Блоги / Алина Чернова

Уйти в небитие

15.08.2019 12:59|ПсковКомментариев: 2

Проблема домашнего насилия в России актуализируется волнами: от случая к случаю. Резонансные истории убийств, жестоких расправ, отрубленных рук и доведенных до отчаяния жертв каждый раз вызывает в обществе такое изумление, мол надо же, как бывает... ну теперь надо собираться и что-то решать.

 Фото Ю.Пановой

Особенно интересно стало, когда, видимо, с благими намерениями, власти декриминализировали домашнее насилие, и поводов «собираться и что-то решать» стало в разы больше.

У странной и противоречивой меры по декриминализации оказались странные и противоречивые последствия, которые, чисто по моим наблюдениям, сильно ситуацию не улучшили. Ну, разве что, о проблеме стали чаще писать.

Вот я тоже пишу.

В этом тексте не хочется уходить в банальности и менторский тон, писать, что «жертва никогда не виновата», что треугольник Карпмана* предписывает участникам ходить по кругу и все такое. Про это уже написано много других хороших текстов.

Я бы хотела затронуть тему полной беззащитности жертв домашней агрессии. Полной и безоговорочной, несмотря на все «резонансы».

Не новая ведь тема с насилием, ох, какая не новая. Кризисные центры, приюты, убежища, службы существуют в России десятилетиями. Тихо, незаметно, иногда впроголодь существуют, но выполняют свою функцию - помогают, защищают, спасают. Иногда поднимают голову от повседневных хлопот и робко закидывают удочку властям - мол, ребята, вот мы тут, у нас проблемы…

Причем, КАКИЕ проблемы. То, что выливается в СМИ, - это вершина айсберга. Сестры Хачатурян, Рита Грачева, не так давно убитая сожителем москвичка Наталья Басова - это далеко не все, кому пришлось пострадать от рук близких.

Не так давно по долгу службы (а я тоже работаю с семейным насилием) я слушала один вебинар, посвященный этой теме, где лектор - тоже руководитель приюта - будничным тоном говорила:

«Эти меры безопасности мы придумали не сами, они продиктованы опытом наших клиенток, в том числе, кого уже нет в живых»...

И такой отрезвляющий холодок по спине… Их нет в живых.

Источник: sn.ria.ru
Что могло бы их спасти?

Пока оставим лирику в виде смены общественного сознания, нового взгляда на права женщин, на воспитание детей, на ценность прав человека и его неприкосновенности в современном обществе. Предположим, что под влиянием СМИ процесс идет, но не быстро и не везде.

Вернемся на землю.

Чтобы защитить жертв насилия, нужны довольно простые меры законодательного порядка.

Вернуть уголовную ответственность (ну это, кстати, спорно, но я думаю именно так. Мне кажется, нельзя допускать даже мысль о том, что бить своих домочадцев - это не преступление).

Ввести такие меры наказания как обязательные курсы управления гневом и такие меры защиты как охранный ордер**.

Добиться, чтобы полиция принимала заявления и работала по ним (да, заявления забирают, я понимаю, но это не аргумент).

Добиться, чтобы полиция приезжала на вызовы по фактам насилия.

Вот, кстати, считается, что все эти меры давно и успешно работают на Западе, и поэтому в наше патриархальное общество интегрируются плохо. И вообще, Штаты - страна юристов, там на каждый чих тебе и адвокат и судебная защита, а у нас так не принято.

Однако, вот нонсенс, охранный ордер для жертв домашнего насилия давно и успешно действует не только в Штатах, но и у наших соседей. Причем соседей куда более строгих правил.

В Киргизии (!!!) с 2017 года действует закон «Об охране и защите от семейного насилия». В рамках этого закона милиция обязана реагировать на каждый случай насилия в семье независимо от того, кто сообщил о факте (соседи, учителя, случайные прохожие и т.д.). Охранные ордера же и вовсе существовали до вступления закона в силу, просто с 2017 года милиция выдает их не только по желанию жертвы или по решению суда, а в обязательном порядке каждому агрессору. Сначала на три дня - потом жертва может продлить ордер на месяц. Ордер запрещает совершать повторные факты насилия, приближаться, угрожать жертве. Нарушение охранного ордера грозит очень большим штрафом или арестом. Кроме того, каждый получивший ордер на месяц обязан пройти курсы коррекции поведения. И, несмотря на то, что только 40% от всех агрессоров доходит до конца программы - согласитесь, это лучше чем ничего. Намного лучше!

В России же, несмотря на все резонансные истории, воз (имею в виду правовая база, обеспечивающая хотя бы минимальную защиту) - и ныне там.

Вернее, не совсем. Сейчас (не сглазить бы) процесс, затрагивающий именно правовые аспекты проблемы, кажется, сдвинулся с мертвой точки. Госдума, Совет Федерации, журналисты и общественные деятели сегодня как будто слились в едином порыве «срочно что-то решить», пошли законодательные инициативы, петиции, обсуждения…

Что же произошло?

На сей раз расшевелить болото и поднять волну удалось не кризисным центрам и даже не очередным жертвам насилия - нет. Бучу замутили интернет-лидеры российского «умного феминизма», назовем его так. Это женщины, объединенные идеей не оголтелого матриархата, но гендерного равенства и борьбы с явной дискриминацией. Юрист и журналист Алена Попова и инстаграм-миллионерша Саша Митрошина запустили красивый и зрелищный фотофлешмоб #янехотелаумирать, который, грубо говоря, открыл портал в ад.

В интернете стали чаще мелькать фотографии и тексты от людей, испытавших насилие на себе или ставших его свидетелями. И, судя по всему, этих людей – много. Нет, не так. МНОГО. И именно соцсети дали возможность увидеть масштаб и охват проблемы. Оказалось, что насилие - это проблема, которая не привязана ни к уровню доходов семьи, ни к социальному статусу, ни к полу жертвы... Оказалось, что это - ПРОБЛЕМА (неожиданно).

И это такое интересное для меня наблюдение. Оно показывает, насколько наше общество сейчас подвержено информвлиянию. Проблему поднимают не те, кто в нее вовлечен – не жертвы, не свидетели насилия и не специалисты, спасающие жертв. Проблему поднимают блогеры. И тогда власти замечают, что эти проблемы есть и их нужно срочно решать (иначе в инстаграме плохо напишут, а это - имиджевая потеря).

Это и диагностично, и немного обидно, если честно. И еще стыдно, как-то по-испански, не за себя.

Если подытожить, то вот что получается. Проблема есть, ее не спрячешь. Технологии есть. Не нравятся западные - нет проблем, перенимайте восточные. Главное - надо начать работать.

Не надо ждать, пока от семейного насилия пострадает чья-нибудь высокопоставленная дочь или пока очередные ответственные блогеры замутят флэшмоб. Нужно обернуться, потому что за грозной и широкой спиной государства на кухнях до сих пор убивают женщин.

Пора помочь своим…

Алина Чернова

* Треугольник Карпмана – психологическая и социальная модель взаимодействия между людьми. Модель описывает три привычные психологические роли, которые люди часто занимают в различных ситуациях: Жертва, Преследователь и Спаситель.

** Охранный ордер – решение суда (В России), запрещающее обидчику приближаться к жертве, находиться с ней в одном помещении, звонить ей, приходить в квартиру, забирать детей и т.д.

опрос
Какова ваша позиция по вопросу строительства АЗС вблизи Мирожского монастыря и памятника ЮНЕСКО - Спасо-Преображенского храма?
В опросе приняло участие 189 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.