Новости партнеров
ЖКХ

Главный технолог «Горводоканала» о чистой воде и программах приграничного сотрудничества

10.05.2019 11:16|ПсковКомментариев: 2

7 мая гостем нового выпуска программы «Эхономика» в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) стал главный технолог МП Пскова «Горводоканал», менеджер проекта «Чистая вода регионам» по программе «Россия - Латвия» Андрей Алябьев.

В рамках эфира были затронуты вопросы, касающиеся ситуации на одном из старейших предприятий города (в этом году оно отмечает свое 85-летие), участия водоканала в программах приграничного сотрудничества и наиболее острых проблем водоснабжения города, в том числе связанных с износом сетей.

Предлагаем вашему вниманию стенограмму беседы.

Алексей Овчинников: Добрый день! В эфире программа «Эхономика», в студии «Эхо Москвы в Пскове» - Алексей Овчинников. Сегодняшний гость студии - главный технолог МП г. Пскова «Горводоканал», менеджер проекта «Чистая вода регионам» по программе «Латвия - Россия» Андрей Алябьев.

Сегодня мы обсудим ситуацию на одном из старейших предприятий города (в этом году оно отмечает свое 85-летие), поговорим об участии водоканала в программах приграничного сотрудничества и наиболее острых и актуальных вопросах водоснабжения города, в том числе связанных с износом сетей.

Андрей Анатольевич, здравствуйте!

Андрей Алябьев: Добрый день.

Алексей Овчинников: Последний раз в этой студии вы были в декабре прошлого года, и говорили, что предприятию довольно тяжело справляться с долговой нагрузкой, которая возникла на фоне кредитов Европейского банка реконструкции и развития. 490 млн рублей составлял долг перед банком на тот момент. Изменилась ли ситуация в лучшую или, может быть, в худшую сторону? По-прежнему долговая нагрузка является серьезным обременением для работы вашего предприятия?

Андрей Алябьев: Ситуация кардинальным образом изменилась. Благодаря тому, что президент РФ выделил, в том числе и нашему предприятию, средства для погашения кредита. В результате мы полностью погасили кредит, выполнив таким образом в полном объеме свои обязательства перед Европейским банком реконструкции и развития.

Конечно, это произошло и благодаря поддержке областной администрации, и личному участию губернатора Псковской области Михаила Ведерникова.

Алексей Овчинников: Означает ли это, что вы теперь сможете вкладывать больше средств в развитие, в модернизацию оборудования, в обновление материально-технической базы, наконец-то сможете без задержек расплачиваться с налоговыми органами? Каковы плоды закрытия этого кредита?

Андрей Алябьев: Все плюсы вы уже перечислили. К сожалению, у нас еще остались определенные долги, в том числе и перед налоговыми органами, перед поставщиками электроэнергии, химреагентов. Все эти долги были наращены в связи с большим долговым бременем, связанным с кредитом ЕБРР. На сегодняшний день они составляют порядка 200 млн рублей. Но в любом случае пик нашего финансового кризиса уже позади. Думаю, что в течение года или двух мы все свои обязательства выполним перед нашими поставщиками и начнем динамично развиваться.

Алексей Овчинников: Реализацию крупного проекта за счет Европейского банка реконструкции и развития вы начали с 2010 года. На ремонт и реконструкцию систем водоснабжения были предоставлены кредиты и гранты. Давайте подведем некую черту: что удалось за девять лет сделать?

Андрей Алябьев: Прежде всего, у нас появился альтернативный источник городского водоснабжения - из подземных горизонтов. Сейчас он работает в достаточно урезанном виде. То есть мы подаем в город порядка 11,5 кубометров подземной воды, а всю остальную городскую потребность мы удовлетворяем из существующего поверхностного источника.

Также, за счет средств гранта, который нам предоставило природоохранное партнерство «Северное измерение», были выполнена реконструкция наиболее изношенных сетей канализации общей протяженностью порядка семи километров. Были выполнены и работы по модернизации системы механической очистки сточных вод на очистных сооружениях канализации города.

Кроме того, совместно с кредитом и грантом из средств администрации Псковской области было предоставлено софинансирование в размере 300 млн рублей, и эти средства были направлены на модернизацию системы водоподготовки и транспортировки питьевой воды. Было переложено порядка 9 километров водопроводных сетей, выполнены работы по модернизации наших очистных сооружений поверхностного водозабора и другие сопутствующие работы.

То есть в целом работа проведена серьезная и очень большая.

Алексей Овчинников: А если говорить о конечном продукте - воде, то как изменилось за минувшие девять лет его качество?

Андрей Алябьев: Качество воды повысилось. Та вода, которая подается из подземного водозабора, удовлетворяет всем требованиям СанПиН. Что касается воды с поверхностного источника, то у нас до примерно 2013-го, может быть, 2012 года подавалась вода с более высокой цветностью. Норматив СанПиН по цветности составляет 20 градусов. У нас же было время, когда согласованные с контролирующими органами нормативы были до 35 градусов. И в 35 градусов мы укладывались. Но сейчас, в связи с тем, что нагрузка на наши очистные сооружения после строительства подземного водозабора снизилась, вода с поверхностного источника соответствует всем требованиям СанПиН.

