Новости партнеров
Общество

Ульяна Михайлова о «тайнах следствия», главных проблемах бюджетников и возможной подоплеке обсуждения «четырехдневки»

20.09.2019 17:32|ПсковКомментариев: 0

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Собственной персоной» с участием председателя Псковского областного совета профсоюзов, депутата Псковского областного Собрания депутатов Ульяны Михайловой. Эфир состоялся 18 сентября в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове, и ведущий Константин Калиниченко обсудил с лидером псковских профсоюзов актуальные темы региональной повестки: уровень заработной платы по отраслям, социальное самочувствие населения, проблемы отдельных организаций и учреждений в псковском регионе, систему социального партнерства в Псковской области и многое другое.

Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели, на волнах «Эха Москвы в Пскове» программа «Собственной персоной». В студии ведущий Константин Калиниченко. В гостях у нас сегодня – председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова.

Ульяна Михайлова: Добрый день, уважаемые радиослушатели, приветствую, Константин.

Константин Калиниченко: Спасибо. Затронем мы сегодня широкий, как обычно, круг вопросов актуальной региональной и немножечко, наверное, федеральной социально-экономической повестки. Практически все острые темы в той или иной степени затрагивают интересы профсоюзов: уровень заработной платы по отраслям, социальное самочувствие работающих, проблемы отдельных организаций, учреждений в регионе – у нас, наверное, беспроблемных организаций и учреждений уже не осталось. Обсудим вопросы социального партнерства в Псковской области – как сегодня выстраивается взаимодействие работников, работодателей и власти. Поговорим об уровне жизни псковичей, что думают профсоюзы о перспективе введения 4-дневной рабочей недели, о чем мы все, наверное, мечтаем втайне. И на другие темы мы тоже поговорим, а начать предлагаю с одного из самых острых на сегодня вопросов в деятельности региональных профсоюзов: Ульяна Александровна, как сегодня можно в целом оценить уровень диалога между Псковским облсовпрофом и Федерацией независимых профсоюзов России?

Ульяна Михайлова: Я бы сказала так: вопросы, которые были всегда важны и вызывали всегда большое недовольство со стороны нашего старшего профсоюзного брата – Федерации независимых профсоюзов России – никуда не исчезли. У нас не изменен характер хозяйствования, мы продолжаем эксплуатировать имущество в организационно-правовой форме учреждений и, учитывая, что готовы поддерживать позицию о праве Псковского облсовпрофа осуществлять приносящую доход деятельность и расходовать эти средства на уставные цели, собственно и способ зарабатывания мы тоже не поменяли. Соответственно, смею предположить, что руководству ФНПР это, безусловно, не нравится, открытых выходов в форме каких-либо решений вышестоящих органов в адрес Псковского областного совета профессиональных союзов не поступало, но определенное попытки мешать работе Псковского облсовпрофа есть. В частности, мы сегодня попробовали созвать президиум и Совет, внести на рассмотрение этих органов, способных принять решения по существу, обычные хозяйственные вопросы, но от руководителей центральных советов профсоюзов в адрес не всех областных организаций, но поступили рекомендации воздержаться от участия в деятельности облсовпрофа, и заседание сегодня не состоялось.

Слава богу, пока жизненно важных решений принимать нет необходимости, но для нас это весьма четкий сигнал о том, что мы находимся в состоянии холодного противостояния. Надеюсь, что руководители членских организаций Псковского облсовпрофа оценят все это здраво, грамотно, несколько успокоятся, посмотрят существо вопросов, которые нам каждый месяц необходимо рассматривать и по которым необходимо принимать решения, и вернуться в русло работы Псковского областного совета профессиональных союзов.

Это ведь не первый раз происходит в нашей истории: такое было в 2010-2011 годах, активная фаза была и в 2015 - 2016 годах, когда был просто цирк – нам каждый божий день поступали телеграммы, письма, какие-то рекомендации, вследствие чего обкомы не ходили на заседания коллегиальных органов, глобальные решения организации были блокированы, но операционная деятельность не прекращалась. Поэтому как мы сегодня это оцениваем? Да, собственно, никак.

Константин Калиниченко: Караван идет.

Ульяна Михайлова: Да, караван идет, за нашими спинами что-то происходит и, конечно, для всех будет крайне важно,какую позицию сейчас в отношении нашей приносящей доход деятельности займут правоохранительные органы, поддержит ли наши права суд, если мы будем выходить в суд. Это песня длинная.

Константин Калиниченко: Да, но тут надо добавить, что профсоюзы, насколько я помню - это некоммерческая организация. НКО у нас имеют право вести коммерческую деятельность, но доходы тратить на исключительно уставные цели.

Радиослушатель: Здравствуйте, меня зовут Юрий, я хочу к Ульяне Александровне обратиться.

Ульяна Михайлова: Слушаю внимательно.

