Новости партнеров
Политика

Поствыборный пасьянс. Несистемная оппозиция – псковское «Яблоко»

23.11.2021 14:41|ПсковКомментариев: 1

Псковская Лента Новостей завершает цикл статей, посвященных описанию расклада политических сил нашего региона после сентябрьских выборов. Ранее мы проанализировали ситуацию, в которой находится команда губернатора Михаила Ведерникова, оценили позиции элитных групп, контролирующих крупнейшие города региона Псков и Великие Луки, а также рассмотрели потенциал и перспективы системной оппозиции. В данных публикациях мы уделяли внимание не только нынешнему положению дел, но и тем вызовам, которые стоят перед различными политическими силами Псковской области. Сегодняшний, заключительный, разговор – о несистемной оппозиции.

 

В отличие от большинства официальных партий, существующих десятилетиями, это явление – несистемная оппозиция – в Псковской области появилось относительно недавно. Ее история насчитывает не больше пяти лет; отсчет здесь принято вести с конца 2016-го, когда в регионе побывали активисты движения Михаила Ходорковского «Открытая Россия»*, после чего начался процесс создания местного отделения «Открытки» - а вместе с ним споры, конфликты, борьба за лидерство. Уже в следующем, 2017-м году в Пскове был открыт штаб Алексея Навального**. Его сторонники начали регулярно проводить публичные мероприятия, выступая с критикой действий властей. Участниками этих акций протеста в областном центре обычно становилось порядка 50-100 человек, среди них находились как те, кто уже были известны по деятельности региональных отделений партий, так и те, кто ранее не участвовали в политической жизни – общественники, блогеры, журналисты, гражданские активисты, в том числе политические фрики и провокаторы. У большинства из них не было идеологической общности, а всё, что их объединяло, это протест против существующей политической системы и критика властей в Фейсбуке и других социальных сетях - по большому счету, именно там происходила их основная общественно-политическая деятельность.

Так до Псковской области (а в ней, как мы знаем, общероссийские процессы традиционно происходят с некоторым опозданием, по инерционным сценариям) докатилась волна, поднятая в столицах в конце 2011-2012 гг. Во многом возникновение этого явления было связано с развитием интернета и ростом популярности соцсетей, что давало критикам режима возможность свободно высказывать свое мнение, находить «братьев по разуму», распространять информацию об акциях, не прибегая к помощи официальных СМИ, и т. д.

Таким образом, несколько лет назад в Пскове сформировался круг активистов – представителей несистемной оппозиции. Поначалу региональная власть во главе с губернатором Андреем Турчаком относилась к ним достаточно пассивно и жесткого противодействия не оказывала. По большому счету, на них просто не обращали внимания.

Однако с конца 2017 года ситуация стала меняться: после прихода новой команды областных управленцев подходы стали жестче - и представители несистемной оппозиции всё чаще ощущали на себе административный прессинг. На этот период (2018-2020 гг.) пришлись наиболее заметные акции несистемной оппозиции, они стали проходить чаще – в том числе с элементами перформансов вроде приковывания себя наручниками к столбу и административными задержаниями, чего раньше в политической практике Псковской области практически не было. При этом несистемная оппозиция поднимала не только общероссийские темы («За свободу слова», «За свободу политических заключенных», «Против несменяемости власти» и другие), но и пыталась использовать местную информационную повестку – например, участвовала в митингах протеста против строительства завода в особой экономической зоне «Моглино». Нередко несистемщики выступали вместе с традиционными партиями («Яблоком», КПРФ и др.), в этот период они стали хоть и небольшой по своей численности, но вполне заметной политической силой.

Пик активности пришелся на начало 2021 года, когда в этой среде присутствовало ощущение подъема и скорых крутых перемен. Напомню, что год начался с возвращения в Россию оппозиционера Алексея Навального и его задержания сразу по прилету из Германии. После этого в крупных городах страны прошли несанкционированные властями протестные акции. Не стал исключением и Псков, где в январе протестующие дважды прошествовали по улицам областного центра. Число участников первой из этих акций заметно превышало привычное количество митингующих на подобных мероприятиях в последние годы; естественно, тема уличных выступлений получила широкий резонанс в социальных сетях - в связи с этим оппоненты режима заговорили ни много ни мало о кардинальном изменении общественных настроений и поддержке большинством населения участников уличных протестов. Так об этом, в частности, высказывался участник первой из протестных акций 2021 года Лев Шлосберг, который видел в этих протестных акциях основу для развития массового протестного движения в России, способного привести к смене власти.

