Новости партнеров
Общество

Николай Рассадин об «алкогольной реформе», пальмовом масле, санкционных продуктах и достойном кандидате на роль главы города

23.07.2019 18:12|ПсковКомментариев: 3

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию нового выпуска программы «Гайд-парк», вышедшей в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) сегодня, 23 июля. Гостем студии стал активный участник общественно-политической жизни региона, «поэт и правдоруб», директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Он высказал мнение по поводу последних актуальных событий в жизни города и области.

Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На волнах «Эхо Москвы» в Пскове программа «Гайд-парк». Это территория, где мы открыто говорим на самые разные темы. В студии Константин Калиниченко. Сегодня у нас в гостях директор гипермаркета «Империал», активный участник общественно-политической жизни региона, автор и исполнитель бардовской песни, популяризатор псковского хоккея, поэт-правдоруб и фактически наш коллега Николай Рассадин. Добрый день, Николай Юрьевич.

Николай Рассадин: Здравствуйте, Константин. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

Константин Калиниченко: Что ж, у нас была достаточно насыщенная повестка, мы встречались около месяца назад, за этот месяц произошло немало событий. В частности, в Пскове случилось два массовых мероприятия: Ганза, которую мы ждали шесть лет, нашу псковскую олимпиаду, и День города заодно случился, практически следом за Ганзой, через две недели. Каково ваше впечатление, становится ли Псков постепенно европейским городом с хорошей культурной и развлекательной программой, получается ли проводить праздники на достойном уровне, или мы снова ударили лицом в грязь?

Николай Рассадин: В первую очередь, хочу поздравить псковичей с 75-летием освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, пожелать всем здоровья и счастья в жизни. Что касается массовых мероприятий, которые проводятся в Пскове и области, мне кажется, что в Пскове всегда был успешный кейс проведения массовых мероприятий. У нас есть прекрасные коллективы, которые и танцуют и поют, у нас есть опыт проведения музыкальных фестивалей, например «Добрый рок», у нас есть опыт проведения реконструкторских и исторических мероприятий, в принципе я не сомневался, что мероприятия будут проведены на хорошем уровне. Не могу сказать за Ганзейские дни, меня не было в городе в это время (я был на музыкальном фестивале в другом месте), а в эти выходные, когда праздновали День города, я был в городе и впечатления были праздничные, мне понравилось.

Константин Калиниченко: Кстати, обозначенный фестиваль «Добрый рок» состоится в ближайшее время, где-то полгода этот вопрос был в подвешенном состоянии.

Николай Рассадин: К счастью, благодаря администрации области, этот праздник состоится.

Константин Калиниченко: На сайте Псковской Ленты Новостей, в репортажах, можно познакомиться с участниками мероприятия, посмотреть, кто к нам приедет, там по-моему собирается очень интересная компания...

Николай Рассадин: Очень интересная компания.

Константин Калиниченко: Петербуржцы, прибалты приезжают очень интересные.

Николай Рассадин: И псковский коллектив.

Константин Калиниченко: Естественно, куда же без наших псковичей, рок в Пскове - это не миф, и не фантастика. Возвращаясь к Ганзе, единственным нареканием на действия организаторов было большое, гигантское количество рамок металлоискателей и сотрудников в форме и в погонах. Некоторые шутили, что их было чуть ли не больше, чем гостей города. Что это такое, не можем мы по-другому, нам нужно обязательно нагнать правоохранителей на любое событие, и пугать гостей и участников, или же такое количество сотрудников делает нашу жизнь безопасной во время массовых мероприятий?

Николай Рассадин: На самом деле я думаю, что в первую очередь организаторы заботились о безопасности, потому что всегда присутствует опасение, что при массовом скоплении людей может найтись человек, которому и праздник не праздник, и начать там провоцировать ситуацию. Что касается рамок металлоискателей, ну есть эти рамки, и их нужно использовать, раз их кто-то закупил, надо поставить, не будешь же их на складе хранить. Кстати на Дне города тоже были металлоискатели, они никому не мешали, все спокойно проходили, я не увидел скопления людей перед рамками и недовольства горожан.

Второй момент, социально-экономическая напряженность в обществе присутствует. Посмотрите на Санкт-Петербург и Москву, в которых проходят протестные мероприятия, естественно у силовиков есть опасения, что организованный праздник перерастет в массовый протест. Отсюда, наверное, такое количество правоохранителей, они, к слову, ведут себя корректно, я вообще благодарен псковской полиции, за то, что они ведут себя адекватно и в рамках, по сравнению с тем, что происходит в других регионах. Давайте воспринимать это как заботу о нашей безопасности.