Алексей Овчинников: Однако только последние года три вместе с поверхностным источником «Горводоканал» подает воду еще и из подземного источника.

Андрей Алябьев: Да, мы запустили его в опытную эксплуатацию в конце 2015 года.

Алексей Овчинников: Но пока по-прежнему вода в основном берется из реки, после чего довольно брутально очищается, но я знаю, что у предприятия есть планы увеличить мощность подземного водозабора и обеспечить на 80%, а то и на все 90% потребностей города именно из этого источника.

Андрей Алябьев: Да, мы сейчас участвуем в проекте «Чистая вода регионам», реализуемого в рамках приграничного сотрудничества «Россия - Латвия 2014-2020» совместно с нашими партнерами из Латвии и комитетом Псковской области по инвестиционной политике и экономическому развитию. В рамках проекта нам предполагается выделить грантовые средства в размере 3,4 млн евро. На эти средства предполагается увеличить производительность подземного водозабора до 42 тысяч кубометров в сутки, что обеспечит примерно 80%, а может быть, даже и 90% потребности города в питьевой воде.

Алексей Овчинников: Означает ли это, что с поверхностного забора воду вообще перестанут брать?

Андрей Алябьев: Мы будем оттуда добирать необходимые объемы. Сейчас мы в город подаем порядка 55-60 тысяч кубометров воды в сутки. То есть 42 тысячи кубометров мы будем брать из подземного источника, остальные будем добирать из существующего поверхностного водозабора.

Алексей Овчинников: Сейчас, я так понимаю, ситуация пока прямо противоположная?

Андрей Алябьев: Да, пока у нас больше нагружены очистные сооружения поверхностного водозабора. Но выводить полностью поверхностный водозабор мы считаем нецелесообразным, поскольку если мы его, например, законсервируем, то потом в случае каких-либо проблем мы его уже не сможем запустить. Поэтому два источника водозабора так и будут оставаться, что гарантирует надежное водоснабжение города.

Алексей Овчинников: А как это соотношение двух источников воды будет меняться в перспективе? Оно поменяется одномоментно или будет меняться постепенно?

Андрей Алябьев: В течение 2019 и 2020 годов будут вводиться дополнительные мощности, которые увеличат мощность подземного водозабора до 42 тысяч кубометров. В дальнейшем мы планируем еще больше увеличить его производительность. У нас запасы на эксплуатируемом участке утверждены вообще в объеме 76 тысяч кубометров. То есть 42 тысячи кубометров - это только наш первый этап подземного водозабора. В дальнейшем при развитии города мы в принципе готовы увеличить и до 76 тысяч кубометров.

Алексей Овчинников: Переход на подземный водозабор - достаточно своевременная мера, потому что, если верить данным псковского управления Роспотребнадзора, вода в нашей реке лучше не становится, а скорее, наоборот. Вы это отмечаете? Наверняка и у вас есть какие-то свои исследования.

Андрей Алябьев: К сожалению, динамика говорит о том, что качество воды нестабильно. Это связано, во-первых, с сезонными изменениями. Вот, только что прошел период паводка, в ходе которого увеличилась мутность воды. Понятно, что, когда лед идет, он задевает дно и поднимает муть. Естественно, увеличивается и засоренность воды, которая находится в реке. Плюс из-за того, что поступают талые воды, снижается щелочность. Поэтому вы вынуждены были в этот период подщелачивать воду для обеспечения технологического процесса очистки и водоподготовки.

Летом, как правило, температура воды увеличивается, она начинает цвести, в ней начинают размножаться микроорганизмы, то есть надо следить за обеззараживанием воды. Осенью, как правило, увеличивается ее цветность. Кроме того, в период ледостава появляется опасность шугообразования. То есть на самом деле проблем с поверхностным источником воды очень много.

Подземный источник защищен от всех этих неблагоприятных факторов. Вода в нем постоянного стабильного качества. В принципе в подземном водозаборе необходимо только следить за забираемыми объемами. Ни в коем случае не превышать разрешенный дебет воды, то есть тот объем, который разрешено забирать в час или в сутки.

Алексей Овчинников: Мы еще вернемся к вопросу качества исходного «сырья». Но у нас есть звонок в студию, давайте послушаем.

Здравствуйте, вы - в эфире.

Радиослушатель. Здравствуйте. Сергей, город Псков. В последнее время, наверное, года два, я начал замечать, что в чайнике появляется известковая накипь. Раньше я ее удалял с периодичностью раз в полгода, а сейчас накипь появляется, и ее приходится удалять еженедельно. Услышал, что товарищи из водоканала начали забирать воду со скважин. Так вот, у меня в деревне есть скважина глубиной 20 метров, и вода из нее по качеству лучше, чем та вода, которую нам поставляет Горводоканал.

Алексей Овчинников: Ну, давайте попробуем прокомментировать этот вопрос, связанный, как я понимаю, с жесткостью псковской воды.

