Новости партнеров
Общество

Николай Рассадин о псковской медицине, увеличении времени продажи алкоголя и ОЭЗ «Моглино»

08.11.2019 14:14|ПсковКомментариев: 1

Предлагаем вашему вниманию текстовую версию программы «Гайд-парк», которая вышла в прямом эфире радио «Эхо Москвы» в Пскове (102.6 FM) 6 ноября. Гостем студии стал активный участник общественно-политической жизни региона, «поэт и правдоруб», директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Ведущий эфира Константин Калиниченко обсудил с гостем изменения в региональном антиалкогольном законодательстве, их влияние на розничную торговлю и в целом актуальные события в жизни страны, Пскова и области.


Константин Калиниченко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. На волнах радио станция «Эхо Москвы» в Пскове и программа «Гайд-парк» - территория, где мы открыто говорим на самые разные темы. В студии ведущий Константин Калиниченко. Сегодня у нас в гостях активный участник общественно-политической жизни региона, «поэт и правдоруб», директор гипермаркета «Империал» Николай Рассадин. Здравствуйте.

Николай Рассадин: Здравствуйте, Константин. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

Константин Калиниченко: Сегодня мы будем говорить по широкому кругу тем. Затронем и федеральную повестку, поскольку она не дает нам скучать в последнее время, но, в первую очередь, поговорим о главных событиях нашей региональной жизни. Поговорим о том, как развивается экономика у нас в регионе. Хотя, есть мнение, о том, что чего у нас нет, так это экономики.

Николай Юрьевич, давайте начнем с федеральной повестки. В конце прошлой недели федеральные чиновники совершили такой, я бы сказал, непривычный для них «каминг-аут». Сначала заместитель председателя правительства РФ Татьяна Голикова в интервью программе «Москва. Кремль. Путин» заявила, что оптимизация здравоохранения провалилась. Обычно наши чиновники не признают свои ошибки, у них такое не принято говорить, а тут аккуратно, конечно, но сказала. Во-первых, все чиновники обычно избегают непопулярного термина «оптимизация» и называют это все модернизацией. Во-вторых, речь шла о ряде регионов. Наш регион, на мой взгляд, по определению должен быть в этом ряду. Здесь нет никаких сомнений. Зачем эту риторику поддержали в Кремле. В частности, выступил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, а дальше все начали оправдываться наперегонки. Вероника Скворцова из Минздрава сказала, что у нас чуть ли не с 50-х годов ничего не модернизировалось, и что же вы, россияне, «хочите»? Минфин и Антон Силуанов тоже поддержал эту критику в том плане, что у нас в здравоохранении полный кошмар и коллапс. Оказывается, что для главного финансиста страны это тоже не открытие теперь. Как это понимать? Чиновники на самом деле что-то поняли, что всем нормальным людям и так давно было понятно? И теперь, возможно, что что-то будет меняться в лучшую сторону? Или же нам сейчас предложат очередную реформу здравоохранения по соусом, что предыдущая как-то не оправдала себя.

Николай Рассадин: Можно бесконечно долго врать, называть белое черным, оптимизацию модернизацией и рапортовать с трибун о том, что все хорошо, все движется, программа президента выполняется, но вы абсолютно правы, здравомыслящим людям давно было понятно, что здравоохранение у нас тупо убивают. В конце концов наступает такой момент, когда врать уже не просто бессмысленно, но и глупо. Я думаю, что и так люди относятся к нашему правительству достаточно скептично. Еще и выглядеть дураками в глазах всей страны? Пора, наверное, заканчивать. Возможно, наступил тот критический момент, когда будет предложена какая-то нова реформа здравоохранения, которой чиновники попытаются вывести здравоохранение на какой-то приемлемый уровень. Что из этого получится, я даже не хочу загадывать. Потому, что за последние 20 лет в нашей стране любая реформа приводит к тому, что кризис все больше и больше падает. Будет очередное дно. С теми людьми, которые находятся в правительстве, никаких реформ провести невозможно.

