Новости партнеров
Экономика

Хроники коронакризиса - сельское хозяйство

16.04.2020 16:35|ПсковКомментариев: 10

Точных сведений о том, сколько из-за коронавируса уже потеряли и еще потеряют российская экономика в целом и экономика Псковской области в частности, сегодмоня привести не может никто. Не приходится сомневаться только в одном, когда посчитаем - прослезимся. Причем не только по тем проблемным отраслям, в которых огромные потери уже очевидны - прежде всего, это общепит, туризм, гостиничный сервис и индустрия развлечений. Многие сферы рискуют пострадать если и не напрямую от вынужденных ограничительных мер, то опосредовано. Тут свою печальную скрипку, наверняка, сыграют и снижение покупательского спроса, и простой контрагентов, и перебои с поставками из-за рубежа, и так некстати ослабевшая национальная валюта.

В зоне риска оказались и аграрии. Казалось бы, как жизнеобеспечивающему сектору, никто не запрещал сельхозтоваропроизводителям работать на благо страны. Пахать, сеять, вскармливать и доить можно с учетом соблюдения всех защитных мер. Вот только почему-то в федеральных СМИ стали появляться статьи с громкими заявлениями, что к лету россияне могут остаться без молока, а к осени - без хлеба.

Псковская Лента Новостей вместе с экспертами отрасли постаралась выяснить, опасаться ли жителям нашего региона посткоронавирусного голода, и чего в свою очередь опасаются сами местные аграрии.


Кто успел, тот не опоздал

Большинство псковских сельхозпредприятий закупили все необходимое для работы в сезон задолго до начала пандемии коронавируса и падения курса рубля. Готовь сани летом, а посевную - зимой. Так что многие запаслись и удобрениями, и семенами, и оборудованием. Вопрос в том, что будет дальше. И тут наши эксперты дают крайне острожные прогнозы, а некоторые и довольно пессимистичные.

Аграрии отмечают, что ограничительные меры непосредственно их работы практически не коснулись, однако это совсем не означает, что эти ограничения на них не скажутся опосредовано. Но пока идет посевная, накопленный буфер позволяет минимизировать риски. Пока.

Это осторожное слово использовал, описывая ситуацию на предприятии «Красное знамя» и его руководитель Андрей Козлов, который также возглавляет комитет по экономической политике, АПК, экологии и природопользованию в Псковском областном Собрании депутатов. При этом он также выразил опасения, что у аграриев могут возникнуть серьезные перебои с поставкой запчастей к сельхозтехнике. По его словам, многие хозяйства к сезону подготовились: успели отремонтироваться, подготовить технику, купить впрок удобрений и спокойно вышли в поле. Но техника, какой бы крутой она не была, имеет свойство ломаться, выходить из строя.


На фото: Андрей Козлов

«Пока еще, наверное, ограничительные меры по коронавирусу на сельское хозяйство сильно не влияют. Но думаю, что, если в дальнейшем это продлится, влияния не избежать. На сегодняшний день сельхозпредприятия указом президента объявлены рабочими предприятиями. В этой части мы не пострадали. У нас идет выручка, у нас идет продукция, за нашу продукцию рассчитываются. Вроде бы, все хорошо. Но у нас на носу определенные кампании: посевная, кормозаготовительная. У меня есть опасения, что не будет обеспечена бесперебойность поставки запасных частей, особенно импортных в связи с закрытием границ. Хотя, вроде бы, фуры ходят. Но мы тоже понимаем, что есть определенные ограничительные меры. Пока дилеры будут вчитываться в различные постановления, указы губернаторов, пока будут приспосабливаться к новым условиям, могут возникнуть задержки», - пояснил Андрей Козлов.

О том, что перебои в поставках запчастей и комплектующих - это не просто опасения, а вполне осязаемые сегодняшние реалии сельхозсектора, рассказал великолукский аграрий, президент ГК «Кабош» Дмитрий Матвеев.