Андрей Алябьев: Действительно, жесткость воды в подземном горизонте, из которого мы забираем питьевую воду, выше, чем в поверхностном источнике. Это связано с тем, что все знают, что под Псковом находится известняковый бут толщиной примерно 10 метров, и вода, которая просачивается сквозь землю, перед тем как стать подземной, она просачивается через этот бут, насыщается солями кальция, из-за этого ее жесткость повышается. Но жесткость нашей воды находится в переделах, определенных СанПиНом, то есть она у нас составляет в подземном горизонте порядке 5,3-5,6 миллиграмм на литр при нормативе до 7 миллиграмм на литр.

Я согласен с тем, что действительно те люди, которые уже начали получать подземную воду, у них существуют определенные проблемы с кальцинированием. Я у себя дома столкнулся с такой же проблемой. Но еще раз повторю, та жесткость, которую мы имеем, она соответствует требованиям СанПиН.

Алексей Овчинников: А когда подземный водозабор заработает на полную мощность, вода у нас станет еще пожестче?

Андрей Алябьев: Нет, жесткость останется стабильной. Просто подземную воду будет получать большее количество потребителей.

Алексей Овчинников: В любом случае, без «Калгона» нам будет не обойтись?

Андрей Алябьев: Я, например, «Калгоном» не пользуюсь. Да, чайник приходится чаще мыть. Но, видите ли, то, что реже приходится мыть чайник, еще не означает, что поверхностная вода - лучше. На самом деле мы вынуждены ее больше хлорировать, чтобы убить те микроорганизмы, которые содержатся в ней в большом количестве. Подземная же вода стерильна, то есть в ней вообще нет никаких микроорганизмов. Хоть мы и хлорируем ее, но мы вынуждены это делать для того, чтобы дезинфицировать не саму воду, а трубы, по которым она течет. Такой вот парадокс.

СанПиН требует, чтобы мы держали свободный хлор в размере 0,3-05 миллиграмм на литр. Мы на подземном водозаборе поддерживаем эту дозу на минимальном уровне - 0,3. Это контролируется с помощью онлайн-прибора, который позволяет контролировать в режиме реального времени концентрацию хлора.

Алексей Овчинников: Может быть, есть какая-то техническая возможность смягчать воду до того, как она придет к потребителю?

Андрей Алябьев: Самое простое - потребители сами имеют возможность поставить какие-то дополнительные системы очистки. Есть известные марки наших производителей, которые производят в том числе и оборудование для дополнительного смягчения воды. Хотя я особых предпосылок для этого не вижу.

Наш проект по строительству подземного водозабора прошел процедуру госэкспертизы. Причем он проходил эту экспертизу в Москве, в центральном офисе. Естественно, если бы наша подземная вода не соответствовала требованиям СанПиН, то мы бы не прошли госэкспертизу. У нас потребовали бы построить сооружения по смягчению воды, но этого не требуется.

Алексей Овчинников: Я хотел бы еще вернуться к качеству исходного «сырья», пока мы все-таки вынуждены больше ориентироваться на поверхностный забор воды. Вы указали, что с точки зрения природных факторов вода в реке вызывает серьезные вопросы. А что с техногенными факторами? Есть какое-то влияние на нашу реку с этой точки зрения?

Андрей Алябьев: Скажем так, поверхностный источник не защищен от угроз ни техногенного, ни террористического характера.

Алексей Овчинников: А что произойдет, если кто-то выльет в реку в больших объемах бензин или еще какого-нибудь дизтоплива? Ваши очистные сооружения справятся в таких случаях?

Андрей Алябьев: Если объемы будут небольшие, то, конечно, мы справимся. Но если будет серьезное загрязнение, то вполне возможно, что нам придется принимать какие-то экстраординарные меры. Может быть, даже снизить подачу воды в город. Все зависит от того, что сольют и в каких объемах.

Алексей Овчинников: Надеюсь, этого не произойдет, и вы как можно скорее введете на полную мощность подземный источник. Кстати, в декабре вы анонсировали, что строительство второй очереди псковского подземного водозабора начнется в декабре же. Все идет по плану?

Андрей Алябьев: К сожалению, сложились определенные обстоятельства, которые не позволили нам стартовать в декабре. Это связано с тем, что Россия не внесла свою часть софинансирования в программу «Россия - Латвия». Но ситуация уже меняется. У нас есть официальная информация, что наша страна все-таки взнос произвела. И мы планируем в мае, максимум - в июне, все-таки заключить сначала соглашение о партнерстве с Латгальским регионом планирования, а затем подписать гранд-контракт с руководством непосредственно программы, и уже после этого начать все процедуры по выбору подрядчиков для продолжения строительства.

Алексей Овчинников: А что тогда с обещанием, что улучшение качества воды псковичи смогут почувствовать уже к концу 2020 года - оно в силе или его тоже придется скорректировать?

Андрей Алябьев: В силе. За два года мы в принципе сможем все наверстать и все-таки выполнить все свои обязательства по программе.

Алексей Овчинников: Сроки достаточно жесткие все-таки.

Андрей Алябьев: Сроки жесткие, но я хочу сказать, что у нас основная инфраструктура подземного водозабора уже создана. У нас пробурены семь скважин, из которых эксплуатируется сейчас только две. Ввести в строй остальные у нас не получилось из-за отсутствия средств. Проложены водоводы от площадки скважин до станции водоподготовки. Причем они проложены на весь объем воды. Создана инфраструктура энергоснабжения. На станции водоподготовки уже приобретены фильтры для водозабора полной мощности на 42 тысячи кубометров. И от станции водоподготовки до городских сетей уже проложены трубы, которые рассчитаны на весь объем нашего водозабора. Поэтому увеличить мощность водозабора не составит больших затрат ни временных, ни денежных.