Радиослушатель: Ульяна Александровна, к сожалению для нас, работников, бывших и настоящих членов профсоюзов, мы живем в недоразвитой стране. К счастью для вас, но к сожалению для нас. Если бы мы жили в развитой стране, вы бы уже подали в отставку. И вам, Ульяна Александровна, надо уйти в отставку, потому что благодаря вам профсоюзы в Псковской области уничтожаются. Спасибо.

Ульяна Михайлова: Есть такая точка зрения, но видите ли – по каким параметрам мы должны судить об уничтожении, об уменьшении профсоюзной численности? Правозащитные кампании мы ведем, людей мы защищаем, в суде их интересы представляем, социальные пакеты формируем (кстати, единственные на территории Российской Федерации). Сами члены профсоюзов готовы выражать поддержку Псковскому облсовпрофу. Поэтому я пока подожду с инициативой подать в отставку до того, как на это действительно будут организационные, юридические либо хозяйственные основания.

Константин Калиниченко: Я, кстати, в подтверждение мысли о том, что все не так плохо, как Юрий озвучил: буквально вчера профсоюзы обратились к губернатору области с предложением включить в трехстороннее соглашение мероприятия по оздоровлению населения. В частности, речь идет о реабилитации людей, осуществляющих свою профессиональную деятельность в Псковской области – официальным языком делового стиля звучит это, возможно, сложно, но речь идет о работниках, в интересах которых предлагается оздоровление на базе лечебно-профилактических учреждений и учреждений отдыха, принадлежащих профсоюзам. Вообще, вопрос отдыха для трудящихся Псковской области – это отдельная история. Они, может быть, раз в год в отпуск сходят, но о постоянной заботе о своем здоровье у нас люди думают в самую распоследнюю очередь. Насколько я понимаю, это ваше предложение губернатору продиктовано достаточно тяжелой демографической ситуацией в регионе, тем, что у нас люди, вообще-то, помирают в достаточно раннем возрасте.

Ульяна Михайлова: Так и есть. При этом, видите ли, Константин, буквально несколько лет назад наш санаторий «Череха» был профильно заточен на долечивание работников Псковской области, прошедших через инсульты и инфаркты. Это был достаточно мощный проект пост-советского периода, мы получали финансирование в том числе за счет средств регионального бюджета. Но, безусловно, помимо социальных программ и проектов санатории ведут также приносящую доход деятельность и недостаток средств по социальным программа компенсируют за счет предпринимательской деятельности – смысл взаимодействия был такой. Все отмечали (и профильные специалисты тоже), что выполнение долечивания на базе санатория идет достаточно эффективно, статистика показывала, что повторные случаи острых проявлений сосудистых заболеваний минимизировались. То есть мы, по сути, предоставляя услугу человеку, которые имеет признаки заболевания либо уже перенёс его, восстанавливали его трудоспособность. Несколько лет назад от такой деятельности регион ушел.

Конечно, мы с экономической точки зрения свою базу не потеряли. Потому что она достаточно мощная, медицински обоснованная, и контингент Псковской области замещен Новгородом, Санкт-Петербургом, у нас очень много гостей из Москвы, Смоленска. Соответственно, мы, безусловно, предоставляем возможности оздоровления за счет средств физических лиц и свою роль выполняем. Но мы готовы пересмотреть и ценовую политику, и выделить периоды фиксированных заездов, чтобы минимизировать стоимость такого лечения. Мы готовы предложить свою ресурсную базу администрации области. Я глубоко убеждена, что мощнее нас в плане оздоровления трудоспособного населения на территории Псковской области структуры просто нет. И если найти правильное русло этих взаимоотношений, будет экономически доступно, выгодно и будет конечный результат.

Константин Калиниченко: Я думаю, что дело даже не в «мощнее» - у нас, в принципе, выбор-то как таковой, отсутствует, тем более, что речь идет зачастую финансовой стороне вопроса. За большие деньги можно поехать куда угодно, но в Пскове у большинства людей, особенно, если речь идет о представителях рабочих специальностей, таких финансовых возможностей нет. Поэтому такое взаимодействие осуществить было бы, наверное, здорово.

Радиослушатель: Здравствуйте, Константин, здравствуйте, Ульяна Александровна. Не отнимая вашего времени, хотел бы сразу у вас спросить, вернувшись к уголовному делу: расскажите, пожалуйста, как сейчас проходит следствие по делу. Недавно же его передали по вашей просьбе из УМВД в региональный следственный комитет, изменилось что-то или нет? И такой общий вопрос: есть ли у вас какие-то подозрения, опасения, что вся эта история в итоге может развернуться против вас? Потому что по одной из версий – это дело против вас. И есть ли какая-то информация по позиции фракции «Единая Россия» в Псковском областном Собрании депутатов по этому делу? Спасибо.

Ульяна Михайлова: Спасибо. Самое простое – это по позиции фракции «Единая Россия»: позиции нет, и я, честно говоря, считаю, что её и быть не может. Потому что экономические вопросы, связанные с деятельностью Псковского областного совета профсоюзов, точно не являются компетенцией партии «Единая Россия». На первый вопрос я готова ответить, но вы, уважаемый радиослушатель, должны понимать, что это моя гипотеза, которую я готова высказать.

