Блоги / Игорь Докучаев

Тренд выживаемости: чем дальше в глушь – тем лучше

06.06.2020 07:01|ПсковКомментариев: 3

Как бы это странно ни звучало, но коронавирус сделал то, что уже всем казалось малореальным – вдохнул глоток жизни в российскую деревню.

За минувшие апрель и май в России поменялся вектор движения внутренней миграции. Если до появления вируса направление шло из регионов в столицу и другие мегаполисы, то теперь обратно. Москвичи и петербуржцы даже в третьем поколении вдруг вспомнили, что родом-то они из Тверской, Новгородской, Псковской, и так далее, областей. И что там даже есть какая-то родня, и, может, даже наследный участок со старым домиком. В результате из Москвы и Петербурга в направлении российской глубинки шли потоки автомашин – это столичные жители бежали прятаться от губительной заразы. Чем реально напугали население регионов, кое-где те даже требовали от властей закрыть въезд для всех приезжих, даже если они ехали к своей собственности. Поэтому те вынуждены были партизанскими тропами и методами пробираться на свои участки.
В результате новой эпидемии почти четверть жителей страны (23%) задумалась о покупке дачи, чтобы всегда иметь возможность уехать из города, свидетельствуют данные недавнего опроса «Авито». При этом понятно, что самый большой процент желающих иметь загородный дом среди москвичей - 43%.
И вот даже в самых маленьких псковских деревнях вдруг появились люди: хорошо одетые, на дорогих автомобилях. Все арендные дома почти в любом состоянии, лишь бы с крышами и стенами, сняты не на один месяц вперед.

На деревенскую и дачную недвижимость резко подскочил спрос. Если еще полгода назад недвижимость в глубинке была тяжким бременем, которое продать было очень сложно, а бросить жалко. То теперь это главный тренд выживаемости. «Чем дальше в глушь – тем лучше», - таков нынешний лозунг, который мне высказал коллега, усаживающий в автомобиль всю семью, вместе с кошкой и собакой.

Разгрузив автомобили перед поникшими усадебками отцов и дедов, столичные граждане не просто тихо пережидают свалившуюся неприятность, они ремонтируют дома, строят новые бани, веранды, сажают картошку, сады, ставят парники и теплицы, как заправские земледельцы. Бывшие московские красотки вдруг почувствовали нечто похожее на страсть к дачным грядкам, их даже не пугает туалет на улице и грязь под гламурными ногтями, еще хранящими лоск московских салонов красоты. Дети стали подзабывать о компьютерах, игровых батлах. Какой онлайн, если вокруг всё гораздо круче - полузаброшенные деревни, руины, заваленные валежником леса, дикие звери – и это вовсе не игра.

Такое ощущение, что столичные жители собираются здесь не просто переждать объявившуюся эпидемию, а обосноваться надолго. Впрочем, это, конечно, не от проснувшейся любви к дымам Отечества, а из-за непонимания дальнейшего развития событий. А вдруг карантины, ограничения, иные меры безопасности продлятся не месяц-два, а значительно больше. Работы – нет, дохода – нет, перспективы – не ясны. «Тогда из обычных людей выживут только те, у кого есть земля», - наивно сказал мне приятель, показывающий по мессенджеру, как он сдирает дёрн с заросшей лужайки возле дома, чтобы посадить картошку. И не только москвичи, но и жители регионов всерьез оценили преимущества родных городков и посёлков.

В деревенских магазинчиках на Псковщине выручки выросли в разы. Продавцы давно такого не видели. Спросом пользуется продукция подороже и поразнообразнее, а не как обычно у местных жителей – что подешевле.

Большим открытием для приезжих из столиц стало отсутствие в деревнях своих продуктов: масла, сметаны, хлеба, даже молока козьего или коровьего купить часто невозможно – практически всё привозное, даже картошка, лук, чеснок. И на их резюмирующее: «А вот раньше…» - местные жители уже никак не реагируют. Потому что между «раньше» и «сейчас» настоящая пропасть, и сельчанам пришлось в эту пропасть упасть и жить в ней. Выжили здесь единицы.

Псковским деревням и поселкам, конечно, от такого наплыва столичной публики не легче. Всё происходящее вряд ли станет поворотным моментом в судьбе псковской глубинки, рассвет не забрезжит. Никто из числа скрывшихся сейчас здесь от коронавируса не бросятся массово поднимать исчезающее сельское хозяйство, не будут строить фермы и перерабатывающие заводы.

Высокий спрос на дачи, аренду и покупку недвижимости, на пребывание в глубинке будет сохраняться до снятия ограничений. А точнее, до того момента, когда мозг людей осознает, что уже можно рвануть по своим столицам, а там в аэропорты и полететь на отдых в чужие страны. Пока опущены шлагбаумы на границах дачи и домики в деревнях будут востребованы как единственное место, куда можно скрыться. А потом всё вновь превратится в малолюдные заросшие кустами, борщевиком дикие пространства. Спустя время, обновленные коронавирусным сидением домики и участки будут разграблены, садовую технику увезут, саженцы выкопают. Так что лучше говорить честно – нет, и не будет будущего у старой формы деревень в российской глубинке. Природе и так хорошо – зарастут остатки последних деревень и советской цивилизации - природа продолжит прекрасно жить без человека. Что будут употреблять в пищу сами люди? – это природу и вовсе не волнует. Вон, в петербургских супермаркетах продают целую курицу за 99 рублей – и ничего, берут, едят, не задаваясь вопросами: а что там внутри?

Но взамен в глубинке начинают появляться совсем иные формы сельского проживания.

В Псковской и Новгородской областях в двух районах (Палкинском и Крестецком) реализуют проект «Крестецкая инициатива» по созданию сети поселков нового типа – так называемых ноополисов. Основным элементом хозяйства будет «умный» дом, при нем биовегетарий – круглогодичная теплица, участок земли начнут обрабатывать по принципам органического земледелия. Хозяйство и предпринимательская деятельность в этих экопоселениях основана на принципах кооперации.

А в Себежском районе Псковской области есть селение, которое называется Чистое Небо. Люди начали съезжаться сюда еще двенадцать лет назад, чтобы создавать родовые поместья и не возвращаться в города. В других районах есть еще несколько новых поселений - разных по размеру, по идеям, но с единой целью жителей - жить на земле и вести здоровый образ жизни, развивать сельские территории в противовес урбанизации.

К сожалению, проблемы сельских территорий и барьеры для развития остаются прежними: отсутствие медицины, социальных и бытовых услуг, дорог, газа, работы, отсутствие денег, общая дороговизна жизни, большие расстояния, равнодушие властей и т.д. - многие жизнеспособные идеи упираются в эти многочисленные препятствия и не выдерживают. Но то, что эти территории продолжают вызывать интерес, то, что в случае опасности они становятся надежным убежищем, партизанским краем, где можно пережить не только эпидемии, но и иные опасности внушает некий оптимизм. И нынешний глоток жизни в российскую деревню, уверен, тоже не пройдет даром.

Игорь Докучаев

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Поддерживаете ли вы решение снести здание ТЦ «Магеллан» в Пскове?
В опросе приняло участие 669 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.