Алексей Овчинников: А учтены ошибки, скажем так, предыдущего опыта, с которыми пришлось столкнуться при строительстве первой очереди? Например, я помню, что с подрядчиком были проблемы (подрядная организация попросту обанкротилась). Приняты ли какие-то превентивные меры, чтобы такое не повторилось?

Андрей Алябьев: На самом деле, да. Если у нас при строительстве первой очереди подземного водозабора был один подрядчик, который уже сам себе выбирал субподрядчиков, то теперь у нас все строительство разбито на шесть параллельных контрактов. То есть если возникнут проблемы с каким-то одним подрядчиком, это не повлияет на общий ход строительства. Эти все объемы потом можно будет легко наверстать.

Алексей Овчинников: А что касается взаимоотношений с иностранными партнерами, то с учетом не самой простой повестки во внешнеполитическом поле, насколько они надежны? Насколько крепки договоренности? Тут-то форс-мажоров не возникнет?

Андрей Алябьев: Я уверен, что нет. Потому что у нас очень хорошие отношения со всеми нашими деловыми зарубежными партнерами. Это касается и программы «Россия-Латвия» и «Россия-Эстония». Это деловые и вполне дружественные отношения, и я уверен, что мы все свои обязательства по нашим совместным проектам выполним в полном объеме.

Алексей Овчинников: Еще такой вопрос: а им-то какой интерес в том, что у нас будет чистая вода?

Андрей Алябьев: Они тоже получат свои преимущества. На их стороне, и на латвийской, и на эстонской, также выполняются определенные мероприятия, которые будут способствовать прежде всего экономии ценного ресурса - питьевой воды. Ну, и естественно они будут получать преимущества и в рамках других приграничных проектов.

Алексей Овчинников: С водозабором разобрались. Но я так понимаю, что в Пскове ситуация хуже всего с сетями, которые амортизируются и изнашиваются. Руководитель предприятия Болотин Константин Васильевич в одном из интервью сообщил, что псковские сети изношены более чем на 60%.

Мы введем водозабор на полную мощность, он будет давать чистую воду, но она пойдет по этим изношенным трубам и дойдет до потребителя уже совсем не такой уж и чистой. Как исправить эту ситуацию?

Андрей Алябьев: Да, действительно, наши сети имеют высокий процент износа. К сожалению, из-за того, что мы последние несколько лет все свои финансовые средства были вынуждены тратить на обслуживание кредита ЕБРР, мы не могли вести целенаправленную методическую работу по перекладке наиболее изношенных участков сетей.

Алексей Овчинников: Действуете сугубо в аварийном режиме?

Андрей Алябьев: Да, к сожалению, нам приходилось только устранять аварии. Максимум, что мы делали - это старались перекладывать наиболее изношенные участки сетей, которые попадали, скажем, под асфальтирование. Если какие-то улицы асфальтируются, и мы видели, что у нас там сети изношены, мы для того, чтобы потом, когда положат асфальт, тут же его не разрывать, естественно старались эти участки переложить.

А такую вот целенаправленную работу мы не могли вести, но сейчас, я уверен, ситуация поменяется. После того, как мы выполним все свои обязательства перед кредиторами, мы займемся, конечно, нашими сетями. И в первую очередь это будут, наверное, сети канализации, поскольку они наиболее изношены. Сейчас после паводка мы занялись промывкой этих сетей. Как можем, промываем, но они, конечно, нуждаются в перекладке, и мы обязательно будем этим заниматься.

Алексей Овчинников: А какой примерно объем работы нужно проделать, чтобы все изношенные сети заменить? Даже не знаю, в чем этот объем можно измерить - в километрах, в рублях… В любом случае, цифры, наверное, будут пугающими.

Андрей Алябьев: Общая протяженность сетей водоснабжения и канализации составляет порядка 300 километров. Нуждаются в перекладке порядка 100 километров, что одних, что других. То есть это огромные объемы.

Алексей Овчинников: Треть, получается, нуждается в перекладке.

Андрей Алябьев: Да, примерно так. Понятно, что сделать это одномоментно мы не сможем. На это потребуются годы и значительные финансовые средства. Но что делать, у нас другого выхода нет - будем перекладывать сети.

Алексей Овчинников: Лет пять назад озвучивалась еще одна головная боль предприятия - брошенные бывшими владельцами водопроводные и канализационные сети. Их в городе на тот момент примерно столько же, сколько у предприятия. И все они были в ужасном состоянии. Обнаруженные приходилось ремонтировать и принимать на учет. Какова динамика сейчас? Эта проблема осталась актуальной?

Андрей Алябьев: Мы ведем целенаправленную работу по выявлению бесхозяйных сетей. Далее - информируем об этом администрацию Пскова. Те в течение года пытаются найти хозяев, собственников сетей, и, если они не появляются, власти принимают эти сети в свою казну и затем передают нам в хозведение.