Следует отметить, что многие системные оппозиционные политики испытывали явное искушение использовать протестную волну, канализировать ее в последующем в электоральные результаты. Не секрет, что в «Яблоке», КПРФ и других системных партиях были отдельные представители, которые солидаризировались с навальнистами. Для Льва Шлосберга это был вполне логичный ход: с одной стороны, он четверть века является членом политической партии, легально участвующей в выборах, и руководителем ее регионального отделения, но, с другой стороны, на протяжении последних лет (особенно после 2014 года) постепенно сближался с несистемщиками. Это было связано с изменением как внутриполитической ситуации в стране, так и внешнеполитического курса России, «закручиванием гаек», выдавливанием «Яблока», отторжением самого Шлосберга из местной политической тусовки. Все эти факторы логично привели к радикализации псковского «Яблока» и приходу ее лидера в стан несистемной оппозиции. Как неоднократно отмечали обозреватели ПЛН, в целом, данные процессы – становление несистемного движения и дрейфование в его направлении Льва Шлосберга происходили параллельно.

Впрочем, надеждам представителей оппозиции на изменение общественных настроений не суждено было сбыться. Быть может, многие наши сограждане и не всем довольны, и критикуют власть, и устали от ее несменяемости, но, как справедливо отмечают эксперты, пока пресловутый холодильник не победил телевизор - народ на митинги и шествия (причем, несанкционированные и достаточно жестко пресекаемые) не пойдет. Вот и в начале 2021-го даже недовольные социально-экономическим положением горожане к участникам политического протеста не присоединились, и очень быстро стало понятно: беспрецедентно массовыми эти акции оппозиции точно не станут – ни в столице, ни в регионах. Более того, сама протестная волна быстро сошла на нет. Уже к весне она осталась разве что в воспоминаниях - и в этом смысле ситуация напоминала многочисленные прежние попытки оппозиции объединиться, создать некие координационные советы, комитеты и т. п. Разговоров было много – а заканчивалось все, по сути дела, ничем.

Несмотря на быстрое подавление протестных акций и затухание протестной активности в начале 2021 года, у верных адептов идеи кардинальных перемен сохранялась иллюзия относительно того, что новая волна протестов возможна – и придется она на осень 2021-го, то есть совпадет с проведением избирательной кампании, таким образом, представители оппозиции смогут повлиять на ход и результаты парламентских выборов.

Здесь важно отметить и другое: ответ системы не заставил себя ждать – последовала жесткая реакция: Алексей Навальный получил реальный срок заключения, многие активисты протестного движения были задержаны и стали фигурантами возбужденных дел. Многие представители несистемного движения, включая оппозиционных блогеров и оппозиционеров, пополнили ряды «иностранных агентов», штабы Навального были внесены в список экстремистских организаций (организация также признана иностранным агентом, ее деятельность запрещена в России) и фактически разгромлены, многие руководители региональных штабов покинули Россию – как известно, и координатор псковского штаба Алексей Дорожкин уехал на постоянное место жительства в США.

«Открытая Россия» (признана нежелательной в РФ неправительственной организацией) перестала существовать, а в Пскове ее руководительница Лия Милушкина вместе с супругом была осуждена по статье за торговлю наркотиками.

Едва ли единственное исключение здесь – выдвижение кандидатом в депутаты Псковского областного Собрания от «Яблока» экс-навальниста Николая Кузьмина, однако он не был допущен до выборов. Другие участники движения вообще не приняли участия в кампании. Разве что с большой долей условности можно считать проявлением предвыборной активности организацию альтернативных псевдодебатов в креативном пространстве «Шаг» Владимира Жилинского, руководителя псковского отделения «Голоса»*** - впоследствии он также был включен в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

Таким образом, обозреватели получили основания говорить о неверном расчете и проигрыше несистемной оппозиции: своих целей она не достигла, была выявлена вся сетка организаторов и участников, многие из них получили судимости и административные наказания, что негативно повлияло на формат их участия в выборах.