Константин Калиниченко: Согласен. Действительно нам грех жаловаться на псковских правоохранителей, тем более мы видим, что происходит в Питере и Москве, на минувших выходных - очередной скандал после футбольного матча Ростов-Спартак: попал момент на видео, где буквально избивают болельщиков дубинками. У нас, слава богу, этого нет.

Николай Рассадин: К счастью, да, у нас такого нет. Надеюсь, что и не будет.

Константин Калиниченко: Было такое мнение, что все сотрудники и рамки были поставлены, чтобы контролировать пронос алкоголя, но это оценочное суждение.

Николай Рассадин: Самое смешное, что все в России знают, как проносить алкоголь через рамки металлоискателей.

Константин Калиниченко: В себе, заранее.

Николай Рассадин: Не обязательно в себе, есть грелки резиновые. Поэтому наш народ металлоискательные рамки не остановят.

Константин Калиниченко: Я надеюсь, что люди не ходили обвешанные и обмотанные сине-розовыми грелками, глаза боятся, а руки помнят. К этой теме, она одна из наиболее актуальных на сегодня, в регионе снова озаботились проблемой алкоголизации населения. Кажется, сколько бы законов и ограничений не принимали, а люди продолжают выпивать. Общественная палата вышла с инициативой об увеличении времени продажи. Напомню, сегодня алкоголь запрещено продавать с 9 вечера до 11 часов утра, планируется эти рамки сократить на один час с каждой стороны.

Николай Рассадин: Это общественная палата предлагает. Аркадий Мурылев, бизнес-омбудсмен, предлагает войти в рамки федерального законодательства, продавать с 8 до 23.

Константин Калиниченко: Да, есть сейчас два предложения.

Николай Рассадин: Мое предложение третье - вообще ограничить. Мы не можем нарушить федеральный закон.

Константин Калиниченко: Если взвешивать два предложения, которые на одной недели поступили, от Общественной палаты, не знаю, насколько она самостоятельна в предложениях, и от бизнес-омбудсмена Аркадия Мурылева и группы бизнесменов, которые написали открытое письмо, взвешивая два предложения, как вы к этому относитесь, что можете сказать по этому поводу. Это поможет кому-то: бизнесу, людям, населению, или это как мертвому припарка?

Николай Рассадин: Я был одним из тех, кто подписал обращение к бизнес-омбудсмену, я считаю, что надо принимать решение, которое укладывается в рамки федерального закона, в ограничения. Я много раз об этом говорил, вокруг этого закона ведется много дискуссий, будут или не будут пить больше, дело не в этом, буду пить столько, сколько пьют. Только реальные доходы предпринимателей, которые работают по лицензии, в рамках законодательства, будут увеличиваться. Уменьшается риск отравления суррогатным алкоголем. Человек пойдет в гипермаркет и купит там абсолютно легальный алкоголь, с которого уплачены налоги.

Константин Калиниченко: В том числе в местный бюджет.

Николай Рассадин: Вот в чем проблема. А будут или не будут больше пить — это все такой рычажок, которым можно манипулировать общественным сознанием. Мы сократили при Андрее Турчаке время продажи и думаем, что люди будут меньше пить. Нет, люди найдут, где взять и выпить. Только это риск для человека и недополучение налогов в казну.

Константин Калиниченко: Периодически встает вопрос по наливайкам, но наливайка - наливайке рознь. Там нужно смотреть, все-таки это какое-никакое кафе или подделка под кафе. Нельзя обойти стороной тот факт, что никаких наливаек до 2011 года как таковых не было, мы не знали даже слова такого. Подпольный, паленый алкоголь был, но это было что-то такое совершенно маргинальное, для совсем опустившихся людей, для тех, кто до торговых сетей уже и не дойдет. Сейчас мы видим наливайки на каждом шагу, практически в каждом микрорайоне. Сначала эти люди создали ситуацию, при которой это все появилось, сейчас другие люди, по сути власть, пытаются что-то с этим делать. Странный круговорот событий получается в природе.

Николай Рассадин: Это говорит о том, что власть не имеет конкретного плана развития той или иной отрасли. Это не региональная проблема, это федеральная проблема. Федеральное правительство не имеет реального среднесрочного плана развития, я не говорю про долгосрочное. Сегодня еду и слушаю ПЛН, говорят, что возвращается на стадионы алкоголь. Сколько было сломано копий о том, что на стадионах нельзя продавать алкоголь. А сегодня те же самые люди из правительства говорят, всё, мы устали. Деньги надо получать, надо развивать детский спорт. У них сегодня одно, а завтра мозги переворачиваются, и они принимают радикальное противоположное решение. И так во всем.