Конечно, это тоже большая проблема. Она связана с тем, что эти сети, как правило, как вы и сказали, находятся в ужасном состоянии, но мы все равно их обслуживаем. Даже когда они находятся в бесхозяйном виде, в случае возникновения каких-то аварий, мы в любом случае не можем оставить людей без воды, поэтому выезжаем и устраняем эти аварии.

Порядка 20 км бесхозяйных сетей мы уже на свой баланс приняли.

Алексей Овчинников: В свое время обсуждалась возможность установки специализированных общедомовых и индивидуальных приборов учета водоснабжения в многоэтажных домах в рамках будущих программ Приграничного сотрудничества «Россия - Латвия».

Ориентировалась на Латвию, где в городах устанавливаются приборы учета по единому образцу, с защитой от несанкционированного вмешательства в их работу и обладающие высокой точностью измерения показаний. Причем уточнялось, что стоимость таких приборов учета ненамного выше, например, китайских.

Есть ли у нас реальная возможность, а главное, необходимость перенять этот прибалтийский опыт?

Андрей Алябьев: Мы его уже переняли. В соответствии с действующим законодательством, которое требует установки общедомовых приборов учета, мы за период с 2015 по 2018 годы установили порядка 700 приборов общедомового учета. И теперь у нас многоквартирные дома полностью все оборудованы такими приборами учета.

Алексей Овчинников: Проект «Россия - Латвия», насколько я знаю, не единственный в котором участвует «Горводоканал». Расскажите, в каких еще проектах вы активно принимаете участие, и что это нам, жителям города, дает?

Андрей Алябьев: В первую очередь, это проект «Россия-Эстония 2014-2020». Эта программа реализуется параллельно с уже озвученной программой «Россия-Латвия». В рамках этой программы мы участвуем в крупномасштабном проекте «Экономически и экологически устойчивый регион Чудского озера» совместно с нашими эстонскими партнерами. В рамках проекта запланированы работы по капитальному ремонту аэротенка №1 и на очистных сооружениях канализации города Пскова и замене воздуходувного оборудования, которое работает в паре с этим аэротенком.

Напомню, что аэротенк является основным сооружением биологической очистки сточных вод, где происходит окисление органики, ее удаление. От его работы, пожалуй, на 80% зависит качество очищенной сточной воды.

В мае мы планируем в мае подписать с нашими партнерами соглашение о партнерстве. Затем ведущий партнер, в данном случае это муниципалитет города Вярска, заключит с руководящим органом программы гран-контракт, и в принципе проект уже запустится.

Ранее мы разработали проект капитального ремонта, а также проект замены воздуходувного оборудования. Надеемся, что также в течение двух лет эта работа будет выполнена, и качество очищенной сточной воды в Пскове также повысится.

Алексей Овчинников: Есть еще один проект - BalticBiomass4Value, который предусматривает проектирование станции сгущения осадка на очистных сооружениях канализации Пскова. Расскажите, пожалуйста, поподробнее и о нем.

Андрей Алябьев: Это небольшой проект, который реализуется в рамках транснациональной европейской программы сотрудничества «Интеррег. Регион Балтийского моря 2014-2020». Программа новая для нас - «Горводоканал» впервые принимает в ней участие. На территории Псковской области я знаю буквально только о трех участниках, которые принимают участие в этой программе - это администрация Псковской области, администрация Пскова и «Горводоканал».

В рамках проекта BalticBiomass4Value мы планируем разработать проект строительства станции сгущения осадка сточных вод на очистных сооружениях канализации Пскова. Это также экологический проект. К сожалению, рамки программы не позволяют нам выполнить строительно-монтажные работы. Она ориентирована больше на исследования, какие-то проектные работы. Но и проект нам тоже нужен. Самое главное, что кроме самого проекта, мы получим опыт участия в подобных программах. Она несколько отличается от программ, о которых мы с вами уже говорили. Это очень интересный опыт.

Проект в принципе небольшой, грант исчисляется не миллионами, общий бюджет у нас - всего 109 тысяч евро.

Алексей Овчинников: Можно предположить, что, когда будет разработан некий проект, под него уже можно будет потом и средства подтянуть?

Андрей Алябьев: Думаю, да. Программа ведь не заканчивается. Будут объявлены следующие раунды, в которых мы также сможем принять участие. Может быть, с теми же партнерами, с которыми мы уже сейчас по проекту сотрудничаем, а это 17 партнеров из разных стран Прибалтийского региона: Финляндия, Швеция, Дания, Германия, Польша, Латвия, Эстония и др.

Алексей Овчинников: Раз уж мы говорим о таком активном взаимодействии с нашими европейскими коллегами, то хочется спросить про еще один визит: в апреле «Горводоканал» города Пскова посетил менеджер шведской компании SWECO Хенрик Торемарк. Данная компания оказывает консалтинговые услуги в области строительства, архитектуры и экологического инжиниринга.

Расскажете, зачем он приезжал?

