Новости партнеров
Политика

Ведерников-style. Часть 2

01.10.2020 17:11|ПсковКомментариев: 12

ПЛН завершает публикацию статьи, посвященной работе псковского губернатора. Напомним, мы решили отметить значимые события, обозначить главные черты управленческого стиля Михаила Ведерникова и обсудить стоящие перед ним вызовы. Публикация аналитического материала приурочена ко второй годовщине с момента вступления губернатора в должность. Если же учитывать период, проведенный Михаилом Ведерниковым в статусе временно исполняющего обязанности главы, то областью он руководит уже почти три года. Для любого губернатора такой срок – своеобразный «экватор». Мотивация к работе меняется и приходит время определяться относительно планов. Либо задумываться о следующем шаге по карьерной лестнице — продвижении по «вертикали власти», либо пора начинать готовиться к выборам и следующим пяти годам в Доме Советов.

В первой части статьи мы проанализировали доставшееся Михаилу Ведерникову от предшественников «наследство», обозначили принципы его кадровой политики и основные этапы работы в Пскове – от «медового месяца» до наступившей затем «прозы жизни». Сегодня будем говорить о формате взаимоотношений команды губернатора с региональными политическими и бизнес-элитами, актуальных вызовах, достижениях и о том, что пока не удалось.

Испытание коронавирусом

Не будет преувеличением сказать, что распространение новой коронавирусной инфекции разделило жизнь на «до» и «после». Принципиально новый вызов снес всю прежнюю повестку и заставил власти действовать в условиях, принципиально отличающихся от прежних. Изменилась не только форма, но и само содержание деятельности. Коронавирус на несколько месяцев фактически парализовал жизнь. Во многом из-за этого не удалось сдать в эксплуатацию крупные объекты (стадион «Машиностроитель», кампус на месте гостиницы-долгостроя), завершение которых планировалось еще до прошлогодней Ганзы, затянулся ремонт дорог, были поставлены на паузу другие проекты, отменены или перенесены на более поздний срок многие важные мероприятия.

В этот период от губернаторов, которым Кремль дал дополнительные полномочия, потребовалось принимать решения о введении ограничений, объявлять особые режимы, останавливать работу организаций и предприятий. Такое — чтобы Москва делегировала на места дополнительные функции - произошло впервые за последние полтора десятилетия (до этого полномочия только забирали, а самостоятельность ограничивали), и это поставило многих глав регионов в непростую ситуацию. Если прежде от них требовалось неукоснительно проводить кремлевскую линию, то теперь надо было проявлять самостоятельность, действую при этом гибко, оперативно, выискивая баланс между мерами по сохранению здоровья населения и сохранением экономики. Однако, возложив на губернаторов ответственность и дав им более широкие полномочия, федеральный центр финансово их не подкрепил - помощь регионам тут была точечной и адресной. При этом с губернаторов не сняли ответственность за выполнение всех социальных обязательств, национальных проектов и других задач. Неслучайно, говоря о главах субъектов РФ и стоящих перед ними вызовах, обозреватели этой весной и летом нередко использовали фразеологизм «Положение хуже губернаторского». Уж точно завидовать было нечему, в том числе главе Псковской области. Коронавирус серьезно повлиял на социально-экономическую ситуацию в регионе и принес многомиллиардные потери. Как и в целом по стране, денег не хватает, из-за чего разобраться с одной из основных задач – финансовой – не удалось. Ситуация в этом смысле не то, что не улучшилась (на что еще в прошлом году могли рассчитывать региональные власти), но наоборот усугубилась. Госдолг Псковской области превышает полтора десятка миллиардов рублей и не сокращается. Как и прежде, его обслуживание «съедает» около миллиарда рублей в год, при этом часть бюджета уходит на решение задач, возникших в связи с распространением коронавируса, финуправлению постоянно приходится затыкать многочисленные дыры, резервный фонд вычерпан - и всё это дает оппозиции дополнительный повод для критики команды региональных управленцев.