Константин Калиниченко: Иногда на матчи топовых команд, футбольных, хоккейных или баскетбольных, приходят верхние чиновники, верхнего эшелона власти, может им скучно сидеть без пива. Кстати, Николай Юрьевич, об этой теме хотелось поговорить, тут какие-то серьезные сдвиги ожидают нас в самом ближайшем будущем, то одно министерство, то другое выходят с достаточно радикальными инициативами. Буквально новость минувших выходных — Минпромторг предлагает вывести пиво из-под статуса алкогольного напитка. Для меня эта новость стала совершенно неожиданной. Это что же означает - пиво можно будет рекламировать как газировку: на любом углу, баннере, в любом СМИ?

Николай Рассадин: Продавать с 14 лет.

Константин Калиниченко: Детям пить можно получается?

Николай Рассадин: Конечно, это бред, пиво - алкогольный напиток, пусть слабоалкогольный, но все же.

Константин Калиниченко: Пиво пиву рознь, кстати. Есть крафтовое...

Николай Рассадин: Есть крафтовое, но есть крепкое пиво, 9% крепости, но это все равно алкогольный напиток. Получается, остановит меня сотрудник ГАИ и я скажу: «Я попил пиво, это не алкогольный напиток, извини, брат». Поэтому, есть на самом деле непонятные инициативы правительства и депутатов. Мне сложно судить, что у них в голове.

Константин Калиниченко: На самом деле есть мнение, что инициатива не столь экономическая, или касается вопросов здоровья, сколько простая, обычная ситуация, когда производители напитка своими лоббистскими усилиями дошли до серьезного кресла в министерстве и пробивают свои интересы.

Николай Рассадин: Так для этого не надо признавать пиво безалкогольным напитком, нужно внести изменения в закон о рекламе и разрешить его рекламировать! Все! О чем мы говорим? Достаточно изменить пункт в законе о рекламе.

Константин Калиниченко: По большому счету вернуть те изменения, которые вступили в силу ранее. Они, по-моему, сначала вступили в силу в 2011 году, потом на период проведения чемпионата мира по футболу были отменены, потому что спонсоры были.

Николай Рассадин: Не надо ничего придумывать. Не нужно называть алкоголь не алкоголем. Надо просто изменить закон, регламентирующий рекламу алкоголя. Ведь были времена, когда и водку рекламировали.

Константин Калиниченко: Да, если вспомнить ранний постсоветский период и 90-е, там подмигивали, бутылки водки были со всеми политическими лидерами, чего только не было!

Николай Юрьевич, предлагаю поговорить еще о некоторых государственных инициативах, в частности Госдума планирует рассмотреть поправку в Налоговый кодекс, который исключает пальмовое масло из льготного режима НДС, сейчас это 10%, и ввести для данного продукта стандартные 20%, как и на любой другой, не льготный товар. Мнения экспертов разделились. Одни считают, что данная мера - это положительная история, скажется хорошо на здоровье россиян, меньше в нашей жизни будет пальмового масла. Другие говорят, что, во-первых, вред от пальмового масла не доказан наукой, само решение спровоцирует рост цен не только на продукты, содержащие пальмовое масло, но и на обычные смежные продукты, например, сыр, где пальмового масла нет. Как вы относитесь к этой мере?

Николай Рассадин: Я не уверен, что пальмовое масло вредно. Я не понимаю, в чем вред обычного растительного масла, оно же такое как из семечек. Другое дело, что его активно в период дефицита продуктов используют для производства заменителей. Это таможенная пошлина будет?

Константин Калиниченко: Нет, это чисто налоговая инициатива, грубо говоря, это все будет включено в конечную стоимость товара.

Николай Рассадин: То есть 10% повышения. Да, нас, наверное, ожидает рост цены на продукты, в которых используется пальмовое масло.

Константин Калиниченко: Будучи в «Империале» вчера, я обратил внимание в отделе, где продается сыр, там отдельно обозначены продукты без использования растительных жиров. Эксперты многие считают, что это спровоцирует рост цен на продукцию, где нет пальмового масла. Просто подорожает одно, соответственно подорожает другое.

Николай Рассадин: Не думаю, что все так взаимосвязано между собой, я не знаю, как будет развиваться ситуация, но я думаю, что подрастет то, где содержится пальмовое масло, а тот натуральный сыр, ведь он и так гораздо дороже того, где есть пальмовое масло. Я думаю, что граница немного сдвинется и потребитель, который всегда колеблется, между тем, чтобы взять что-то подороже и покачественнее, или взять с пальмовым маслом, но подешевле, будет склонен к тому, чтобы взять натуральный продукт, может быть и поменьше, но натуральный.

