Новости партнеров
Экономика

Код, но не тот

13.12.2021 15:55|ПсковКомментариев: 2

С 1 декабря на молочной продукции и минеральной воде появилась обязательная маркировка. Почему потребитель не может отсканировать марку в магазине, какую она несет информацию, сколько денег ежедневно тратят производители и как это скажется на кошельках покупателей - выяснила обозреватель Псковской Ленты Новостей Юлия Магера, проделав для этого путь на молочный завод и к артезианской скважине мимо магазинных полок от собственного холодильника и кулера в редакции.

 

Странная марочка

Утро начинается не с кофе, а с попытки отсканировать новый код на упаковке молока. Такие коды с 1 декабря появились на всей молочке и на минеральной воде. Вот и стало любопытно. Как наведу сейчас камеру смартфона да как узнаю всю подноготную про родного псковского производителя. Ух! Навожу. И ничего не происходит. Не сканируется квадратик, как не тряси телефоном и как не мни пакет молока. QR-коды за последнее время стали более чем привычными, но этот код выглядит как-то странно, что-то режет глаз.

Через пару часов на молокозаводе мне объяснят, что я делала не так и какие тайны скрывает крошечная марочка. А пока по пути в редакцию заворачиваю в магазин, попытать счастья у полок с сыром и творогом. После нескольких безуспешных попыток, переключаюсь на воду. Там и сканировать нечего, вся полка занята бутылками, сошедшими с линии розлива еще до 1 декабря. И вдруг чудо, сентябрьская «Боржоми» с нормальным QR-кодом.

Сканируется он сразу, но внутри разочарование, конкурс с новогодними подарками. Сегодня мне еще предстоит узнать, почему поиски у полки с водой не могли увенчаться успехом. Собираюсь уходить, глаз цепляется за код на шоколадке. Молочная! Озорства ради сканирую, ссылка ведет на интернет-магазин, где «Аленку» можно купить на 14 рублей дешевле.

Вопросов это утро поставило очень много. За ответами еду на городской молочный завод, из цехов которого вышло молоко в моем холодильнике.

Рубль сверху

«Мы несколько месяцев бились с разработкой упаковки, одно неверное размещение, и все пошло бы прахом», - говорит инженер КИПиА, метролог Андрей Бабинцев.

«Внедрение маркировки повлияло на все стороны жизни предприятия, технологически отлаженный процесс полностью изменился», - добавляет начальник IT-отдела Владислав Захаров.

Айтишники — сейчас самые важные люди на предприятии. И самые сбившиеся с ног. Хотя и у остальных сотрудников вздыбленные волосы только-только стали опускаться на место.

Статус кода маркировки — ключевое понятие во всем процессе. Пропечатали в типографии марку на упаковке или отдельную наклейку — код эмитирован. Упаковали молоко или творог в пачку с кодом — нанесен. Передали данные в единую систему — в обороте, то есть можно продавать. Покупатель оплатил на кассе — выведен из оборота.

Выглядит как будто просто. Самые поразительные вещи, как обычно в деталях. На каждую единицу продукции нанесен свой уникальный код. Не на всю партию, а именно на отдельную пачку. Коды по 60 копеек за штуку продает система цифровой маркировки и прослеживания товаров «Честный знак». В 2019 году в постановлении правительства оператором системы мониторинга за оборотом товаров назван Центр развития перспективных технологий. Принадлежит он USM Holdings Алишера Усманова, «Элвис-Плюс групп» Александра Галицкого (не путать с основателем «Магнита» Сергеем Галицким) и госкорпорации «Ростех».

«Честный знак» работает исключительно по предоплате. Одно только предприятие с мощностью, сопоставимой с Псковским гормолзаводом, выпускает в сутки 30-50 тысяч единиц продукции. То есть на коды нужно 18-30 тысяч рублей. Подчеркну – каждый день нужно. Ранее обязательная маркировка уже была введена для лекарств, табака, товаров легкой промышленности, обуви, шуб, духов, шин, фотоаппаратов. На подходе велосипеды, стадию эксперимента проходят пиво, антисептики и БАДы.

Чтобы купленный код из виртуального превратился в реальный и оказался на упаковке, производитель молока доплачивает типографии, печатающей упаковку, 25-35 копеек. То есть получается почти рубль сверху на единицу товара. Ну, так это еще цветочки.

Отдельная наклейка или пропечатанная на этикетке - типография в обоих случаях попросит доплату, так как отвечает за соответствие марки техническим требованиям.

Молочная продукция подконтрольна ветслужбе, то есть уже отображается в системе «Меркурий». Чтобы получить статус «в обороте» и выпустить с завода кефир и творог, в «Честный знак» нужно отправлять идентификатор «Меркурия», дублировать информацию, уже известную государству.

«Мой взгляд сугубо субъективный, но я не очень понимаю, для чего нужен еще один способ контроля, - делится своими мыслями Владислав Захаров. - У нас есть прокуратура, ветслужба, Россельхознадзор, Роспотребнадзор и прочие ответственные органы, которые должны контролировать то, что у нас есть на прилавке».