Константин Калиниченко: Мы тут сейчас никакую тайну следствия не нарушим?

Ульяна Михайлова: Нет. У нас нет тайны следствия, у нас были произведены допросы должностных лиц в наших учреждениях: директоров, главных врачей, работников учреждений и работников аппарата, которые занимаются приносящей доход деятельностью, а также наших подрядчиков. Ни один из допрашиваемых не давал подписку о неразглашении, соответственно, информацию нашим адвокатом они, конечно, передавали, адвокаты эту информацию обрабатывают. Что мы на сегодня видим? Мы видим, что последний месяц активных действий в отношении должностных лиц облсовпрофа и его учреждений нет, но это не значит, что нами не занимаются. Мы предполагаем, что сегодня идет стадия различных экспертиз, потому что при возбуждении заявляли о деятельности гидрохимической лаборатории Псковского облсовпрофа, а в итоге вывезли несколько «газелей» документации на всю нашу хозяйственную деятельность за 10 лет. То есть сегодня у нас в учреждениях отсутствует первичная документация всей нашей деятельности за 10 лет: у нас забрали компьютеры, документацию лаборатории и так далее. На некоторое время это нас блокировало, мы вынуждены были потратить консолидированно около полутора миллионов рублей, чтобы элементарно дозакупить компьютеры, технику в гидрохимическую лабораторию, восстановить и продолжить свою работу.

Так о том, что мы сейчас видим: нашим адвокатам понятно, что прорабатываются все направления, связанные с осуществлением всей операционно-хозяйственной деятельности и нашими санаториями, и облсовпрофом. Что будет происходить далее, после передачи дела в следственный комитет, мы не знаем. Пока ярко выраженных действий в отношении должностных лиц нет, но мы их ждем со дня на день. По логике вещей должны быть допросы, какие-то попытки получить дополнительную документацию. Я предполагаю, что должны быть появления в квартирах и на домах с целью поиска каких-то сведений и документов. Мы готовы, наши адвокаты тоже.

Константин Калиниченко: Да, будем следить за развитием сюжета. Хотя мы понимаем, что отсутствие активной фазы – это временно.

Радиослушатель: Здравствуйте. Григорий Шустов, Общественный совет Псковской области. Ульяна Александровна, а вы публиковали бы ежегодные финансовые отчеты – отчеты аудиторов по вашей организации, и к вам меньше было бы вопросов. Я думаю, закон предусматривает ежегодную публикацию по общественным объединениям. Спасибо.

Ульяна Михайлова: У нас балансы публикуются на сайтах налоговых органов ежегодно вместе с отчетами аудиторов. Аудиторы в обязательном порядке проверяют деятельность Псковского областного совета профсоюзов и эти отчеты подтверждают достоверность наших балансов.

Константин Калиниченко: Я думаю, что в СМИ такие публикации – это, конечно, не самое интересное.

Ульяна Михайлова: Да, но это доступная информация, мы все отчеты направляем в налоговые органы, они в соответствующих системах присутствуют, вы можете с ними ознакомиться.

Константин Калиниченко: Да, это все есть в доступных источниках, публикация в СМИ таких материалов довольно сложна, аудиторские проверки – не самые легко читаемые материалы.

Ульяна Михайлова: Я хочу обратить внимание уважаемых радиослушателей, что полномочия хозяйственника и предоставления информации в нашей организации – это компетенция коллегиального органа, Совета. И если пойдут решения о стопроцентном предоставлении всех сведений экономического характера, то они будут выполнены. Лично я такого решения без Совета принять не могу и лично публиковать эти сведения не буду ни при каких обстоятельствах. А коллегиальный орган – да, он может поручать и размещать такую информацию. Но она все равно не является секретной. У нас же гласные заседания. Поэтому, так или иначе, но члены профсоюзов, профактив к заседаниям Совета всегда информированы. Кто считает необходимым – приходит, посещает заседания, всю эту информацию берут неограниченно.

Константин Калиниченко: Ульяна Александровна, давайте уже поговорим о конкретных вещах. Вопрос индексации заработной платы по отдельным отраслям – он постоянно в сфере внимания профсоюзов. Давайте начнем с учителей и педагогических работников в целом. Вот вы обращаете внимание, я даже цитату с сайта Псковского облсовпрофа приведу: «механизм, определивший в указах президента Российской Федерации уровень увеличения к 2018 году размера заработной платы педагогических работников образовательных учреждений, не оправдал ожиданий». Есть ли какие-то подвижки в 2019 году или в смысле оплаты труда отрасль топчется на месте?

