Блоги / Алексей Овчинников

В рубель: Предчувствие дефолта, культура отмены в бизнесе и NFT-токены

18.03.2022 17:20|ПсковКомментариев: 1

Псковская Лента Новостей представляет вашему вниманию текстовую версию радиопрограммы «В рубель», которая вернулась на частоту 102.6 FM. Каждую пятницу ведущий программы, экономический обозреватель Алексей Овчинников будет знакомить радиослушателей с важными экономическими и потребительскими событиями.

 

Сегодня мы обсудим, ждать ли нам повторения дефолтного сюжета 1998 года, что стоит за массовым исходом с российского поля западных компаний, на какую поддержку от государства в условиях потока санкций рассчитывают псковские предприниматели, зачем объединились «Победа» и «ПсковАгроИнвест» и почему сегодня столько разговоров вокруг NFT-токенов.

Начну, пожалуй, с хорошей новости. Вчера Минфин России объявил, что платежное поручение о выплатах купонного дохода по внешнему долгу исполнено. Речь идет о начале выплат долларовых купонов по двум российским евробондам на общую сумму свыше 117 млн долларов. Это выпуски с погашением в 2023 и 2043 годах на 3 млрд и 1,5 млрд долларов соответственно.

Говоря проще, нашей стране удалось избежать дефолта по внешним долговым обязательствам.

Ранее министр финансов России Антон Силуанов уже заверял, что страна в состоянии их исполнить, что необходимый объем средств у государства для этого есть, но преддефолтная паника все равно в информационном поле нагонялась немалая.

Напомню сюжет. Минфин России сообщил, что Россия готова осуществлять выплаты по своим еврооблигациям, но либо в рублях по курсу Центробанка на день платежа, либо при условии «разморозки» валютных счетов ЦБ и правительства. Если кто запамятовал, то нам санкционно заморозили примерно половину суммы золотовалютного резерва. К слову, почти 80% резервов ЦБ находятся не на территории России. Почему - тема для отдельного разговора.

Так вот, ряд аналитиков указывали, что сам факт проведения Россией купонных выплат по долларовым евробондам в рублях уже будет считаться суверенным дефолтом. А статус дефолта серьезно повлиял бы на кредитные рейтинги страны и на доступность внешних займов не только для государства и госкомпаний, но и для частного бизнеса. Теперь эксперты полагают, что платеж был все-таки осуществлен в долларах за счет разморозки части российских резервов. Когда-нибудь мы об этом узнаем.

Сейчас у участников рынка невольно возникают ассоциации с 1998 годом. Тогда по внешнему долгу - долларовым бондам - Россия продолжала выплаты, а вот с внутренним - ситуация оказалась заметно хуже. Разумеется, всем интересно, насколько сегодня вероятен сценарий дефолта по ОФЗ - активам, которые есть не только в портфелях частных инвесторов и банков, но и в портфелях пенсионных фондов? Практически все аналитики единодушны - невероятен. Высокие цены на нефть и газ приносят сверхдоход в бюджет вопреки санкциям.

Более того, большинство ОФЗ выпущены под смешные по нынешним меркам 7-9% годовых, поэтому огромные деньги на выплаты купонов не потребуются. К тому же сейчас на рынок выйдет главный покупатель в лице государства с триллионом рублей из Фонда национального благосостояния. Он готов выкупать просадку на российском фондовом рынке.

В общем, дефолта нет, по внутреннему долгу и не будет, а по внешнему - будем надеяться на столь же благоприятное развитие событий. В начале апреля, когда России предстоит гасить очередной выпуск суверенных облигаций, платеж, скорее всего, пройдет по той же схеме.

Кстати, когда стало известно, что Россия не будет дефолтить, на западных рынках существенно вырос спрос на российский долг, как суверенный, так и корпоративный. Новость позитивная, можно сказать, луч света в темном царстве, посмотрим, что из этого выйдет в дальнейшем.

Следующая тема - культура кэнселинга, которая добралась до экономики, и добралась в каком-то особенно истеричном варианте.

