Новости партнеров
Экономика

Дело поросячье

29.11.2023 14:43|ПсковКомментариев: 2

В Арбитражном суде Псковской области рассматривается иск страховой компании. Она требует возместить себе из регионального бюджета деньги, выплаченные свиноводам после уничтожения поголовья из-за вспышки африканской чумы свиней. Пока что речь идет о сумме в 372 млн рублей, но она имеет все шансы увеличиться. Детали разбирательства выяснила обозреватель Псковской Ленты Новостей Юлия Магера.

 

Костры на свиноферме

В сентябре 2021 года на одном из полей агрохолдинга «Идаванг» в Островском районе вырыли шесть громадных траншей. В них уложили свиные туши вперемешку с дровами, затем подожгли, облив соляркой. В обычное время этим горючим заправляли трактора и обрабатывали поля, где росли зерновые на корм свиньям. Но время было необычное — в «Идаванг» пришла африканская чума свиней. Корма больше были не нужны. На убой с последующей утилизацией пошли все 57 тысяч голов.

Два года назад по Псковской области прокатилась эпидемия. Распоряжением губернатора режим чрезвычайной ситуации из-за африканской чумы свиней был введен в Пскове, Псковском, Порховском, Дновском, Дедовичском, Стругокрасненском, Плюсском, Пыталовском, Палкинском и Островском районах. Областной комитет по ветеринарии заявлял о 14 очагах заражения. «Горел» почти весь север региона.

Вирус обладает высокой контагиозностью, то есть крайне заразен. Однако для человека безвреден, по крайней мере пока наукой не установлено обратное. Зато зараженные пятачки быстро передают заболевание друг другу и так же быстро гибнут. Поэтому единственный способ остановить распространение вируса — как можно быстрее истребить и без того обреченное поголовье в очаге заражения. Одним из них стал «Идаванг».

Зараза из воздуха

Как вирус попал в хозяйство? Ответ на этот вопрос искала специально созданная комиссия. И пришла к выводам, что чума проникла на ферму в буквальном смысле по воздуху, с летающими насекомыми или с придорожной пылью. Другие варианты исключены. Введенные еще до вспышки меры безопасности таковы, что сотрудники перед попаданием в зону содержания свиней моются, полностью переодеваются, проходят санобработку. Посторонние вещи проносить запрещено. Не только еду (которой вполне может оказаться домашняя котлета из зараженной кабанятины), работники снимают даже сережки с нательными крестиками, а те, кто носят очки — заводят вторую пару специально для фермы. После вспышки появились специальные барьеры от пыли и насекомых.

Другой вопрос, каким образом насекомые и пыль стали переносчиками вируса.

«Основная причина, - поясняет генеральный директор «Идаванга» Татьяна Шарыгина, - в то лето в округе было много диких кабанов. Мы предупреждали о возможных последствиях, но никак не могли найти общий язык с природнадзором. Они не только сами не истребляли кабанов, но и нам не давали, хотя у нас был штатный охотник, готовый заняться этой работой. Однако возникли большие трудности с получением лицензии. Вместо того, чтобы уничтожать кабанов, егеря «охотились» на нашего охотника».

Регулярные вспышки африканской чумы — бич для свиноводства. По данным на начало года, Псковская область занимает третье место в стране по производству свинины. Один из важнейших столпов экономики региона области несет колоссальные затраты из-за необходимости уничтожать все поголовье в хозяйстве, где заражение подтвердилось хотя бы у одного животного. Однако убытки «Идаванга» оказались не столь значительными. Большую их часть покрыла страховка. За ее счет приобрели новое стадо, продезинфицировали помещения. Конечно, на убой из-за чумы пошли уже откормленные свиньи, а теперь приходится выращивать молодняк. К тому же на время простоя не был уволен ни один из 97 сотрудников. Финансовую устойчивость помогли обеспечить фермы «Идаванга» в Ленобласти. Однако благодаря возмещению производство восстанавливается, в начале следующего года островские свинарники должны выйти на прежнюю мощность.

По букве закона

В августе нынешнего года в Арбитражный суд Псковской области поступил иск от компании «РСХБ Страхование». В нем заявлено требование возместить из казны Псковской области те деньги, что были выплачены «Идавангу» в качестве страховки. До последнего гроша, все 372 405 968 рублей и 9 копеек.

На первый взгляд, требование кажется несуразным. Свиноводческое хозяйство на протяжении десятка лет регулярно оплачивало свою страховку. И вот наступил страховой случай, возмещение было получено.

Но не все так просто с точки зрения законодательства. В статье 19 закона «О ветеринарии» сказано: «При ликвидации очагов особо опасных болезней животных по решениям высших исполнительных органов субъектов Российской Федерации,.. собственник животных... имеет право на возмещение ущерба, понесенного им в результате изъятия животных... в размере, равном стоимости изъятых и уничтоженных животных. Возмещение стоимости животных... производится за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации».

Именно это и случилось в Псковской области в середине 2021 года. Животные из хозяйств, где были зафиксированы вспышки АЧС, были изъяты и утилизированы по решению региональных властей. Значит, по букве закона, они и должны компенсировать ущерб. Во всяком случае, государство, принимая подобную законодательную норму, взяло на себя соответствующие обязательства по поддержке сельхозпроизводителей. Об этой поддержке знали аграрии, знали страховщики — каждый, затевая свое дело, рассчитывал на обещанную помощь от государства.

Свиноводам только на первый взгляд все равно, от кого получать компенсацию — от страховой или от государства. На практике обнаруживаются нюансы. Вспышки АЧС — пусть масштабный, но все-таки частный случай непредвиденной ситуации в сельском хозяйстве. Тем, кто обеспечивает продовольственную безопасность страны, возмещение по страховке может понадобиться в тысяче и одном случае, от непогоды до неудачного опороса. Однако если страховые компании пойдут по миру из-за колоссальных возмещений, некому будет подставить плечо сельскому труженику в тяжелую минуту. Бюджет не станет обращать внимание на каждого поросенка, подавившегося комбикормом, однако государство взяло на себя обязательство поддержки в крупных неприятностях.

Есть еще и моральная сторона вопроса. Зная о возможных последствиях от африканской чумы, государственные структуры не предпринимали шагов для очистки от кабанов лесов в окрестностях крупных хозяйств. Так кто должен платить за такую беспечность?

Вспышка АЧС — настоящая чрезвычайная ситуация, зафиксированная документально. Логика подсказывает, что законодательная норма о компенсации стоимости изъятых животных за счет государства была придумана как раз на такой случай. Чтобы вспышка АЧС разом не придавила сразу две отрасли, страховую и аграрную. Во всяком случае, такой точки зрения придерживаются суды. В других регионах аналогичные дела завершились в пользу истцов, то есть принято решение о возмещении из казны. В Псковской области пострадавших хозяйств несколько, все они получили свою страховку. Иск от страховщиков пока первый. Дело еще слушается, следующее заседание суда назначено на 13 декабря.

Юлия Магера

Иллюстрации созданы с помощью нейросети Kandinsky.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Нужны ли предвыборные дебаты?
В опросе приняло участие 109 человек
Лента новостей