Ульяна Михайлова: Отрасль топчется на месте. И я сказала бы, что в части заработной платы за норму рабочего времени, если взять эту норму и просто математически соотнести со средним заработком, то мы увидим, что заработная плата уменьшается как в системе образования, так и здравоохранения. Потому что нагрузка растет, коэффициент совместительства увеличивается. В чем был плюс уже состоявшегося переговорного процесса: решение об индексации должностных окладов на 4,3% администрация области приняла мгновенно. То есть мы только подали соответствующие предложения об индексации, они были тут же приняты, с нами вообще никто не спорил. Но мы сегодня получаем оперативную информацию о том, что в учреждениях бюджетной сферы происходят перерасчет заработной платы в связи с увеличением должностных окладов, и работникам бюджетной сферы, как в системе образования, так и здравоохранения, уменьшают выплаты за совмещение должностей. То есть посмотрите в чем кошмар-то: раньше хватало дельты стимулирующей выплаты, чтобы производить это перемещение в пользу увеличения постоянной части заработной платы (оно и шло за счет уменьшение стимулирующих выплат, поскольку дополнительных денег на повышение зарплат не давалось). А сейчас уже откровенно лезут в карман работника бюджетной сферы, уменьшая заработную плату за тот объем работы, который он выполнял ранее и сегодня по совместительству. То есть процессы, которые сейчас происходят с заработной платой бюджетников хуже, чем были год назад. Хуже!

Константин Калиниченко: Но вообще мы знаем, что в основном вопросы повышения заработной платы работников бюджетной сферы решаются путем реализации «майских указов» президента – начиная с 2012 года. Но мало для кого секрет, что все эти годы целевые показатели исполнения указов достигались путем грамотного манипулирования, в том числе переменной частью зарплаты в виде тех же стимулирующих, премий и так далее. Вот пытаются ли профсоюзы воздействовать как-то на эту сторону проблемы, чтобы у людей была все-таки гарантированная стабильная оплата труда, которая подпадала бы под параметры майского указа?

Ульяна Михайлова: Ну вот смотрите: вопрос уровня и принципов начисления заработной платы работникам бюджетной сферы зависят ведь не только от работы региональных профсоюзов, но и вышестоящих наших профсоюзных товарищей. И здесь однозначно процесс переговоров идет, очевидно, он выходит на более высокую интонацию, потому что президент стал говорить о заработной плате работников бюджетной сферы всё чаще и чаще. Но на что на самом деле отреагировал президент? Тут есть две точки зрения. Точка зрения большинства руководителей профсоюзных структур: наконец-то мы достучались до президента, убедив его в том, что зарплату надо исчислять не так, как это производилось на местах, и не так надо производить контроль роста заработной платы в бюджетной сфере. Но у меня точка зрения другая. Я глубоко убеждена, что реакция президента – это реакция на кризис, который пошел сейчас в системе здравоохранения. Там активизировались альтернативные профсоюзы, стали появляться такие группы медиков, которые не боятся переходить на «итальянские забастовки», которые не боятся в полном составе увольняться с занимаемых должностей, которые более резко требуют увеличения заработной платы за норму рабочего времени. И вот эти действия, которые сейчас происходят по всей стране, вызвали реакцию президента.

Тут в чем парадокс: мы же постоянно подаем справки, отчеты, я выступала на заседаниях трехсторонней комиссии, мои коллеги – Горбачева Наталья Николаевна (профсоюз образования), Шундер Анжелика Николаевна(профсоюз здравоохранения), Родионова Наталия Геннадьевна (профсоюз культуры) – то есть все руководители профильных бюджетных профсоюзов. Но это же не слышалось! Это не слышалось с 2014 года, когда кризис стал виден. А сейчас у нас снова запрашивают информацию: а в чем проблема в системе оплаты труда? Как будто мы до этого вообще молчали и никогда об этом не заявляли. И вот мы опять собрали все эти свои справки, подбили свои проектные предложения по изменению систем оплаты труда и отправили. Теперь ждем. У меня есть информация, что ждем мы 1 октября. Потому что до 1 октября президент поручил правительству отреагировать на эту ситуацию в бюджетной сфере и дать адекватные объективные предложения – как систему оплаты труда поменять на территории Российской Федерации? Но если до 1 октября реакции все же не будет, попробуем поострее заявить свои требования в рамках коллективных действий профсоюзов 7 октября – напомню, что это единый протестный день для профсоюзов на территории РФ. Посмотрим, как это будет двигаться, но, конечно, так дальше жить невозможно: один педиатр физически не может обслуживать шесть участков, как это происходит в Псковской области, это же понятно каждому.

Константин Калиниченко: Ну, на самом деле эта ситуация давно уже вызывает тревогу у всех здравомыслящих людей. Не секрет же, что, помимо вот этих всяких надбавок, способа выполнить майские указы, кроме увеличения нагрузки на врачей или учителей, нет. То есть хочешь получать эту среднюю зарплату в размере средней температуры по больницы – бери на себя две ставки…

Ульяна Михайлова: Плюс ночные дежурства и другую нагрузку. И хотите в связи с этим скажу парадоксальную вещь? Нашей области сейчас выгодно не привлекать врачей, то есть чиновникам выгодно этого не делать. Потому что они понимают, что если на каждую ставку сядет один врач, то майские указы не будут выполнены.