Возможности стать кандидатами абсолютное большинство участников акций по всей стране были лишены и участвовали в избирательном процессе разве что как наблюдатели и агитаторы за так называемое «Умное голосование» - технологию, призванную не допустить избрания кандидатов от партии власти. Правда, на практике УГ не столько способствовало успеху, сколько приводило к разногласиям и конфликтам в среде оппозиционеров, в том числе среди тех, кто раньше были единомышленниками. Самый свежий пример - недавний пост в Фейсбуке сторонницы «Умного голосования», экс-главреда «Псковской губернии» Светланы Прокопьевой – это ответ главному псковскому яблочнику, который, как известно, являлся принципиальным противником УГ. Не вдаваясь в детали послания в духе «Не могу молчать», отмечу, что обо всем этом Псковская Лента Новостей писала в 2021-м неоднократно, по сути, те же вопросы, что и Прокопьева, задавали Шлосбергу ведущие радио «Эхо Москвы» в Пскове – политик на это обижался, а близкая к нему «независимая» пресса упорно хранила молчание по этой теме, никак не реагируя на дискуссию относительно происходящего в партии.

Там, где еще недавно была несистемная оппозиция, оказалось «Яблоко».

Возвращаясь к разговору о главных трендах года, отмечу, что федеральная власть продолжила последовательную борьбу с несистемной оппозиции, используя для этого ужесточение действующего законодательства, административный прессинг и недопущение до участия в выборах. Как известно, Льва Шлосберга и яблочника-навальниста Николая Кузьмина исключили из числа участников избирательной кампании в связи с «установленной причастностью к деятельности общественного объединения, осуществляющего экстремистскую деятельность» - речь о ФБК**** Алексея Навального (организация признана в РФ иностранным агентом и экстремистской организацией).

Та же участь постигла Льва Шлосберга и как участника выборов в Госдуму по одномандатному округу в Москве и в составе партийной группы кандидатов (Псковская и Тверская области). Понятно, что решение о снятии политика, выступающего с жесткой критикой федерального руководства, принималось в Москве. Будучи лишенным возможности участвовать в выборах, Лев Шлосберг потерял статус депутата Псковского областного Собрания, которым обладал с 2011 года, и стал не более чем оппозиционным блогером - членом непарламентской партии (напомню, что по итогам выборов «Яблоко» не сумело преодолеть не то, что пятипроцентный барьер, необходимый для прохождения в парламент, но не набрало и трех процентов, что означало бы возвращение финансирования партии из государственного бюджета).

Между тем псковское «Яблоко» сохранило свое представительство в региональном парламенте, правда, фракция стала меньше. Таким образом, система сохранила «Яблоко» в легальной политике в лице Артура Гайдука, но объявила Шлосберга и Кузьмина несистемной оппозицией, разделив яблочников, по сути дела, на «легальных» и «нелегальных». При всем уважении к депутату Гайдуку следует признать, что смотрится он там значительно слабее, чем выглядел его партийный руководитель, в том числе и на парламентской трибуне. Это не говоря уж о том, что на федеральном уровне господин Гайдук, в отличие от своего коллеги, не известен и не может рассчитывать на внимание ведущих либеральных СМИ. Как бы то ни было, именно через него лидер псковского «Яблока» наверняка будет пытаться транслировать собственную повестку. Получится ли делать это эффективно – большой вопрос. Ни первые сессии областного Собрания созыва, ни весь предшествующий опыт работы депутата Гайдука в гордуме Пскова и региональном парламенте прошлого созыва не позволяют дать утвердительного ответа.

Что до Льва Шлосберга, то как показало развитие событий, на снятии с выборов и потере депутатского статуса неприятности главного псковского яблочника, заигрывания которого со сторонниками Навального идут вразрез с линией партии Григория Явлинского, не закончились. И нет никаких сомнений в том, что история непростых взаимоотношений регионального политика с федеральным партийным руководством получит продолжение в будущем. Хорошо известно, что партия «Яблоко», несмотря на свой демократический статус, отличается жесткостью к внутренней оппозиции в собственных рядах. Особенно жестко караются оппонирование генеральной линии Явлинского и попытки блокирования и заключение альянсов с другими оппозиционными силами. Лев Шлосберг, с одной стороны, член «Яблока», с 1990-х бессменно возглавляет региональное отделение партии, входит в состав ее руководящих органов на федеральном уровне, претендует на пост председателя и является членом команды Явлинского. В силу этого он должен придерживаться партийной дисциплины и проводить линию этой политической организации. С другой стороны, Лев Шлосберг не порывает с теми, кто разочаровался в «Яблоке» и Явлинском, расстался с ними и жестко критикует их за приспособленчество. Совмещать несовместимое псковскому яблочнику и раньше было непросто, а теперь, когда Явлинский и Ко раз за разом делают убийственные для навальнистов заявления, а партия размежевалась со сторонниками находящегося в тюрьме политика, это представляется невозможным.

