились в оппозиции к региональному руководству. Они могли позволить себе и жесткую критику губернатора-оптимизатора, и организацию массовых акций протеста против монетизации льгот, и многие другие заметные проявления недовольства действиями властей.  Администрация области в ту пору, когда ее возглавлял Михаил Кузнецов, отвечала облсовпрофу «взаимностью», что делало какой-то конструктивный диалог между сторонами невозможным в принципе. Ситуация изменилась вскоре после назначения губернатором Псковской области Андрея Турчака. Новый управленец, декларировавший свежие подходы к взаимоотношениям власти и различных общественных институтов, не обделил своим вниманием и профсоюзы. Дом Советов избрал на тот момент абсолютно обоснованную и грамотную политику легкого флирта. Достаточно быстро отношения зашли так далеко, что власть и профсоюзы заключили «брак по расчету». Ставшая в 2010 году, то есть уже при губернаторе Турчаке, председателем облсовппрофа Ульяна Михайлова неизменно демонстрировала готовность к диалогу и компромиссам. Будучи внимательными и нежными «социальными партнерами», спутники все эти годы не забывали преподносить другу другу подарки по случаю и поддерживать в минуты испытаний. Во-многом благодаря позиции верных государственных мужей Ульяна Александровна в 2011-м получила поддержку Общероссийского народного фронта  и «Единой России» на выборах в областное Собрание и без особых проблем одержала победу в одномандатном избирательном округе №12 (Дновский и Дедовичский районы). В прошлом году, когда Андрею Турчаку пришло время держать первый экзамен народного волеизъявления, Ульяна Александровна без колебаний подставила свое плечо — более того, активно проявляла себя в Общественном штабе поддержки врио главы региона. Может, и не были сложившиеся в 2010-2014 годах отношения совсем уж безоблачными, но если что и случалось - то все решалось компромиссом, руку на более слабого никто не поднимал, и стороны не забывали говорить о решении вопросов в рамках «социального партнерства».

На снимке: Ульяна Михайлова и Андрей Турчак

Конец этой идиллии наступил прошлой осенью. 14 октября губернатор объявил о новом курсе на затягивание поясов. Профсоюзы вначале не оценили масштаб новшеств, потом когда разобрались — по словам Ульяны Михайловой, испытали шок. И начали выступать против. Депутат Михайлова отказалась голосовать за предложенный администрацией бюджет-2015, а ее участие в общественных слушаниях ознаменовалось обменом остроумными колкостями и намеками с главой области.

Пути разошлись, что и объяснимо. Интересы власти и профсоюзов — разные. Миссия последних  - защита социально-трудовых и связанных с ними экономических прав трудящихся. А когда «денег нет» и оптимизация шагает по области – какие тут могут быть компромиссы и «социальное партнерство»?

В общем профсоюзам, которые в определенном смысле стали заложниками прежних отношений, сейчас нелегко. С властью они сблизились, что-то совместно нажили, разделили ответственность, а теперь — бац! - ситуация изменилась. Совершенно ожидаемо «тред-юнион» пытается показать зубы, пишет различные обращения, бьет тревогу, но в состояние открытого оппонирования недавнему партнеру пока не переходит и на «митинги пустых кастрюль» народ не зовет.

Будь у нас реальная оппозиция, выжидательная позиция профсоюзов не осталась бы без внимания - и «отгребли» бы защитники прав трудящихся от тех же коммунистов по полной, но... Читайте выше - о том, на что способна, вернее, на что не способна наша системная оппозиция.

