Новости партнеров
Общество

Афганцы - псковичам: «Шурави! Зачем вы ушли?»

27.08.2021 14:38|ПсковКомментариев: 7

Ветеран-афганец называет «враньем» сюжет фильма «9 рота» и имеет на это право - служил в том же полку, что и герои ленты, а в той же операции получил орден. Чуть не умер от гепатита перед самым окончанием войны. Рассказывает, как наши погибли, сев с душманами за стол с арбузами. Считает русского солдата самым выносливым, объясняет разницу между советской и американской миссиями и показывает макет памятника воинам-интернационалистам, который надеется установить в Пскове.

 

Афганистан, захваченный «Талибаном»*, стал темой №1 для СМИ по всему миру. А для России происходящие на Востоке события могут стать хорошим поводом, наконец, серьезно поговорить о событиях тридцатилетней давности. Наша страна вела войну десять лет. Вывод советских войск из Афганистана совпал с закатом советского государства. Очень быстро тема ушла из актуальной повестки. Но остались люди. Тысячи прошедших Афган воинов не получили должных почестей и общественного признания. Как будто и не было самолетов с грузом-200 и искалеченных судеб. Мы поговорили с Шамилем Ахметовым, гвардии подполковником в отставке, бывшим начальником артиллерии в парашютно-десантном полку псковской дивизии ВДВ. Артиллерией он командовал и в полку в составе контингента советских войск в Афганистане. А сейчас председатель регионального отделения «Российского союза ветеранов». Он рассказал, чем для него стала та война.

Фото из личного архива Шамиля Ахметова.

«Мы всем помогали»

- Шамиль Нигматулович, сейчас многие сравнивают выход американцев из Афганистана с выводом советских войск в 1989 году. Одни говорят, что американцы позорно бежали, а мы уходили спокойно. У других прямо противоположная точка зрения. Вам какая позиция ближе?

- Мы вышли оттуда, не как американцы. Те все бросили и ушли. Вооружение и техника остались талибам*. Мы тоже передавали союзникам технику и боеприпасы, но официально и в течение всего времени, что там находились. Техника, правда, была иногда старая. Видел бородатого афганского солдата в трофейной немецкой каске. Хохотали, конечно. И мы не бежали во время вывода, на наших БТРах развевались флаги, местные махали и кидали нашим солдатам арбузы и дыни.

- Как вы думаете, наша страна отправит снова туда снова войска?

- Нет. Мы уже такую ошибку не совершим. Опять повторить эти жертвы? Отправляли оттуда домой «черными тюльпанами», самолетами АН-12, цинковые гробы, обитые деревом. Такие рейсы обязательно сопровождал офицер. Мне не пришлось, а другие рассказывали, что жены и матери бросались бить сопровождающих, лица им царапали. Их понять можно. Слезы на глаза наворачиваются, когда все это вспоминаю.

За время войны в Афганистане 1979-1989 годов погибло 89 жителей Псковской области, всего потери советского контингента составили 15051 человек.

Шамиль Ахметов в годы службы в Афганистане.

- Сейчас вы понимаете, за что воевали в Афганистане?

- История доказала, что не надо было туда соваться. Четыре миллиона советских рублей в день уходило на эту войну. Мы отрывали от своего народа. Не могу сказать, правильно мы воевали, или нет. Эстафету мы приняли от участников Великой Отечественной войны, после нее и до Афганистана были только мелкие стычки. По тогдашней идеологии, это не было ошибкой. Мы занимались экспортом коммунизма. Мы тогда были коммунистами, и я горжусь тем, что я исполнял свой долг. Мы служили в армии, давали присягу и выполняли интернациональный долг.

- Что это за долг такой? Кому и за что мы задолжали?

- Мы всем помогали. Такая идея была. Если бы мы не вошли, туда сели бы американцы.

- Может, пусть?

- Так они вошли двадцать лет назад. Во что они превратили Афганистан? Мы афганцам строили школы, дороги, домостроительные комбинаты, дома, университет. А что построили американцы? Создали «Талибан»*.