Константин Калиниченко: Многие обратили внимание на то, что эти заявления чиновников были настолько непривычны, что единственный объяснением этих речей, при чем от трех ведущих специалистов в правительстве, это то, что под этим соусом нам предложат новую реформу. Люди на местах задаются вполне понятным вопросом: а что же на этот раз будут оптимизировать, когда вроде бы уже все, что можно уже сделано.

Николай Рассадин: Обычно после таких заявлений министр здравоохранения должен подать в отставку, главный финансист тоже. Вообще все правительство во главе с Дмитрием Анатольевичем Медведевым должно подать в отставку. Должно быть сформировано новое из людей, которые понимают, как должна развиваться экономика, а не просто тупо выполняют указы президента. Меня удивляет другое: совсем недавно в СМИ прошла информация о том, что правительство предлагает увеличить количество национальных проектов с 10 до 15.

Константин Калиниченко: Мало нам этих было...

Николай Рассадин: Нормальные люди что делают? Если не хватает денег на 10 программ, они выбирают самые актуальные, больные, например, пять и перераспределяют деньги, выделенные на нацпроекты, на них. Давайте с этим разберемся, в потом уже будем решать проблемы по мере поступления. У нас же делается абсолютно наоборот: на то количество денег,которое выделяется на нацпроекты, делается 15 программ. То есть, мы размазываем все тонким слоем. Логика правительства не просто непонятна, она просто отсутствует.

Константин Калиниченко: А вот каково ваше мнение о псковской медицине? Я напомню нашим радиослушателям, что у вас после игры в хоккей была травма...

Николай Рассадин: И операцию я сделал в Санкт-Петербурге. Как мне сказали, в Пскове нет специалистов такого уровня, которые могли бы сделать такую операцию. Я не знаю, так это или не так, но мне было сказано, что лучше поехать в Санкт-Петербург. Но я буквально вчера прочитал, что у нас в Пскове сделана какая-то уникальная операция, достаточная сложная. Я думаю, что, если есть у нас успехи в медицине, то это вопреки, а не благодаря. Это люди, это те, энтузиасты, которые давали клятву Гиппократа и пытаются всеми имеющимися способами помогать людям. В последнее время я хожу в областную больницу. Я знаю, что там долгое время было закрыто одно из отделений, людей не принимали.

Константин Калиниченко: По причине отсутствия специалистов?

Николай Рассадин: Нет, там была какая-то санитарная ситуация, и людей просто не принимали. Людей, которые нуждаются в помощи, куда-то перераспределяли. Ситуация в Псковской области не может отличаться от ситуации во всей стране. Мы же относимся к самым депрессивным и дотационным регионам. Откуда у нас что возьмется?

Константин Калиниченко: У нас за что ни возьмись: здравоохранение, образование, экономика, инфраструктура, ничего у нас нет, говоря словами Булгакова. Что это означает? Страна идет неправильным путем?

Николай Рассадин: Конечно. Абсолютно неправильным.

Константин Калиниченко: Добавить к этому, в принципе, и нечего.

Николай Рассадин: Экономический курс российского правительства убивает страну, а не развивает ее.

Константин Калиниченко: Давайте вернемся на нашу грешную землю. С федеральным правительством мы все равно ничего сделать не можем. На минувшей неделе было немало событий. В частности, депутаты Псковского областного Собрания заслушали доклад о состоянии «Псковпассажиравтотранса» - нашего многострадального предприятия. Руководитель комитета по транспорту Борис Елкин достаточно бодро докладывал. Прогресс по сравнению с его предшественником уже есть.

Николай Рассадин: И в результате этого доклада проезд повышается на 5 рублей?

Константин Калиниченко: На два.

Николай Рассадин: А это в Питере на пять...