Главной задачей в условиях распространения коронавируса являлось обеспечение безопасности людей, сохранение их здоровья и жизней. В этой ситуации губернатор лично координировал работу, проводил заседания оперативного штаба, регулярно вносил изменения в указ об ограничительных мероприятиях, информировал, разъяснял, принимал жесткие меры в отношении неэффективных руководителей учреждений здравоохранения («прилетело» тут и главному врачу городской больницы Пскова, депутату областного Собрания Алексею Васильеву, и его коллеге из Островской больницы Ирине Богачевой и многим другим). В борьбе с распространением коронавируса Михаил Ведерников фактически всё сконцентрировал на себя, и это было достаточно рискованно: ведь если бы «что-то пошло не так» и произошли серьезные ЧП – вся ответственность легла бы на него. По словам главы области, с первых дней работы в администрации внимательно следили за ситуацией и стремились сделать все шаги максимально открытыми (заседания оперштаба транслировались в Интернете в прямом эфире, то есть оперативная информация была доступна всем). Обратная связь от населения помогала устанавливать новые очаги и корректировать работу на местах. Губернатор ежедневно размещал на своей странице в Инстаграм свежие данные о ситуации и решения оперштаба. Как пояснял Михаил Ведерников, по сути оперштаб стал «оперштабом всех жителей Псковской области» - в том смысле, что в работе учитывались комментарии граждан, а в каждом комитете администрации был определен сотрудник, который отвечал на вопросы в соцсетях.

В целом администрация области работала фактически в «режиме военного времени». Да, не обошлось без ошибок и шероховатостей: представители оппозиции обращали внимание и на разночтения в чиновничьих докладах, касающихся обеспеченности больниц аппаратами искусственной вентиляции легких, и на принятое властями решение изменить методику подсчета смертельных случаев, и на путаницу с количеством заразившихся. К слову, путаницу с цифрами признавал и советник губернатора по СМИ Антон Сергеев: дескать, да, было такое, разбираемся, в чем дело — возможно, где-то произошел сбой. Впрочем, ни подобные недоразумения, ни широко обсуждавшиеся в соцсетях нюансы посещения губернатором инфекционного отделения больницы серьезного влияния на общие оценки и восприятие действий областных властей не оказывали. Даже история с заезжими киргизами-строителями в Новосокольниках прошла относительно безвредно и без последствий. Так или иначе, команда Михаила Ведерникова прошла сложный период достаточно удачно, насколько уместно здесь такое определение. По крайней мере, никаких грубых и очевидных ошибок с тяжелыми последствиями допущено не было, что можно было ожидать в такой небогатой области с большим количеством пожилых людей из «группы риска». Более того в кратчайшие сроки силами Минобороны при содействии региональных властей были построены многофункциональные медицинские центры в Пскове и Великих Луках. А что касается организации работы по информированию населения, то в этом отношении Псковскую область даже ставили в пример. В августе псковского губернатора пригласили поделиться опытом работы в столичный офис ТАСС на большую пресс-конференцию. «Основная опасность в ситуации пандемии — недостаток информации и слухи, которые из-за этого растут в арифметической прогрессии. Данных о коронавирусе вначале было критически мало, и любая информация распространялась со скоростью вируса. Самый мощный слух — о сетях 5G, которые распространяют вирус, слухи о том, что вируса нет и всё это мировой заговор власть имущих», - рассказывал тогда Михаил Ведерников, отмечая, что регион сумел практически без потерь пройти первую волну коронавируса. По его словам, это стало возможным благодаря тому, что большинство граждан придерживались рекомендаций и соблюдали меры санитарно-эпидемиологической безопасности.

Новая политическая реальность

Однако «не коронавирусом единым» жила Псковская власть в 2020-м. Как и прежде было необходимо достигать показатели по реализации национальных проектов (а это, по определению Михаила Ведерникова, единственное стратегическое направление, всё остальное – оперативные задачи). Плюс — подготовка и проведение голосования по поправкам в Конституцию. Вдобавок – большая избирательная кампания в муниципалитетах. Всё это требовало значительных дополнительных усилий.

Наблюдая за решением задач в общественно-политической сфере, мы видим продолжение тенденций прошлых лет, следование тому самому «стилю Ведерникова», который может быть охарактеризован по целому ряду составляющих — таких, как формат взаимоотношений с региональными элитами, политическими партиями, общественными объединениями, депутатским корпусом, муниципальными главами и местными бизнесменами и приехавшими извне инвесторами, характер контактов с населением, в том числе в социальных сетях, модель взаимодействия со СМИ и других.