Завершая разговор о напряженности и жертвах кризиса, отмечу, что без ставшего привычным за последние годы куска бюджетного пирога, вероятно, останется теперь целый пласт общественных объединений, эдаких «социальных приживалок» - от садоводов-любителей до чудаков, одержимых идеей во что бы то ни стало «тиснуть» в типографии свои вирши. Но — как утверждал брат по разуму псковских поэтов и писателей, «жизнь такова, какова она есть, и больше она никакова»: когда денег катастрофически не хватает или их нет вовсе — кого-то придется «отодвигать» и «секвестировать». То же самое грозит и «трубадурам режима» из числа государственных и окологосударственных СМИ. Им легко и просто было воспевать подвиги власти в условиях щедрого финансирования «хотелок». Делать то же самое, когда в редакциях изучают бумажки о грядущих сокращениях и урезании бюджетного пайка, - значительно дискомфортнее. Что до тех немногих СМИ, которые не принадлежат власти, но ранее по вполне понятным причинам сохраняли по отношению к ней лояльность, то они наверняка повысят градус своей оппозиционности.  Ибо, как давно известно, нельзя жить в обществе и быть независимым от него. Для редакций газет, теле- и радиокомпаний, интернет-изданий это не просто слова, а закон выживания в условиях рынка и руководство к действию. Прислушиваться к запросам потребителей информации, находиться на волне общественных интересов и отражать волнующие людей проблемы — это обязанность тех, кто работает в журналистике, а не занят «лакировкой действительности».

Такими я увидел основные события и тенденции конца февраля — начала марта. В заключении хотел бы выразить, полагаю, общую надежду на то, что период напряженности и нервозности, бездумных заявлений и непоправимых трагических событий мы вместе скоро преодолеем. По крайней мере, мне очень хочется в это верить.

Игорь Макаров  

Карикатура Алексея Меринова, «Московский комсомолец»

 

 
опрос
Одобряете ли вы усилия властей по созданию официальных символов Псковской области — герба, флага и гимна?
В опросе приняло участие 573 человека
Сюжет: «Политобзоры» Макарова «Дрим-тим» Ведерникова, «большой секрет» компартии и «гамлетовский вопрос» Шлосберга Выборы президента-2018: на финишной прямой Путин и все-все-все Трудности перехода Ждать нельзя действовать Михаил Ведерников. Три большие разницы «Война» и миф, или Хорошая мина при плохой игре Черный пиар на выборах в Пскове: «Никогда такого не было — и вот опять» Навстречу урнам Когнитивный диссонанс В бой идет одна... «шантрапа» В мире животных О красных днях календаря и черных полосах. Часть II О красных днях календаря и черных полосах Жизнь с чистого листа Тогда считать мы стали... деньги О королях и пешках Повторение пройденного, или Смотрите, кто пришел В ожидании ярких красок Вся претендентская рать Ба! Знакомые всё... Апрельские тезисы Предвыборный пасьянс Перед стартом От Чечни до самых до пособий От сумы, тюрьмы и мандата... Рога и копыта Лига нечемпионов На голодном пайке Партии в зеркале СМИ Разнообразные не те Пскованные духовными скрепами Ротационные потери Осторожно! Под напряжением! Иногда они возвращаются... всегда Оптимизируй то. Филиализируй это То, что «доктор» прописал-2 Замкнутый круг Будущее начинается сегодня Все оттенки серого В анфас и топлесс Игра на выбывание Ни мира, ни войны Вперед, в прошлое Лёд тронулся Сто дней до... Майский парад кандидатов «Ахиллесова пята» власти Маски сброшены Дан приказ ему на Запад Из жизни членистоногих Путин и сени театра Атака на Турчака и старые грабли Сучки и задоринки Стоит ли бюджет выеденного яйца? Все дороги ведут в Кремль Бей, барабан! Вдребезги! Деньги и власть Где он, «псковский Навальный»? Лето – это маленькая жизнь Коктейль «Патриот» С чувством глубокого… Нас выбирают - мы выбираем То, что «доктор» прописал Все ушли на… Неласковый май Двойной нокдаун Правила съема Газетное оборзение В зеркале «импичмента» Разведка боем Путин, Маргелов, Гумеров… Безжалостное зеркало выборов И снова - партий.net Парламент с фильтром Падал прошлогодний снег Осенний марафон Новая, старая, разная, единая Иду на вы… Победный марш медведей Шоу должно продолжаться! Фрик вам! Имиджевые потери
Лента новостей