«Все считают, что раз мы продукты питания производим в Российской Федерации, то ничего страшного с нами не произошло. И никто не думает о том, что технику мы закупаем за границей, ингредиенты для сыроделия мы закупаем за границей, оборудование для производства молока мы закупаем за границей. Мы все закупаем за границей. Мы уже столкнулись с проблемой - у нас пресс встал на производстве из-за какой-то платы, которую в Российской Федерации не производят. Ее нужно покупать в Германии.  Единственное, что мы закупаем в России, - это нефть, электричество и газ. Правительство сегодня взяло бы и цены на топливо в связи с этим в два раза снизило в этот сложный период, чтобы поддержать посевную работу. Но нет», - высказался он.

А вот глава фермерского хозяйства «Прометей» Александр Конашенков (он также возглавляет ассоциацию «Псковский фермер») уверяет, что заграница не закрыта. Импортные семена оттуда исправно поступают и запасные части, но втридорога, заявляет он. «Есть лишь вопрос цены и наличия этих денег в кармане», - отметил фермер.


На фото: Александр Конашенков

В его хозяйстве только приступили к посевной. Он заверил, что ограничения, которые введены в Псковской области в связи с угрозой коронавируса, здесь особо не ощущают. Изначально возник вопрос, когда закрылись компании, которые продают запасные части для сельхозтехники, но потом они возобновили работу. Возникали вопросы и с контрагентами, «Прометей» поставляет свою продукцию в Санкт-Петербург, машины покупателя на въезде в регион задерживали. Но потом при предъявлении договора их все-таки стали пропускать.

Генеральный директор ООО «Идаванг» Татьяна Шарыгина в свою очередь отметила, что в связи с ограничительными мерами возникла необходимость тратить гораздо больше денег на средства индивидуальной защиты, на те же маски. «Вместо одного автобуса разгрузки пустили два, чтобы люди не кучковались. Протираем все, что можем. Дезинфицируем все, что можем. И на это довольно много денег уходит», - пояснила она.

Однако, по ее словам, это не главный удар ограничительных мер по агросектору. Аграрий отмечает, что в сезон оказалось невозможно привлечь на работу новых людей, потому что нет возможности для них пройти медкомиссию. «Встает неоднозначный выбор: либо завалить посевную, либо нелегально брать сотрудников, потому что без медкомиссии нельзя, а пройти ее негде - все закрыто. Сидели-думали с отделом кадров, решили все-таки брать на работу без медкомиссии. А если будет штраф, я буду громко возмущаться. Потому что мы много раз задавали вопрос: «Где пройти медкомиссию?». Ответ - негде», - живописала Татьяна Шарыгина.

Корма в «Идаванге» заготавливают самостоятельно, поэтому с этим проблем пока нет. И снова ключевое слово - пока.

«Зерно у нас тоже было уже завезено до следующего урожая. Но что будет дальше, сказать трудно. В растениеводстве пока что единственное, чего мы опасаемся - с запчастями стало туго. То, что было на складе - то было. А новые запчасти купить проблематично. И связано это не только с тем, что рубль подешевел, но и просто поставки не всегда есть. Дилеры говорят: «Их все в Китае делали, а теперь их нет». Понятно, что мы перед сезоном подготовились, еще в декабре. Поэтому у нас есть и фильтры всякие, и ремни, и все. Но если какая-нибудь более серьезная поломка, будет очень трудно. У нас все рассчитано так, что каждая единица техники должна работать. Поэтому если что-нибудь встанет в сезон, и нельзя будет достать запчасть вовремя, будет очень тяжело. Пытаемся сейчас все, что можно, у дилеров скупить. Может, даже сложить на складе. Пусть мертвым грузом полежит, но чтобы было», - рассказала Татьяна Шарыгина.

Вакцины тоже дорожают, отмечает она, поскольку среди них много импортных. И все производители удобрений подняли цену. Но опять-таки сельхозпроизводители пока этого не почувствовали, потому что все купили впрок.

По ее словам, в «Идаванге» уже практически отсеялись. На предприятии высадили много озимых еще в прошлом году (сейчас им потребовалась лишь подкормка). Осталось досеять 20% полей. «И тут надо отметить, что дизель не подешевел ни разу, хотя нефть, вроде, падала до каких-то неимоверных пределов. Сельхозтопливо нам не компенсировали ни разу в жизни, так мы сидим, до сих пор ждем», - отметила руководитель агропредприятия.

Что спросить с покупательского спроса?