Кому-то это может нравиться, у кого-то, наоборот, вызывает неприятие, но в любом случае продолжается установление нового порядка. Как этот процесс ранее определяли в близком губернатору телеграм-канале, на смену существовавшей прежде «неправильной» византийской модели приходит новая «правильная» модель, и в результате должны наступить «политический штиль» и стабильность. Есть власть и ее вертикаль, есть системная оппозиция и есть несистемщики. То есть фактически было объявлено, что попытки критиковать режим, проявлять инакомыслие и политический активизм будут восприниматься как «раскачивание лодки» и деструктивные индикаторы. А что до «политического штиля», то, в представлении «архитекторов» этой модели, так и должно быть выстроено политическое пространство. Вот в соответствии с этой нарисованной «картиной мира» всё и продолжается.

Как мы уже отмечали в первой части статьи, одна из характерных особенностей стиля Михаила Ведерникова - подчеркнутое дистанцирование и холодность по отношению к традиционным региональным элитам - депутатскому корпусу, представителям партий, главам районов, крупному по псковским меркам бизнесу и др. В этом смысле действующий губернатор отличается от своих предшественников Михаила Кузнецова и Андрея Турчака, которые еще до прихода на пост №1 были знакомы с региональными элитами и в дальнейшем больше учитывали позицию тех же депутатов областного Собрания и районных глав. Теперь — всё иначе: есть вершина (губернатор, а также его немногочисленное окружение) и есть «равнина» кругом. Да, с представителями административно-хозяйственной элиты, естественно, встречаются, но это, безусловно, не тот формат отношений, что был раньше. Как отмечают обитатели кабинетов в обоих крыльях Дома Советов, у губернатора выстроены рабочие, корректные отношения с председателем областного Собрания Александром Котовым, но сказать, что влияние регионального парламента в целом и его отдельных представителей (таких, например, как некогда «политические тяжеловесы» и «аксакалы» - первый вице-спикер, руководитель фракции «Единой России», Виктор Антонов или экс-председатель регионального парламента Борис Полозов) на принятие решений сейчас сопоставимо с тем, что было даже не в 1990-е, а хотя бы в 2010-е, - нельзя.

Главы районов потеряли остатки былой самостоятельности. Они всё больше встраиваются в «вертикаль» и, по сути, превращаются в руководителей территориальных подразделений администрации области. Соответственно, общение с ними, как с подчиненными - оно носит директивный характер.

Весьма трансформировался и формат отношений губернатора с руководством регионального отделения «Единой России»: да - однопартийцы, да - члены одной большой команды и проводники президентского курса, но при этом характер отношений с секретарем регионального отделения ЕР, депутатом Госдумы Александром Козловским, не говоря уже про главу регионального исполкома партии Андрея Карпова, совсем иной, чем был у прежних руководителей отделения ЕР с Андреем Турчаком. Партийное отделение функционирует фактически параллельно и слабо связано с действующей командой, не считая выборных задач.

Отношение руководства к критике со стороны представителей политического класса принципиально изменилось. Любое отличное мнение, не говоря уже про фрондерство и публичное обсуждение каких-либо шагов власти воспринимаются не иначе как крамола. Причем, не особо даже важно, осмысленные это заявления или случайные, сделанные скорее на эмоциях — как это было в истории с депутатом областного Собрания, бизнесменом Алексеем Севастьяновым.

Уже не раз всем был явлен основополагающий принцип губернской власти: кто не с нами, тот против нас. Только черное и белое — и никаких полутонов.

Реакция на критику становится жестче, если замечания высказываются в адрес людей из ближайшего окружения губернатора. Жалобы и критические замечания в адрес чиновников могут исходить только от граждан (это даже отчасти поощряется), но не от представителей элитных групп. Те, кто повел себя «неподобающим образом», попадают в «черный список». Здесь и политики, и бизнесмены, и депутаты, и общественные деятели. Есть среди них и явные политические фрики, как например Всеволод Козловский, есть и некогда влиятельные политические тузы. Попавших под раздачу немало, при желании только по этой теме можно было бы написать длиннющий материал с описанием обстоятельств целого ряда резонансных историй, — таких, например, как уход из областного Собрания и в целом из публичной общественно-политической жизни Яна Лузина, отставка главы Пскова Ивана Цецерского (он с самого начала не пришелся ко двору команды нового губернатора и вызывал раздражение), а также операция по «выпиливанию» из руководства облсовпрофа Ульяны Михайловой.