Мой друг, полковник Александр Фролов, три раза после вывода был в Афганистане. Последний раз два года назад. Ездил с сослуживцами по дорогам боевой славы. Добирались через Турцию. Сильно на юг американцы их не пустили, там уже были талибы*. Принимали наших там очень хорошо те самые люди, против кого мы воевали, и там, где мы проходили с боями. Сейчас они говорят: «Шурави! Зачем вы ушли? Раз зашли, надо было оставаться. Вы нас кинули. Вы воевали честно, ничего нам плохого не делали, товары наши покупали».

Но мы это уже не повторим. Не пойдем туда.

«Любили стрелять по всему, что летает»

- Как вы оказались в Афганистане?

- Мы же за Родину! За коммунизм! Всегда готовы в бой. Я три рапорта писал, чтобы меня отправили туда. Но меня поставили готовить молодое пополнение, срочников. Два месяца мы их обучали стрелять, ползать, принимали в комсомол. Потом начали готовить в учебках в республиках Средней Азии. А первую замену готовили у себя, в Пскове.

Шамиль Ахметов (в центре) с сослуживцами.

Когда я в 1987 году все-таки оказался в Афгане, увидел, как наши солдаты, 18-летние пацаны, несут груз по 30-40 килограмм за спиной - вооружение, боеприпасы, спальные мешки, теплую одежду - и в горы лезут, как альпинисты, без всяких страховок. Днем жара до пятидесяти градусов, а ночью минус пять-семь. Спят в палатках, месяцами сидят на блоках в горах и питаются сухими пайками. Самый выносливый солдат, самый лучший - наш русский.

- Насколько правдива история, рассказанная в фильме «9 рота»? Правильно ли я понимаю, что его герои служили в том же полку, что и вы?

- Мы плевались после премьеры. Все вранье. Я расскажу, как было.

Проводили операцию «Магистраль». Нас послали брать высоты. Вот здесь горы, а внизу дорога из Гардеза на Хост. Нужно было доставлять в Хост продовольствие и горючее, город находился в блокаде моджахедов, они хотели отделить эти территории от Афганистана, создать свое государство. Там были жители, оставались афганские войска. Мы прорывались с боями.

Нашим 345-м полком командовал подполковник Востротин, он в Афганистане был уже второй раз, во время первой командировки брал дворец Амина, был тяжело ранен, после госпиталя поступил в Академию Генштаба и приезжал стажироваться в Псков. Я про него уже и забыл. А он ко мне подходит: «Вы меня узнаете? Вы меня учили применению артиллерии». Говорит, через четыре дня уезжает на операцию. Я тогда только прилетел, и он предложил мне остаться, пока обвыкнуться. Но я прибыл воевать, а не сидеть.

Пока ехали на перевал Сату-Кандав, пыли наглотались, кирпичами кашляли. Командующий армией Громов выбросил ложный десант, манекены солдат на парашютах. А душманы любили стрелять по всему, что летает. Мы засекли, спланировали огонь, на другой день под утро сбили все их точки. И взяли перевал. Потом начали вести в кишлаках развед-поисковые действия. Находили пещеры с оружием, все конфисковывали, много взрывали, оставляли только образцы.

- Что случилось с девятой ротой?

- В конце концов, мы оказались в авангарде. Едешь по серпантину, внизу наши БМП, как спичечные коробки, ограждений нет, запросто можно слететь под откос. Перед нами эти высоты брала 56-я бригада. Тогда я впервые столкнулся с жертвами, увидел, как 18-летних раненых солдат с оторванными ногами спускали с гор на плащ-палатках, несли на руках. Мы шли им на смену.

Душманы нас стали обстреливать. Наводили орудия по нам компасом, без всяких приборов, но попадали. Нам нужно было захватить господствующую высоту 3234.

Кадр из фильма «9 рота». Режиссер Ф. Бондарчук, 2005 год.

Один батальон отправили в обход, один вперед, в его составе и была девятая рота. Душманы по ним такой огонь открыли! Ночью начали летать вертолеты, садились всю ночь, доставляли «черных аистов», спецназовцев из Пакистана. Атаки рота отбивала, но боеприпасы кончались. Мы оказывали огневую поддержку со своих позиций. Командир полка послал туда резерв, пока подкрепление добиралось, рота держалась. К моменту, когда наши подошли, они семь атак отбили. Погибли шесть человек, в том числе, удостоенные посмертно звания Героев Советского Союза сержант Александров и рядовой Мельников. Остальные были контужены, ранены. Все-таки мы не сдали высоту.