Работа «Меркурия» уже была одним из способов зашиты от контрафакта. Система следит за балансом поступающего на предприятия сырья и отгруженной продукции. На сайте «Честного знака» сказано, что маркировка позволяет потребителю получить информацию о товаре в кратчайшие сроки. Почему же тогда у меня не получилось этого сделать? Коды выполнены по технологии Data Matrix. Марочка похожа на QR, но выглядит немного иначе. И не читается камерой смартфона. Для сканирования DM-кода нужно сначала скачать приложение «Честный знак». Вернувшись с завода домой, так и делаю. И что же? Одно огорчение, ноль новых данных по сравнению с теми, что уже есть на упаковке.

 

И безо всякого кода я могу узнать, что молоко у меня пастеризованное, с жирностью 2,5% и объемом 0,9 литра, выполнено по ГОСТу. Повеселила строчка «сырье: корова», на поднятом настроении польза от приложения для потребителя мне показалась исчерпанной.

Стимулирующие меры

Однако на предприятии для заведения новых порядков пришлось пройти целый квест. Поточная линия идет быстро, данные в систему нужно отправлять в режиме реального времени. И сканировать для этого марки уже на предприятии. На каждой из девяти линий завода стоит один, а то и два сканера. Каждый обошелся в 200 тысяч рублей. Вспышка, вспышка, вспышка – сканер читает маркировку. Чтобы аккумулировать данные со сканеров в режиме реального времени, пришлось закупать софт. Предварительно, затраты на оборудование предприятие оценивает в 5 млн рублей. Еще экономно вышло, потому что сами во всем разобрались, сами все смонтировали. Готовые решения стоили от 18 до 30 млн рублей.

 

 

Сложно подсчитать дополнительные трудозатраты, опустившиеся на плечи работников. Для передачи в «Честный знак» информации, увязанной с «Меркурием» и внутренней системой электронного документооборота, Владислав Захаров написал собственную программу.

«Раньше мастер махнул рукой: "Разливаем ". А теперь надо строго отслеживать партию, вид продукции, четко проводить документы в «Меркурии» и отчеты в «Честном знаке». Для нас уже разработаны стимулирующие меры в виде административной и уголовной ответственности», - усмехается Андрей Бабинцев.

С 1 декабря, когда маркировка всего молока стала обязательной, такой же непреложной стала система наказаний за ее отсутствие или за ошибки. Административная ответственность – штраф от 5 до 300 тысяч рублей, плюс конфискация товара (ст. 15.12 КоАП РФ). Если стоимость продукции без маркировки превышает полтора миллиона рублей, кодекс открывать нужно уже Уголовный. Там написано о лишении свободы на срок до 3 лет со штрафом до 80 тысяч рублей (ч. 1 ст. 171.1 УК РФ).

«Хочешь — закрывайся»

С водой попроще, но недолго. Обязательная маркировка с 1 декабря распространяется только на минералку. Производителям обычной питьевой предстоит встроиться в систему с 1 марта. Один из поставщиков в редакцию ПЛН – ИП Зинык, качающий артезианскую воду из скважины в палкинской деревне Рубцово. Ох, если бы вы только знали, сколько терабайт информации о жизни Псковской области отправлено в сеть на топливе из чая и кофе, заваренных на рубцовской «Девятнашке».

«Пока не понимаю, какое нужно будет оборудование и сколько оно будет стоить, - признается Сергей Зинык. – С производства вечером приходишь, ничего не хочется изучать. Получили одно предложение: компьютер, две камеры. принтер для печати кодов – полтора миллиона рублей. Буду с января смотреть конкретнее».

Контролирующие органы совсем недавно проверяли его скважины. В прошлом году прокуратура и Роспотребнадзор смотрели сертификаты, декларации соответствия, лицензии и прочие документы. В этом году приезжали на производство, следили за подготовкой бутылок, подъемом воды на поверхность. ее розливом.

«Нас поставили в такие рамки. Хочешь – закрывайся или работай по системе. Растет стоимость доставки из-за повышения цены на солярку, дороже стал упаковочный материал. Для потребителя цена растет, а мы зарабатываем только меньше», - констатирует предприниматель.

Бутилированная вода – не только источник чая в офисе. Это еще и борщ дома, пюрешка в школьной столовой и каша в больнице, паста в ресторане. Товар первой необходимости, как и молоко. Пока что расходы – огромные единоразово и чуть поменьше ежедневно – несут предприятия. Нетрудно догадаться, как в ближайшее время они отразятся на ценниках в магазинах. Все это на фоне официально признанной двузначной продовольственной инфляции. Возможно, для шуб и автомобильных покрышек борьба с контрафактом через «Честный знак» несет ощутимый эффект. Но для продуктов питания время выбрано, мягко говоря, не самое удачное.

Юлия Магера

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Осталось две недели до выборов президента. Как вы планируете проголосовать: дистанционно или на избирательном участке?
В опросе приняло участие 61 человек
Лента новостей