Константин Калиниченко: Может и производители, которые пытаются скрывать наличие продуктов растительного происхождения, выйдут из тени, потому что это утратит смысл.

Николай Рассадин: Наверное да, но с другой стороны мне кажется, что это достаточно положительный момент для экономики России.

Константин Калиниченко: Вот еще один, мне кажется, положительный момент и для экономики России и для здоровья общества в целом. Буквально чуть больше недели назад вице -премьер правительство России Гордеев, который ответственен за сельское хозяйство, неожиданно заявил, что давить бульдозерами санкционные продукты нехорошо, не по человечески это, не по понятиям. Надо бы придумать, что с этими продуктами делать. Не означает ли это, что наше государство в условиях продолжающегося экономического спада, санкционного режима, трезвеет что ли, начинает более адекватно на жизнь смотреть, ближе к народу становится. Или это очередная частная история, лоббистская, кто-то решил заработать на санкционных продуктах, на их распространении и распределении?

Николай Рассадин: Повторюсь, я не понимаю, что у них там в правительстве в голове, но инициатива господина Гордеева разумна, нельзя продукты кидать под бульдозер, тем более для нашей страны, которая пережила голод войны, знает что такое голод.

Константин Калиниченко: Послевоенный голод многие застали.

Николай Рассадин: И довоенный голод, поэтому это неправильно. Ты можешь с этим товаром все что угодно делать, отправь его обратно, откуда пришел, не впускай в страну, не изымай, разворачивай фуру и отправляй обратно.

Константин Калиниченко: И пусть с ним делают, что хотят.

Николай Рассадин: Уничтожать продукты — последнее дело.

Константин Калиниченко: Если они заехали, прошли таможню, их задержали. Что с этим делать? Есть мнение, которое высказывали многие эксперты, связанное с тем, что это достаточно экономически невыгодно, эти продукты нужно проверять и тестировать на нитраты и вредные запрещенные вещества, выяснять, безопасны ли эти яблоки или персики? Что делать с этими продуктами? Понятно, что самое простое мнение - отдать по домам престарелых, по детским домам, соцучреждениям развести, но это же нельзя сделать без проверки?

Николай Рассадин: Я думаю, что не так сложно их проверить на самом деле, ведь мы говорим не о подпольных продуктах, происхождение которых непонятно. Здесь понятно - оно из стран, которые находятся под санкциями. Я думаю, что не так сложно проверить как происхождение, так и содержание вредных примесей. Просто раздавать продукты с точки зрения экономики не совсем правильно.

Константин Калиниченко: Порождение маргинальных практик.

Николай Рассадин: Совершенно верно. Мы будет приучать людей к халяве, грубо говоря.

Константин Калиниченко: Это как кота прикармливать, извиняюсь за сравнение, привыкнет.

Николай Рассадин: Может быть, эти продукты можно пустить в переработку. Привезли томаты, их не под бульдозер пустить, а отправить на производство томатной пасты. Это будет и производство, но можно использовать это в благотворительных целях. Например, отправлять эту пасту в детские дома, в социальные учреждения. Это можно делать с любым продуктом питания, можно переработать его в нечто другое, можно закрепить это законодательно, каким -то постановлением, что такие продукты используются в качестве социальных направлений. В прямую продажу они не должны попадать.

Константин Калиниченко: Может быть инициатива вице-премьера Гордеева и приведет к этому.

Николай Рассадин: Будет надеяться.

Константин Калиниченко: Вряд ли зампред правительства будет просто так говорить. К городским делам давайте перейдем. Вот уже как два месяца в Пскове новый глава города Елена Полонская..

Николай Рассадин: Исполняющая обязанности.

Константин Калиниченко: Пока в статусе исполняющего обязанности. По ее словам, с главой администрации Александром Братчиковым у нее выстраиваются рабочие отношения, тем не менее выбирать главу депутаты будут только осенью. Николай Юрьевич, кто на ваш взгляд был бы оптимальным главой города, может быть не по фамилиям, хотя может у вас и есть кандидатура, или же в сложившейся системе отношений это не имеет никакого значения?

Николай Рассадин: Оптимально, еще раз повторю, из Устава города надо исключить статью о главе города. С точки зрения персоналий, я считаю, что в городской Думе достаточно опытных и достойных людей, которые могли бы занимать это место. Если бы меня спросили кто, я бы ответил, что у нас есть старейший депутат господин Воробьев, заместитель главы города, который прекрасно бы справился с обязанностями главы города.

Константин Калиниченко: Я так понимаю, вы тонко намекаете на выполнение в основном представительских функций.