Андрей Алябьев: Со SWECO у нас уже есть опыт сотрудничества. Эта компания в нулевые годы была консультантом по одному из наших проектов. То есть это действительно консалтинговая фирма, которая консультирует, оказывает инжиниринговые услуги. Потом они у нас участвовали в конкурсе по выбору инженера по проекту с ЕБРР. Они вышли в финал, где боролись с финской фирмой «Рамболь» за право заключения контракта. Но тогда финансовое предложение «Рамболь» нас больше устроило, оно было просто дешевле.

Со SWECO мы также пытались сотрудничать по программе «Интеррег. Регион Балтийского моря 2014-2020», но, к сожалению, наш проект не получил финансирования, хотя и был очень интересным. Мы планировали в рамках проекта построить мини-ГЭС на наших очистных сооружениях.

Наши очистные сооружения находятся на высоком берегу реки Великой, и с высоты примерно 20 метров очищенные сточные воды стремительным потоком падают в реку. Мы планировали поставить там мини-ГЭС, чтобы из энергии падающей воды извлекать электроэнергию, которую можно было бы тратить тут же - на очистных сооружениях. Но, к сожалению, наш проект не получил финансирования, но все равно связи остались. В принципе, визит Хенрика Торемарка был связан с тем, чтобы… Ну, во-первых, он посмотрел нашу инфраструктуру, и остался под впечатлением.

Алексей Овчинников: Под благоприятным впечатлением, я надеюсь?

Андрей Алябьев: Да, конечно. И, во-вторых, мы обсудили возможности нашего участия в других европейских грантовых программах. Они, может быть, не настолько выгодны с точки зрения процента софинансирования, но, думаю, что и они могут быть нам интересны.

Алексей Овчинников: Это, ведь, действительно очень интересная и перспективная идея использовать энергию падающей воды, очень обидно, что она пока не нашла поддержки. Это, значит, что мы должны распрощаться с этим проектом? Или у него все-таки есть шанс на жизнь?

Андрей Алябьев: Жизнь продолжается, и я уверен, что при любой возможности получить какие-то средства, мы постараемся этот проект реализовать, поскольку он энергоэффективный. То есть результат будет виден сразу.

Алексей Овчинников: Помимо проектов с европейскими партнерами, есть еще какие-то проекты, программы, которые мы реализуем без их помощи? Наверняка, на уровне региона есть своя инвестиционная программа по развитию системы водоснабжения?

Андрей Алябьев: За минувшие полгода, с тех пор как мы виделись в этой студии в последний раз, у нас произошло еще одно значимое событие: нам утвердили нашу инвестиционную программу по развитию систем водоснабжения и канализации. Надо сказать, что мы пытались создавать различные инвестиционные программы и получить под них финансирование, наверное, с 2007 года, но по различным причинам до утверждения и реализации дело не доходило. И вот впервые за более чем 10-летний период такая инвестпрограмма утверждена. Она рассчитана на период с 2019 по 2024 годы. Сумма финансирования по системам водоснабжения составляет 76 млн рублей без НДС, по канализации - 118 млн рублей.

В рамках этой инвестиционной программы заложены средства на софинансирование и наших приграничных проектов, про которые мы уже говорили. Но, кроме того, мы планируем построить очистные сооружения водозабора и очистные сооружения по очистке сточных вод в поселке Лесхоз. Напомню, там существует скважина и своя сеть распределения, но поселок не подключен к централизованной системе водоснабжения. В подземной воде там выявлено повышенное содержание железа, превышающее допустимые нормативы СанПиН, поэтому там требуется поставить очистные сооружения. И мы планируем в рамках инвестиционной программы эту работу сделать.

Кроме того, в ней заложены и другие мероприятия. В том числе, строительство станции обеззараживания стоков на очистных сооружениях канализации. Мы планируем перевести наши подземный и поверхностный водозаборы на хлорирование не жидким хлором, а производить гипохлорит натрия на месте, то есть это будет связанный и экологически безопасный реагент. Ну и другие работы.

Алексей Овчинников: Недавно центральная лаборатория МП Пскова «Горводоканал» заняла 3 место в конкурсе «За точность измерений» программы межлабораторных испытаний «РОСА 2018», от ЗАО «РОСА». В таких межлабораторных сравнительных испытаниях (МСИ) участвовало более 600 лабораторий, но высокого качества результатов измерений, максимальных значений индексов точности добились только 3. Понятно, что для вас это престиж и честь, но что этот успех может означать для жителей Пскова?

Андрей Алябьев: Для нас это не только престиж и честь, но и еще подтверждение точности наших измерений. Лаборатория ведь существует для того, чтобы по результатам ее измерений можно было бы принимать какие-то технологические решения. Чем точнее выполняются анализы, тем правильнее будут выбраны эти решения, которые позволят повысить качество очистки и питьевой воды, и сточных вод. Так что жители города могут быть спокойны, что наша лаборатория действительно выполняет качественные анализы, в первую очередь по питьевой воде.

Причем это делается, хочу подчеркнуть, не на каком-то ультрасовременном лабораторном оборудовании. Такое оборудование стоит очень дорого, и у нас просто нет финансовых средств, чтобы его приобрести - это сотни тысяч рублей. Кроме этого, потребуется еще обучить специалистов, что тоже очень недешево. Потом периодически проводить поверку этого оборудования. Наше же оборудование ничего особого из себя не представляет, но даже на таком обычном наши специалисты достигли таких высоких показателей. Наряду с лабораторией Курчатовского центра и водоканалом города Иваново.