Самую серьезную проблему ограничительные меры для сельского хозяйства создадут, когда люди заглянут в свои похудевшие кошельки. После первых новостей о коронавирусе люди легко поддались магазинной панике - в предвкушении карантина и длительной изоляции люди стали запасаться продуктами, и не только гречей, макаронами и консервами. Многие боялись роста цен и дефицита, что подогревалось фотографиями пустых полок в супермакретах.

Для аграриев, несомненно, такое развитие событий только в плюс. Однако ажиотажный спрос оказался довольно скоротечным, а ему на смену пришел резкий спад. Сельхозтоваропроизводители фиксируют, что после первой недели ограничительных мер средний чек псковичей уменьшился с размеров раздувшегося кабачка до маленького корнишона. И не потому, что стали меньше есть, и даже не потому, что многое набрали с запасом (да и сколько можно набрать впрок скоропорта или овощей?), а потому что у населения стало меньше денег. И главный вызов для аграриев в том, что едва ли средств у отправленных на изоляцию и нерабочие дни людей станет больше.

«Покупательская способность уже начала снижаться. Мы это видим по выручкам с магазинов, - прокомментировал Андрей Козлов. - Если производство остановлено, откуда они возьмут денежную выручку, чтобы платить людям зарплату? Взять кредит? Пусть даже беспроцентный? Я как экономист заявляю: глупо брать кредит на зарплату. Кредит надо брать на развитие. Но если все остановлено, с чего платить? Соответственно, понятно: сейчас предприниматели индивидуальные, мелкие предприятия будут вынуждены, наверное, платить минимальный размер оплаты труда, ужимать зарплаты. Соответственно, и люди, ограничат себя в покупках. Мы же понимаем, что малый и средний бизнес живет, скажем так, от выручки до выручки. Когда люди получат зарплату и недополучат какие-то денежные средства, начнется нездоровая обстановка. Я думаю, что такое будет через месяц-полтора».

«Мы продаем продукцию повседневного потребления, без которой никак не обойтись. Поэтому я считаю, что наша продукция будет востребована всегда. Но, может быть, спрос несколько убавится. И тогда, может быть, и цена будет дешевле. Но сейчас это спрогнозировать сложно. В убыток себе никто не будет продавать, конечно. И много мы не заработаем, соответственно. Но я работаю на овощном рынке уже не один десяток лет, и доходность овощей в принципе с каждым годом снижается, как и у всего сельского хозяйства», - поделился мнением руководитель гдовского «Прометея» Александр Конашенков.  

Татьяна Шарыгина, возглавляющая компанию «Идаванг», основным направлением деятельности которой является свиноводство, оценивает ситуацию драматичнее: «Мы опасаемся, что к лету совсем не будет платежеспособного спроса, а шашлычного сезона просто не будет. Сами поднимать цену на свою продукцию мы не сможем, но ее могут поднять переработчики. Мы должны им продавать по той цене, которую они нам диктуют, грубо говоря. Если цена упадет ниже себестоимости, мы просто долго не протянем. Цены нас уже не радуют. Нам нужно будет приобретать еще и осенью удобрения. На одном навозе далеко не уедешь. Понятно, что кушать хочется всегда, но я боюсь, что люди начнут от свинины отказываться».

Великолукский аграрий Дмитрий Матвеев тоже не готов излучать оптимизм и констатирует - падение спроса затронуло не только мясо и овощи, но и жидкие молочные продукты и сыр.

«Люди дома засели и не ходят в магазины. Это раз. Второе - у них денег больше на руках не становится. Соответственно, они тратить будут меньше. Посмотрите, если в Америке предполагается каждому гражданину выдать средства для того, чтобы как-то поддержать экономику и поддержать покупательский спрос, то у нас об этом речи не идет. У нас все это переложили на плечи предпринимателей. При этом им даже не прощают налоги, им просто дают отсрочку», - возмущается аграрий.


На фото: Дмитрий Матвеев

Дмитрий Матвеев напомнил, что помимо ограничительных мер, серьезную лепту в кризисную ситуацию внесла мартовское ослабление рубля.