Как поступить в этой ситуации? Легкого выбора тут нет, в любом из вариантов есть огромные минусы. С одной стороны, и с «Яблоком» нельзя разорвать - иначе останешься без статуса и ресурсов, а для участия в публичной политике нужна партийная принадлежность. У Шлосберга для этого есть только партия «Яблоко» - другой идейно близкой политической организации нет, а новую создать в современных условиях просто невозможно – сделать это не позволит система. С другой стороны, назвавшись груздем, надо лезть в кузов. В данном случае - оправдывать ожидания тех, кто настроены радикально. Они, ждут от «Яблока» реального обновления, радикального противодействия системе, настоящих битв не только на выборах, но и на улицах. Здесь надеются на то, что будут сброшены нынешние партийные руководители – оппортунисты, занимающиеся политикой, по мнению критиков, исключительно ради сохранения прежнего статуса. Для этой части оппозиционной публики (которая по своему составу значительно шире, чем либеральная интеллигенция, традиционно поддерживающая «Яблоко») Лев Шлосберг уже давно стал надеждой, именно с ним связаны их ожидания.

Весь этот год Шлосберг пытался лавировать, сохранять верность партии и Явлинскому, а с другой стороны – старался не отталкивать своих сторонников. Таким образом, однозначного ответа на важнейшие вопросы он не дал. Одна из основных его проблем-2021 переходит в год следующий, да и перетекает дальше, если иметь в виду то, что приближается дата новых выборов председателя «Яблока». Две предыдущие попытки псковича занять руководящее кресло в Москве закончились неудачно – в 2015-м он проиграл Эмилии Слабуновой, а в 2019-м – Николаю Рыбакову. Не секрет, что оба раза определяющей при голосовании была позиция Явлинского и федерального руководства политического объединения.

Понятно, что единственный шанс Шлосберга изменить курс «Яблока» - пробиться на партийный Олимп.

Сделать это в условиях противодействия со стороны столичных однопартийцев и поддерживающих их руководителей региональных отделений и Шлосбергу, и любому другому оппоненту Явлинского будет непросто. Рассчитывать на победу по итогам следующих выборов председателя «Яблока» им сложно – и неудивительно, что в телеграм-каналах и соцсетях многие гадают: будет ли кто-то пытаться устроить в «Яблоке» переворот - и сбросят ли старичков с «парохода современности». При этом понятно, что такая борьба, если ее кто-то всерьез будет вести, приведет к противодействию со стороны администрации президента, которая, очевидно, заинтересована здесь в сохранении статус-кво.

Лев Шлосберг ныне находится в крайне непростом положении (причем, в эту ловушку он загнал себя сам), кольцо сжимается - и впереди новые угрозы. Если лет 10 назад псковский яблочник фактически был один, никакой угрозы ни для кого не представлял, даже был частью системы и членом условного регионального политического клуба, то теперь всё иначе. По сути он отвергнут политическим сообществом – не только властью, но и системной оппозицией, лидеры которой раз за разом дают понять: какие-либо контакты и тактические альянсы с псковскими яблочниками исключены, более того - наказуемы. Как мы уже отмечали, в России изменился политический климат, совершенно иными стали подходы и региональной власти. Если прежде противодействие (и не сказать, чтоб запредельно жесткое) псковскому «Яблоку» можно было наблюдать только на выборах, то теперь, с приходом новой губернаторской команды, мы наблюдаем постоянный прессинг несистемной оппозиции - всегда, везде и на каждом шагу. Изменился и сам главный псковский яблочник, по выше перечисленным причинам он тоже радикализировался, стал демонстрировать невосприимчивость к иному мнению, по мнению наблюдателей, у него сформировался постоянный синдром вечно осажденной крепости. При всем при этом Лев Шлосберг получил широкую известность, стал ощущать себя федеральным политиком и пренебрежительно относиться к своим коллегам по региональному политическому классу. То есть это уже не тот политик, что был еще лет 10-15 назад.