Я говорю про тот факт, что за последние недели многие иностранные компании объявили о том, что уходят из России в той или иной форме. Сей факт и вызван был в определенном смысле эмоциями, а не разумом, и последовала за ним не меньшая эмоциональная ответочка. Пока только в виде устрашающих спичей о принудительном банкротстве и национализации. Не хочется гадать на кофейной гуще, когда ситуация переломится или куда нас заведет, давайте разбираться с тем, что есть.

Начнем с того, что в большинстве случаев иностранные компании на самом деле никуда не уходили, это передергивания ради кликбейтов. Формулировки о причинах закрытия заводов-пароходов, магазинов и ресторанов звучали в официальной плоскости несколько иначе. Речь шла о временной приостановке деятельности. Подчеркиваю - о временной.

Вот, смотрите, свежий псковский пример. Резидент «Моглино», резидент - ПАО «Айс стим Рус», завод «Сибирский гостинец». Читаем официальное уведомление, размещенное на сайте Центра раскрытия корпоративной информации: «ПАО «Айс стим Рус» уведомляет акционеров о временной приостановке производственной деятельности предприятия. Данная мера является вынужденной и обусловлена рядом неблагоприятных факторов».

Не будем скидывать со счетов и тот факт, что немало громких заявлений о закрытии были рассчитаны на медиаэффект - против политической конъюнктуры не попрёшь, чего доброго сам пожнешь плоды культуры кэнселинга, а для продаж - полезно. Аналитики подсказывают, что для такого даже термин давно придумали - «Old Rockstar Rattle». В вольном переводе означает что-то вроде «Прощального концерта Игоря Крутого». Очереди в IKEA, UNIQLO и McDonalds подтверждают, что схема работает на ура. Магазины «Санлайт» давно взяли на вооружение и активно используют.

Некоторые компании и вовсе ушли под шумок. Давно собирались, ибо продажи ни к черту, а тут такой удобный медийный повод. Скажем, компания Honda ушла с нашего рынка еще в конце 20-го года, потому что не срослось. Подождала бы еще полтора года, и могла бы уйти с помпой.

Ну и надо отметить, конечно, что многие уже переобулись, не успев толком и до порога дойти. Так, один из ведущих в мире ритейлеров одежды Inditex сообщил, что в скором времени вернется на русский рынок. Это такие бренды, как Zara или Bershka, например. Ну, а французские компании, в числе которых «Ашан», «Данон» и «Леруа Мерлен», и вовсе заявили, что не намерены присоединяться к флешмобу с массовыми закрытиями.

Впрочем, если не ерничать, массовый уход зарубежных компаний - это, конечно, все-таки негатив для экономики. Дело даже не в рабочих местах, ведь многие ушедшие на геополитический перекур компании штат пока не разгоняли. Вернемся к псковскому примеру. Псковской Ленте Новостей генеральный директор компании «Айс стим Рус» Дмитрий Ходас объяснил, что речь идет о заморозке производства, тогда как сокращений штата пока проводить не планируется.

Дело в налогах, которые то ли ушедшие, то ли прикрывшиеся компании исправно платили в наш бюджет. У нас очень любят считать чужие потери. Как только началась эта эксодус-вакханалия, сразу же в отечественных СМИ появились заголовки в духе «Счёт на миллиарды: стало известно, сколько теряют западные компании, уходя из России». Один только «Макдоналдс» за месяц простоя не дополучит около 50 млн долларов. А почему никто не хочет посчитать, сколько не дополучат наша казна? Я напомню, если иностранная организация имеет постоянное представительство в РФ, то налогообложение прибыли осуществляется в общеустановленном порядке. Я уж не говорю про НДФЛ, который поступает в региональный и местный бюджеты.

И давайте без лишней бравады провожать тех, кто ушел. Мы уже насмотрелись на импортозамещение и понимаем, что российский производитель, увы, не всегда тащит. Как бы не получилось, что на свято место, которое пусто не бывает, не пришли компании из Беларуси, Казахстана или Армении. А наши опять будут руками разводить и жаловаться на нечестную конкуренцию, высокую влажность и прочие недомогания. Ну, и зарегистрировать бренд, похожий на «Макдоналдс» - это одно, а поднять сеть общепита по всей России с культовым статусом - совсем другое. Такое на голом энтузиазме и азарте на морозе не заводится.