Понятно, что взятие под контроль крупнейшей общественной организации (а численность областных профсоюзов превышает 50 тысяч человек) с весомым имущественным комплексом было важно для администрации и само по себе, но еще важнее то, что всем был послан сигнал: так может быть с каждым, кто не хочет играть по установленным правилам. Команда губернатора провела очередную жесткую кампанию – как прежде, эффективно, по крайней мере, если исходить из задач, которые ставились организаторами.

В еще большей степени жесткие подходы проявляются в отношениях с оппозицией — прежде всего, псковским «Яблоком» во главе с депутатом областного Собрания Львом Шлосбергом.

Напомню, что по итогам выборов в 2017-2019 годах в области возникла так называемая «яблочная аномалия» - группа районов, во главе которых оказались выдвиженцы оппозиционной партии. Как показали события минувшего года, в отношениях с ними (прежде всего, главой Пустошкинского района Светланой Васильковой и ее коллегой из Новоржева Софьей Пугачевой) используется тот же жесткий подход, а смена условного кнута на пряник в виде дополнительной поддержки муниципалитетов возможна только в том случае, если главы переходят под знамена партии власти, встраиваются в систему и играют по установленным правилам (это можно наблюдать на примерах дновского главы Михаила Шауркина и его коллеги из Гдова Юрия Павлова). Не будем забывать и про историю с выдвижением главы Плюсского района Виталия Аршинова на губернаторские выборы от партии «Яблоко» и последующее снятие им своей кандидатуры. Как пояснял сам несостоявшийся кандидат, решение принял сам из-за того, что, во-первых, не получил ожидаемую поддержку коллег при прохождении муниципального фильтра, а, во-вторых, нашел взаимопонимание с губернатором. Что, впрочем, не мешало главному псковскому яблочнику говорить о снятии Аршиновым своей кандидатуры с выборов, как о «результате прямого криминального давления». Так или иначе, с оппозицией сейчас особо не церемонятся. Это прежние губернаторы относились к этой публике достаточно снисходительно, порой даже с иронией и юмором, на какие-то «шалости» критиков режима глядели сквозь пальцы, на выборах, может, и не создавали режим наибольшего благоприятствования, но и палки в колеса особо не вставляли. Более того, именно благодаря лояльной позиции Андрея Турчака Лев Шлосберг попал в областное Собрание в 2011 году (о чем он сейчас очень не любит вспоминать), это уже потом, в 2014-м, его уже назвали чуть ли не «врагом народа».

Ныне реакция на проявления активности оппозиционеров принципиально другая: образно говоря, в лучшем случае — административка, а то и уголовная статья. Представить, что сейчас посреди областной столицы могут появиться антигубернаторские банеры — практически невозможно, а ведь еще несколько лет назад эсер Олег Брячак на центральных площадях выставлял большие щиты с надписью «Турчака в отставку». Сейчас подобное выглядит как нонсенс, а сам лидер эсеров, в недавнем прошлом критик областных властей, не устает посылать в сторону Дома Советов «лучи поддержки».

Общественно-политический климат существенно изменился. Это и в целом по стране так, но мы ведем речь о Псковской области, и она тут - точно не исключение.

Руководитель управления внутренней политики Оксана Иванова и советник губернатора, известный политтехнолог Александр Серавин следят за порядком на вверенной им территории.

Отдельного разговора заслуживает тема формирования общественного мнения и отношений с масс-медиа, где властвует уже упомянутый «военспец» Антон Сергеев. Здесь действующая команда в последний год показала высокую степень эффективности. Значительно большее внимание, чем прежде, уделяется работе в социальных сетях — от простого информирования населения в наиболее популярных соцсетях до борьбы в анонимных политических телеграм-каналах, развитие которых в Псковской области пришлось именно на годы губернаторства Михаила Ведерникова.