Константин Калиниченко: У нас всего на два. Кстати, эти два рубля были уже давно обещаны. Это был вопрос времени. Другой вопрос в том, решают ли что-то эти два рубля или это «мертвому припарка»? Наверное, что-то решают. Но судя по тому, как информация подается чиновниками, такое ощущение, что на предприятии снова назревает кризис. Мы знаем, что в очередной раз сменился руководитель. При этом, вице-губернатор Осипов, курирующий это направление, сказал, что господин Киргинцев (новый руководитель) - это не более, чем кризисный менеджер. А вопрос о о постоянном руководителе на долгосрочный период по-прежнему открыт. Нет ощущения, что наш автобусный парк «загибается»? И вливание в него полумиллиардных траншей, которые были в районе нового года, не спасает ситуацию.

Николай Рассадин: Такое ощущение есть. С транспортной логистикой нас проблемы. То, что касается назначения антикризисного направления, это абсолютно нормально. Если хороший управленец и с опытом вывода каких-то предприятий из кризисных ситуаций, то это нормально.

Константин Калиниченко: Такой и нужен сейчас.

Николай Рассадин: Да. Другое дело в том, что мы опять возвращаемся к вопросу о муниципальных предприятиях.

Константин Калиниченко: Системно убыточных и банкротных...

Николай Рассадин: Там, где у руководителей есть задача взять себе как можно больше... Пока мы строим такую монопольную структуру, ничего хорошего из этого не будет. Только рынок может отрегулировать все. Или, наоборот, нужно взять все и перевести на плановые рельсы.

Константин Калиниченко: Совсем дотационные, чтобы предприятие совсем не напрягалось.

Николай Рассадин: Да, чтобы тупо давали транши. Но так как денег у государства нет, из этого тоже ничего не получится.

Константин Калиниченко: Вот эта советская эпоха, когда у руководителей этих предприятий были какие-то другие серьезные заботы, но не было забот о том, что он не заработал денег и не купил ГСМ.

Николай Рассадин: Таких проблем не было. Выдавались ГСМ, планово и централизовано выдавались запчасти, и они так жили. Мы никак не можем от этого уйти.

Константин Калиниченко: Мне тоже кажется, что мы застряли где-то между. Многие скептики вам сейчас скажут, что вы представитель бизнеса, и они все такие, только и говорят: «Отдайте бизнесу». Вот ему отдадим, он, конечно, купит новые автобусы с кондиционерами и водителей оденет в пиджаки...

Николай Рассадин: И на пять рублей повышу проезд...

Константин Калиниченко: Не на пять, на пятьдесят...

Николай Рассадин: На 50 будет экономически необоснованно, и никто не будет ездить на ваших автобусах с кондиционерами.

Константин Калиниченко: Вот Борис Елкин говорит, что только 30% маршрутов коммерчески выгодные, имеется ввиду по всей области, а 70% - убыточные. Вы сразу скажете, что, мол, «бабушка я к тебе не поеду, ты заплатить столько не можешь, а я не могу работать себе в убыток». Тогда бизнес сократит маршрутную сеть, не поедет по невыгодным маршрутам, не будет автобусов в 11 вечера, в 6 утра - чего вести 5 человек то? Как-нибудь на такси доберутся.

Николай Рассадин: Проблема есть, но, например, жители Печорского района говорят, что, когда там работала «Нива»...

Константин Калиниченко: Прекрасный был проект...

Николай Рассадин: Никто не жаловался на то, что нет автобуса в 6 или 11 часов, все было. Как только все было подобрано под муниципальное предприятие, начались проблемы, жалобы, задержки рейсов. Вот живой пример.

Константин Калиниченко: Согласен с вами насчет «Нивы», хотя есть мнение о том, что это исключение, подтверждающее общее правило. Я, кстати, слышал от жителей Печор и района о том, что, когда появилась «Нива», весь рынок перевозок начал налаживаться. Он стал значительно более цивилизованным, и под «Ниву» начали подстраиваться все другие участники процесса.

Николай Рассадин: Если есть положительный пример, если есть на кого ориентироваться и ровняться, то люди всегда убудут стремиться к тому, чтобы работать хорошо и зарабатывать на этом.