Алексей Овчинников: И что же ваша лаборатория говорит о качестве воды, которая поступает в сети водоснабжения?

Андрей Алябьев: Что она соответствует всем требованиям СанПиН.

Алексей Овчинников: То есть пить нашу воду можно?

Андрей Алябьев: Да, можно. Но вопрос в том, что мы, к сожалению, не можем поменять все трубы в городе. Как вы уже сами сказали в ходе программы, проблема в том, что мы подаем чистую воду, но остается проблема изношенных труб. У нас нет финансовых средств, чтобы решить сразу и проблему качества воды, и проблему состояния труб. Это огромные финансовые средства. Перекладка одного километра сетей водопровода стоит не меньше 10 млн рублей. То есть переложить 100 км - это уже миллиард! У нас просто нет таких средств.

Причем эта цифра очень ориентировочная. Скажем, в 2012 году мы за счет средств администрации Псковской области переложили 2 километра 500-го водовода по улице Поземского. Эта работа обошлась бюджету в 72 млн рублей. А в 2013 году был засонирован один километр 700-го водовода на улице Юбилейной, от моста А. Невского до перекрестка с Рижским проспектом. Эта работа стоила 53 млн рублей. Вот и представьте…

Алексей Овчинников: А если мы говорим о псковском «Горводоканале» и водоканалах из других российских городов, то наш чем-то принципиально отличается? Сталкиваются ли с такими же проблемами водоканалы в других регионах? Как они их преодолевают? Может быть, мы лучше справляемся? Ведь у нас есть масса проектов с зарубежными партнерами. Не всех так, наверное, балуют?

Андрей Алябьев: Каждый водоканал уникален тем, что источники городского водоснабжения отличаются, и состав воды в этих источниках различен. У нас только железо в воде содержится, которое мы очищаем, а где-то есть и марганец, и барий, или еще какие-то элементы. Технология водоподготовки в каждом водоканале поэтому тоже своя, уникальная.

Чем мы еще отличаемся? Тем, что у нас есть система управления водопотреблением.

Алексей Овчинников: А это что такое?

Андрей Алябьев: Физически это представляет собой большой плазменный экран, на котором схематично изображен город. В узловых диктующих точках сетей водоснабжения установлены датчики давления, которые через интернет передают в диспетчерский пункт информацию о давлении в водопроводных сетях, которая выводится на этот экран. Со станций повышения водонапора приходит информация о входном и выходном давлении, информация о состоянии насосного оборудования и так далее.

Такое есть далеко не во всех городах, а на момент создания этой системы в 2013 году буквально только в Москве и в Петербурге были такие полноформатные системы управления. Многие фирмы приезжали к нам с предложениями разработать такую систему, и с удивлением узнавали, что она у нас уже есть. Никто не мог даже в это поверить (смеется).

Алексей Овчинников: У нас есть еще один звонок. Давайте послушаем нашего от радиослушателя.

Радиослушатель: Здравствуйте. Анатолий Степанович. Подскажите такую вещь. Управляющей компании мы платили и за холодную, и за горячую воду, и за отопление. Сейчас было собрание, на котором управляющая сказала, что нам надо выходить на прямые договора с «Горводоканалом» и с ПТС. Скажите, мы, жители города, которые имеют счетчики, выиграем от этого? Потому что есть жители, которые не платят и раскидывается содержание общего имущества на всех остальных.

Алексей Овчинников: Спасибо за вопрос. Андрей Анатольевич, я понимаю, что вы, прежде всего, технический специалист, но, может быть, сможете прояснить и такие тонкости?

Андрей Алябьев: Я знаю, что мы сейчас переводим всех абонентов в многоквартирных домах на прямые договора. И действительно этот вопрос лучше задать нашим специалистам из абонентской службы. У нас есть свой сайт - вопрос можно задать и там. Мы на него обязательно ответим. Нам уже задают подобного рода вопросы, и не один из них мы без ответа не оставляем.

Алексей Овчинников: А как у вас выстраиваются отношения с управляющими компаниями? Все ли хорошо и гладко? Или есть какие-то конфликтные ситуации?

Андрей Алябьев: Есть и конфликтные ситуации. Есть компании, у которых есть задолженность перед нами за потребленный ресурс. Есть управляющие компании, которые вообще обанкротились.

Алексей Овчинников: Что вы делаете в этих случаях? Судебные тяжбы?

Андрей Алябьев: Мы стараемся всем законными способами все-таки получить какие-то средства. Но есть очень много средств, к сожалению, которые мы не сможем вернуть уже никогда.

Алексей Овчинников: А ведь эти деньги можно было потратить на перекладку сетей…

Андрей Алябьев: Конечно. И это не только наша проблема. Это проблема и теплосетей. Перед ними тоже есть очень большие задолженности. Мы надеемся, что все-таки с переводом на прямые договора как-то эта проблема будет решаться более позитивно.

Алексей Овчинников: Поскольку вместе с позитивом мы заговорили и о судебных тяжбах, хочу у вас спросить, есть ли какие-то подвижки в ваших судебных разбирательствах с ОЭЗ «Моглино».