Весьма показательны в плане работы в масс-медиа и соцсетях действия в условиях коронавируса. Информирование фактически в режиме реального времени предопределило абсолютное доминирование Михаила Ведерникова в информационном пространстве, а соответственно и в общественно-политической повестке. Инстаграм-аккаунт губернатора со свежими статистическими данными, разъяснениями относительно принимаемых мер, регулярными видеообращениями и ответами на вопросы жителей региона превратился в эдакий «прожектор борьбы с COVID-19». Что касается работы с традиционными СМИ, то тут всё складывается более проблемно. Подконтрольные региональной власти СМИ уже давно не являются лидерами в информационном пространстве. Реформа районных газет, начатая еще при вице-губернаторе — кураторе политико-медийного блока Николае Цветкове, имела в целом негативные последствия. При этом сама идея с точки зрения власти выглядела вполне разумной и укладывалась в общий тренд повышения управляемости и централизации при экономии средств. Не зря идея обсуждалась предшественниками действующего губернатора. Однако хотели, как лучше, а получилось — как всегда. Собственно, всё то, о чем предупреждали эксперты подступавшихся к оптимизации районок областных чиновников, в результате и произошло. Напомню, что муниципальные газеты де-юре завели в специально созданную автономную некоммерческую организацию, а по факту включили в государственный медиахолдинг. Начиная процесс, его кураторы обещали, что все останутся в выигрыше, однако на деле вышло иначе — экономический эффект, мягко говоря, не очевиден, интерес к районкам в новом обличье падает, еще и большое количество недовольных появилось — как среди тех, кто пострадал от сокращения штатов и прочих оптимизационных процедур, так и среди читателей, продолжающих жаловаться: мол, вот раньше была у нас пусть и не супергазета, но своя, родная, жизненная, о нашем районе, а теперь хоть и в цвете, но — неинтересно. Тут, как говорится, с грязной водой выплеснули ребенка. И так тут едва ли во всем: хотели как лучше, получилось как всегда. Проект по созданию собственного телевидения, о котором в разные годы грезили многие госмедиаменеджеры, так и не реализован. Попытки вдохнуть новую жизнь в государственный медиахолдинг пока не дали особо значимого эффекта, однако динамика заметна и перемены очевидны.. В общем, безрадостная картина, если что и может успокаивать медиаменеджеров так только потеря оппозиционными СМИ даже тех крох влияния, которые у них были раньше, ныне они не имеют никакого электорального веса и не пользуются доверием хоть сколько-нибудь заметной читательской аудитории.

Только хардкор

Давая ответ на вопрос о том, какой же он, вынесенный в заголовок «Ведерников-style», следует сказать, что этот стиль полностью соответствует современному российскому тренду. Уже на старте работы в Пскове губернатор показал себя жестким руководителем. Доставалось многим, прежде всего региональным чиновникам, чьи традиционные отмазки не принимались и вся система жестко перенастраивалась. В феврале 2018-го, то есть спустя всего несколько месяцев после приезда в Псков, врио губернатора пообещал увольнять чиновников за невыполнение поручений. «Работать будем так: первое невыполнение — объяснительная, второе — выговор, третье — увольнение. По-другому не будет. Возьмите это за правило. Что касается исполнения поручений президента, то первые два пункта мы убираем, сразу — третий», — обозначил новые правила губернатор.

Параллельно с этим единственно возможным режимом работы госслужащих был провозглашен 24/7 - если и не буквально «круглосуточно и без выходных», то с совещаниями поздними вечерами и перспективой вызова на работу в уик-энд (в том случае, конечно, если сам губернатор в регионе, а не в столице или отпуске). Кто-то к работе в таком режиме и к жестким требованиями подстроился, кто-то не сумел. Для одних чиновников всё закончилось крайне печально: Александр Кузнецов из кресла вице-губернатора отправился в СИЗО и на скамью подсудимых, а в дальнейшем получил срок. С уголовным делом покинула занимаемую должность директор особой экономической зоны «Моглино» Ольга Торбич.

К работе многих подчиненных у губернатора возникли серьезные претензии. Выговоры и предупреждения не заставили себя ждать.  С рядом руководителей структурных подразделений администрации (главой комитета по здравоохранению Игорем Потаповым, председателем комитета по делам строительства и ЖКХ Андреем Агаповым, замначальника управления по связи и массовым коммуникациям Юрием Колесниковым, руководителем комитета по строительному и жилищному надзору Валерием Полупановым и др.) было решено расстаться. Отдельного упоминания заслуживает «зачистка» политического вице-губернатора Николая Цветкова и руководства областной избирательной комиссии, о чем ПЛН в свое время подробно писала.

Некоторые госуправленцы (например, «главный» по информационной политике Олег Добрынин, руководитель комитета социальной защиты Армен Мнацаканян, председатель комитета по охране объектов культурного населения Елена Яковлева и др.) ушли сами.