Константин Калиниченко: В теории. Другая тема: по данным Росстата, псковские муниципальные чиновники - самые бедные, это давно известный факт. И вот еще одна инициатива областного Собрания на прошлой неделе увенчалась успехом: повысили зарплату муниципальным чиновникам до 30 тысяч рублей. Свершилось. С 18,5 до 30 - хорошее увеличение. Поддерживаете ли вы эту инициативу? Станут ли наши муниципальные чиновники работать лучше? Позволит ли это привлечь компетентные кадры на муниципальную службу?

Николай Рассадин: Не думаю. Если не поменяется система, если не дать хорошим управленцам принимать решения, не дать им доступ к каким-то ресурсам... Если в бюджете муниципального образования нет денег, то сколько не платите чиновнику, ничего не поменяется. Он что, из собственного кармана будет платить? Из тех денег, которые ему доплатили? Обойти систему, не боясь, что его завтра возьмут за хобот и уведут в цугундер, он никогда не сможет. Платите хоть 100 тысяч, хоть 200. Если нет ресурсов на осуществление социальных программ, чиновник ничего сделать не сможет.

Константин Калиниченко: За чиновника мы, конечно, можем порадоваться.

Николай Рассадин: Да, даже нужно.

Константин Калиниченко: Его личное семейное благосостояние повысилось.

Николай Рассадин: Замечательно, что хоть кому-то станет хорошо.

Константин Калиниченко: Есть такое мнение, что нашей экономикой руководят люди, совершенно далекие от бизнеса и от экономических принципов, законов и категорий. Нам в эфир часто звонят радиослушатели и прямым текстом говорят, чтоб отдали тот или мной сектор, например, Игорю Савицкому или другим псковским бизнесменам. Нет ли у вас желания пойти в политику, чтобы спасать псковскую экономику?

Николай Рассадин: Нет. Зачем я пойду в политику, если я не могу влиять на процессы? Для чего? Какой смысл идти туда, где тебя не ждут, не будут слушать.

Константин Калиниченко: Для этого должно поменяться что-то сверху, на федеральном уровне.

Николай Рассадин: Ну или снизу.

Константин Калиниченко: Ой, не дай бог. Не будем эту тему поднимать, слушающие нас представители компетентных органов могут подумать, что мы в преддверии 7 ноября к чему-то призываем. У нас праздники теперь - один закончился, другой скоро начнется. Кстати, администрация области наконец-то отреагировала на критику, которая отовсюду раздавалась - на критику нашего антиалкогольного законодательства. На час с каждой стороны расширили время продажи алкоголя с 8 числа. Алкогольное окошко Овертона немножко расширилось. Известно, что вы не раз пытались сдвинуть эту проблему с мертвой точки, писали соответствующие письма и предоставляли аналитику господину Михееву в комитет экономики. Я прочитал цитату от господина Михеева, когда это все принималось, сложилось впечатление, что он практически вашими словами говорил. Это, конечно не столь важно.

Николай Рассадин: Важно, что свершилось.

Константин Калиниченко: Приведет ли это к позитивным изменениям? Поможет ли псковскому ритейлу? Станет ли шагом к сокращению «наливаек» и стихийных алкопабов?

Николай Рассадин: Это решение напоминает полумеру. Это как, когда нужно лечить кардинально, а вам мажут лоб зеленкой. Я был за то, чтобы мы хотя бы поместились в рамки федерального закона, с 8:00 до 23:00. В идеале, нужно и федеральный закон поменять, чтобы отменить запрет. Хоть это и полумера, я думаю, что этот шажок положительно повлияет на ситуацию. По крайней мере, ритейлу будет полегче, и людям будет доступен качественный алкоголь. Сколько сейчас в СМИ статей о том, что псковские полицейские накрывают бутлегеров, которые разливают не пойми что, пускают это в продажу, и люди это покупают и пьют, ведь они не могут купить ничего иного. Конечно, это повлияет в положительную сторону, но кардинально это не решит вопрос.

Константин Калиниченко: Первый шаг сделан...

Николай Рассадин: Будем надеяться, что завтра власти не уйдут на два шага назад.