Напомню предысторию, МП Пскова «Горводоканал» возмущено тем, что услуги по отведению сточных вод с территории ОЭЗ «Моглино» фактически оплачивают псковичи. Фактически ОЭЗ «Моглино» стала транзитной организацией, получив тариф на транспортировку сточных вод.

В итоге сложилась ситуация, когда предприятия имеют договор на водоотведение с Горводоканалом, платят за эти услуги, а водоканал в свою очередь тут же платит «Моглино» за транзит сточных вод.

Андрей Алябьев: Да, все правильно. Проблема в принципе не в том, что мы должны платить. Дело в том, что сумма, которую мы платим ОЭЗ «Моглино» за транзит сточных вод, практически равняется той сумме, что мы собираем с абонентов. То есть фактически мы очищаем стоки, поступающие по этому коллектору за счет жителей города.

В настоящее время мы ведем диалог с ОЭЗ «Моглино» и рассчитываем, что в конце концов эту проблему каким-то образом разрешим. Конечно, за один день этого не сделаешь, но, может быть, в течение года…

Алексей Овчинников: Проблема решится мирным соглашением или на усмотрение суда?

Андрей Алябьев: Я думаю, что мы все-таки найдем какой-то компромисс.

Алексей Овчинников: Это не единственная проблема с моглинским коллектором. Нагрузка на него может резко возрасти, когда на территории «Моглино» начнет полноправно действовать якорный инвестор ГК «Титан». При этом коллектор постоянно ломается уже при существующей нагрузке.

Андрей Алябьев: Действительно, на коллекторе периодически происходят аварии. Недавно, весной, было переложено около 50 метров из-за разрушения самотечной трубы.

Что касается «Титана», то в принципе, там страшны нагрузки не по объему, а по его составу. У нас пока нет информации, каков будет состав даже не количественный, а качественный их сточной воды. Если будут сбрасывать какие-то химикаты, то они напрямую повлияют наши очистные сооружения канализации, на те микробы, с помощью которых происходит очистка сточных вод. Если они начнут у нас в массовом количестве погибать, то очистки просто не будет, и сточная вода напрямую пойдет в реку. Естественно, мы допустить этого не можем. Поэтому с этой точки зрения нас очень волнует эта ситуация. Мы намерены ее контролировать.

Алексей Овчинников: Я не знаю, слышали ли вы, но и представители инвестора, и ОЭЗ «Моглино» говорили, что в особой экономической зоне будут построены очистные сооружения, в которых будет использоваться биологически активный ил - некие живые микроорганизмы, которые будут воду очищать. Насколько я знаю, вы тоже используете подобный ил…

Андрей Алябьев: С помощью ила можно очищать бытовые сточные воды, в которых содержится в основном соединения азота фосфора и органика. Что касается промстоков, в которых может содержаться и тяжелые металлы, и нефтепродукты, и продукты химпроизводства, и какие-то органические вещества, то в таких условиях ил просто не выживет или начнет мутировать, прекратив при этом очищать сточные воды.

Скорее всего, на заводе будут построены системы оборотного водоснабжения, где вода будет очищаться, но не думаю, что при этом может идти речь об очистке с помощью ила. Скорее, речь идет о реагентной очистке.

Алексей Овчинников: Думаю, нам надо все-таки дождаться проекта завода, чтобы сделать какие-то корректные выводы.

Андрей Алябьев: Конечно. Говорить можно много, но пока у нас нет конкретных документов, сложно делать выводы.

Алексей Овчинников: У нас осталось не так много времени до конца эфира. Давайте в заключение поговорим о том, как отразились на работе «Горводоканала» новые требования к работе аварийно-диспетчерских служб? Напомню, в марте 2019 года в постановление правительства РФ внесены изменения, согласно которым сотрудники АДС должны оперативно отвечать на телефонные звонки и вести аудиозапись общения с гражданами. Кроме того, в теперь постановлении - новые требования к оперативности реагирования на аварийную ситуацию.

Вам пришлось ужесточить работу в этом направлении? Или у вас и так все было, как говорится, по первому звонку?

Андрей Алябьев: Мы на все обращения граждан по поводу аварийных ситуаций всегда реагируем своевременно. Мы никогда не допускаем каких-то значительных отключений большого количества абонентов от систем водоснабжения или систем канализации.

Последний такой случай он произошел, наверное, в 2015 году.

Алексей Овчинников: То есть за четыре года такое в Пскове уже не повторялось?

Андрей Алябьев: Совершенно верно. Да и тот случай, благодаря системе диспетчерского мониторинга, удалось быстро обнаружить. Мы увидели утечку, мы ее очень быстро локализовали, многие жители города даже ничего не заметили - снижения давления или даже отключения воды.

Алексей Овчинников: Андрей Анатольевич, спасибо, что пришли сегодня к нам на эфир. Надеюсь, подобных экстренных ситуаций больше не повторится, и что к 2020 году мы будем наслаждаться качественной водой из-под крана с идеальной цветностью и составом.

Андрей Алябьев: Спасибо, до свидания.  

 

 
опрос
Чего вы ждете от смены главы Пскова?
В опросе приняло участие 289 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.