Константин Калиниченко: Да, получается такая тупиковая ситуация, в которую и чиновники, в общем-то, попали, и которых также сложно в чем-то упрекать – они тоже заложники поставленных целевых показателей. И что тут поделать? Есть ли вообще выход из этой ситуации?

Ульяна Михайлова: Только изменение принципиального подхода к системе оплаты труда на уровне Российской Федерации. А по Псковской области, и тут, я полагаю, мы с губернатором мыслим одинаково: необходимы дополнительное выделение денежных средств в наш регион. По-другому никак. Имеющимися денежными средствами физически ситуацию не расшить.

Константин Калиниченко: Вот честно говоря, я на этот счет испытываю немалый скепсис. В начале недели было официально заявлено (а по факту мы это и раньше знали), что администрация Псковской области не выполнила условия дополнительного соглашения с Минфином, и в связи с этим мы «попадаем» на очень большие суммы – больше 4 млрд рублей, для нашего бюджета это просто сумасшедшие деньги. Не выполнены обязательства по поэтапному сокращению доли общего госдолга, администрация области не выполнила план мероприятий по росту доходного потенциала и оптимизации расходов – там, в общем, длинные проблемные формулировки. А мы еще, как известно, и лидеры по доле коммерческих кредитов в общем кредитном портфеле среди всех регионов России. Вот в таких условиях насколько реалистично вообще рассчитывать, что бюджетника тут могут что-то повысить или улучшить? Ведь такое впечатление, что скоро придется не просто пояса затянуть, а что-то вообще из углов выскребать.

Ульяна Михайлова: Я откровенно скажу: я не знаю, что будет происходить. Я понимаю, как должны действовать профсоюзы на территории Псковской области – уж определенно не молчать в этой ситуации. Кто у нас здесь является оппонентом? Скажу, что уже даже не администрация Псковской области, потому что от нее мало что зависит. Но с точки зрения происходящего меня что смущает: ведь это все было прогнозируемо! Есть же в администрации области определенное количество специалистов, которые должны давать прогноз развития финансовой ситуации в регионе до конца года? Но всё равно на эти шаги идут, просто оттягивая наступление вредных последствий для региона, которые в итоге проявляются в еще большем объеме. Но при этом уголовных дел ни по кому не возбуждено, никого с должности не сняли. Все красиво!

Константин Калиниченко: Но это пока…

Ульяна Михайлова: Пока на территории Псковской области только коварные профсоюзы за свою финансово-хозяйственную деятельность несут ответственность.

Константин Калиниченко: Ну, мы не будем торопить события – в обоих случаях. Потому что неизвестно, чем закончится эта история, и неизвестно, для кого и чем обернется ситуация с допсоглашением с Минфином, притом, что заранее было понятно: нашему региону нереально его выполнить. Ульяна Александровна, в какой из бюджетных отраслей сегодня наиболее остро всё же стоит вопрос индексации зарплаты? Для учителей, для врачей, для еще какой-то отрасли?

Ульяна Михайлова: Кадровая ситуация более острая у медиков, и, соответственно, первые шаги об увеличении заработной платы за норму рабочего времени должны быть совершены в этой отрасли, я в этом убеждена, это жизненно важная отрасль. Вторая отрасль – педагогическая. У нас каким-то образом действующие руководители системы образования области – председатель комитета по образованию области Александр Седунов, первый вице-губернатор Вера Емельянова – смогли сформировать в педагогической среде высокий уровень сочувствия к себе, к своей сложной ситуации. Учителя их реально жалеют. Я, как лидер профсоюзного движения, предпринимала попытки убедить их в том, что не надо кого-то жалеть, а надо думать о своей заработной плате. Мы проводили переговоры, осуществляли взаимодействие, контакты. Буквально за две недели до 1 сентября и августовских совещаний мы сформировали доклады, сделали аналитику, направили ее в первичные профсоюзные организации с посылом: друзья, ваша-то ситуация совсем плачевная. И кадровая ситуация через три года будет такая же как в системе здравоохранения. Но учителя не шелохнулись. Ну что же, не шелохнулись так не шелохнулись. Но с точки зрения всех отраслей – прежде всего, надо решать проблеме в системе здравоохранения.

Константин Калиниченко: Вообще, есть еще какие-то претензии у бюджетников к работодателю сегодня, на что еще жалуются, кроме заработной платы?

Ульяна Михайлова: У нас четко формируется мысль, что в бюджетную сферу надо возвращать социальный пакет. Причем этот пакет сегодня по потребностям бюджетников выглядит немного иначе, чем в 2007-2009-м годах. На первом месте сейчас потребности в улучшении состояния здоровья, профессиональной подготовке, переподготовке, получения дополнительного образования. Впервые за годы нашей работы в первых пунктах требований работников бюджетной сферы появляется – устойчивая мобильная связь на территории региона, обеспечение доступа к информационным ресурсам для работников бюджетной сферы. Учителя-то понимают, как и медики, кстати, что наиболее доступный способ совершенствования – это получение информации через интернет. Поэтому вопрос создания правильного соцпакета для работников бюджетной сферы, особенно в сельской местности, сейчас стоит наиболее остро. На селе работать очень тяжело, и поверьте, что эта индексация на 4,3% даже если она будет выполнена физически в структуре заработной платы, никоим образом не решит вопрос привлечения кадров на сельские территории Псковской области.