Константин Калиниченко: Это, конечно, тема большого разговора, но вот вопрос преемственности в бизнесе. Почему бизнес к нам не идет?

Николай Рассадин: Мало того, он и уходит от нас.

Константин Калиниченко: Потому, что серьезный бизнес - это долгосрочные инвестиции, бизнесмен хотел бы понимать этот пяти-семи летний период в плане законодательной базы и политики. Не окажется ли он врагом народа потому, что у него бизнес с иностранной буковкой.

Николай Рассадин: А сам он по убеждениям либерал...

Константин Калиниченко: Не дай бог, либертарианец. Это, разве что, пока не приравнивается к измене Родине. Кстати, трудно не затронуть эту тему - это история, которая развивается вокруг руководителя Псковского облсовпрофа Ульяны Михайловой. На минувшей неделе она давала пресс-конференцию, на нее завели второе уголовное дело, плюс есть еще дело, которое касается облсовпрофа. Как вы видите эту ситуацию? Действительно ли правоохранительные органы борются, будем пока осторожно говорить, с какими-то нарушениями законодательства со стороны облсовпрофа и ее законодательства, или это ситуация внеэкономических мер в отношении конкретного человека, который слишком много себе позволяет.

Николай Рассадин: Я придерживаюсь второй точки зрения. Я считаю, что есть некие силы, которые пытаются свести счеты с Ульяной Александровной. Из чего я делаю такие выводы? Например, смешное обвинение в не целевом расходовании средств облсовпрофа на командировки. Это выглядит так: когда нечего предъявить, начинают предъявлять всякую ерунду. На самом деле, это внутренняя проблема самого облсовпрофа. У них там есть Совет, есть какие-то руководящие органы, которые должны этим заниматься: как руководитель поехал, куда, сколько он потратил денег и на что? Это не дело правоохранительных органов, это негосударственная структура.

Константин Калиниченко: Именно об этом и говорит Ульяна Михайлова.

Николай Рассадин: Правильно говорит. Второй момент, о том, что второе уголовное дело лично про нее, о том, что она там кому-то что-то навыписывала.

Константин Калиниченко: Премии близкому родственнику.

Николай Рассадин: Опять же, это негосударственная структура, родственникам не запрещено занимать какие-то должности. Об этом знает Совет профсоюзов. Госпожой Михайловой каждый год предоставлялась декларация каждый год. Там все было указано. Чего тогда вы тянули? Почему не поднимали этот вопрос?

Константин Калиниченко: Меня тоже удивила, и не только меня, реакция бывших сподвижников, которые составляли Ульяне Михайловой группу поддержки. Они начали внезапно удивляться суммам премий, и говорить о том, что они якобы были не в курсе. Странное прозрение в эпоху всеобщей доступности интернета. Как известно, Ульяна Михайлова, как депутат Псковского областного Собрания всегда публикует декларации о доходах.

Николай Рассадин: Плюс ко всему, у меня какое-то странное ощущение, ведь наша область не единственная, где с облсовпрофом ведется борьба.

Константин Калиниченко: Я слышал, что и у федерального начались проблемы.

Николай Рассадин: Возможно, что это идет кампания против организации, которая чувствует себя независимо.

Константин Калиниченко: В том числе экономически.

Николай Рассадин: Что в нашем государстве неприемлемо. Если сегодня государство видит, что что-то большое и сладкое находится без контроля государства, то сразу думают как бы это дело пресечь. У государства такая политика.

Константин Калиниченко: Мол, что это вы, Ульяна Михайловна, строем не ходите? Я не хочу сказать хорошо это все или плохо, просто мы от этого очень долго активно избавлялись. Я это помню, когда был еще в совсем молодом возрасте, а вы, наверное, застали в Москве эти августовские события. Страна же сознательно от этого ушла.