«Это очень негативно влияет на сельхозтоваропроизводителей, потому что мы являемся потребителями очень большого количества импортных товаров, такие как сельхозтехника, допустим. Мы в этом году приобрели техники больше чем на 15 миллионов долларов. И у нас сейчас одна только курсовая разница составляет более 300 миллионов рублей. Естественно, это в дальнейшем приведет к неминуемому повышению цен на продукты питания, что скажется также опять же губительно на потребительском спросе. И конечно, я этому совершенно не рад. Потому что зарплаты, мы понимаем, у народа не вырастут. В связи с этой девальвацией произошло еще большее, скажем так, обнищание народа. Плюс не совсем здоровая ситуация с коронавирусом в обществе. Особенно большие убытки несут гостиницы, кафе, рестораны. «Хорека» – это один из наших крупнейших потребителей. Он встал, потому что он не осуществляет никакую работу. Поэтому все это очень губительно влияет и на нас», - описал он.  

«Самое плохое: я понимаю, что мы вступили сейчас в полосу, которая будет длиться не два, не три месяца, не полгода, а минимум года два. Я считаю, что мы стоим на пороге экономического коллапса, потому что 30 апреля это все не закончится», - сделал прогноз Дмитрий Матвеев.

Кто поможет?

Коронавирус заставляет людей и бизнес нервничать. Удобрения, семена, расходники, средства защиты растений - все подорожало благодаря скачку доллара. Для снижения покупательского спроса достаточно было бы и девальвации рубля, но еще больший удар по нему может нанести вынужденное домоседство. Где уж тут расслабляться.

В список пострадавших правительство уже отнесло туризм, сферу гостеприимства, индустрию развлечений и организаторов деловых мероприятий. Не пора ли туда занести и сельхозпредприятия?

«В список пострадавших нас пока записывать рано, - считает Андрей Козлов. - Да, у нас опасения есть. Конечно, мы все это стараемся просчитывать. Уже сейчас понятно, что какие-то отрицательные моменты будут. Но, на мой взгляд, тот, кто действует смело и решительно, умеет вести производство, я думаю, что сильно не пострадает. На нас больше курсовая разница влияет. Но она, скажем так, поднялась где-то порядка 17%. В структуре себестоимости это не такие уж и большие наложит на нас затраты. Для нас очень большие потери, когда стоимость продукции падает в разы, как это уже было с молоком. Поэтому что на сегодняшний момент эти все колебания рынка оказывают на нас гораздо большее влияние, чем коронавирус. Если не будет колебаться стоимость нашего сырья, стоимость готовой продукции, то мы с этого кризиса выйдем с высокоподнятой головой и с хорошим результатом».

При этом Андрей Козлов соглашается, что другим отраслям поддержка государства все-таки потребуется. Но снова возникает вопрос – за чей счет? Правительство многие меры поддержки предлагает осуществлять из региональных денежных средств, которые, мягко говоря, небесконечны. К тому же каждая копеечка в областной казне расписаны, прежде всего на те или иные госпрограммы. Значит, некоторые программы нам придется корректировать.

«Люди на них рассчитывали, закладывали в бизнес-план. Любой проект со всеми составляющими окупаются. Здесь будет такая регрессивная экономика. Возможно, здесь будут даже определенные катаклизмы», - предупредил Андрей Козлов.

«Я думаю, что больше всех пострадают наши туроператоры, общепит, гостиницы, обслуживающие отрасли. Я даже ума не приложу, как им в этой ситуации выживать. Проблема еще и в том, что мы не понимаем, сколько еще это продлится. Поэтому здесь их надо, конечно, поддержать, иначе, когда мы этот пик пройдем, нам придется эти сферы из пепла поднимать. И это явно должны быть не отсрочка налогов и не кредиты. Надо, чтобы наше правительство, наш губернатор на это обратили внимание, изыскали денежные средства. Иначе просто потом их поднимать будет в разы будет дороже», - добавил он.

Татьяна Шарыгина уверена, что господдержка сельскому хозяйству нужна, но ее опыт показывает, что она порой принимает причудливые формы.