Константин Калиниченко: Действительно, сумма незначительная. Дай бог, она компенсирует уже состоявшийся рост цен и тарифов. Ульяна Александровна, на сайте Псковского облсовпрофа сейчас появилась такая программа, опция, услуга, которая называется «Есть сигнал». В эту рубрику могут обращаться только члены профсоюзов?

Ульяна Михайлова: Да, собственно, все, потому что мы не можем отследить ввиду анонимности поступлений этих сигналов – член профсоюза к нам обращается либо нет. Эту рубрику мы создали на прошлой неделе, сейчас мы ее заводим в нашу обычную уставную деятельность. Потому что, к сожалению, хочу отметить, что синдром выгорания желания бороться за свои интересы у работников на территории Псковской области усиливается. Наши профсоюзные товарищи на встречах готовы нам рассказывать про свои проблемы, мы совершенно дикие истории слышим на этих приемах, а в конце мы получаем просьбу: ну только вы об этом никому не говорите, потому что мы опасаемся преследований со стороны работодателя, увольнения, невозможности дальнейшего трудоустройства. Но мы решили так: какие-то системные вопросы мы же можем выносить на обсуждение после анонимной обработки? Например, сигнал об изменении условий оплаты труда в системе здравоохранения за счет уменьшения выплат по совместительству и совмещению мы получили именно таким анонимным способом. И мы обратились к губернатору. Сейчас уже есть сигнал от учителей, что, отработав на государственных экзаменах, несмотря на то, что есть четкое указание правительства оплачивать это время, учителя на территории Псковской области эту оплату на сегодня не получили. Вот сейчас мы обрабатываем это со ссылкой на нормативную документацию и будем направлять Александру Седунову с требованием осуществить соответствующий мониторинг и проверить факт оплаты работы учителей на государственных экзаменах. Вот таким образом попробуем взаимодействовать.

Радиослушатель: Добрый день, меня зовут Николай. Ульяна Александровна, старый вопрос по региональному закону о петициях. Ожидание от вас каких-то действий по его созданию оказались напрасными. Председатель областного Собрания тут выдал такую вещь, что региональный закон о петициях – это бессмысленно и вредно. Так может потому что вы согласны с его высказыванием вы никаких действий и не предпринимаете? Нигде не прозвучало, что вы не согласны с его высказыванием, а вы, я думаю, отслеживаете все.

Ульяна Михайлова: Вопрос очень хороший. Я вас благодарю за о, что вы меня возвращаете в эту проблематику. К сожалению, тут с вопросами преследования нашей организации я, честно говоря, эту инициативу немножко сняла с оперативной повестки Псковского облсовпрофа. Возвращаюсь к ней. Я считаю, что закон о петициях в какой-либо форме был бы полезен для Псковской области. Мы предпринимали несколько раз попытки обратиться в партию «Единая Россия» с предложением провести совместное обсуждение каких-то возможных параметров этой инициативы. Ведь в конечном счете важно, чтобы депутаты областного Собрания вовремя слышали о той или иной проблеме на территории региона от большого количества жителей Псковской области. Мы предлагали различные варианты, даже такие, которые могли бы буквально проведены через регламент работы областного Собрания депутатов без каких-либо серьезных изменений действующей законодательной базы. Но такой поддержки мы не нашли. А вот в течение последних трех месяцев мы действительно упустили эту важную инициативу, к которой обязательно надо вернуться.

Константин Калиниченко: Тут еще и парламентские каникулы были. Но у меня, например, нет уверенности, что такой закон действительно нужен. Николай периодически звонит в наш эфир с этим вопросом. И Александр Котов периодически отвечает на этот вопрос, он считает, что существует достаточно других возможностей для донесения до власти необходимых инициатив и так далее. Но это я согласен, а вопрос на самом деле дискуссионный.

Радиослушатель: Здравствуйте, Ульяна Александровна, я вот слушаю вас – мне и грустно, и одновременно смешно. Вы хорошо говорите, у вас не отнять ораторские способности. Но вы же лицемерите, вы обманываете людей, зачем вы это делаете?

Константин Калиниченко: А поясните, пожалуйста, в чем? Повесили трубку. Ну не знаю, на самом деле, человек, конечно, имеет право на собственное мнение, не будем заостряться на этом – мало ли кому что кажется. Ульяна Александровна, до звонков мы говорили в том числе и про профессиональное выгорание. В этом контексте – об инициативе правительства о введении 4-дневной рабочей недели. Я полагаю, что вы всесторонне ее изучили, как вы эту идею оцениваете?