Николай Рассадин: На самом деле, мы переживаем эпоху реставрации, реставрации того самого противного и гадкого из того, что было в Советском Союзе - это цензура, преследование инакомыслия, когда неприемлемо, что рядом с тобой живет более успешный человек, нужно на него «настучать», написать заявление. И будут же писать, и будут сдавать. Если раньше кушали с руки, то сегодня эту руку будут кусать.

Константин Калиниченко: Я с вами полностью согласен с тем, что никто не будет критиковать социальный строй, но, почему-то, из него пытаются взять не систему социального обеспечения, не качественную медицину…

Николай Рассадин: А берут самое мерзкое и самое гадкое из того, что можно взять.

Константин Калиниченко: Давайте попробуем найти какой-то позитив. Еще одна тема, которая активно обсуждалась на минувшей неделе это «Моглино». В нашем эфире Игорь Савицкий в очередной раз последовательно его раскритиковал. В этот раз он затронул очень интересную тему, как невмешательство отдельных представителей псковского бизнес сообщества за то, что они прекрасно понимают, что «Моглинский» проект провальный, но стоят в стороне и молчат об этом. Перечислил даже какие-то фамилии, упомянул ТПП, «Опору России».

Николай Рассадин: Я, кстати, могу поспорить с Игорем Николаевичем потому, что Владимир Николаевич на протяжении длительного периода времени говорил о неэффективности «Моглино» и объяснял свою точку зрения. Он же написал статью после эфира. Так что, здесь я не соглашусь.

Константин Калиниченко: Да, он достаточно диалектично ответил Игорю Савицкому: само «Моглино», как инвест проект штука хорошая, а вот то, как проект управляется и реализуется нашими чиновниками не выдерживает критики.

Николай Рассадин: Даже все федеральные чиновники признают, что все ОЭЗ в России неэффективны, и признают, что провалился проект, не на то рассчитывали.

Константин Калиниченко: У вас, как представителя бизнеса, есть понимание, что нам ждать от «Моглино»? Это все? И нам просто нужно уже фиксировать убытки и забывать мечтать, или все-таки можно этого спящего монстра разбудить?

Николай Рассадин: В тех условиях, в которых сегодня находится Россия... В Россию не идет иностранный инвестор, а у российских предприятий не так много денег, чтобы начинать какое-то грандиозное строительство. Вряд ли мы сможем так поменять вектор в «Моглино», чтобы оно в какой-то краткосрочный период начало приносить нам прибыль и окупило те затраты, которые на него потратили. Не думаю, что такое может случиться.

Константин Калиниченко: Туда же приходят инвесторы. По крайней мере, мы смотрим официальную отчетность: там закладной камень открыли, так какая-то встреча, презентация состоялась. Вот появляется новый резидент - Битумно-полимерный комбинат. Понятно, что противники «Титан-Полимера», готовы раскричаться о том, что это еще одна химия в городе. Какая логика? Вот приходят инвесторы, ставят закладные камни, а потом исчезают. Мы видим эту историю на протяжении 5-7 лет. Почему так? Это инвесторы неправильно оценивают свои возможности? Или они приходят с надеждами, а потом видят, как эта система управляется и понимают, что лучше отсюда уйти.

Николай Рассадин: Знаете, совсем недавно я натолкнулся на статью 2018 года про великолукский «Кабош». Я с удивлением для себя прочитал, что развивать свой бизнес Дмитрий Матвеев собирается не в Псковской области, а в Смоленской и Тверской. Вот вам ответ на все вопросы. Человек здесь родился, он здесь живет и работает, но он не может здесь развивать бизнес по ряду каких-то причин.

Константин Калиниченко: Мало того, что привлечь не можем, еще и своего упустили. На этой не самой оптимистичной ноте наш эфир подошел к концу. Николай Юрьевич, спасибо, что были с нами.

Николай Рассадин: Спасибо, что пригласили.

 

 
опрос
Каким вы видите будущее российско-белорусских отношений?
В опросе приняло участие 255 человек
Лента новостей
30
Ваш браузер использует блокировщик рекламы.
Он мешает корректной работе сайта.
Для того, чтобы этого избежать добавьте наш сайт в белый список. Как это сделать.