На фото: Татьяна Шарыгина

«Например, стимулирующую поддержку Псковская область обещает растениеводам. Те, кто увеличивает постоянно производство зерна, как мы, например, или «Тригорское». Это все здорово и замечательно, но мы упираемся в необходимость использовать районированные семена. То есть мы можем получить господдержку только при условии, если мы засеиваем именно районированные семена. Но их качественных просто нет! В России семеноводство накрылось медным тазом уже давным-давно. В результате мы, как последние идиоты, покупаем районированные семена, но скармливаем их свиньям. А потом покупаем нормальные и сеем… И не одни мы так поступаем. Я же знаю, что мне лучше. Я посею самое эффективное. Но почему-то в министерствах так не считают. Они ставят: надо районированные, а то вдруг я посею тут неизвестно что. Почему такое недоверие? Я понимаю, что у нас государство считает, что все бессовестные жулики. Но не до такой же степени», - возмущается глава «Идаванга».  

Кроме того, на предприятии столкнулись еще и с такой ситуацией: вся федеральная поддержка предлагается в агросекторе только для малого и среднего бизнеса. А «Идаванг», как сугубо иностранная компания, рассчитывать на нее не может.

«При этом все деньги мы вкладываем в дальнейшее развитие, ничего не отсылаем бенефициарам. Мы уже третью ферму достраиваем в России. Это что, неважно? Если раньше иностранным инвестором в России было быть почетно, сейчас это очень тяжело. Преференций никаких, одни шишки в нас летят. Но врагу не сдается наш гордый варяг. Посевную закончим и будем дальше работать. Мы сдадимся последние!» - заверила Татьяна Шарыгина.

Александр Конашенков в свою очередь отмечает, что в случае с господдержкой важен принцип «Дорога ложка к обеду». По его словам, псковские сельхозпроизводители уже жалуются, что субсидии в этом начали выдавать с большой задержкой. Из-за обвала рубля эти средства уже обесценились приблизительно на 20%, считает он.

Фермер также отметил, что несмотря на всю широко анонсированную помощь банков, по факту эту помощь получить весьма проблематично.

«Банки в принципе стали работать менее оперативно. Многие на дистанционном обслуживании. Кто раньше успел получить кредит, тот молодец, а кто пытается это сделать сейчас, серьезно подвисают», - пояснил он.

О «затормозивших» банков рассказал и Андрей Козлов. «Мы сами столкнулись с проблемами по своему проекту строительства мегафермы. Мы до сих пор не можем открыть финансирование. Постоянно какие-то препоны. Видимость работы создается, а в реальности - только говорильня», - посетовал он.

В то же время аграрий уверен, что на сегодняшний момент паники быть не должно. «По крайней мере, я не вижу для этого причин. Молоко в принципе находится в цене, все остальные товары в связи со снижением спроса стали немного проседать, но в принципе все равно цены более или менее держатся. Мне кажется, сельское хозяйство эту проблему должно пройти спокойно, лишь бы не было действительно, массового заражения людей. Тогда будут какие-то тяжелые времена, непростые. Но у нас, знаете, сельское хозяйство и не такие времена переживало, и различные катаклизмы, и все остальные. Но на нас погода влияет гораздо больше, чем коронавирус в этой части», - пояснил Андрей Козлов.

Оптимистично настроен и глава ассоциации «Псковский фермер» Александр Конашенков: «Радоваться этому коронавирусу не стоит. Из-за него полностью нарушена жизнь в государстве и в области. Но мы сделаем все возможное, чтобы посеять и вырастить урожай. И фермерская ассоциация наша продолжает работать, я всегда с фермами на связи».

Сельское хозяйство отличает два ключевых фактора. Первый – эта отрасль, как, пожалуй, ни одна другая, чаще всего сталкивается со всевозможными рисками: будь то непредсказуемая погода, скачки цен на топливо, нестабильный курс валют или платежеспособность населения. Второй – несмотря на все невзгоды аграрный сектор в большинстве своем умудряется крепко стоять на ногах. В Псковской области растут многие показатели, что в животноводстве, что в растениеводстве, а предыдущие годы сложно назвать тихими и наваристыми.

Смогут ли псковские аграрии также стойко перенести еще и коронакризис? Оценки экспертов разнятся. В одном они единодушны - незаметно для сельхозпредприятий сегодняшние события не пройдут. Но смогут ли они выстоять на этот раз, если учесть, что другие слагаемые – растущая цена на топливо, рухнувший рубль, сложные погодные условия, низкий спрос – снова в комплекте?

Алексей Овчинников

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Поддерживаете ли вы изменения в закон, дающие возможность голосовать на выборах дистанционно?
В опросе приняло участие 1276 человек

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.