Но есть ниши, на которые отечественные компании, воспользовавшись эффектом «свободная касса», действительно, сейчас могли бы зайти. Но вот беда. Фондовый рынок не работает, ключевая ставка - 20%, соответственно кредиты кусаются пострашнее алабая, где бизнесу взять деньги на такие претенциозные проекты. Тут бы в живых остаться.

Вот почему вопрос господдержки в условиях беспрецедентных санкционных ограничений сегодня волнует предпринимателей уж точно ничуть не меньше, чем в постлокдаунные времена. На федеральном уровне уже много чего придумали. Тут и либерализация преследования за экономические преступления, и снижение давления на бизнес в рамках налогового контроля, и перенос сроков вступления требований об обязательной маркировке отдельных видов товаров, и оптимизация ковидных ограничений, и кредитные каникулы. Это все прекрасно и хорошо, и чуть ли не ежедневно обновляется, но бизнес устал намекать - просто дайте денег. На прямые субсидии всем и каждому рассчитывать сложно, пока повезло туризму и айтишникам, но ведь можно было бы поработать над проблемой недоступности заемных средств. Иногда их даже под зверские ставки не дают, отказывают. Или залоговые требования выдвигаются просто неподъемные.

Вообще о том, как себя ведут банки в кризисные времена, мы уже насмотрелись. При том, что ЦБ поддерживает их ликвидностью в первую очередь, приходится сталкиваться порой просто с откровенным жлобством. Вместо того, чтобы поддержать население, которые осталось в одночасье без удобных платежных инструментов, наши финансовые институты стали предлагать карты UnionPay с запредельной стоимостью обслуживания. Как вам 15 тысяч рублей за выпуск обычной дебетовой карты? Причем цифровой, это даже не пластик.

Но вернемся к проблемам бизнеса. Недавно меры поддержки предпринимателей в сложившейся экономической ситуации обсуждали в региональной Торгово-промышленной палате по инициативе бизнес-омбудсмена Псковской области Аркадия Мурылева.

Предприниматели говорили об упрощении процедуры получения кредитов, введении государственного субсидирования предприятий, а также о выстраивании более оперативного и эффективного взаимодействия бизнес-сообщества с органами исполнительной и законодательной власти.

По итогу круглого стола пакет оперативных мер будет направлен на рассмотрение губернатору Псковской области, федеральному бизнес-омбудсмену и в правительство РФ. Часть мер проработает Псковское областное Собрание депутатов. Посмотрим, во что это выльется в итоге.

Теперь давайте поговорим о сделках M&A - сделках слияний и поглощений.

Давно известный инструмент развития бизнеса, главная цель которого - синергический эффект. То есть в идеале стороны хотят получить взаимодополняющее сотрудничество, в результате которого прогнозируется получение большей прибыли. Такие сделки часто растут как на дрожжах в непростые для экономики времена. Сильнейшие с одной стороны поглощают слабых, а с другой - помогают сохранить производство, рабочие места, а зачастую и известные бренды. Тут как говорится, смотря как посмотреть.

И вот, снова свежий пример из нашего региона. Недавно агрофирма «Победа» заключила соглашение о сотрудничестве с компанией «ПсковАгроИнвест». Они объединяются в один агрохолдинг. Решение было коллегиальным, и предприятиям, работающим вместе, будет проще справляться с возникающими трудностями. Разумеется, решение не было принято на днях и никак не связано с экономическими санкциями, которые вводятся в последнее время.

Всему виной пресловутая пандемия, которая привела к значительному росту сделок M&A в секторе АПК. В общероссийском масштабе процесс пошел еще с осени 2020 года. С тех пор крупные игроки агропрома постоянно смотрят, какие еще ниши занять, и как максимально их диверсифицировать.