Аналогичные требования предъявлялись и к главам районов. Многие из них с большим трудом приноравливались к новой реальности, и особенно в первое время скрежетали зубами. Вполне естественно, что в последние 2-3 года в области происходит ротация глав. По разным причинам и «под разным соусом» сменилась примерно треть корпуса муниципальных руководителей: ушли Михаил Пашков (Новоржев), Виктор Иващенко (Усвяты), Дмитрий Сопотов (Печоры), Сергей Петров (Великолукский район) и другие. Часть глав по-прежнему находится в «группе риска», очередной кандидат на вылет — глава Пушкиногорского района Александр Баранов, признанный судом виновным в превышении должностных полномочий и оштрафованный на 200 тысяч рублей.

С первых же дней работы в Пскове Михаил Ведерников уделял особое внимание региональной столице. Уже в конце 2017 года начал работу новый глава администрации Пскова Александр Братчиков, сменивший Игоря Калашникова.

При новых губернаторе и сити-менеджере взаимодействие областного руководства и городских властей стало более тесным, порой здесь со стороны главы региона наблюдаются элементы ручного управления. Напомню, что одной из причин конфликта с главой города Цецерским и стало стремление последнего продемонстрировать, что именно он, высшее должностное лицо муниципалитета, руководит сити-менеджером, которого фактически назначил губернатор. Сама степень вовлеченности Михаила Ведерникова в процессы в городе и контроля с его стороны стала значительно выше, чем была при предшественниках. В качестве наглядной иллюстрации приведу объезды Михаилом Ведерниковым городских территорий вместе с ответственными областными чиновниками и главой администрации Пскова. Интересно, что контроль над качеством дорожного ремонта и уборки улиц проходил порой в необычных формах - достаточно вспомнить инспектирование псковских дорог на велосипедах или ставшее мемом фото пригорюнившихся после губернаторского нагоняя подрядчиков.

Что до системы «мануального управления» и прямого вмешательства губернатора в муниципальные дела или работу отдельных подразделений администрации — то это для Псковской области, безусловно, новая модель. Прежде такое вмешательство считалось «не губернаторским делом», и предшественники Ведерникова, как правило, так не поступали. Теперь же глава региона может в прямом телеэфире решить вопрос со спилом березы под окном жительницы Дновского района, а в соцсетях обратить внимание псковских городских чиновников на свалившийся столб, после чего ответственные лица незамедлительно берут под козырек и чуть ли не лично бегут исправлять ситуацию. Населением такой подход, когда губернатор в ручном режиме оперативно решает проблемы, воспринимается позитивно. Отсюда — шквал обращений в адрес властей, что для чиновников стало вызовом и головной болью. Многие псковские чиновники и депутаты по этому поводу роптали и в тиши кабинетов выражали свое недовольство: мол, губернатору не следует так поступать - сотрудники администраций не должны бегать по каждому сигналу. Однако публично выражают готовность исполнять поручения.

В большей степени Михаил Ведерников лично контролирует ситуацию в Пскове и действия властей на областном уровне. В меньшей степени это касается Великих Лук. Как неоднократно отмечала ПЛН, еще при прежних губернаторах во взаимоотношениях областной власти и руководства «южной столицы региона» установился особый формат. Лет десять уже, если не больше, глава города Николай Козловский (руководитель группы, контролирующей не только сами Великие Луки, но и имеющей большое влияние на ряд муниципальных образований), – не подчиненный, а младший партнер руководства области. Определенную автономию и особый статус великолучане не утратили до сих пор, хотя в определенных сферах мы видим со стороны команды губернатора попытки более весомо влиять на ситуацию в городе. Не раз за последнее время в адрес руководства Великих Лук звучали серьезные критические замечания. Сложившаяся ситуация, очевидно, не вписывается в модель, выстраиваемую нынешним губернатором, отчего можно уверенно прогнозировать: решение этого вопроса — дело времени.