- Она того стоила?

- Если бы моджахеды захватили высоту, операция «Магистраль» могла бы не состояться. Господствующая высота, с нее все видно, они накрывали бы дорогу огнем. После этого нападений не было.

За участие в операции «Магистраль» Шамиль Ахметов награжден Орденом Красной Звезды. Также он привез из Афганистана Орден Красного Знамени и афганский Орден Звезды II степени.

«Выехал на операцию и пожелтел»

- Насколько близко доводилось видеть моджахедов?

- Когда ехали на одну из операций, знаменитый полевой командир Ахмад Шах Масуд стоял на дороге, с кем-то разговаривал. У нас в тот момент был заключен договор, не нападали друг на друга. Он вел себя по-рыцарски, и мы его уважали. Сейчас сопротивление талибам* возглавляет его сын.

Другой случай произошел под Кундузом, когда мне с помощью радиоперехвата удалось уничтожить банду «инженера Башира», а его самого тяжело ранить. Душманы и наши стояли друг напротив друга на расстоянии метров трехсот. Пока было перемирие, вырыли окопы. Нашим было приказано не ходить к душманам, но те позвали: «Эй, иди арбуз кушать». Офицер с двумя солдатами пошли. Все было мирно, еще арбуза с собой принесли. На второй день пошли снова. Их расстреляли в упор и ножами с ног до головы порезали. Когда командиру полка сообщили, он: «Давай, Нигматулыч, разберись, в чем дело».

Только подъехали, как по нам врезали, еле успел рыбкой из машины выпрыгнуть в окоп. В течение нескольких секунд организовал ответный огонь. И по радиоперехвату слышал, куда они идут. Только подходят к мосту, я туда огонь. И так я их «провожал».

- Как именно вы покидали Афганистан?

- Вывод начался с 15 мая 1988 года, мы месяц пропускали войска через тоннель Саланг. Наш полк прикрывал северный и южный края на пятнадцать километров от тоннеля. А перед тем, как 15 февраля состоялся окончательный вывод, я заболел гепатитом, чуть не умер. Болели 85% личного состава. В основном, из-за воды. Мы ее кипятили, фильтровали, но все равно попадала какая-то зараза. Мы съездили на операцию, я там заразился. Отлежался в госпитале, выехал на новую операцию, и опять пожелтел. Терял сознание, не мог есть, пить. Вертолетом меня в конце января вывезли в узбекскую Фергану. Я ходить не мог, на носилках несли.

Шамиль Ахметов вышел в отставку в 1990 году.

- Сейчас какую работу вы ведете?

- Занимаюсь патриотическим воспитанием, хожу на уроки в школы, участвую в церемонии принесения присяги в дивизии. Когда захожу в часть, плечи сами расправляются. К юбилейным датам собираем ветеранов, накрываем стол, готовим подарки. На большее денег, к сожалению, не хватает.

Мы ставим вопрос, чтобы афганцев приравняли по льготам к участникам Великой Отечественной войны. Они тоже ходили по минным полям, были ранены, заработали тяжелые болезни.

Мемориал у Дома офицеров. Фото Вадима Боченкова.

Борюсь за то, чтобы у нас появился собственный памятник. У Дома офицеров поставили часовню и плиты с именами. Но этот памятник посвящен всем, он в честь погибших во второй половине XX столетия воинов. А для афганцев в Пскове ничего нет. В двух районах главы поставили, в Кунье и в Себеже. У нас уже есть проект от скульптора Сергея Биджамова.

Макет памятника воинам-афганцам. Скульптор Сергей Биджамов.

Надеюсь, к 35-летию вывода войск у нас получится. Пока мы живы, будем напоминать о себе.

Беседовала Юлия Магера

*Запрещенная в России террористическая организация.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Необходимо ли вводить ограничения на фоне подъема заболеваемости коронавирусом?
В опросе приняло участие 296 человек

Спецоперация на Украине

Лента новостей