Для «ПсковАгроИнвеста» процесс консолидации ресурсов тоже начался далеко не вчера. В итоге среди направлений его работы сегодня: свиноводство, разведение крупного рогатого скота, овощеводство в закрытом и открытом грунте, молочное животноводство, птицефабрика, перевалка зерна, производство муки, а также переработка рапса.

Позитивные факторы подобных сделок - дополнительные ресурсы, дополнительные каналы продаж, эффективное развитие. Среди потенциально-негативных разные идеологии компаний, команд, что часто недооценивается в сделках M&A. Будем надеяться, что в этом вопросе «Победа» и «ПсковАгроИнвест» без проблем найдут консенсус.

На десерт предлагаю разобраться с NFT-токенами, которые сегодня увлеченно обсуждает весь мир.

Еще бы, этот цифровой актив за достаточно короткий срок изменил сразу две сферы: финансовую и арт-индустрию. Люди покупают и продают виртуальные земельные участки, художники зарабатывают огромные суммы не только на цифровых картинах, но и на мемах и аватарах. Оптимисты предрекают рынку стремительный рост, скептики же видят в NFT лишь признаки финансовой пирамиды.

Давайте разберемся в предмете, NFT или Non-Fungible Token, это криптоактив, но в отличие от других цифровых активов – невзаимозаменяемый, уникальный. Что это значит? Если доллар вы можете поменять на доллар, или 100 долларов обменять на 100, ничего при этом не изменится. Бумажки разные, суть та же.

Так же и с биткоином. Можно поменять один «биток» на другой, у него будет другой цифровой след, но суть при этом опять же останется прежней. NFT же - это ничем не замещаемые криптографические единицы. Они используются для создания уникальных объектов продажи и коллекционирования, таких как фотографии, видео, музыка, 3D-модели, GIF-изображения и многое другое. Удивительно то, что цена их продажи порой достигает просто невероятных сумм. Самый дорогой NFT-токен - из коллекции «КриптоПанки» был продан более чем за 7,5 млн долларов.

Правда, есть один интересный нюанс. В NFT-искусстве выстреливает далеко не все. Яркий пример. Вы можете посмотреть на NFT Эрмитажа: сколько у них владельцев, и какая у них ликвидность. Околонулевая. Покупателям они не очень интересны. Потому что сейчас востребован новый, совершенно другой вид искусства, который никак не связан с классическим. Лувр тоже, кстати, пытался выйти на этот рынок, и у него ничего не получилось.

Выстреливают такие проекты, как Bored Ape Yacht Club. Первые токены со скучающей обезьяной раскупили всего за четыре часа. Новые коллекции, за которыми пристально следят, раскупаются за несколько секунд.

Рынок на самом деле глобальный и, не побоюсь этого слова, многообещающий. Скорее всего, в перспективе ближайших лет такие проекты, как CryptoPunks, постепенно, как хайп, уйдут. Но сам инструмент благодаря своей уникальности и эффективности еще долго будет востребован. Он может получить развитие в сторону utility-токенов, которые можно будет применять и в реальной жизни. Таким образом можно будет приобрести авторские права, права на недвижимость или автомобиль, или возможность вступить в ту или иную закрытую группу в соцсетях.

Есть еще и такие любопытные кейсы. Вьетнамские разработчики запустили Play-To-Earn проект, в котором геймеры могут зарабатывать за счет игровой деятельности. В игре Axie Infinity, которая построена на метавселенной и NFT, люди не только покупают и продают, но даже ходят на работу!

Куда все это будет двигаться, очень интересно наблюдать. Чтобы знать, что пользуется спросом сегодня и держать руку на пульсе, нужно стать частью NFT-комьюнити и активно общаться в профильных группах. Тут как говорится, гугл в помощь.

На этом все. Будьте в курсе событий, не теряйте оптимизма и сбережений. До встречи в эфире «ПЛН FM».

Алексей Овчинников

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Необходимо ли вводить ограничения на фоне подъема заболеваемости коронавирусом?
В опросе приняло участие 189 человек

Спецоперация на Украине

Лента новостей