То, что подходы изменились и прежние схемы не действуют, понял и псковский бизнес, в первую очередь те, кто работают в системе государственного и муниципального заказа. Предпринимателям, которые с учетом своего статуса традиционно могли рассчитывать на особое положение (Ян Лузин, братья Роман и Георгий Кухи, Анатолий Палкин, Николай Загоруй и другие), дали четко понять: о том, что было прежде, надо забыть, теперь — никаких привилегий, и неважно — являешься ли ты членом партии власти, спонсировал ли ее на выборах, имеешь ли депутатский мандат... Никто церемониться не будет. Многие из коммерсантов понесли реальные потери: кто-то утратил часть бизнеса, кто-то почел за лучшее покинуть не только регион, но и страну. В целом какого-то пиетета к местным «капитанам бизнеса» со стороны власти не заметно. Это касается всех, в том числе таких известных бизнесменов, как, например, экс-депутат областного Собрания Игорь Савицкий. Выступив с критикой проекта ОЭЗ «Моглино» и против строительства завода «Титан-Полимер», он ожидаемо оказался не в фаворе.

Как наверняка отметил внимательный читатель, в этой статье мы не давали никаких окончательных и однозначных оценок. С одной стороны, три года в Пскове были для Михаила Ведерникова в целом достаточно успешными: что бы ни происходило вокруг и какие бы серьезные вызовы ни возникали, команде губернатора удавалось удерживать ситуацию под контролем, в общественно-политической жизни сохраняется стабильность, никаких громких и выходящих из ряда вон ЧП не произошло, по ряду важных направлений уже видны конкретные результаты работы администрации. Как и у каждого из предшественников, у Михаила Ведерникова появились СВОИ проекты и сферы деятельности, которые оказывались под его пристальным вниманием и связывались с его именем. Например, проект по строительству завода «Титан-Полимер» в особой экономической зоне «Моглино» под Псковом, запуск поезда «Ласточка», возвращение и расширение авиаперевозок, создание воркаут-площадок по всей области и т.д. При этом ряд проектов, связанных с предшественником, был свернут. Наиболее показательна в этом отношении сфера культуры: фестиваль «Крещендо», Довлатов-фест и ряд других мероприятий почили в бозе. Зато получил поддержку симфонический оркестр, обретший статус губернаторского.

С другой стороны, острых проблем по-прежнему хватает — в том числе тех, которые сдерживают развитие региона. Напомню, что на встрече с тогда еще врио псковского губернатора Михаилом Ведерниковым президент России Владимир Путин отнес к числу таких болевых точек сложную демографическую ситуацию, положение дел в сфере здравоохранения и низкий уровень доходов населения. Именно на решении задач в этих направлениях, в том числе в рамках национальных проектов — безусловном приоритете в работе, должны были сконцентрировать усилия региональные власти.

Многие из негативных тенденций носят хронический характер, уходят своими корнями в минувшие десятилетия. Переломить их за несколько лет, не говоря уж о том, чтобы полностью устранить основные проблемные зоны - объективно невозможно. За три года в такой области, как Псковская, невозможно очистить все «Авгиевы конюшни». Тут требуется гораздо более продолжительный период — к тому же для решения задачи в идеале необходимо несколько условий - начиная с безоговорочной поддержки губернатора со стороны федерального центра (а не так, что если не достиг показателей по нацпроектам — могут и снять). Понятно, что в современной России рассчитывать на то, что описанное станет реальностью, не приходится. Как и прежде от губернаторов будут требовать результат «здесь и сейчас», ставить тысячу задач и спрашивать за достижение целей.

Очевидно, что главные испытания для губернатора, подходящего к «экватору» своего первого срока, - впереди. Наряду с прежними задачами по социально-экономическому развитию региона, выполнению президентских указов, реализации национальных проектов, борьбе с коронавирусом и прочими, сейчас появляются новые вызовы, прежде всего, в политической сфере. Не за горами старт большого избирательного цикла, во многом непредсказуемый процесс «транзита власти». Уже в следующем году — выборы депутатов Госдумы и Псковского областного Собрания, теперь уже «секвестированного» и с новой нарезкой одномандатных округов. Надо ли говорить, что на выборах команде губернатора надо дать высокий результат. От решения всех этих задач зависит как то, какую оценку поставят в «губернаторский дневник» в Кремле, так и то, каким будет восприятие управленца в глазах жителей Псковской области уже не по первым годам работы в регионе, а по результатам деятельности за более длительный период.

Александр Савенко

ПЛН в телеграм
 

 
опрос
Как вы относитесь к призыву сообщать в полицию о нарушителях масочного режима?
В опросе приняло участие 63 человека

Коронавирус

Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.