Ульяна Михайлова: Псковский областной совет профсоюзов на заседании своих коллегиальных органов еще позиции не формировал. Поэтому здесь я могу высказать только свою личную позицию. Определенно я не вижу никаких экономических прогрессивных основ, чтобы идея о четырехдневной рабочей неделе была воплощена. Может быть, не исключаю этого, что какая-то часть отраслей, причем узкая часть, которая базируется на высоких технологиях или связана с интенсивной интеллектуальной деятельностью, может принять подобного рода расстановку рабочего времени и гармонично перейти на «четырехдневку». В большинстве отраслей – в промышленном секторе, в бюджетном (в педагогической среде или медицинской), в сельском хозяйстве – я не представляю, как можно реализовать такой подход.

Константин Калиниченко: И не понятно, зачем.

Ульяна Михайлова: Есть на этот счет гипотеза: у нас же давно витает идея, что надо уйти от нормы рабочего времени, рассчитываемого за месяц. И в этой инициативе видится тонкий шлейф идеи перейти на почасовую оплату труда – как например, в США. У меня есть такие опасения, потому что это крайне нестабильно для работника. Но на сегодня мы не имеем ни четких нормативных документов в форме проектов, ни заключений экспертов по данному вопросу, ни более-менее четкого перечня отраслей, где в принципе может быть воплощен такой режим рабочего времени. Поэтому глубоко комментировать эту идею я не могу, но склонна видеть в этом подходе некоторое коварство правительственного подхода. Объясню: сегодня работодателю и так ничего не мешает вводить «четырехдневку». Это у нас больше работать нельзя, а меньше можно. Можно установить 100 тысяч рублей заработной платы и определить рабочее время в количестве двух дней – ради бога, если производственный процесс или цикл это допускает. Но менять ради этого законодательство? А уж тем более так глобально обосновывать это идеологически в информационном пространстве? Вот в этом я не вижу никакого смысла.

Константин Калиниченко: Согласен, тут какая-то темная история.

Радиослушатель: Здравствуйте, вы правильно про США говорите, я работал, не знаю, как сейчас, но было 5 долларов в час. И попробуй не заплати. А у нас беспредел творят везде – хочешь, работай неофициально, тогда зарплата будет побольше. Центральные профсоюзы у нас – это вообще, я не слышал, чтоб какие-то громкие заявления делались, у нас профсоюзы тоже как в сороковые года в США срощены с работодателем, получается.

Ульяна Михайлова: Ну, это тоже, скорее, позиция, а не вопрос. Но относительно почасовой оплаты: вы посмотрите, некоторые приближенные к правительству комментаторы сейчас заявляют, что при 4-дневной рабочей недели заработная плата не должна быть ниже и не будет. Но вы задайте вопрос, например, нашей уважаемой Елене Косенковой – директору фабрики «Славянка»: если на ее производстве уровень доходов и зарплат зависит от выработки, то о какой 4-дневке может идти речь? Это же гибель производственного сектора экономики.

Константин Калиниченко: Или просто минус 20% от дохода, если смотреть чисто по номиналу.

Ульяна Михайлова: Безусловно.

Константин Калиниченко: Хорошо, Ульяна Александровна, давайте поговорим о конкретных проблемных предприятиях. Вот «Псковпассажиравтотранс» - наша известная болевая точка, но после ухода Николая Киянца ажиотаж как-то поутих, о скандалах ничего не слышно. Какова истинная ситуация на предприятии на сегодня? Новое руководство – оно справляется, ведет конструктивную работу? Или мы же имеем дело с такой тихой незаметной смертью предприятия?

Ульяна Михайлова: Я скажу только о том блоке, который известен мне. Сегодня работникам «Псковпассажиравтотранса» заработную плату платят – это факт, тут сегодня вопросов нет. Были попытки немного «пощёлкать» в сфере охраны труда, но позиции были восстановлены: в части рабочего времени водителей, кондукторов, в части предоставления мест отдыха. Сегодня Псковский облсовпроф привлечен к одному блоку – это подготовка первичной профсоюзной организации к проведению спецоценки условий труда на данном предприятии. То есть плановая необходимость проведения спецоценки есть, а это, кстати, определит и класс вредности, от этого будет зависеть уровень заработной платы, а также судьба одной хронической «болячки» - в свое время был изменен класс вредности и отменены или уменьшены дополнительные отпуска у кондукторов и водителей. Мы с этой позицией не согласились и сейчас ждем вот этих действий по новой спецоценке, чтобы восстановить права работников. Это процедура длительная, очень сложная, наши работники настроены на возврат утраченных позиций, а мы, соответственно, готовы им в этом помогать.