Николай Рассадин: Так оно и есть, других функций у главы города нет. Он такой же депутат как все, только наделенный полномочиями представлять город в тех или иных мероприятиях, поэтому я думаю, что предложенная мной кандидатура была бы идеальной.

Константин Калиниченко: Предшественник Елены Полонской Иван Цецерский явно не был готов ограничивать себя только представительскими функциями, хотя и любил это дело, что скрывать.

Николай Рассадин: Что он мог сделать такого, что бы выходило за рамки его полномочий?

Константин Калиниченко: Тем не менее, мы помним совещания, которые в этом году случались, как он был назначен фактически ответственным за некачественный ремонт дорог в начале этого года, в феврале, знаменитое совещание в администрации области.

Николай Рассадин: Если ты хочешь быть виноватым, ну согласись с этим и будь виноватым. Если ты грамотный человек и знаешь рамки своих полномочий, ты бы сказал: «Ребят, извините, это не мои полномочия. Чего вы из меня делаете виноватого?»

Константин Калиниченко: Вот Иван Николаевич, наверно, не был согласен становиться виноватым, сегодня он в Москве.

Николай Рассадин: Вот видите как, надо только однажды прекратить быть виноватым и ты пойдешь на повышение.

Константин Калиниченко: Уже несколько месяцев этой шутке про карьерный рост, не будем ее тиражировать, у Ивана Николаевича теперь своя новая жизнь, федерального чиновника.

Николай Рассадин: Да у него и наша городская жизнь есть, депутата городской Думы.

Константин Калиниченко: Пока он в основном занимается троллингом своей преемницы, но это отдельная история. Николай Юрьевич, еще один из больных вопросов, он тоже остро обсуждается в последний месяц, это здравоохранение. Только за последние пару недель, если не касаться эпизода прямой линии с президентом месяц назад. Мы помним палатку перед входом в детскую стоматологию на Сиреневом бульваре с заниманием очереди накануне с вечера. По сути впервые поднят вопрос о разнице в оплате труда между главврачами и младшим медперсоналом, по сути мы говорим о частном случае, а это ведь краеугольный камень выполнения майского указа по средней зарплате в здравоохранении. Губернатором назначена масштабная проверка, она вскроет немало интересного, это все прекрасно. Но не выплеснем ли мы тут с водой и ребенка? У нас главные врачи побегут со своих должностей, главврач детской стоматологии уже очень жестко и совершенно некорректно отреагировала, сказав, что она не хочет в эту помойку возвращаться.

Николай Рассадин: Было очень неприятно это читать.

Константин Калиниченко: Неприятно было, но очевидно, что напряженность присутствует, у главврачей есть, очевидно, своя точка зрения.

Николай Рассадин: Проблем в медицине по всей России и в регионе достаточно, их необходимо решать, но ведь и зарплата главврача доходит до 130 тыс. рублей в месяц, как сказал Михаил Юрьевич, у меня меньше. А зарплата санитарок на уровне прожиточного минимума. Это не совсем правильно, потому что это государственное учреждение, это не частная клиника, где главврач может решать, какая у него зарплата.

Константин Калиниченко: Особенно если он владелец клиники.

Николай Рассадин: А в муниципальных и государственных учреждениях такого быть не должно разрыва.

Константин Калиниченко: А вот все-таки, я понимаю, что должен быть баланс, но это всегда самое сложное, найти точку баланса. На ваш взгляд, какая зарплата должна быть у главврачей и у младшего персонала?

Николай Рассадин: Я не знаю, по-моему есть какой-то регламент, который определяет, что разрыв в зарплате между директором и подчиненным не может быть выше какого-то уровня.

Константин Калиниченко: Это так, но все руководители научились это обходить за счет стимулирующих выплат и доплат, которые не входят в базовую часть.

Николай Рассадин: Это надо контролировать государству. Это муниципальные или государственные учреждения, поэтому государство и должно контролировать, чтобы хитрые лазейки пресекать.

Константин Калиниченко: На этой мысли директора крупного ритейлера, о том, что государство должно контролировать зарплату, будет заканчивать эфир, это был «Гайд-парк», в гостях у нас был директор гипермаркета «Империал», активный участник общественно-политической жизни региона, фактически наш соведущий Николай Рассадин. Николай Юрьевич, спасибо, что уделили нам внимание в очередной раз.

Николай Рассадин: Спасибо, Константин, спасибо, уважаемые радиослушатели. До свидания.

 

 
опрос
В администрации Псковской области утверждены требования к внешнему виду госслужащих. Поддерживаете ли вы введение дресс-кода?
В опросе приняло участие 1050 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.