Вместе с тем за годы работы в политике руководитель псковского «Яблока» увеличил ресурсную базу, научился проводить фандрайзинговые операции и привлекать средства на избирательные кампании (напомню, что по этому показателю псковское «Яблоко» с 8 миллионами рублей стало лидером на выборах в ПОС). Кроме того, Лев Шлосберг обрел определенное влияние и у него появилась команда, члены которой, как все мы знаем, могут побеждать. Напомню, что это проявилось в 2017-2019 годах, когда кандидаты от «Яблока» выиграли целый ряд кампаний по выборам глав районов – и обозреватели заговорили о возникновении т. н. «яблочной аномалии». При этом при подборе кандидатов руководитель регионального отделения партии проявляет известную гибкость: если прежде ставка делалась на традиционную базу яблочников – представителей интеллигенции, в том числе из бюджетной сферы, то после присоединения Крыма (а позиция партии «Яблоко» здесь хорошо известна, и идет вразрез с мнением большинства) черпать кадры приходится из других источников, рекрутировать в свои ряды всех недовольных, оставшихся не у удел, беглецов из других партий, в том числе людей с кардинально иными, чем у яблочников, политическими взглядами (кстати, именно против такой кадровой политики выступает Григорий Явлинский). Несколько лет назад Шлосберг и ко привлекали на муниципальные выборы тех жителей районов, которые в силу различных причин пришлись не ко двору местной власти, не стали частью системы. Впрочем, как показала жизнь, ставка на «попутчиков» зачастую оборачивается неприятностями: став главами они уходят под знамена партии власти или же просто дистанцируются от выдвинувшего их «Яблока».

Вот и теперь вопрос, где искать кадры перед большими муниципальными выборами, вновь актуален.

Делать ставку на молодых – прежде всего, немногочисленных сторонников Навального? Однако такой подход вступает в очевидное противоречие с позицией федерального руководства партии. Вновь искать «попутчиков» из числа местных жителей, недовольных руководством и при этом не обязательно даже разделяющих основные идеологические установки партии (как это было с выдвижением на сентябрьские выборы в Великих Луках Всеволода Козловского)? Но эту историю псковское «Яблоко» уже проходило не раз - и несло ощутимые репутационные потери…

Как будет действовать Лев Шлосберг и Ко в этот раз? Станут ли спонсоры давать деньги на муниципальные выборы? Отразятся ли на их желании поддерживать яблочников скандалы и разборки внутри партии? Каким может быть формат участия в кампании-2022 самого руководителя псковского «Яблока», в этом году снятого с выборов под предлогом причастности к деятельности экстремистской организации? И – возможно, главное: как будут складываться отношения Льва Шлосберга с руководителями «Яблока» и каким будет его положение в партии? Всё это вопросы, на большинство из которых ответы предстоит дать совсем скоро. Уже в следующем году пройдут выборы в представительные органы местного самоуправления, в том числе в городские думы Пскова и Великих Лук, а жители нескольких районов (среди них Гдовский и Плюсский, где в 2017-м победили кандидаты от «Яблока») будут выбирать новых глав.

На этом Псковская Лента Новостей завершает цикл публикаций, в которых мы постарались зафиксировать положение дел после сентябрьских выборов. Такова картина региональной политической жизни на данный момент. Однако она не статична. Многое здесь изменяется, в политических и административно-хозяйственных элитах продолжается процесс ротации, не за горами новые выборы - и основные политические силы Псковской области уже начали к ним подготовку. Как и прежде, ПЛН будет внимательно следить за развитием событий и анализировать происходящее. В ближайшее время мы представим вниманию читателей ряд интересных публикаций, в том числе уже скоро, в декабре, в соответствии с нашей давней традицией подведем политические итоги года по ряду номинаций и опубликуем очередной рейтинг ста самых влиятельных персон Псковской области. Не пропустите!

Александр Савенко

*«Открытая Россия» признана нежелательной в РФ неправительственной организацией. В 2021 году принято решение о ее самоликвидации.

** «Штабы Навального» внесены в список экстремистских организаций. Организация признана иностранным агентом, ее деятельность запрещена в России.

***»Голос» - незарегистрированная организация, выполняющая функции иностранного агента

**** ФБК. Организация признана в РФ иностранным агентом и экстремистской организацией.

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Каких последствий вы ожидаете с приходом омикрон-штамма в Псковскую область?
В опросе приняло участие 419 человек

Коронавирус

Лента новостей