Что касается внешнего взаимодействия: не секрет, что Псковский облсовпроф стал заявителем в ОБЭП по тому периоду, когда на базе государственного предприятия функционировало ООО «СтарТранс». В оперативных мероприятиях производилось изучение существовавших договоров, были попытки изучать – приходили ли реально денежные средства на данное предприятие, но в итоге в отношении должностных лиц, возглавлявших государственное предприятие, каких-то мер принято не было. То есть в отношении Псковского облсовпрофа уголовное дело было возбуждено, а по этой истории нам три раза отказали. Правда, недавно прокуратура вновь услышала все наши аргументы и вернула материалы на доработку в части реального изучения всех финансовых аспектов функционирования ООО «СтарТранс» на предприятии «Псковпассажиравтотранс». Можно ли будет вычислить объем утраченных средств, определить лиц, которые каким-то образом могли повлиять на то, что эти деньги не попали в государственное предприятие «Псковпассажиравтотранс» и будут ли в рамках данных мероприятий защищены интересы госпредприятия – ответы на эти вопросы будут показательны. По финансовой устойчивости предприятия я пока сказать не могу, потому что у нас нет доступа к информации о кредиторской задолженности, может быть, она копится, может – нет. Но мне кажется, было бы правильным в рамках парламентского часа к этой теме вернуться.

Константин Калиниченко: Согласен, да. Назрел, мне кажется, вопрос, потому что это тот случай, когда тишина вызывает некоторую тревогу. Но есть у нас организация, которая наделала много шума две недели назад: с начала нового учебного года в топе новостей была история с Центром образования «Подросток». Городские власти сначала заварили кашу, прямо скажем, а потом стали её судорожно расхлебывать. У многих есть ощущение, что если бы профсоюзы не держали руку на пульсе, то «Подросток» по-тихому засунули бы куда-нибудь в вечернюю школу или еще куда-то. Сегодня, кажется, найдено решение проблемы. Псковский облсовпроф доволен таким исходом?

Ульяна Михайлова: Тут следует отметить, что на этой неделе к нам активисты профсоюза из этой организации не приходили. Соответственно, это для нас сигнал, что пока выполняются такие мероприятия, которые наш профактив удовлетворяют. Что касается ситуации в целом, и, кстати, это касается не только «Подростка», но и многих аналогичных случаев (и замечу, что если у наших уважаемых оппонентов есть мнение, что мы получаем удовольствие от каких-либо трудовых конфликтов, то это не так): к нам приходят только тогда, когда ситуация становится острой. Вот так сложилась практика взаимодействия на территории региона. И, конечно, наше первое решение, первый шаг, который мы сделаем, чтобы предотвратить какое-то неправильное действие, будет связан с социальным выпадом в сторону тех лиц, которые эти неправильные решения принимают. Я не уверена, что от «Подростка» беда отступила. Несмотря на то, что юридически всё вроде бы благоприятно складывается, и хозяйственное местоположение для «Подростка» найдено, нам пока неизвестно, что с учебной нагрузкой учителей. Мы видим тревожный признак и в том, что в «Подросток» не набирают 10-й класс. Мы видим, что часть детей всё равно ушла в другие образовательные учреждения. Поэтому то, что сейчас происходит там, за кулисами, это знают только сами учителя и руководство системы образования. Нам картина будет ясна примерно через месяц, когда мы сможем четко увидеть – какую конкретно заработную плату получают наши члены профсоюза. От нее мы сможем математически выстроить всю конструкцию.

Константин Калиниченко: Еще одна острая тема в регионе – это реформа в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами. И здесь градус гнева тоже несколько понизился и, наверное, это надо приветствовать. Но вот дальнейший ход реформы вызывает немало вопросов. В частности, что будет с раздельным сбором мусора, который обещан как основа этой реформы, и главный для нас вопрос – строительство двух экотехнопарков. Официально заявлено, что места для них будут определены только по результатам консультаций с гражданами. Создана рабочая группа, в состав которой, насколько я понимаю, вы должны бы быть включены…

Ульяна Михайлова: Ну я тоже это как бы знаю, но пока подобного распоряжения никто в глаза не видел.

Константин Калиниченко: Хорошо, но в любом случае: следят ли профсоюзы за ситуацией со строительством экотехнопарков и есть ли какое-то мнение на сегодня по данному вопросу?

Ульяна Михайлова: Мнения нет, потому что нам, как и вам, неизвестно – осуществляются ли какие-то организационные юридические действия по определению площадок, сформирован ли перечень экспертов, которые будут давать заключение по этим площадкам. Пока таких действий мы не наблюдаем и ждем их первого проявления: первого заседания рабочей группы, какого-то базового отчета. На мой взгляд, можно подождать до 1 октября, а дальше надо начинать поиск – где, в какой части подзависло решение? А, может быть, просто от нас скрывают какие-то важные факты и сведения.

Константин Калиниченко: Не хотелось бы. К сожалению, наш эфир подошел к концу. Напомним, это была программа «Собственной персоной» а в гостях у нас была председатель Псковского областного совета профсоюзов, депутат Псковского областного Собрания Ульяна Михайлова. Ульяна Александровна. Спасибо, что этот час были вместе с нами.

Ульяна Михайлова: Спасибо вам, до свидания.

 

 
опрос
По вашему мнению, кто из депутатов гордумы достоин стать главой Пскова?
В опросе приняло участие 489 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.